Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Слушайте, а платить-то чем будем? – шёпотом, чтобы нас никто не услышал, спросила я у друзей. – У нас со Светкой денег вообще нет.

Все растерянно посмотрели друг на друга.

– Э-э, – неуверенно начал Тиллиус, – у меня есть немного денег. Совсем немного, – смущённо улыбнулся он.

– У меня, кажется, тоже, – добавил Рик, проверив свои карманы. – К сожалению, когда подожгли дом, я не подумал о том, чтобы взять деньги. Вот, сколько было, – он выложил немного монет. – Думаю, на скромный ужин и одну комнату на ночь наших денег хватит.

Я сильно в этом сомневалась, но из приличия решила вслух свои мысли не высказывать. Правда представила тот позор, который нас ожидает, когда выяснят, что за ночлег нам платить нечем, но тут же отогнала эти мысли прочь.

– Добрый вечер! – раздался надо мной чей-то голос.

Я подняла голову, и у меня перехватило дыхание. Я всю жизнь ждала этой встречи. Я искала Его везде: на улицах, в транспорте, в кафе, в своих снах. Я не знала, как Он выглядит, но была уверена, что узнаю его, когда встречу. И я узнала Его по этой чарующей улыбке, по этим бездонным глазам, по этому взгляду, от которого нельзя оторваться. Он смотрел на меня, и всё вокруг перестало существовать. Это длилось вечность или одно мгновение. В себя меня привели голоса моих спутников, которые здоровались с подошедшим.

– Меня зовут Нел. Я хозяин этого отеля. К вашим услугам.

Я слегка кивнула головой и, наверное, покраснела, во всяком случае, я чувствовала, как горят мои уши. От возможности что-либо отвечать меня спас Тиллиус.

– Большое спасибо. Мы бы хотели поужинать и снять на ночь комнату, ну… если у вас есть свободная, – прибавил он.

– Конечно, – снова ослепительно улыбнулся подошедший. – Надеюсь, вам у нас понравится. (Опять взгляд в мою сторону.)

– Не сомневаемся, – поспешила сказать я, а про себя отметила: «Надо же, ко мне вернулся дар речи».

– Что будете заказывать?

Я опять вспомнила, сколько у нас денег, и на этот раз точно покраснела.

– Да мы только выпить что-нибудь хотели, – промямлила я, и быстро взглянув на Светку, поняла, что мои слова ей явно не понравились.

Нел увидел на столе жалкие деньги, которые вытащили Тиллиус и Рик, и с полуулыбкой, от которой мне захотелось провалиться под этот самый стол, сказал:

– Я распоряжусь, чтобы вас обслужили, – после чего ушёл.

Я набросилась на, как ни в чём не бывало, сидящих Рика и Тилли.

– Ну что вы разложили на виду свои деньги! Такую мелочь стыдно показывать. Спрячьте сейчас же.

Они удивлённо посмотрели на меня, но деньги убрали.

Светка закатила глаза:

– Ну всё, Наташка опять влюбилась.

– Почему опять? – полюбопытствовал Лекс.

– Потому что с ней это периодически случается.

– Не болтай глупости! – разозлилась я.

– Да конечно, глупости, – хмыкнула моя подруга. – Уж кто-кто, а я-то тебя знаю.

Я бы ещё что-нибудь сказала, но тут подошёл официант и принёс нам на подносе тарелки с едой. Я опешила:

– Да не хотим мы есть!

Светка поспешно схватила тарелку.

– Не хочешь – не ешь, но другим не мешай, – и с этими словами она принялась уплетать еду.

– Ну и не буду!

– Не беспокойтесь, – подал голос официант, – это за счёт заведения.

Я снова покраснела (если так будет продолжаться и дальше, то вскоре я сменю свой естественный цвет кожи на стыдливо-красный). Остальные же ничуть не смущаясь, последовали примеру Светы. Я упрямо проигнорировала еду и, чувствуя недовольство, стала осматривать зал. Здесь было уютно. Никто не обращал на нас внимания. Посетители уходили и приходили, заказывали себе блюда, негромко разговаривали. От столика к столику сновали официанты, принимая и разнося заказы. Моё внимание привлекли посетители, сидящие за два столика от нас. Это были не люди, а, как я догадалась, гоблины такие же, как и моя подруга Света, правда некоторые из них были не зелёного, а серого цвета. Я с интересом наблюдала за ними: кроме Светки я гоблинов не видела. Они единственные из посетителей, кто вёл себя шумно, и не трудно было заметить, что они явно навеселе. Гоблины стукались кружками, весело гоготали и пихали друг друга кулачками, то и дело громко звали официанта и требовали принести ещё выпивки, чем те были явно недовольны.

