Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

Я не на шутку испугалась.

– Тилли, что с тобой? Тебе плохо?

Он слабо покачал головой, на большее у него не хватило сил. За него ответил Лекс:

– С ним всё в порядке, просто он сильно измотан. Твоя победа далась ему нелегко.

Не сразу, но до меня начало доходить, что имеет в виду кентавр, и каким именно образом я выиграла эти состязания. Только сейчас я поняла, насколько глупо было думать, что такая моя поразительная точность – это счастливая случайность. Всё дело в Тиллиусе! Вернее в его магии.

– Тилли, ты волшебник! – в восхищении покачала я головой.

– Я знаю, – слабым голосом ответил мне он.

– Не предполагала, что твоя магия отнимает так много сил.

– Я восстановлюсь. Главное, что мы добились своей цели.

Я вновь просияла.

– Точно. Король пригласил нас во дворец, теперь у нас есть шанс спасти наших друзей и мы не должны его упустить.

– Тогда не будем медлить, – сказал Лекс. – Опаздывать к королю не может позволить себе даже победитель турнира.

Глава 9

Принцесса Алиана

Если бы ещё неделю назад мне кто-нибудь сказал, что я буду ужинать в королевском дворце, я бы постаралась держаться от этого человека подальше. Но жизнь порой бывает непредсказуема. И сейчас я действительно была во дворце и сидя за длинным столом, вкушала невероятные яства, которые не могла бы в другое время себе и представить. И хотя я отношусь к еде довольно спокойно (оттого такая стройная) сейчас, глядя на все эти деликатесы, я не могла удержаться, чтобы их не попробовать. Но, несмотря на празднество и беззаботное веселье, развернувшееся вокруг, я ни на минуту не забывала о своих друзьях томящихся в заключении. Я пыталась придумать какой-нибудь способ их спасения, но пока в голову ничего подходящего не приходило. С Лексом и Тиллиусом поговорить толком не удавалось, хотя они тоже были здесь, за столом. Я, кстати, очень боялась, что приглашение короля на моих спутников не распространяется, но Его Величество любезно разрешил сесть за стол и моим друзьям. Лекс, подмигнув мне, прошептал, что, видимо, королю понравилась амазонка Валена, раз он так великодушен.

Стол был великолепен! Длинный, он тянулся по всему периметру большого зала и был уставлен всевозможными блюдами, десертами и напитками. Чего здесь только не было! И икра черная и икра красная и икра заморская, баклажанная. И ананасы и рябчики, всё как положено у буржуев. Мёда и пиво было столько, что у гостей аж по усам текло. В общем, все крылатые выражения, что я вспомнила – это единственное, на что я способна, чтобы описать то обилие, что царило на королевском столе. Более обрисовывать всю эту роскошь я не рискну – боюсь, мой словарный запас не настолько богат. Первое время за столом слышался только звон посуды, стук бокалов и звуки жующих и пьющих гостей. Постепенно между сидящими людьми завязался разговор. Мне как победительнице состязания оказали большую честь и посадили рядом с принцем – сыном короля Мирании. Я сидела по правую руку от наследника, Тиллиус – по левую. Когда первое замешательство и нервозность прошли (не каждый день сидишь рядом с принцем в королевском дворце), я смекнула, что молоденький наследник вполне может мной заинтересоваться. Я, может, и не красавица, но глазки при случае «строить» умею и надо признаться, мужчинам нравлюсь. Только не подумайте, что я решила «закадрить» богатенького наследника из корыстных целей. Ничего подобного. Я просто вдруг подумала, что влюблённый «по уши» принц может нам помочь в нашем маленьком деле. Поэтому я изо всех сил заигрывала с юным королевским отпрыском, пуская в ход всё своё женское обаяние. Правда, надо отметить, что оно на него, по-моему, не особо действовало. Я перешла в решительное наступление.

– Ваше Высочество, подлейте мне ещё вон того вина. У вас такие красивые руки и нежная кожа.

– Да, я смазываю её репейным маслом, – ответил мне холёный принц.

Я пододвинулась к принцу поближе. Он постарался сжаться на стуле.

– Но больше всего мне нравятся ваши глаза. Такие же голубые, как и у вашего отца – короля.

