Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Позвольте пригласить вас на танец.

Такого поворота событий я не ожидала, и танцевать, понятное дело не очень хотела.

– По правде говоря, я не очень хорошо танцую, – попробовала отказаться я.

– Уверен, что вы скромничаете.

– Нет, я…

– Я настаиваю.

Граф был непреклонен, но вёл себя настолько вежливо, что обвинить его в жёсткости не хватало совести. Кажется, у меня нет выбора, и я приняла его руку. К моему удивлению, мы остались не в обедне, а пошли дальше.

Зал, куда привёл меня граф, поразил огромными размерами и пустотой. Лишь одна большая лестница, ведущая наверх, бросалась в глаза. Здесь стояла тишина, и только стук наших каблуков по мраморным плитам гулким эхом раздавался в пустом зале. Ведомая графом, я оказалась в центре зала. Я подумала, как нелепо мы будем выглядеть, танцуя одни, в пустом зале, без музыки. И тут граф вопреки моему предположению воскликнул:

– Музыка!

И в ту же минуту раздался ужасный визг, образовывающий невыносимую, режущую слух, какофонию.

– Как будто коты орут, – ошалело сказала я, не успев подумать, что критиковать музыкальные вкусы не очень тактично.

Но граф ничуть не смутился.

– Так оно и есть, – ответил он и с довольной улыбкой показал в один конец зала.

Я обернулась и увидела то, что до этого скрывал большой чёрный занавес. На дыбах, с растянутыми в разные стороны лапами висели живые кошки, и когда механизм растягивал лапы, они издавали душераздирающие вопли. Я чуть не потеряла сознание. Но граф Калисто обхватил меня за талию и увлёк в безумном танце. Это было как ночной кошмар. Мучитель с нескрываемым удовольствием и широкой улыбкой выделывал танцевальные па, а я с застилающей глаза пеленой, полностью подчинилась ему, едва передвигая ноги. Он кружил меня, а мне казалось, что кружится у меня в голове и стоит ему ослабить объятья, как я рухну на пол. Не знаю, сколько времени продолжался этот ужас, пока графу не надоело. Смолкли истошные крики мучимых животных, мы остановились, и едва я успела прийти в себя, как тут же сказала графу.

– Милорд от всей души благодарю вас за гостеприимство, но…

Граф не дал мне договорить.

– А теперь вы обязательно должны увидеть мою коллекцию.

«Он ещё и коллекционер! Наверное, самых голосистых кошек» – зло подумала я. «Хорошо, посмотрю его коллекцию, а потом откланиваюсь» – думала я, пока граф под руку вёл меня по коридорам своего замка. Когда мы подошли к одной из дверей, Калисто достал связку ключей и отпёр замок.

– Прошу, в мою сокровищницу, – сделал он широкий приглашающий жест.

Услышав эту фразу, я подумала, что граф решил показать мне свои богатства. Я вошла в открытую дверь и застыла недалеко от входа. В помещении было очень темно, никаких источников света и лишь светлая полоса образовывалась на полу из приоткрытой двери.

– Здесь темно. Ничего не видно, – сказала я графу.

– Минутку, я зажгу светильник.

Пока граф брал один из висящих в коридоре факелов, я успела рассмотреть в скудном свете полки, на которых что-то стояло. Пытаясь рассмотреть что-нибудь, я приблизила лицо. В эту минуту граф зажёг светильник, и в его свете я увидела, как на меня смотрят чьи-то глаза. Я резко отшатнулась и только тогда заметила, что это два глазных яблока находятся в банке с жидкостью. У этих глазных яблок были синие зрачки, и едва заметные красные прожилки. С трудом оторвав от них взгляд, я увидела ещё множество таких банок с глазами внутри. Их было много, и они были разные: разного цвета и размера, с расширенными и суженными зрачками; одна пара была полностью красная, видимо от лопнувших внутри кровеносных сосудов. Я ошарашено переводила взгляд с банки на банку и не могла поверить, что вижу это на самом деле.

– Ну как вам моя коллекция?

Вывел меня из транса голос графа.