– Наташа, поешь, – предложил Рик. – Голодовка ещё никому не шла на пользу.

Света что-то согласно промычала с набитым ртом.

– А за деньги не беспокойся. Это не стыдно, что нас угостили за счёт заведения.

– Посмотри на это с другой стороны, – добавил Лекс. – Теперь нам хватит денег, чтобы снять на ночь две комнаты.

– Две комнаты на шестерых, – недовольно протянула Света.

– На пятерых, – сказал Рик. – После ужина я уйду.

– Почему уйдёшь? – я всё-таки вняла совету и принялась за еду.

– Скоро ночь. А ночью мне лучше быть вне этих стен.

– Это правильно! – тут же согласилась Света. – И чем дальше, тем лучше.

– Света! – одёрнула я подругу. – Рик, ну где же ты будешь? Это же город.

– Спрячусь в каком-нибудь укромном месте и пережду ночь. Мне не впервой.

– А что ты есть будешь? – подозрительно спросила Света.

Лекс состроил коварную «мину».

– А он тебя с собой прихватит, чтобы было чем полакомиться, когда проголодается.

Все засмеялись, ну кроме Светы, конечно, она лишь не хорошо взглянула на кентавра.

– У меня нормальное пищеварение и нет необходимости есть постоянно. Достаточно этого ужина.

Не думаю, что Свету удовлетворили объяснения Рика, но она больше ничего не сказала. Какое-то время мы ужинали молча. Но моя подруга усидеть не смогла. Она придвинулась ко мне и зашептала.

– Этот гном мог бы и поделиться золотишком-то. Вон у него целый мешок, а мы будем ютиться в двух комнатках. Жмотина!

Я ткнула Свету локтём в бок: не дай бог услышит Делти, и украдкой на него взглянула. Гном, едва видневшийся из-за стола, ел и не обращал на нас никакого внимания. Его мешок стоял у него под ногами. С одной стороны, может Света и права – мы все в одной «упряжке», но с другой – то, что в мешке находится золото – это всего лишь наши догадки. Увлёкшись своими мыслями, я не сразу заметила, что к нашему столику идут несколько пьяных гоблинов.

– Эй, красотка! – воскликнул один из них, обращаясь к Свете.

Моя подруга подняла глаза и ошарашено уставилась на подошедших, по всей видимости, до этого гоблинов она не замечала. Тем временем серый гоблин разнуздано продолжил:

– Пойдём, потанцуем!

По-видимому, обращённое к ней «красотка», никакого впечатления на Свету не произвело, и она невежливо буркнула:

– Что-то я не слышу здесь никакой музыки.

Гоблин гоготнул:

– А зачем нам музыка? Мы и так можем хорошо повеселиться.

Я не знала как реагировать: то ли смеяться, то ли попытаться помочь подруге разрешить ситуацию. Света и без меня ответила:

– Нет, спасибо, мне и здесь хорошо.

– Да, ладно, кроха, чё ломаешься, пойдём к нам, не соскучишься. Меня, кстати, зовут Неугомонный Весельчак, а тебя как?

– Све… – начала подруга, но я её опередила.

– Свет. Свет её зовут.

Гоблин недоумённо захлопал глазами:

– Свет? Как, просто Свет?

Я мельком посмотрела на подругу и быстро прибавила:

– Э-э… Зелёный, Зелёный Свет.

Светка зло посмотрела на меня. Ну чего она от меня хотела? Не так просто придумать красивое имя за пару секунд.

Гоблин пожал плечами:

– Ну зелёный так зелёный. Ну что милая, пойдём за наш столик, выпьем по паре бокальчиков, а там, глядишь, и захочется чего… ночка то длинная, – и блудливо улыбнулся.

Ого! Светку домогаются! Она это тоже поняла, и как-то нехорошо сощурившись, зло сказала:

– Мне уже хочется. Дать тебе между ног.