– Вообще-то у папы глаза карие. Это у меня, скорее всего в маму.

Я ещё ближе придвинулась к принцу (ближе уже некуда!).

– Ну, судя по вам, мама у вас была красавица.

– Почему была? – недоумённо спросил принц и настороженно посмотрел на женщину, сидящую рядом с королём.

«Королева!» – запоздало заметила я царскую особу и постаралась быстро переключить его внимание, и сделала это следующим способом: как бы невзначай коснулась своей ногой его. Наверное, я поступила уж слишком откровенно, потому что королевский наследник отшатнулся и чуть не упал со стула, но я подхватила его под руку.

– Готова поклясться, что все придворные дамы от вас без ума.

– Н-н-нет, вы ошибаетесь. Придворные дамы вполне ко мне спокойны.

Я положила руку ему на колено и полуинтимным шёпотом спросила.

– Неужели вас лишают женской ласки?

– Нет, то есть да… – замешкался королевский сын. – Приношу свои извинения, но королевские дела, сами понимаете.

И принц, поспешно встав из-за стола, ретировался в неизвестном мне направлении. Воспользовавшись моментом, я пересела на место принца ближе к Тиллиусу и Лексу. Последний, благодаря особенностям строения своего тела, отлично обходился без стула.

– Вы о чём так оживлённо беседовали с принцем? – спросил меня кентавр, засовывая в рот отбивную.

– Да пыталась его закадрить.

– Чего-чего сделать?

– Ну… влюбить в себя, подумала что он нам может помочь освободить наших друзей.

– Не получится, – сказал Лекс, отправляя в рот устрицу. – На тебя он внимания не обратит.

– Почему это? – уже собралась обидеться я.

– Всем известно, что наш принц мужелюбец.

У меня от удивления расширились глаза.

– То есть как… гей что – ли?

– Чего? – не понял кентавр.

– Ну, в смысле мужиков любит?

– Ну я и говорю – мужелюбец.

– Тс – с – с, – я опасливо огляделась. – Ещё услышит кто-нибудь.

– Ну и что? – пожал Лекс плечами. – Я же ничего запрещённого не говорю. Кто-то женщин любит, кто-то мужчин… У каждого свой вкус.

– Слушай, что же ты раньше – то молчал? Я тут как дура вся на изнанку вывернулась, что бы его заинтересовать.

Лекс выпучил на меня глаза.

– Так ты же меня не спрашивала! С чего бы я стал об этом говорить?

Его правда. Я вздохнула, мой план провалился.

Лекс подцепил вилкой гриб.

– Зато вон наш Тиллиус обласкан вниманием принца, – заявил вдруг кентавр, показывая на юного мага.

– Да ну? – я обратилась к нашему другу. – Тилли, а ты как?

Маг оторвал глаза от тарелки с какой-то капустой и жарким.

– Что как?

Я смутилась.

– Ну… того – этого… – и глубоко выдохнув, выпалила. – Тебе принц нравится в этом смысле?

У Тиллиуса с вилки свалился кусочек мяса.

– Если в том смысле, о котором я думаю, то нет.

– Совсем – совсем?

– Совсем, – твёрже сказал Тилли.

– А может, ты ему подыграешь в интересах дела?

Тиллиус сказал «нет» с такой решительностью, какой я от тихого и застенчивого мага не ожидала, и сразу стало понятно, что принцу здесь «ловить» нечего, а мне – надеяться на его помощь. Я с отчаянием посмотрела на Лекса, но тот только пожал плечами и принялся за фаршированного рябчика. Свои попытки уговорить Тиллиуса я оставила, тем более что принц до конца пиршества так и не появился.

После ужина, который длился довольно долго, нас отвели в покои. Спать никто из нас не лёг, нам было не до сна. Дело шло к ночи, а у нас никакого плана освобождения наших друзей так и не было. Я ходила из угла в угол.

– У нас только одна ночь, чтобы их спасти.

Лекс прервала меня.

– Времени у нас меньше, чем ты думаешь. Скоро полночь, а это значит, что Рик превратится в волка и тогда нам придётся намного сложнее.

Я так и села на кровать, об этой «маленькой» проблеме я совсем забыла.