– Вижу, понравилась. Здесь и правда есть что посмотреть. Сколько лет я собирал эту коллекцию! Каких экземпляров здесь только нет! Вот, например, посмотрите, глаза принцессы Руатской. Да-да, её! Все до сих пор думают, что Её Высочество сбежала с конюхом, а на самом деле, вот её глазки, у меня, – и граф довольно хихикнул. – А вот рядом, глаза как раз того самого конюха. А здесь, – граф подошёл к другой банке. – глаза бесстрашного эльфа. Помню, он ни разу не вскрикнул, когда я его… гм… впрочем, не важно. А вот это, моя особая гордость, – граф бережно взял одну из банок и любовно её погладил. – Здесь глаза человеческого ребёнка.

У меня всё поплыло перед глазами. Я зажмурилась и встряхнула головой: не хватало ещё свалиться в обморок, тогда точно твои глазки окажутся в коллекции. «Так, стоп. Что за бред я несу? Может, он их… ну… купил?» Я боялась признаться себе, что сама не верю в эту чушь. Всё, пора сматываться отсюда. Срочно. Стараясь не глядеть на банки и не слушать, что говорит граф, я уличила момент, когда он прервался, и тут же вставила:

– Милорд, ваша коллекция меня потрясла (вот уж правда!), никогда не видела ничего подобного. Вы великолепный рассказчик и я прекрасно провела время в вашем замке, уверена, что и мои друзья тоже. Но, увы, нам снова необходимо в путь. Прямо сейчас.

– Рад, что вы по достоинству оценили мою коллекцию. Но это не единственное, чем я могу вас удивить.

От этих слов мне стало плохо. Больше подобных зрелищ я не выдержу.

– Уверена, что ваши увлечения также интересны, как и вы сами. Но, к сожалению, мы не можем больше задерживаться.

– В такую погоду я вас никуда не отпущу. Разве мог бы я называться гостеприимным хозяином, если бы позволял своим гостям покидать мой замок в такую грозу? Обещаю, в моём обществе вы скучать не будете.

Граф взял меня под локоть и повёл прочь из ужасной комнаты вновь по коридорам замка, говоря по пути, и не давая мне вставить ни слова.

– Знаете ли, я человек одинокий и долгие вечера я скрашиваю тем, что играю в игру, хотя, конечно, одному не так интересно, а гости, как я уже говорил, у меня бывают не часто. И я надеюсь, что вы согласитесь сыграть со мной в партию – другую. Не откажу себе в удовольствии похвастаться, что эта игра моей собственной выдумки, но уверяю вас, правила в ней очень простые. Выиграет даже начинающий.

С этими словами мы незаметно оказались ещё в одном большом помещении. Большую его внутреннюю часть занимало что-то вроде поля. В данный момент оно было пустым. Зато пространство вокруг поля и стены представляли собой жуткое зрелище. Куда бы я не бросила взгляд, везде висели, стояли, лежали всевозможные орудия для пыток: прикованные к стене железные скобы для рук и ног, цепи, щипцы, штыри, молотки и топоры, непонятные, но устрашающие на вид конструкции. На всех инструментах были следы засохшей крови, на стенах – кровоподтёки. Я смотрела на эти приспособления с содроганием, а когда представила, что они использовались для мучения живых людей, меня охватил ужас. Я инстинктивно рванулась назад, к выходу, но граф Калисто крепко сжал мой локоть, и как ни в чём не бывало, продолжал улыбаться.

– Вот это и есть мой зал для игр.

– Знаете, я что-то не хочу играть. – кажется, мой голос дрожит.

– Я уверен, что вы передумаете, когда увидите своих друзей.

У меня появилось какое-то смутное ощущение догадки и, как будто в подтверждение ей, с потолка спустилась железная клетка. В ней я, естественно, узрела своих горемычных. Как только они меня увидели, все прижались к прутьям решётки. Все, кроме Светы, она, кажется, лежала в обмороке. Я не сразу смогла прийти в себя. Лекс, Рик, Делти и Тиллиус смотрели на меня с несчастными лицами, глазами полными затаённой надежды.

– Ну вот, – прокомментировал граф, – теперь у нас есть зрители. Уверен, что они будут болеть за вас.

– Да уж, не сомневайся! – протянул чей-то голос.

Оказалось – это Света очнулась (или её привели в чувство), и теперь она была в бодром расположении духа.

– Я буду так за неё болеть, как не болела ещё никогда! Прямо-таки фанатично!

Потом она плюнула в графа (к сожалению, плевок до цели не долетел) и заорала во всё горло:

– Оле, оле, оле, оле!

Я обратилась к графу.

– Я так понимаю, освобождение моих друзей напрямую зависит от моего выигрыша?