Неугомонный Весельчак опешил:

– Чего-о-о?

Ох, не надо было Светке ему грубить. Гоблин аж взбесился:

– Ты что сказала, морда?!

Ну вот этого я уже не потерплю.

– Я могу перевести, – внешне спокойно вмешалась я. – Она сказала, что не хочет танцевать, пить и делать что-либо другое с вами. От себя добавлю, оставьте нашу достопочтенную компанию в покое, и в следующий раз, прежде чем делать непристойные предложения, внимательно посмотрите, кому вы их собираетесь делать.

Гоблин долго фокусировал на мне свои разбегающиеся глазки, а после того, как я закончила тираду, громко икнул и ткнул пальцем в мою сторону:

– А ты вообще не влезай не в своё дело, уродина.

Потом, как будто я ничего и не сказала, повернулся к Свете, схватил её за руку и грубо потянул её на себя.

– А ну пошли!

Света завизжала (это у неё хорошо получается). И все посетители тут же обратили на нас внимание. Гоблин стащил мою подругу со стула и утянул бы её за собой, но внезапно перед ним возник Лекс.

– Оставь её!

Гоблин был почти в два раза ниже кентавра, но хмель бил в голову и ярый коротышка «набычился» и, кажется, готов был вступить в драку. Тем более что рядом с ним было двое его дружков, а из-за столика уже подтягивались остальные. Я успела подумать, что назревает большая неприятность.

– А ну уйди с дороги, лошадина! – угрожающе сказал Весельчак. – А то быстро сейчас слетишь с копыт.

Лекс не церемонясь, поднял хама за шкирку и, держа в метре от пола, спросил:

– Прости, я не расслышал, что ты сказал?

Гоблин пытался ударить Лекса ногами, но тот предусмотрительно держал его на вытянутой руке. Дружки неудавшегося кавалера бросились к нему на помощь. Но Лекс ловко пнул ногой одного, и врезал по челюсти свободной рукой другого, тот отлетел прямо к стулу Рика и он не дал ему больше подняться. Но тут на Лекса налетели остальные гоблины. Все происходило настолько быстро, что я и опомниться не могла, хотя где-то в глубине сознания понимала, что вместо того, чтобы помочь, я сижу и широко открытыми глазами, смотрю, как дерется Лекс. Но я не одна так себя вела: Тиллиус сидел, поджав ноги и руки, и изумленно наблюдал за происходящим. Зато Рик оттащил Светку подальше от места побоища, а гном даже умудрился разбить тарелку о голову подвернувшегося гоблина. Но всё – же драка была не долгой: подоспевшие официанты разняли Лекса и гоблинов, правда двое или трое из них могли уже только лежать.

 

– А ну вываливайтесь отсюда – приказал гоблинам один из официантов, но те и не подумали этого сделать.

То ли это племя такое упрямое, то ли действовал алкоголь не в меру выпитый, но гоблины порывались продолжить драку. Однако их намерениям помешал подошедший хозяин отеля. Нел без церемоний взял четырёх гоблинов (по двое в каждой руке) и без каких-либо усилий понёс их как легкие тюки к входной двери, потом также молча выкинул на улицу. То же самое с остальными проделали официанты. Когда Нел подошел к нам, я стала, заикаясь, извиняться за учиненную драку, но он покачал головой:

– Это не ваша вина. Мои служащие должны были выставить эту компанию ещё до того, как они устроят заваруху. Приношу свои извинения за это неприятное происшествие. Надеюсь, вы не передумаете остаться у нас?

– О, нет, конечно! Я уверена, что мы здесь под надежной защитой, – сказала я с улыбкой.

Да я бы не ушла отсюда даже если бы нас пригрозили убить! Уйти, когда здесь мужчина моей мечты? Ни за что! Нел слегка наклонил голову и удалился.

Я оглядела снова севших за столик своих спутников по несчастью. Интересно, что у всех разные выражения лиц: у Светки – хмурое, у Лекса – боевое, у Тилли всё то же – слегка изумлённое, у Рика и Делти – спокойное. Интересно, а какое у меня?

Тем временем в зале постепенно всё приходило в норму. Посетители успокаивались, официанты быстро привели всё в порядок и занялись непосредственно своими обязанностями.