– Ну что ж, значит времени у нас до полуночи. Но как это сделать? Ума не приложу. У кого-нибудь ценные мысли есть?

Тиллиус сразу отрицательно покачал головой. Лекс сначала ради приличия подумал, а потом сделал тоже самое.

– Тилли, ты как маг, можешь что-нибудь сделать?

– Что, например?

– Усыпить стражников.

– Сонное заклинание? Могу. Но у него есть побочный эффект.

– Какой?

– Вместе со стражниками уснём и мы, и вообще все вокруг.

Я разочарованно махнула рукой. Ничего не получалось. Немного подумав, я решила, что у нас нет другого выхода, как идти на «авось» и действовать на ходу, надеясь на удачу. Измученные за день Лекс и Тиллиус готовы были согласиться с любым моим решением. Может быть потому, что у них не было выхода?

Неожиданно в дверь постучали. Я быстро переглянулась с друзьями.

– Кто бы это мог быть? – шёпотом спросила я.

Но Лекс только растерянно пожал плечами. Немного помешкав, я всё же открыла дверь. И увидела того, кого меньше всего могла ожидать: принцесса Алиана! Королевскую дочь я видела только на расстоянии, когда мы сидели за столом. Принцесса была примерно моего возраста, стройная, с длинными чёрными волосами и держалась подчёркнуто гордо, как и положено любому члену венценосной семьи. Я, наверное, слишком долго стояла с открытым ртом, потому что принцесса Алиана заговорила первая.

– Приношу свои извинения, что нанесла визит в столь поздний час, – она изогнула красивую чёрную бровь, по-видимому, чего-то ожидая.

Я пару раз растерянно моргнула, а потом, опомнившись, сказала:

– Ну что вы, Ваше Высочество! Вы всегда вовремя. Мы ещё и не ложились. Э-э… Чем могу помочь? – и сделала приглашающий жест в комнату.

Принцесса вошла уверенно, как в свои собственные покои. Лекс и Тиллиус с любопытством наблюдали за нами, правда, поклониться, в отличие от меня, не забыли. Она же на них едва взглянула.

– Амазонка Валена, я много слышала о воинском мастерстве вашего народа, а сегодня на турнире убедилась, что вы прекрасная лучница.

 

Я смутилась и пробормотала единственное, что мне пришло в голову.

– Не знала, что вы присутствовали на турнире.

– Я никогда не пропускаю воинских турниров, – гордо вскинула голову принцесса.

– Это делает вам честь, – осторожно сказала я и замолчала, не зная как дальше продолжить разговор. Про себя мучительно соображала, что же всё-таки нужно принцессе Алиане.

– Может, мои слова покажутся вам несколько необычными, но я прошу вас об учебном поединке. На мечах, – вдруг прибавила она.

Пока я стояла с выпученными глазами, Лекс вежливо заметил:

– Не знал, что принцессу интересует воинское искусство.

Теперь настала очередь смутиться принцессе, но в следующее мгновение её лицо снова стало непроницаемым.

– Я прекрасно знаю, что в вашем представлении женщина должна быть хрупкой и беззащитной, но я другая и считаю, что женщина должна уметь защитить себя сама.

– Но, прошу прощения, Ваше Высочество, зачем? Ведь вас готово защищать всё королевское войско, – недоумевал Лекс.

– Вот так и мой отец говорит. Но только я не из тех изнеженных пустышек, которые только и делают, что болтают о нарядах и балах и падают в обморок от вида любой маленькой ранки.

Принцесса вновь повернулась ко мне.

– Вот почему я уважаю ваш народ. Вы не зависите от мужчин.

– Это верно, – осторожно сказала я, опасаясь ляпнуть что-нибудь не то.

– Поэтому я и прошу вас дать мне урок боя на мечах. Вы ведь не откажите мне в такой маленькой просьбе? Уверена, что такой опытный воин как вы не опасается молодой ученицы? – с вызовом спросила принцесса.

Что мне оставалось делать? Надеясь, что завтра нас во дворце уже не будет, я неопределённо мотнула головой, что при желании можно было расценить и как согласие и как отказ. Принцесса Алиана восприняла это как согласие.

– Отлично! Тогда пройдём в тренировочный зал.

– Прямо сейчас? – растерялась я.

