Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

Что-то упало. Я оглянулась на звук. Это лежала Света. Н-да, что-то у моей подружки нервишки пошаливают. Если так и дальше дело пойдёт, нам будет трудно.

Позже, когда мы все с аппетитом поглощали приготовленный Тиллиусом нехитрый завтрак, маг рассказывал нам о результатах их ночной работы. А они, надо сказать, были малоутешительными. Следующий проход по расчётам магов должен открыться примерно через месяц, в совершенно другом месте, на самой границе королевства. Это известие мой аппетит сильно испортило, и есть совсем расхотелось. Перспектива провести целый месяц в чужом мире в поисках трижды проклятого прохода меня удручала. Зато Света, похоже, была полна энтузиазма. Конечно, весть о том, что ей ещё месяц придётся провести в гоблинской шкуре, её отнюдь не порадовала, но тем паче преисполнило решимости пойти хоть на край света, лишь бы добраться до врат.

– Но как мы это сделаем, мы ведь абсолютно не знаем здешние земли! Мы можем искать это место год! – я была в отчаянии.

– А я на что? – удивился кентавр.

– Ты? Ты хочешь сказать, что…

– … пойду с вами. Без провожатого вам действительно нельзя.

– Я повешусь! – закатила Света глаза.

– Это сильно облегчит нам дорогу, – на полном серьёзе ответил Лекс.

Света одарила его убийственным взглядом.

– Кроме того, – не обращая на склоку внимания, продолжил Оливус. – с вами пойдёт Тиллиус. Он уже окончил курс обучения у меня, и я его отправляю к моему хорошему приятелю, магу Алиандру. Конечно, Тилли придётся сделать небольшой крюк, но тем лучше, у него наверняка появится возможность научиться применять полученные знания, так сказать, в критических ситуациях.

– Что вы подразумеваете под критическими ситуациями? – настороженно спросила я.

– Ну, кто знает какие приключения вас ждут, – пожал плечами старый маг.

– Приключения?! – восторженно переспросила Света.

– Приключения? – с опаской переспросила я.

– Всё может быть. Путь не близкий.

Эта фраза мне совсем не понравилась. О приключениях интересно читать в книге, сидя дома в уютном кресле, но подвергать себя опасности – увольте, я жизнь люблю.

– А другого выхода нет? – на всякий случай спросила я.

– Если и есть, то мне он не известен, – сказал, как отрезал.

Ясненько.

– Я предлагал вам остаться, – напомнил Лекс.

– Нет уж, спасибо, – я отбросила сомнения в сторону. – Делать нечего, раз другого выхода нет, придётся идти.

Сборы были недолгими. Вещей с собой почти не брали: у нас со Светкой их попросту не было, а Тиллиус похоже о таких мелочах не беспокоился. Немного еды в дорогу, несколько необходимых вещей и последние наставления от мага Оливуса – вот и всё. Мы ещё раз поблагодарили старого учителя, и тепло с ним попрощались. И подруга, и я понимали, что свидеться с добрым старичком нам уже вряд ли придётся.

Так мы и отправились в путь: кентавр Лекс, маг – недоучка Тиллиус, Света в теле гоблина и я, молоденькая девушка, которая так любит читать о приключениях в книгах. Но готова ли я к ним в реальной жизни?

Дверь за нами захлопнулась. Я посмотрела на своих спутников уже идущих прочь от дома мага, вздохнула и поспешила за ними.

Глава 3

Новые попутчики

Город оказался не очень большим, во всяком случае, уже через несколько часов кротчайшей дороги, которой повели нас Лекс с Тиллиусом, мы оказались у символических городских ворот. Мы со Светой этого времени даже не заметили, кентавр с магом то и дело показывали нам попадающиеся на пути достопримечательности и рассказывали о городе. Так что скучать не приходилось. Когда город оказался позади, окружающая нас картина стала менее интересной, правда Лекс сказал, что впереди будут несколько деревенек.

Солнце давно уже было в зените, и я подумала о том, что с тех пор как мы покинули дом старого мага, мы ни разу не передохнули.

– Заметили, сколько мы уже идём?

– Да, давненько, – подтвердила Света. – Но ничего, когда устанем, мы поедем на этом кентавре.

– Я не ездовая лошадь! – возмутился Лекс. – И никому не позволю на себе ездить.