– О-о, я сразу разглядел в вас незаурядный ум, – ответил Калисто с улыбкой.

Эта его улыбка меня уже бесила, хотелось как угодно стереть её с лица.

– А что будет в случае, если я проиграю? Хотя нет, не говорите, потому что я выиграю, – добавила я, трезво рассудив, что знать о последствиях моего проигрыша не надо, тем более, что я о них, кажется, догадываюсь.

– В чём заключается игра?

Теперь в моём голосе не было и тени любезности, я говорила холодно и жёстко, но графа, похоже, это не смущало.

– О-о, это очень простая игра. Надо всего лишь разбить шаром сложенную фигуру.

«Что-то между боулингом и «городком», – промелькнуло у меня в голове. Ни в то, ни в другое играть я толком не умела, но зато у меня появилась надежда, что игра действительно не такая уж и сложная.

– Ну вот, мои слуги уже всё приготовили, – обрадовался граф.

Я снова посмотрела на поле и с ужасом поняла, что хозяин замка не просто маньяк, он ещё и сумасшедший. Фигуры складывались из человеческих костей, а роль шара выполнял череп.

– Мы вот этим будем играть?

Граф довольно потёр руки. Теперь он выглядел совсем как сумасшедший.

– Правда, оригинально? Это всё я придумал!

«Не сомневаюсь», – зло подумала я.

Когда Света увидела «спортивный инвентарь», она немного поутихла. Остальные в клетке молчали, зрелище на всех произвело впечатление.

Граф сделал приглашающий жест рукой.

– Первый ход ваш.

– Мой? – я растерялась. – Но я не знаю правил.

– Мелочи какие! Просто бейте и всё.

Я пожала плечами. Бить так бить. Прошла на поле и остановилась возле одного из черепов. Посмотрела на него с отвращением и не сразу смогла взять его в руки. Только тогда, когда взглянула на своих друзей в клетке (которые не сводили с меня глаз), я решилась и подняла череп. И тут же уронила – из пустой глазницы вылез большой белый червь. От удара об пол от черепа откололась челюсть. Меня от испуга охватила злость.

 

– Могли бы держать в чистоте свой спортивный инвентарь!

Граф отмахнулся.

– Какой-то маленький червячок. Чем он вам помешал? Я, кстати, очень люблю ими перекусывать, когда проголодаюсь. Они лёгкие, но калорийные. Хотите попробовать?

И в подтверждение слов хозяина один из слуг открыл блюдо, которое держал в руке. На большой тарелке копошилась белая куча червей.

– Свеженькие! – обрадовался граф и подхватил с тарелки одного.

Я отвернулась. В этот день для моего желудка слишком много испытаний. Стараясь сосредоточиться на игре, я прицелилась и метнула череп, то есть, шар. Мне повезло, череп долетел и разбил сложенную из костей фигуру.

– Не считается, не считается! – закричал Калисто.

– Как это не считается?! – возмутилась Света. – Она попала! Разуй глаза, ты, поедатель червей!

– Она заступила за линию! – протестовал граф.

Я посмотрела под ноги.

– Нет здесь никакой линии.

– Есть, есть! Всё, теперь мой черёд!

Граф выхватил у меня череп и, несмотря на возмущённо – протестующие крики моих друзей, бросил его в другую фигуру и разбил её.

– Попал, попал! – обрадовался граф.

Я промолчала. Слуги снова сложили фигуры. Видя, что граф не торопиться отдавать мне «шар», я протянула руку.

– Кажется, сейчас моя очередь.

– Не-ет. Я выиграл, значит, бросаю ещё раз.

– Не честно! Правила дурацкие! – закричала Светка. – Мошенник!

– А вот и честно, а вот и честно! – заспорил сумасшедший граф.

Теперь он был мало похож на того аристократа, которым мы его увидели, когда только пришли. «А выпустит ли он нас, даже если я выиграю?» – подумалось вдруг мне. Размышляя над этим, я наблюдала, как граф снова прицелился и бросил череп. Но тот пролетел мимо фигуры из костей.

– Не попал, не попал! – заорала Светка.

– Не считается! – возразил Калисто. – Он фигуру сложил неправильно. Она слишком маленькая. Я буду бросать ещё раз.