– Вы устали? Я считала, что амазонки гораздо выносливее обычных людей, – продолжала подначивать меня королевская дочь.

– Да, но ведь у вас тоже был тяжелый день, а для того, чтобы урок был максимально полезным, к нему надо быть готовой, выспавшейся и полной сил. Давайте отложим его на утро, – попыталась я отвертеться от ненужного поединка, который в один счёт покажет насколько «великолепно» я владею мечем.

– Не переживайте за меня, Валена. Я замечательно себя чувствую. К тому же утром нам могут помешать, а сейчас во дворце все отдыхают после сытного обеда и… – усмехнулась принцесса, – крепких напитков.

– Но у меня нет с собой моего меча, – пыталась я зацепиться за последнюю возможность отказаться от урока.

– Не переживайте, у меня всё найдётся. Я понимаю, что свой меч, это как продолжение руки, но я уверена, что такой отличный воин как вы, сможет дать урок такой любительнице как я и чужим мечом.

И едва я растерянно кивнула головой, как она, больше не глядя на меня, вышла из комнаты, призывая следовать за ней. Я опасливо взглянула на своих друзей, но они были ошарашены и растеряны не меньше меня. Нам ничего не оставалось, как последовать за принцессой. Она шла, не оглядываясь, твёрдой походкой, уверенная, что мы идём за ней. Мы долго петляли по коридорам и во время этой вынужденной «прогулки» я ломала голову над тем как вывернуться из сложившейся ситуации и избежать поединка не вызвав подозрений. Когда я уже решила, что мы заблудились, принцесса открыла какую-то дверь, и мы вошли в большое и просторное помещение, по стенам которого стояли стойки с различными видами оружия. К моему удивлению, в зале уже кто-то был: мужчина уже давно перешагнувший средний возраст, плотного телосложения и небольшого роста, отчего казался несколько полноватым. Человек явно нервничал, очевидно, дожидаясь нас. Когда мы вошли, он всплеснул руками и подбежал к принцессе. Потом увидел нас и его глаза расширились.

– Ваше Высочество, неужели вы так и не отказались от своей идеи поединка?

– О чём вы, Гонфри? Я когда-нибудь меняла свои решения?

Смешной мужичок сник.

– Нет, насколько я помню.

– Тогда не говорите глупостей. Кстати, познакомьтесь: это амазонка Валена. Она любезно согласилась дать мне урок боя на мечах.

– Большая честь для меня, госпожа, – Гонфри (так, кажется, его зовут) отвесил неглубокий поклон.

– А это, – продолжила принцесса Алиана, – Гонфри – мой наставник.

Я в свою очередь учтиво кивнула.

Гонфри быстро, но вежливо заговорил.

– Госпожа Валена, позвольте обратиться к вам со всем уважением. Принцесса Алиана испытывает довольно-таки странный интерес не свойственный дамам, особенно её высокого положения. Ей нравятся все эти ужасные поединки, турниры, огромные мечи – всё то, что составляет удел мужественных воинов. Ну и ваш, конечно, тоже, – быстро прибавил он. – Но сколько раз я говорил принцессе, что не пристало Её Высочеству интересоваться военным делом, но она упрямая, вся в Его Величество, да продлятся его дни на престоле. Дамам положено интересоваться туалетом, придворным этикетом, модой, молодыми людьми, в конце концов, но принцесса Алиана целыми днями только и делает, что говорит о боях и учится владеть мечом, луком, секирой и ещё не знаю чем.

Принцесса прервала наставника.

– Гонфри, опять вы за своё!

– Пожалуйста, госпожа Валена, откажитесь от поединка! – быстро добавил он.

Я тут же ухватилась за эту хорошую возможность избежать драки.

– Я абсолютно не против отмены поединка.

– Нет, нет, нет! – тут же прервала меня принцесса Алиана. – Поединок состоится и прямо сейчас.

Гонфри заломил руки.

– Ваше Высочество, пожалуйста…

– Гонфри, лучше отойдите, если не хотите, чтобы вас случайно задели.

Мужичок ещё немного потоптался на месте, вздохнул и отошёл в сторонку. Тоже самое сделали и мои растерявшиеся спутники.