Первым молчание нарушил Рик:

– А здорово ты их! – похвалил он кентавра.

– Да, Лекс, ты молодец! – поддержала я. – Правда, Света?

Я думала, что моя подруга придёт в себя и поблагодарит Лекса, но ошиблась.

– Я и сама могла справиться, – заявила вдруг она.

От такой наглости, даже у невозмутимого гнома из рук выпала недоеденная куриная ножка.

– Да, сама! – повторила Света, предупреждая наши возражения. – Лекс сам ввязался, никто его не просил. И пусть теперь не ждёт, что я буду благодарна ему всю жизнь.

Я испуганно перевела глаза на кентавра, но он смолчал, лишь плотно поджал губы. Мне стало страшно неудобно за свою подругу, всё-таки она заслуживает хорошей порки. Весь оставшийся ужин проходил в молчании. Никто не мог найти подходящую тему и разрядить обстановку. Я пыталась ни на кого не смотреть, и первая заметила одно обстоятельство, показавшееся мне странным.

– А почему официанты закрывают дверь на засов? В зале ещё полно посетителей, – обратила я внимание остальных.

Лекс пожал плечами:

– Наверное, остались только постояльцы.

– Но мне надо уходить, – встревожился Рик. – Совсем скоро наступит полночь, нельзя чтобы видели как я превращаюсь…

Он не успел договорить, потому что один из посетителей громко потребовал у официантов открыть ему дверь, но те, на удивление, никак на это не отреагировали.

– Я хочу уйти, – продолжал мужчина. – Я уже поужинал и заплатил по счёту всё, что причитается. Я не собираюсь здесь ночевать. Откройте мне дверь!

– Сожалею, но это невозможно, – раздался голос, и я увидела Нела. – Вы поужинали – теперь наша очередь. – И он обратился к своим служащим. – Приятного аппетита.

Что означают эти слова, я догадалась почти сразу, как только увидела изменившееся лица официантов. И почему я сразу не обратила внимания на их неестественную бледность кожи? Она сейчас в сочетании с выросшими клыками представляла собой классический образ вампира. Я сидела и думала об этом так, будто видела всё это на экране в кинотеатре. Ощущение реальности возвратилось ко мне, только тогда, когда один уже из вампиров набросился на ближайшего к нему человека, который – то и должного сопротивления оказать не успел. Вампир схватил его и присосался к шее бедняги. Это было как сигнал остальным вурдалакам. Что тут началось! Зал мгновенно взорвался десятками орущих от ужаса голосов, звоном бьющейся посуды, треском ломающихся деревянных столов и стульев. Вампиры тёмными тенями набрасывались на мужчин и женщин, а те пытались защититься, бросая в нападающих всем, что попадалось под руку. Но, казалось, вурдалаков, жаждущих крови, ничто не может остановить. Они легко вырывали из рук жертвы стулья, отбрасывали столы и впивались в горло своими клыками, а затем, насытившись кровью, также легко отпускали безжизненное тело. Вокруг был разгром, ужас и вакханалия. Наконец, оторвав взгляд от этого зрелища, я перевела взгляд на свою подругу. Но её на стуле не было. Не успев испугаться, я увидела её лежащей на полу в глубоком обмороке.

– Не время терять сознание, – быстро сказал Лекс и вылил на лицо Светы из стакана воду и, видя, что это не помогло, начал бить её по щекам. Это возымело действие. Света, слабо моргая, открыла глаза и тут же разразилась гневной тирадой.

– Ну нет, это перешло всякие границы! Сначала меня обливают водой, потом оскорбляют, а теперь уже и бьют!

– А что ты хотела?! Может тебя разбудить поцелуем? – взвинтился и Лекс.

Светка скривилась так, будто ей предложили поцеловаться с жабой. Тут я не выдержала:

– Может оставите свои дрязги на потом? Если вы ещё не заметили, то вокруг вампиры, которые скоро доберутся до нас. Не сомневаюсь, что им очень хочется попробовать нашей кровушки.

Света посмотрела на творящийся в зале ужас и опять собралась потерять сознание, но Лекс ей этого не позволил, хорошенько встряхнув.

– Что вы там возитесь? – привлёк нас голос Делти. – Надо срочно отсюда выбираться.