Сидящие в клетке опять стали возмущаться. Моё терпение тоже было на исходе. Слуга пересложил фигуру, граф долго ходил вокруг и давал ему указания как сделать всё в точности. Я упёрла руки в бока, всем своим видом показывая, что слежу очень внимательно и спускать графу больше не намерена. Граф искоса поглядывая на меня, снова запустил в фигуру и не попал.

– Нет! Я не могу играть, когда за мной вот так следят, – обвиняющее сказал граф.

Но я сдаваться не собиралась.

– Вы проиграли, граф. Сейчас мой черёд бросать.

– Да, её, её! – подхватили из клетки.

Граф вздохнул и нехотя отдал мне череп.

– Ладно. Хоть я и имею право на повторный бросок, так и быть, я вам уступлю.

Только я прицелилась, как неожиданно ко мне подскочил граф и сунул мне под нос червя.

– Так вы не хотите отведать?

Я промазала.

– Нет, он специально это сделал! – заорала Светка. – Гад!

– Ничего подобного! Я просто проявил гостеприимство…

Слова графа прервал гулкий удар. Ещё один и ещё…

– Полночь, – сказал кто-то.

Я посмотрела на клетку. Рик на глазах превращался в волка. С последним ударом в клетке появился настоящий лесной зверь.

Граф тоже заметил метаморфозы.

– Оборотень? – удивился и обрадовался он. – Какая удача! Оборотня у меня ещё не было.

Рик – волк оскалился на графа. Но тот не испугался. Кто боится зверя в клетке?

Вдруг я услышала новые звуки: то ли стоны, то ли плач, то ли всё вместе. Я осмотрелась в поисках источника.

– Что это?

– Души, – ответил мне граф и стал примериваться к новой фигуре.

– Какие души? Чьи? – не поняла я.

На этот раз мне ответил Тиллиус, до этого почти всё время сидевший в клетке молча.

– Это неупокоеные души мучеников, – и он оглядел «живописно украшенные» стены, давая понять, что он имеет в виду.

Я взглянула в одно из огромных окон, которые были в зале. Там в темноте, за сплошной стеной непрекращающегося дождя, ничего нельзя было разглядеть, но я всеми клетками ощущала, что они рядом.

– Не волнуйтесь, дорогая. Они сюда не проникнут, – сказал граф и бросил «шар».

Кости разлетелись во все стороны.

На мой немой вопрос снова ответил Тилли.

– Их не пускает собственная кровь. Она здесь повсюду. Все стены пропитались ей.

– Не обращайте на них внимания. Мне поначалу тоже было не по себе каждую ночь слышать их, но здесь они нас не достанут.

И граф снова разбил фигуру.

Я ещё раз поглядела в окно и сосредоточила внимание на игре, однако неуспокоенные души не выходили у меня из головы. Тем временем граф сделал уже два удачных броска. Мои друзья в клетке заметно приуныли. Даже Света больше не выкрикивала обидных слов в адрес моего соперника.

– Мой третий ход, – объявил довольный своими успехами граф. – Одна партия.

Я усиленно думала, как нам сбежать из этого жуткого замка и от его сумасшедшего хозяина, если я проиграю. Удар! И снова кости разлетаются по полю.

– Я выиграл партию! – захохотал граф, жест рукой – и в клетке со всех сторон с лязгом вылезли острые железные штыри.

Кто-то успел увернуться, кому-то просто повезло и остриё его не задело, но не все остались невредимыми. Резкий вскрик боли, Лекс дёрнулся, и из раны в боку полилась струйка крови.

– Что вы делаете?! – я кинулась к клетке.

– Ну, это же просто пустяки, моя дорогая!

Я слезящимися глазами смотрела, как Лекс зажимает рукой рану, а между пальцев у него продолжает течь кровь.

– Игра ещё не окончена. Вы ещё можете её выиграть.

Но графу я уже не верила.

– Однако, сейчас снова бросаю я. Нет, сегодня, удача явно на моей стороне.

Я не обращала на Калисто никакого внимания. Я прижималась к решётке и плача, шептала Лексу, что мы обязательно отсюда выберемся. Он смотрел на меня потухшими глазами и ничего не отвечал. Снова удар, но я обернулась только тогда, когда Света заорала.

– Прохиндей! Не попал, не попал! Я всё видела! Отдавай ей череп! Наташина очередь!

Граф, видимо надеясь на то, что под шумок никто не увидел его промаха, собирался сделать ещё один бросок. Но назло ему, Света не спускала с него глаз, поэтому провести нас ему не удалось. С видимым разочарованием «гостеприимный» хозяин отдал мне уже побитый местами череп.