– Ваше Высочество! – воскликнула я. – Но как ваш отец, король Мирании, отреагирует, когда узнает, что я подвергла вас опасности, обучая бою на мечах? Не посадит ли он меня в тюрьму?

– Не волнуйтесь, – улыбнулась принцесса. – Я даю вам слово, что он ничего не узнает. Вы меня слышали, Гонфри? – обратилась она к своему наставнику.

– Да, Ваше Высочество, прекрасно слышу, – удрученно отозвался тот.

Принцесса указала на стоящую у стены подставку с множеством разного вида мечей. Я сникла, теперь я ясно осознавала, что принцесса предусмотрела всё и поединка мне никак не избежать. Алиана подошла к подставке и вытащила меч, который мне, видевшей такое оружие только в фильмах, показался просто огромным. Я подавила вздох и тоже потянулась к первому попавшемуся на глаза мечу. Вытащить его оказалось не так легко, пришлось приложить усилия. Зато когда я его вытащила и подняла, мне с трудом удалось сохранить равновесие. Никогда бы не подумала, что меч может быть таким тяжёлым. Я покрепче сжала руки на рукоятке, одновременно со страхом думая, как такой тяжестью ещё и махать. И… обратно вложила его в подставку. Взяла другой, поменьше, повертела его в руках и тоже засунула и так ещё пару раз. На удивлённый взгляд Алианы я ответила.

– Проверяю баланс. Видите ли, для учебного поединка надо чтобы плохой баланс не отвлекал от действия, – я говорила и чувствовала, что несу чушь, но ничего путного в голову не лезло. На самом деле я просто искала меч полегче.

В конце концов принцесса не выдержала, подошла к стойке и сама выбрала меч.

– Вот у этого отличный баланс.

Я взяла и повертела его в руках.

– Да, вы правы, это то, что нужно, – всё, что мне оставалось сказать. О том, что данный меч ничуть не легче тех, что я уже проверила, я умолчала.

У принцессы Алианы мыслей о тяжести оружия, похоже, не возникало. Она держала меч так легко, будто он ничего не весил. Я даже заподозрила, что меч у неё какой-нибудь специальный, облегчённый, а мне подсунули потяжелее. Но, так как я уже попробовала другие мечи, я поняла, что никаких «облегчённых» нет, просто принцесса, действительно, держала это страшное оружие далеко не первый раз.

– Он не заточен? – спросила я, проверяя остроту клинка. – Не хотелось бы вас ранить.

Принцесса, уже заняв боевую позицию, вздохнула:

– Валена, давайте уже приступим.

Больше тянуть время, надеясь на чудо, я не могла. Проходя мимо Тиллиуса, тихо спросила:

– Ты можешь что-нибудь сделать?

– Нет, тебе придётся самой.

«Самой – самой», я встала напротив принцессы.

– Вы готовы, амазонка Валена?

Что мне оставалось сказать?

– Готова.

Тут же принцесса взмахнула мечом и я, едва успев уловить её движение, подставила своё оружие, преградив дальнейший путь её лезвию. Какой дурак сказал, что когда сходятся мечи, сталь поёт? Ничего подобного, она отдаёт в уши противным скрежетом. Не успела я моргнуть глазом, как принцесса крутанулась вокруг своей оси и направила свой меч рубящим движением мне в ноги. Я едва успела опустить меч и подставить его. Раздался ещё один звон. Удар был настолько неожиданным и сильным, что я не удержала свой меч, и он отлетел в сторону. Кто-то ойкнул. Кажется, это был Тиллиус.

– Наверное, я начала слишком резво? – усмехнулась принцесса.

– Да уж, – сказала я, подбирая с пола свой меч, – я рассчитывала на учебный поединок.

– А я люблю всё по серьёзному, – ответила принцесса и крутанула меч вокруг запястья.

«Надеюсь, мне удастся выйти отсюда живой», – подумала я и встала, как мне казалось, в боевую позу. Алиана снова атаковала неожиданно и быстро. Я не успела отреагировать, как лезвие её меча оказалось у моего горла. Ощущения, надо признаться, так себе. Хорошо, что я пописала не так давно. Я поняла, что сопротивляться бесполезно. Я обречёно вздохнула и решила признаться.

– Я не умею драться на мечах.