– Нам не выбраться отсюда! Я предпочитаю спрятаться, – с этими словами Света залезла под наш стол.

Рик вытащил её оттуда.

– Не глупи. Тебя хорошо видно под столом.

– Но я не хочу попасть на зуб вампиру! – заныла гоблинша.

– Тиллиус пытается поставить для нас защиту.

Только сейчас я заметила, что наш юный маг что-то бормоча, делает пассы руками. Он весь вспотел, очки сползли на кончик носа, но у него ничего не получалось.

– Не выходит! – наконец признался он. – Я слишком волнуюсь.

Его руки дрожали.

– Ты слишком боишься! – с презрением сказала Света, как будто не она пару минут назад лежала в обмороке.

Тиллиус обреченно опустил руки.

– Не могу.

– Кто бы сомневался! – снова съязвила Света. – Что ты вообще можешь?

Я обернулась к подруге:

– Прекрати, Света! В конце концов, мы все… – сказала я и осеклась. По её широко раскрытым глазам, смотрящим мимо меня, я поняла, что происходит что-то ужасное. Я обернулась. Произошло то, что должно было произойти и о чём мы все забыли. Рик на наших глазах превращался в волка. Тело обрастало серой шерстью, лицо вытягивалось, он упал на четвереньки. Ещё секунда и перед нами стоял настоящий волк с горящими глазами и оскаленной пастью. Снова посмотрев на Свету, я увидела, как у неё подкашиваются ноги. О, нет, это уже не смешно! И я сделала то, что уже давно хотела, дала сильного толчка подруге. Она вроде оклемалась. В следующую секунду раздалось два звука. Первый – голос Лекса, который предостерегающе выкрикнул «Вампир!». Второй – рык волка. Вампир набросился на Тиллиуса. Бедный, беззащитный Тилли даже сделать ничего не успел. Не знаю, что бы стало с нашим магом, но тут на спину вампиру вскочил волк – оборотень и вцепился в него своими огромными зубами. В это время Лекс попытался оторвать руки упыря от Тиллиуса, но вампир с такой силой отшвырнул кентавра, что тот отлетел на несколько метров. Однако отпустить жертву ему всё же пришлось, чтобы попытаться скинуть с себя вцепившегося волка. Всё это время я с ужасом наблюдала, одновременно лихорадочно вспоминая, что я знаю о вампирах.

– Света, как убить вампира? – спросила я у подруги, которая была цвета выгоревшей листвы.

– Чего, а? – растерянно, осипшим голосом сказала она и я поняла, что помощи от неё ждать не стоит.

– Солнце! – вспомнила я. – Солнечный свет!

– Ночью? Ну, разве только солнечное затмение, – ответил гном Делти отбиваясь стулом от второго вампира.

– Ах, да, – я нервничала. – Что ещё? О, осиновый крест, то есть кол. И крест. Любой. Посмотрите, может мебель сделана из осины.

В эту минуту вампир легко сломал стул и Делти ткнул отломанной ножкой ему в грудь. Но вурдалак спокойно выдернул обломок из своего тела и отбросил в сторону.

– Точно не из осины, – констатировал гном.

В это время Света скрестила схваченные со стола вилки и наставила на вампира, которому, наконец, удалось сбросить волка, и сейчас он легко отшвырнул мою подругу вместе с вилками. Стало очевидно, что крест кровопийцев не останавливает. Рик и Лекс снова вступили в ожесточённую борьбу с вурдалаком, а Делти подняв свой тяжёлый мешок, покрутился вокруг себя и с размаха ударил «своего» вампира.

– Серебро! – как резаная заорала я. – Нужно серебро!

– А золото с платиной тебе не нужно? – проговорила ещё не пришедшая в себя от падения Светка.