– Ваш удар, – недовольно сказал он.

Я посмотрела на фигуру сложенную из белых человеческих костей и с отчётливостью подумала, в какую страшную игру я играю. Я нерешительно повертела череп в руках.

– Давай, подружка! Покажи ему.

Я посмотрела на друзей в клетке, на окно, за которым стонали души, на горку костей и, вобрав в грудь воздуха, размахнулась. Это был самый лучший удар в моей жизни! Осколки стекла полетели во все стороны. В разбитое окно с ветром ворвались брызги дождя. И что-то ещё. Прозрачные тени со стоном и плачем влетели в окно и устремились к хозяину замка. Их было много. Калисто закричал и попятился от них, пытаясь отбиться от душ руками. Я не хотела смотреть, что будет с графом. Что бы не было, он это заслужил. Я бросилась к клетке к друзьям. Стала трясти решётку, но ребята мне быстро сказали, где находится механизм управления дверью клетки. Как только я открыла её, все тут же высыпали наружу.

– Боже мой, до чего я дожила! Во второй раз за последние несколько дней меня сажают за решётку! – тут же высказалась Света.

– Обсудим это потом, – прервала я её. – Надо отсюда выбираться. Кто знает, может быть, слуги на его стороне.

Мы кинулись к выходу. Обстановка здесь вызывала желание быть отсюда как можно дальше. Мы покинули зал, когда здесь уже вовсю задувал промозглый ветер, брызгая ледяными каплями дождя. Шум ветра и ливня вперемешку с воем неупокоенных душ уже почти заглушали крики графа. Но пока я бежала по коридору к выходу из замка они преследовали меня, заставляя тело покрываться мурашками.

Глава 12

Неожиданности

Как только мы выбежали из дверей замка, нас обдало порывом ветра. Сразу стало тяжело идти. Дождь хлестал прямо в лицо, чтобы услышать друг друга приходилось кричать. Бредя прочь от замка, мы вдруг столкнулись с неожиданным препятствием. Я шла, не замечая его до тех пор, пока не упёрлась в спину Тиллиуса.

– В чём дело?

– Там овраг.

– Тьфу, – плюнула я с расстройства. – Обойти его никак нельзя?

– Наверное, можно… где-нибудь.

Я окончательно сникла и плелась за друзьями вдоль оврага. Всё равно, я в темноте, сквозь ливень могла разглядеть только идущие рядом фигуры.

– Смотрите, Рик, кажется, что-то нашёл, – сказал Делти.

Волк и правда стоял у края оврага и смотрел как мы приближаемся.

– Кажется, я вижу мост, – сообщил Тиллиус.

– Точно мост, подвесной, – подтвердил Лекс.

– Не самый надёжный переход, – сказала я вслух.

– Боюсь, ничего другого нет, – ответил кентавр.

– Кто меня понесёт? – вдруг раздался голос Светы.

– А, ты здесь? Тебя ещё ветром не сдуло? – спросил Лекс.

Света, наверное, хотела бросить на него уничтожительный взгляд, но, поняв, что его в темноте всё равно не будет видно, язвительно ответила:

– Да, мне приходится туго, у меня ведь нет таких копыт как у тебя, чтобы упираться в землю.

– Попробуй ползти, зацепившись зубами за плащ Делти, – посоветовал Лекс.

– Я сейчас за твой хвост зацеплюсь!

Я встряла в спор.

– Может, мы всё-таки попробуем перейти мост? Кто первый?

Дождавшись, пока ветер стихнет, волк Рик ступил на шатающийся мостик и ловко пошёл по нему. Следующим решился идти Делти, потом Тиллиус, за ним тут же увязалась Света, умудряясь одновременно держаться и за верёвки, выполняющие роль перил, и за длинное одеяние мага.

– Давай Лекс, вперёд, – сказала я кентавру.

– Может, лучше сначала тебе идти, я в случае чего сзади подстрахую?

– Иди, вон лучше Светку подстрахуй. Смотри, как она шатается.