– Но ведь позволил же, когда вёз нас с этой вашей рыночной площади, – напомнила Света.

– Я вас спасал! А мог бы и сбросить, – обиженно сказал кентавр.

– Да мы очень, очень благодарны тебе, Лекс. – поспешила заверить я его.

Лекс вроде оттаял, но, посмотрев на Свету, которая беззаботно посвистывала и даже не думала его благодарить, что-то буркнул и снова насупился. Останемся со Светой наедине – я ей скажу пару ласковых слов.

Наша тропинка пошла в гору. Я отвлеклась от своих мыслей, когда увидела маленькую фигурку впереди. Мальчик тяжело поднимался, наверное, из-за своего груза: взвалив себе на спину мешок небольшой, но видимо весьма ощутимый в весе. Когда мы с ним поравнялись, поняла, что ошиблась. Человеку, которого я сначала приняла за мальчика, на вид было не меньше сорока. Эдакий маленький (мне по грудь) мужичок с чёрной бородкой. Он был одет в блёкло-зелёные порядком замызганные штанишки и такую же курточку, на голове нечто вроде шляпы, настолько измятой, что определить её форму представлялось весьма затруднительным. Маленький человек крепко сжимал свой холщовый мешок и, не поднимая глаз, упрямо шёл по уходящей вверх тропинке. Не зная как обратиться, я сказала первое, что пришло мне в голову:

– Сударь, давайте мы вам поможем.

Мужичок поднял на меня удивлённые глаза, но лишь сильнее сжал свой мешок.

– Спасибо, девушка, сам справлюсь.

– Но вам ведь тяжело. А у нас практически нет вещей.

Но человек ещё раз поблагодарив, лишь отрицательно покачал головой. Я пожала плечами, но настаивать больше не стала. Может, стесняется человек, а может, не доверяет. Я его понимаю, кто знает, что можно ждать от нашей компашки. Мы опередили незнакомца, и пошли дальше своей дорогой, оставив его позади.

– Интересно, кто бы нёс его мешок? – спросила Света.

– Ну уж точно не ты, – съязвил Лекс.

Света промолчать не смогла.

– Не беспокойся, тебе бы тоже не доверили, а то возьмёшь и свалишь подальше на своих четырёх копытах. Поминай, как звали.

Кентавр аж задохнулся от возмущения.

– Какой маленький человек, – поспешила перевести я разговор на другую тему.

– Это гном, – сказал Тиллиус.

– А, ну да, – пробормотала я. – и как же это я сразу не догадалась?

– Гномы – это такие маленькие люди? – вмешалась в разговор моя подруга.

– Нет, гномы – это гномы. Другая раса. Хотя ты права, от людей они мало чем отличаются. Они много меньше ростом, зато живут дольше людей – сто двадцать- сто тридцать лет.

– Ого! – удивилась Светка. – Зачем такая длинная жизнь, если большую её часть живёшь дряхлым.

– Не совсем так. В начале жизни гномы действительно развиваются как люди, но стареют гораздо медленнее. Гном, которого мы сейчас видели, находится, если мерить человеческими мерками, ну, примерно, в возрасте двадцати пяти лет.

– А как они относятся к людям, Тилли?

– Немного настороженно, но в принципе, они миролюбивы.

– Хотя водится за ними один грешок, – добавил Лекс.

– Какой? – тут же полюбопытствовала Света.

– Жадноваты они.

– Ну понять это можно, – поправил очки Тиллиус. – Большую часть времени они работают на рудниках, добывают золото. Тяжёлый труд, поэтому цену золоту они знают.

– Наверняка тот гном в своём мешке золото тащил, поэтому и не дал нам его, – предположила Света.

– Ага, особенно когда увидел среди нас гоблина, – сказала Лекс.

Света упёрла руки в бока, приготовляясь к новой стычке.

– Ты на что намекаешь парнокопытный?

– Ты, шкурка гоблинская, лучше не выводи меня из себя, кентавры страшны в гневе!

Я никогда не видела кентавра в гневе, но на всякий случай встала между Лексом и моей подругой. Не знаю, что было бы дальше, но всех отвлёк голос Тиллиуса.

– Смотрите, какой дым стоит над деревней!