– У меня есть! – обрадовался жавшийся в стороне Тиллиус и полез куда – то за ворот. – Вот, медальон. Мне его мама дала…

Я выхватила медальон – действительно ли он из серебра? Но рассмотреть его так и не успела. Кто-то схватил меня. Я почувствовала сильные пальцы, впившиеся в моё плечо. Другой рукой вампир обхватил меня за шею. Стало трудно дышать, как будто меня сжали тисками. Острые клыки потянулись к моему горлу. И в последний момент, когда они, казалось, проткнут мою тонкую кожу, я, скорее инстинктивно, чем осознанно, впечатала медальон в лоб вампиру. В какой-то момент я подумала, что сделала только хуже: вампир закричал и его крик пронзал сердце. Из-под медальона ударили лучи и вампир начал рассыпаться на глазах как горка песка. Скоро от него ничего не осталось. Секунду мои друзья смотрели с оторопью, а потом заулюлюкали, радуясь первой победе. Зато остальные двое «наших» вампиров сильно разозлились и снова атаковали. Я бросила медальон ближайшему ко мне Делти, он ловко поймал его, и, не долго мешкая, пустил в дело. Этот вампир рассыпался также как и первый. Третий вурдалак видя, что случилось с его собратьями, предпочёл ретироваться. Минутная передышка.

– Пора выбираться, – высказал общую мысль Лекс.

– Давно пора, давно, – яростно закивала Света.

Я посмотрела на входную дверь. Там была неразбериха из человеческих и вампирских тел. Видно, не мы одни собрались прорываться на свободу. Я оглядела зал.

– Окно! Давайте через окно!

Не сказать, чтобы путь к окну был абсолютно свободен, но стоило попробовать, в конце концов, разве у нас есть другой выбор?

– Ладно, – согласился Лекс и взял у гнома медальон. – Держитесь за мной.

– Пф-ф.– скептически фыркнула Света, но встала сразу за кентавром.

Мы двинулись грудой спиной друг к другу, чуть поотстав, пятясь, пошёл оборотень. В зале шла ожесточённая борьба за жизни, поэтому на нас мало кто обращал внимание. Пару раз Лекс воспользовался медальоном, убивая вампиров, попытавшихся нас атаковать. Тыл надёжно прикрывал Рик – волк, рыча и показывая свои огромные клыки всякому, кто посмотрит в нашу сторону. Пока мы шли, я оглядывалась, стараясь увидеть возможную опасность сразу со всех сторон. Сейчас зал выглядел совсем по-другому, чем когда мы пришли: столы и стулья перевёрнуты, много сломанных, посуда разбросана по всему полу, то тут, то там кричащие от ужаса люди, кто-то пытается бороться, но схватка быстро заканчивается для человека поражением. Повсюду можно было увидеть вампира присосавшегося к шее жертвы. Но самое любопытное я заметила, что люди павшие первыми, вдруг начинают оживать, правда, что-то в них мне подсказывало, что их уже вряд ли можно назвать людьми. Когда мы, наконец, добрались до окна, вздохнули с облегчением.

– Ну, что дальше? – спросила Света.

– По-моему и так ясно, – ответил Лекс. – Надо разбить стекло.

Мы отдёрнули с больших окон тяжёлые чёрные шторы. «Чтобы днём солнечный свет не проникал» – автоматически подумала я. За окном была тёмная ночь. Лекс оглянулся в поисках подходящего предмета, схватил уцелевший стул и, крикнув, чтобы мы отошли, со всего размаха бросил стул в окно. Раздался сильный звон бьющегося стекла, осколки полетели во все стороны. Мы инстинктивно пригнулись, закрывая головы руками. После такого оглушительного звона на секунду воцарилась тишина. Первой в окно рванулась Света, но Лекс её вовремя остановил: из рамы торчали острые осколки стекла. Кентавр выбил их ногами.

– Надо же, твои копыта на что-то сгодились, – сказала Света и вылезла в окно.

Лекс неприязненно посмотрел её в след. Я похлопала его по плечу и полезла вслед за подругой. Сразу за нами вылезли Тиллиус и Делти. Рик легко перепрыгнул через подоконник. Последним перескочил Лекс.

 

***

– Хозяин, они уходят!

Нел стоял на лестнице и смотрел как странная компания в составе двух человек, кентавра, гоблина, гнома и волка – оборотня вылезала в окно. Рядом стоял его управляющий.

– Они убили несколько наших. Их надо догнать!

– Не надо, – остановил его Нел. – Пусть уходят. Нас в эту ночь прибавилось много.

Глава 5

Казнь

– Больше никогда не зайду ни в какое сомнительное заведение, – сказала Светка.

– Выглядело оно вполне прилично, – возразил ей Лекс.