Маленькая гоблинша и правда шла, раскачиваясь на гнущихся ногах. И Лекс всё-таки пошёл следом за ней. Признаюсь честно, мне было страшно, и хотя я понимала, что другого выхода нет, я не сразу ступила на ненадёжные перекладины моста. К этому времени оборотень уже благополучно преодолел мост и стоял на другой стороне ожидая остальных. Вскоре к нему присоединился гном. Идти было трудно не только из-за ветра, но ещё из-за того, что доски моста от дождя стали скользкими. Я решила, что лучше смотреть не в спины впереди идущих, а под ноги и опустила глаза. Лучше бы я этого не делала. В щели между перекладинами моста (куда при желании, можно было просунуть руку), была видна одна глубокая чернота. У меня закружилась голова, дождь застилал глаза, я сделала ещё пару шагов и поскользнулась. Руки неудобно вывернулись. Всё произошло мгновенно. Я оказалась на краю. Попыталась встать, но ноги соскользнули, и я повисла на руках над оврагом. Меня охватила паника. Дождь заливал лицо. Холодные струи попадали в глаза, замутняя взор, затекали за шиворот, но я ничего этого не чувствовала, стараясь всеми силами удержаться. Но мокрые руки соскальзывали. Я всё же крикнула. А потом пальцы разжались, и я полетела в пропасть. Я даже не успела подумать, что это конец, как меня накрыла чёрная тень, схватила и вознесла вверх на твёрдую землю. Едва я оказалась на ней, как с криками меня бросились обнимать все мои друзья. Даже волк – оборотень из-за всех сил выказывал свою радость. Когда я немного пришла в себя, стала различать, что мне говорят.

– Всё так быстро произошло, мы даже ничего сделать не успели! – взволновано говорил Лекс.

– Наташечка, милая, – радовалась Светка, обхватив меня за ноги руками, – что бы я без тебя делала!

Когда эмоции поутихли, я подошла к тому, кто меня спас. Он, чёрной тенью стоял в стороне, лишь глаза поблёскивали в темноте. Я подошла поближе и с удивлением узнала его. Нел, хозяин отеля «Летучая мышь», логова вампиров. Мы несколько минут смотрели друг на друга в молчании, я – изумлённо, он – внимательно.

– Ты спас меня, – наконец-то сказала я.

– Да, – просто ответил он.

– Спасибо.

Он промолчал, продолжая внимательно смотреть на меня. Долго выдержать этот взгляд я не смогла. К счастью, подошли друзья. Несколько минут они молча таращились на Нела. Первая прервала молчание Светка.

– Это… это, кажется,…

– Нел, – подсказал Лекс. – Вамп… – начал было он и осёкся.

– Вампир, – спокойно сказал Нел. – Хозяин вампиров.

Светка ойкнула и тихо упала на землю. Нел невозмутимо повёл бровью.

– Света, ну что такое? Вставай, лежать на сырой земле вредно, – поторопила я подругу, но она не реагировала. Мы с Делти и Тилли стали приводить её в чувство. Видя, что Лекс не принимает участия, я посмотрела на него. Кентавр выглядел плохо, и всё время держался за бок. Я резко вспомнила о его ране.

 

– Тиллиус, Делти, Лексу плохо. Ему требуется помощь.

– Нужно идти в лес. Там можно набрать травы, – сказал гном.

Это было близко. Мы стояли почти у самой кромки лесного массива.

Света уже пришла в себя и вцепилась в мою одежду, со страхом смотря на Нела. Тот не обращал на неё внимания.

– Какой ужас, какой ужас, он у всех нас выпьет кровь! – шептала подруга.

– Ни разу не видел гоблинов – вампиров, – тяжело дыша сказал Лекс.

Говорить ему уже было трудно. Видимо переход по мосту отнял последние силы.

– Значит, я буду первая! – ещё больше испугалась Света и сильнее вцепилась в меня.

Я покосилась на Нела.

– Успокойся, похоже, он не собирается на нас нападать.

– Ждёт, ждёт, когда мы отвернёмся, – зловещим шёпотом произнесла Света.

– Надо идти, – привлёк голос Делти. – Лексу совсем плохо.

Я, наконец, отцепила Светины руки и мы, не мешкая, направились в лес.

Ветер стихал, ливень закончился, и капли дождя падали всё реже. Идти сразу стало легче, но, несмотря на это двигались мы медленно, все приравнивались к шагам Лекса, которому ходьба давалась тяжело. Он морщился, тяжело дышал, на его лбу проступила испарина.

Впереди, как обычно, бежал волк, а позади всех шёл Нел. Когда мы двинулись в путь, я гадала, что будет делать он. И с тайным удовлетворением и дрожью в коленках увидела, что Нел пошёл за нами.