– Ты даже держать меч не умеешь, – холодно заметила принцесса.

– Потому что я не амазонка.

– Я так и знала!

Я подождала, когда Алиана уберёт меч от моего горла, но она, видимо, этого делать не собиралась.

– Зачем вы всех обманули? – жёстко спросила принцесса.

– Мы не хотели ничего плохого, поверьте, – сказала я как можно убедительнее.

– Зачем? – повторила воинственная девушка.

Конечно, я не собиралась выдавать нашего секрета, но это очень сложно сделать, когда у твоего горла меч.

– Нам нужно было проникнуть во дворец, чтобы спасти своих друзей.

– А что с вашими друзьями?

Я скосила глаза на Лекса с Тиллиусом, но они стояли молча.

– Они во дворцовой тюрьме.

– Ах, вот как! Значит ваши друзья ещё и преступники!

– Нет! – воскликнула я. – Их посадили ни за что.

– Ни за что не сажают, – возразила принцесса.

Энтузиазма у меня поубавилась.

– На них чуть не наехала карета какого-то важного господина, и он обвинил во всём моих друзей.

И я рассказала принцессе подробности, стараясь вложить в голос всю убедительность, на которую была способна. Но о том, что Света стала пререкаться с этим господином, я решила не рассказывать.

– И из-за этого их посадили? – спросила после моего проникновенного рассказа принцесса. – Неудивительно, что наши тюрьмы переполнены, если туда сажать всех подряд по любой прихоти вельмож – этих бездельников, – она убрала меч.

Я с облегчением почувствовала, что принцесса на моей стороне.

– И вот мы не придумали ничего лучшего, как таким образом попасть во дворец и попытаться спасти наших друзей.

– И как вы собирались это сделать? – усмехнулась Алиана. – Вояки, как я вижу, из вас никакие.

Я повела плечами и расстроено опустила голову. Наступила тишина. Наступила тишина. Все молчали, а мы с друзьями понимали, что теперь наши шансы спасти друзей тают на глазах.

– Я вам помогу, – вдруг сказала принцесса.

Тут снова подал голос Гонфри.

– Ваше Высочество! Одумайтесь! Что вы собираетесь делать? Ведь выпустить заключённых могут только по приказу Его Величества или того милорда, который их посадил.

– Я знаю это не хуже вас, Гонфри. Поэтому мы поможем им сбежать.

Мужчина схватился за грудь. Но Алиана лишь сказала.

– Вы, Гонфри, можете остаться.

– Нет, Ваше Высочество, я вас одну не отпущу.

– Тогда не будем задерживаться. Лучше всего это сделать сейчас.

Я не смогла сдержать эмоций и, подскочив к друзьям, обняла их. Теперь всё обязательно получится, ведь с нами сама принцесса!

Глава 10

Побег

В подземную тюрьму мы шли глухими коридорами и чёрными лестницами, предназначенными для слуг, чтобы какой-нибудь поздний гость, страдающий бессонницей, не увидел нашу странную компанию во главе с принцессой. И хотя она предусмотрительно накинула просторный длинный плащ с капюшоном, чтобы скрыть своё лицо, рисковать мы всё равно не хотели. Алиана вела нас тёмными коридорами, избегая открытых участков, и только редкие факелы на стенах освещали нам путь. Мы, стараясь производить как можно меньше шума, шли друг за другом, с нами не было только Лекса: было решено, что он будет ждать нас недалеко от дворца.

 

Я шла за Тиллиусом, а за мной следовал наставник и учитель королевской дочери. Это соседство, надо сказать, было весьма напрягающим. Гонфри, видимо, к таким вылазкам не привык и очень нервничал (хотя кто из нас оставался спокойным?). Он тяжело дышал сзади меня и сетовал на непокорный характер своей ученицы.

– Ох-ох-ох, эта идея закончится плохо, помяните моё слово. Застукают нас, доложат королю. Вот Его Величество будет в гневе! Он не одобряет, да что там, категорически против увлечения дочери всеми этими воинскими штуками. Он даже запретил ей в этом году присутствовать на турнире, но она всё равно втайне от отца проникла на него. Такая настырная. Я на турнире весь перенервничал, боялся, что король нас заметит, – шёпотом рассказывал он.