– А ты вообще молчи! – взвилась Светка. – Это была твоя идея переночевать здесь. Ты знал, что там вампиры и хотел нас угробить!

– Не забыла, что я тоже был там вместе с вами?

Мы стояли в небольшом отдалении от отеля и Света с Лексом привычно переругивались.

– Света, прекрати говорить ерунду и цепляться к Лексу.

Моя подруга надула губы и проворчала:

– Он был с ними в сговоре, я точно знаю.

Я только покачала головой над непримиримым характером этого маленького гадкого гоблина.

– Давайте подожжём этот притон, на фиг! – она всё ещё была злая от испуга.

– Вот эта мысль правильная, – поддержала я подругу.

– Но ведь там люди! – возразил кентавр.

Я вздохнула, вспомнив обескровленных людей, но, тем не менее, живущих.

– Боюсь, Лекс, людей там уже не осталось.

– Но огонь всё равно вампирам не страшен.

– Зато спалит здание, и больше никто не прельстится провести здесь время и не станет жертвой вампиров.

– Мы окажем большую услугу городу, – подхватила Света.

Лекс согласно промолчал.

– Ну что, Тиллиус, может покажешь на что ты способен? – обратилась я к юному магу, тот смутился, но возражать не стал. Посмотрел на здание отеля, поправил очки, наморщил лоб, а потом что-то забормотал и стал делать странные движения руками.

Здание вспыхнуло неожиданно и ярко, как факел. Я глазам не поверила.

– Тилли, у тебя получилось!

Надо признаться, я не верила до конца в существование магии и уж никак не думала увидеть её своими глазами.

– Тиллиус, а Тиллиус, научи меня вот так, а?! – Светка, ну как ребёнок, которому показали фокус, не сводила восторженных глаз с пожарища.

– И мучиться не стоит, всё равно у тебя ничего не получится, – усмехнулся Лекс.

– Первым, что я подпалю, будешь ты! – парировала Света.

Тиллиус довольный произведённым впечатлением, улыбался.

– Я учился магии десять лет.

– Всё это хорошо, но не пора ли нам уходить? – вмешался в разговор Делти. – Уже начинают собираться зеваки.

Действительно, вокруг нас уже стояли люди, они смотрели на горящий отель и спрашивали друг друга, что случилось. По-моему, маг Оливус говорил что-то про наказание за практикавание магии, если это так, то нам лучше уйти.

– Пошли, – я еле оторвала подругу от созерцания вовсю полыхавшего отеля.

Только пройдя с десяток метров, я заметила, что с нами нет нашего волка.

– А где Рик?

Мои спутники стали оглядываться.

– Он был с нами, когда мы выбрались из здания.

– Наверное, пошёл искать одинокую жертву на обед, – хмуро сказала Света. – По мне пусть он бы вообще не возвращался.

– Не говори так. Он нам помог. Если бы не он, возможно, мы бы сейчас сами пили кровь у какого-нибудь прохожего.

Светку передёрнуло от отвращения.

Остаток ночи мы решили провести на улице: Света наотрез отказалась ночевать ещё в каком-нибудь заведении. Да и на остальных кровавый пир вампиров произвёл сильное впечатление, так что спорить с ней никто не стал. Набрели на какой-то парк и не очень комфортно устроились на скамейке. Лучше всего спал Делти. Ему, похоже, вообще было всё равно где спать. Лекс тоже особых трудностей не испытывал, да и Тиллиус прикорнул сидя на краю скамейки, свесив голову на грудь. Только мы с подругой никак не могли уснуть. Было жутко неудобно, и к тому же мы никак не могли отойти от недавних событий. Впервые мы были так близко от смертельной опасности. Перед глазами так и вставали кровавые сцены. Но самое ужасное, что вампиром оказался Нел, мужчина, который меня покорил! В это не хотелось верить, но, увы, я всё видела и слышала сама. Долго я ещё не смогу забыть его лицо…

– О вампирчике своём думаешь? – зашептала вдруг не спавшая Света.

– О ком? – не поняла я.

– О ком, о ком… О Неле, ясень пень!

– Ничего я не думаю, – недовольно сказала я: Светкина проницательность меня порой раздражала.

– Вот! Вечно втюриваешься в каких-нибудь проходимцев!

– Когда такое было?! – возмутилась я.