– Ужас! Просто кошмарный сон! Ночь. Темень. Мы идём по лесу, впереди оборотень, сзади вампир! Нет, я не переживу этот поход.

Светка так и шла со мной, крепко держась за мои штаны, опасаясь даже споткнуться, и то и дело оглядываясь.

– Перестань вертеть башкой. Вряд ли это ему нравится, – сказала я.

– Думаешь, он может разозлиться?! – глаза Светки расширились от ужаса.

– Да не трусь ты! Не кусают вампиры гоблинов.

– Да? Ты прям сто процентов можешь поклясться? Вот прям сто процентов? – допытывалась она.

– Нет, – честно призналась я. – Поклясться не могу.

– Вот! Он меня покуса-а-ет! – взвыла подруга. – Буду ходить бледно-зелёная, с клыками, и спать в гробу-у!

– Вообще-то в кровати спать удобнее, но это, конечно, дело вкуса.

От неожиданного голоса Нела Светка подпрыгнула. Мы не заметили, как вампир бесшумно подошёл совсем близко. Гоблинша неестественно выпрямилась и, смотря перед собой вытаращенными глазами, пошла деревянной походкой, кажется, забывая дышать.

– Ты нас напугал, – сказала я.

Нел усмехнулся:

– Извините, привычка.

Внезапно Светка как-то непонятно всхлипнула, будто пытаясь извлечь звуки из своих голосовых связок, и с огромной надеждой в голосе спросила:

– Вы ведь не пьёте кровь гоблинов, правда?

– Ну почему же? Пьём. Когда умираем от жажды, а поблизости нет человеческой крови, приходится пить любую.

Светка опять неестественно всхлипнула.

Нел продолжил:

– Но гоблины вампирами всё равно не становятся. Сразу умирают.

Больше Света не издала ни одного звука.

Вскоре мы нашли место для привала, разожгли костёр, Тиллиус и Делти сразу отправились с факелами собирать лечебные травы. У Лекса уже не было сил стоять, мы подстелили ему плащ.

Гном и маг вернулись скоро, и Тилли тут же приступил к варке зелья, пока мы осторожно промывали рану Лекса водой из фляжки. К тому времени, как мы сделали для кентавра всё что могли и наложили компресс из трав, была уже глубокая ночь и все валились с ног от усталости.

Даже Лексу удалось заснуть под действием зелья Тиллиуса. Мы, включая волка, тоже разместились вокруг костра и мгновенно уснули. Последнее, что я увидела, прежде чем провалиться в сон, это сидящая тёмная фигура Нела в отблесках горящего костра.

Проспала я долго, во всяком случае, когда я встала, солнце уже полностью заливало поляну, а все, кроме Лекса, были на ногах. Я подошла к спящему кентавру. Он, несомненно, выглядел лучше.

– Как он? – спросила я у Тиллиуса.

– Хорошо. Я пою его лечебным зельем и накладываю свежий компресс каждые два часа. Жар у него спал. Он уже просыпался, но уснул снова. Это хорошо. Делти скоро сготовит суп, и я напою Лекса бульоном. А сейчас, пусть пока спит.

Я оглядела поляну. Гном «орудовал» над котелком. Оказалось, что когда друзей схватили в замке, их засунули в клетку вместе с мешками, и когда я их вызволила, они, к счастью, не забыли мешки прихватить. Так что все наши продуктовые запасы остались при нас.

Я пожелала доброго утра Делти и Рику.

– А где Света и Нел? – спросила я, не видя на поляне ни гоблиншу, ни вампира.

– Нел ушёл ещё ночью, – ответил мне Рик.

– А Света бродит где-то здесь, что-то выискивает, – добавил Делти.

Я пошла выяснять, что же делает моя дражайшая подруга. Недалеко от нашей полянки я наткнулась на Свету, бродящую среди деревьев и что-то усиленно выискивающую.

– Привет, Светка! – окликнула я её.

Она подпрыгнула.

– Фу, Наташка! Мало мне оборотня с вампиром, так ещё ты решила довести меня до инфаркта.

Она вернулась к своему занятию.

– Ты что ищешь?

– Ох, ты и глупая, Наташка. Не удивлюсь, если вампир тебя первую покусает. Осину я ищу, конечно. Кол из неё сделать. Кстати, не знаешь, как она выглядит?