– Вы всегда рядом с принцессой? – спросила я его.

– А как же! Кто-то же должен следить, чтобы она никуда не ввязывалась.

«Похоже, это у него не очень получается», – про себя усмехнулась я, но вслух спросила.

– Вы случайно не знаете, что задумала принцесса?

– К сожалению, нет, – развёл руками Гонфри. – Она редко посвящает меня в свои планы. Как она мне однажды заявила: «чтобы вы не гундели». Вы представляете, Валена? Я столько лет отдал на её обучение, а она использует словечки этих необразованных слуг… Что будет, что будет, когда его Его Величество узнает о проделках Её Высочества. Знаете, Валена, мне иногда кажется, что при рождении принца и принцессу поменяли телами.

Так мы и шли дальше в неведении замыслов принцессы Алианы. Приставать к ней с расспросами я не решилась. Когда мы оказались в подземелье дворца, где находилась тюрьма, я внутренне собралась и твёрдо решила, что не уйду отсюда, пока не спасу Свету и остальных, с принцессой или без неё. Хотя, надо признаться, я всё-таки очень рассчитывала на королевскую дочь.

– Стой, кто идёт? – неожиданно окликнул нас чей-то голос.

Я за размышлениями не заметила, как мы дошли до охраняемого стражниками входа.

– Пропустите. Нам нужно поговорить с заключёнными, – властно сказала принцесса.

– По какому праву? – строго спросил один из стражников.

Я внутренне сжалась, похоже, Гонфри прав и у нас ничего не получится.

– По праву престола! – ответила Алиана и откинула капюшон.

– Принцесса! – отступил стражник.

Алиана усмехнулась.

– Вижу моя личность не вызывает у вас никаких сомнений.

– Нет, нет, Ваше Высочество! Но позвольте узнать, что вы здесь делаете?

– Не позволю, – отрезала принцесса. – Надеюсь, стражник, ты не думаешь, что я буду давать тебе отчёт в своих действиях? – высокомерно спросила она.

Стражник смутился:

– Нет, конечно. Но столь поздний час…

Принцесса бросила на него такой уничтожительный взгляд, что стражник не решился продолжить.

– Если моя личность у вас сомнений не вызывает, значит нет никаких оснований задерживать нас здесь, – холодно сказала королевская дочь.

– Да, конечно, – и крикнул куда-то вглубь. – Дорогу принцессе Алиане!

– …и её спутникам, – подсказала всё тем же, не требующим возражения тоном, принцесса.

Стражник помешкал.

– И её спутникам! – всё-таки прибавил он.

Стражники посторонились, пропуская нас. Алиана сделала несколько шагов и снова остановилась.

– Надеюсь, на обратном пути я не встречу никаких препятствий?

– Не извольте сомневаться, – поспешил заверить её стражник.

Принцесса, гордо вскинув голову, уверенно пошла вперёд. Мы немедля последовали за ней. Я гадала, что задумала Алиана, но в голову ничего не шло. Мы прошли ещё два поста стражников, прежде чем дошли до камер. Небольшие решётчатые камеры тянулись по обеим сторонам коридора. Алиана, всё время шедшая впереди, теперь уступила нам дорогу и шла сзади. Я вертела головой по сторонам, пытаясь найти знакомые фигуры. Большинство заключённых уже спали. Остальные с любопытством наблюдали за странными посетителями – нами. Хотя кто тут странный, я бы ещё поспорила. Заключенными были в основном люди, хотя кое-где встречались и другие расы. Но что те, что другие, имели довольно угрюмый вид и были в одежде повидавшей виды. От некоторых несло такой вонью, что начинало свербеть в носу. Пару раз не удержавшись, я чихнула. Кто-то из заключённых при видя нас, начинал тянуть руки сквозь прутья решётки. Какому-то беззубому бродяге удалось даже меня схватить, но я брезгливо стряхнула его руку, с ужасом думая о том, в каком месте приходится сидеть нашим друзьям.

Тиллиус тоже внимательно просматривал камеры, но ни Светы, ни Делти с Риком нигде не было видно. Я уже стала опасаться, что их перевели в какое-то другое место, как коридор повернул, и мы заметили последнюю камеру. Ещё не видя их, я уже узнала наших друзей по голосам.