– Девушки, вам что, спать не хочется? – спросил спросонок Лекс.

Мы со Светой умолкли, и больше этот разговор не затевали.

Тем не менее, нормально мы так и не выспались, промучившись всю ночь, на утро мы были совсем разбитые. Купив в ближайшей продуктовой лавке немного еды (благо, деньги оставались), мы за завтраком стали решать, что делать дальше.

– Если Рик превращается в человека с рассветом, то сейчас он уже должен быть в человеческом обличии, а значит, больше не прячется, – жуя, заметила я.

Света перестала поглощать булочку и выразительно посмотрела на меня.

– Надеюсь, ты не собираешься предложить нам идти его искать?

Я вздохнула.

– Боюсь, в таком большом городе это делать бесполезно. Пойдем своей дорогой, и будем надеяться, что Рик нас догонит, – сказала я и про себя добавила: «Если только он не решил, что ему с нами больше не по пути».

На том и порешили. Поплутав ещё какое-то время по городу, мы вышли к центральным воротам. Здесь уже вовсю сновали люди, пешие и конные, с телегами и повозками. У выхода образовался затор. Люди в очереди вытягивали шеи, пытаясь выяснить из-за чего задержка, переругивались и делились слухами. Мы пристроились за грузной краснощекой теткой с узлами в руках. Пытаясь привлечь её внимание к себе, я потыкала пальцем в её пухлое плечо.

– Мадам!

– Чаво? – ошарашено оглянулась она на меня.

– То есть, гражданочка!

Видя в её лице настороженное непонимание меня, я решила больше не экспериментировать с обращениями и сразу спросила, почему такая очередь.

– Не знаю, стражники, чтоб бутыли у них всегда пустые были, осматривают всех выходящих, говорят, ищут кого-то.

– Кого? – подпрыгнула Света, видимо решив, что так её будет лучше слышно. – Оборотня?

Лекс утянул болтушку за шиворот подальше от тетки, но та уже всполошилась.

– Какого оборотня?!

– Не обращайте внимания, она не в себе, у неё контузия, – поспешила успокоить я тетку.

– Чаво? – повторила та своё любимое слово.

– Блаженная она, да, – присоединился ко мне Лекс. – Вот, в столицу ведем, в Дом Дураков на лечение.

Тетка недоверчиво посмотрела на вырывающуюся Светку, которой Делти зажал рот, и вновь повернулась к очереди.

– Ну шо? Долго ещё там? Сколько стоять можно?

Я с предупреждением посмотрела на Светку, вздохнула и мы приготовились к долгому ожиданию.

Когда солнце уже вовсю стало припекать, очередь, наконец, дошла до нас. Но только мы собрались выйти из города, как стражники преградили нам дорогу. Двое из них стали выяснять, кто мы и куда идем, а третий куда-то побежал.

Пока я пыталась понять, почему у меня внутри появилось ощущение, что что-то не так, Лекс повторял стражникам понравившуюся версию о транспортировке блаженной гоблинши в дуркин дом. Светка громко сопела, но молчала. В конце концов, когда допрос несколько затянулся, я спросила.

– В чем дело? Мы просто хотим покинуть город.

– Боюсь, что это невозможно, – раздался голос сзади.

Мы даже не успели обернуться, как нас окружили люди в одинаковой униформе. Говоривший мужчина, по всей видимости главный, продолжил:

– Я начальник стражи этого города. Вы арестованы. Следуйте за мной, и советую не сопротивляться, если вы не хотите, чтобы мы применили силу.

Мужчина повернулся, чтобы идти, но помедлил и добавил:

– И смотрите, без всяких там ваших штучек.

Эта фраза меня окончательно сбила с толку. Я не понимала, куда нас ведут. И что означает фраза «Вы арестованы». За что?! Меня, не совершившую за всю свою жизнь ничего противозаконного! Это не укладывалось в голове. Всю дорогу Света возмущалась произволом властей, ругала «бессовестных» стражников, которые хватают добропорядочных граждан и ведут «незнамо куда», угрожала, что она будет жаловаться, и это дело так не оставит, что она юрист и права-то свои знает. Ну и всё такое в том же духе. Пока Светка своими орами привлекала внимание прохожих, все остальные обсуждали создавшееся положение.

Рейтинг@Mail.ru