Как настоящий городской житель я от всех деревьев могу отличить разве только берёзу, ну ещё пальму, может быть.

– Понятия не имею. А чем ты вообще собираешься кол делать?

– Я у Делти нож взяла. Ветку срублю какую-нибудь потолще.

Я осторожно спросила:

– Может, это излишняя предосторожность? Нел вроде никаких гастрономических интересов к нам не испытывает, а то бы ещё ночью покусал.

– Ну уж нет! Бережённого бог бережёт. Ты же сама слышала, что он при первом удобном случае у меня кровь высосет. (Он так говорил?) Но я ему так просто не дамся. Я уже у Тиллиуса медальон взяла, и смотри что ещё.

Светка распахнула плащ. Под ним она вся оказалась увешана луком и чесноком из наших запасов.

– А лук – то тебе зачем?

– Так, на всякий случай.

Понимая, что Светку бесполезно переубеждать, я сменила тему.

– Делти скоро сварит обед. Пойдём.

– Сейчас.

Светка ещё немного углубилась в лес.

– О, нашла! – донёсся до меня её крик.

Через несколько минут она уже бежала назад с палкой.

– Ну! – с гордостью показала она мне её. – Ещё заточу, и тогда ни один упырь ко мне не сунется. Хочешь, я тебе такую же срублю?

– Нет, спасибо. Обойдусь как-нибудь.

– Ну смотри! Потом не проси мою.

Не знаю почему, но я была уверена, что у Нела нет намерения на нас нападать. Но с другой стороны, тогда зачем он пошёл с нами? Этот вопрос не давал мне покоя со вчерашнего дня. Хотя Рик сказал, что Нел ушёл ещё ночью. Может он больше не придёт?

Мы вернулись на поляну вовремя. У Делти уже был готов обед. Пахло весьма аппетитно, и я почувствовала, что проголодалась. Мы с нетерпением уселись вокруг костра. Не успели мы приступить к трапезе, как на поляну вышел Нел. У Светки из рук выпала ложка. Я не сразу сообразила, что здесь не так. Потом поняла. Вампир появился среди белого дня.

В наступившей тишине Нел прошёл и сел между мной и Тиллиусом.

– Не помешаю?

Кто бы решился возразить?

– Нет, пожалуйста, – ответила я и почувствовала сильный тычок со стороны Светы.

Одновременно подруга положила свою палку возле себя, так, чтобы её главным образом видел вампир. Правда, тот не обратил на Светкины действия никакого внимания.

– У нас обед сварен только на шестерых, – сказала Света.

Нел усмехнулся.

– Я не голоден, – и пристально взглянул на гоблиншу. – Уже пообедал.

Ни она, ни кто-либо другой не решился спросить, чем именно.

Обед в присутствии Нела прошёл скованно. Не думаю, что кто-нибудь кроме Светки, серьёзно боялся его (всё же он странно вёл себя для вампира), но неизвестность того, что же всё-таки ему надо, заставляла чувствовать себя неуютно. Однако, потихоньку все стали приходить в себя и после обеда каждый занялся своим делом. Было ясно, что, несмотря на то, что Лексу стало лучше, продолжать путь в ближайшие несколько дней мы не сможем. Рик и Делти вновь ушли собирать лечебные травы, Тиллиус опять принялся за лечение кентавра, а Светка снова убежала в лес. Подозреваю, чтобы быть подальше от вампира. Без дела остались только мы – я и Нел. Некоторое время мы сидели в молчании. Странно, в присутствии Нела я чувствовала себя скованно и вовсе не из-за того, что он вампир. Я украдкой взглянула на него. Нел сидел расслабленно и смотрел куда-то перед собой. Он в отличие от своих соплеменников не выглядел как типичный упырь. Ни осунувшегося лица, ни бледной кожи, ни воспалённых глаз. Наоборот, Нел выглядел как нормальный живой человек. Высокий, статный брюнет. В нём чувствовалась порода. Узкое лицо с высокими скулами и прямым носом, чувственная линия рта. Но самое потрясающее – это его глаза. Чёрные, как ночь, они, казалось, притягивали к себе магнитом. Говорят, вампиры обладают гипнотизирующим взглядом. Теперь я в это верю. Я так засмотрелась на него, что не успела отвести глаза, когда Нел взглянул на меня. Смутилась.

Рейтинг@Mail.ru