– Ничего я сейчас немного отдохну и опять начну кричать, – голос у Светы был хриплым, но узнаваемым.

– Я больше этого не выдержу, – вздохнул Рик.

– Не стоит надрываться. Они всё равно перестали к нам подходить, после того как ты забросала их костями от курицы, – поддержал Рика рассудительный гном.

Я чуть не заплакала, узнав свою неугомонную подругу.

– Света! – не удержалась я.

– Мне показалось? – недоуменно спросила она.

Я подошла к камере. У меня защемило сердце, когда я увидела дружеские лица за решёткой.

– Наташа! – заорала Света и от радости чуть не выпрыгнула из своих штанишек.

Рик и Делти тоже подбежали к решётке.

– Я же говорила, что они нас не бросят! – Гоблинша прижалась к прутьям решетки лицом, ее смешные большие уши немного приподнялись.

Все-таки я заплакала.

– Интересные у вас друзья, – сказала Алиана, с любопытством рассматривая гнома и гоблиншу.

Светка гордо вскинула голову и с вызовом посмотрела не принцессу.

– А вы кто такая будете?

Алиана рассмеялась.

– Смелая? Мне такие нравятся.

Я поспешила ответить моей подруге, помня ее вздорный характер.

– Это принцесса Алиана. Она помогла нам сюда попасть.

Света скептически поджала губы.

– Можешь поверить моему опыту, попасть сюда не трудно. Вот выйти не в пример сложнее.

– Мы здесь как раз для того, чтобы вам в этом помочь, – сказала Алиана.

Друзья за решеткой воспряли.

– У вас есть ключи от камеры?

Алиана немного смутилась.

– Честно говоря, мы здесь…э-э…неофициально. Нет, ключей у нас нет.

Наши заключенные вновь приуныли.

– Разогнуть прутья руками мы уже пробовали.

Принцесса весело осмотрела решётку.

– Вижу, ваши попытки окончились неудачей. Но у меня есть более верный способ.

С этими словами Алиана достала из волос шпильку, и стало умело орудовать ею в скважине замка.

– Ваше Высочество, откуда у вас такие навыки? – удивилась я.

Принцесса хитро улыбнулась.

– Пришлось научиться, когда в отрочестве отец запирал меня, чтобы я не бегала к воинам на боевые тренировки.

Гонфри тяжело вздохнул, видимо эти времена он тоже помнил очень хорошо.

– Готово, – Алиана распахнула дверь камеры.

Первая из неё выскочила Света. Я крепко обняла свою маленькую подругу.

– Я вышла не для того, чтобы меня задушили.

Я рассмеялась, Света была в своём репертуаре. Я обняла и Рика и маленького Делти. Я была рада за всех. Алиана молча улыбалась, наблюдая за этой сценой. Когда эмоции немного поутихли, стали решать, что делать дальше. И первый умный вопрос задал Делти.

– Выйти из камеры – мы то вышли. Как выйти из самой тюрьмы? Стражники снова схватят нас, как только увидят.

– Вот именно, если увидят, – подтвердила принцесса.

– У тебя есть плащ – невидимка? – с какой-то тайной надеждой в голосе спросила Света.

– В некотором роде, – уклончиво ответила Алиана и сняла свою просторную длинную накидку.

Света взяла протянутый плащ и стала с интересом его разглядывать и щупать.

– Ну и как он активируется?

– Что – что он делается? – не поняла принцесса.

– Ну в смысле становиться невидимым.

– Нет, это обыкновенный плащ. Зато с капюшоном.

– Я тебе, конечно, очень благодарна, – вежливо сказала Света, – но в тюрьме он мне вряд ли понадобится.

Принцесса терпеливо покачала головой.

– Укрывшись плащом, вы сможете притвориться мной и пройти мимо стражников.

Света подхватила:

– А ты будешь ползти сзади, притворившись тараканом?

Принцесса рассмеялась.

– Нет, я останусь вместо вас в камере.

Среди наступившего молчания было слышно, как кто-то пытается судорожно вздохнуть. Через секунду я поняла, что это Гонфри.

– Ваше Высочество, скажите, что вы пошутили! – наконец, смог выговорить он.

Рейтинг@Mail.ru