Мы посмотрели в ту сторону, куда указывал юный маг. Недалеко от нас действительно стояла деревня: типичные деревянные домики. Откуда-то из глубины селения поверх крыш валил густой чёрный дым.

– Давайте, посмотрим что там, – тут же предложила Светка.

– Уверена, что ничего интересного. Просто… жгут опавшие листья.

– Наташа, разуй глаза, какие опавшие листья – лето на дворе, – ответила Света.

Про листья я просто так сказала. На самом деле мне не хотелось идти в деревню, зачем, если её можно обойти и идти своей дорогой, вместо того, чтобы смотреть, что там горит. Именно это я и собиралась сказать моей маленькой зелёной подруге, но она уже вприпрыжку бежала к деревне. За ней как на привязи шли Лекс и Тиллиус. Что мне оставалась делать?

Деревня встретила нас пустыми дворами, хотя, безусловно, люди здесь жили. Все домики были обнесены оградой, у каждого своё хозяйство: огороды, сады, сараи, во многих дворах бегали куры, брехали собаки. Через какое-то время до нас стали доноситься голоса. Ещё пара дворов и голоса стали слышны явственнее. Люди были чем-то возбуждены, гневные выкрики становились всё громче. Я остановила своих спутников. Ну не по себе мне, когда так кричат.

– Подождите, не будем совать голову в пекло. Надо сначала выяснить, что там происходит.

Мы подошли к ограде последнего перед пожарищем домика и выглянули из-за угла. Картина перед нами предстала живописная. Источником дыма оказался горящий дом, возле него неорганизованной толпой стояли люди, но как ни странно, тушить пожар никто не торопился, хотя в нескольких метрах был колодец. Люди держали в руках кто косы, кто вилы, кто топоры и, глядя в сторону горящего дома, галдели и выкрикивали угрозы. Я вытянула шею, пытаясь хоть что-то разглядеть. Наконец, я увидела на крыльце горящего дома возле самой двери человека. Лица с такого расстояния я рассмотреть не могла.

– Кажется, они не очень мирно настроены по отношению к тому человеку на крыльце, – высказал своё предположение Тиллиус.

 

– Я бы сказал даже агрессивно, – согласился Лекс.

– Надо его спасти, – заключила Света.

– Ну мы же не знаем кто он, может убийца или что похуже.

– Всё равно – это не дело без суда и следствия наказывать человека таким варварским способом, – поддержала я подругу. Человек я мирный и гуманный, и не люблю, когда на моих глазах размахивают вилами и топорами, пусть даже и в чужую сторону.

– Что предлагаете?

– Ну не нам же идти его спасать, вы же мужчины! – ответила Света.

– Ты предлагаешь идти нам в рукопашную? – осведомился Лекс.

– Ты в рукопашную? – с сомнением посмотрела на него Света. – Стой уж. Нам только твоего трупа не хватало.

Похоже, Лекс оскорбился, видя, что его физические способности ни во что не ставят. Пока мы спорили, людской гнев достиг апогея и жители деревни медленно, но неуклонно двинулись к горящему дому с явным намерением разобраться с его хозяином.

– Похоже, дело дрянь, – высказала я своё мнение. – У нас мало времени.

– Ну сделай же что-нибудь, – ткнула Света Тиллиуса.

– Я? – испуганно захлопал он глазами.

– Ну не я же! Ты маг или кто?!

– Я всего лишь ученик.

– Да ну какая разница! Что ты умеешь?

– Ну… – растерялся Тиллиус. – дождь вызвать могу.

– С шаровыми молниями? – живо спросила Света.

– Н-нет, – от волнения начал заикаться Тиллиус. – Просто дождь.

– Тьфу, – сплюнула Светка, – дождь я и сама вызвать смогу.

Юный маг удивлённо воззрился на неё. За неимением времени я не стала объяснять Тиллиусу, что Света ради красного словца и приврать может. Я сказала приврать? Извините. Света никогда не врёт, Света фантазирует.

– Ну что делать-то будем?

– Надо их отвлечь, а там действуем по обстановке, – решила я.

– Тогда иди ты, копытоногий. Они когда тебя такого увидят, сразу все в обморок попадают, – сказала Светка Лексу.

Наверняка кентавр собирался ответить что-то не менее обидное, но времени для ругани у нас точно нет.

– Нет, Лекс понадобиться, чтобы увезти человека. Я знаю, что ты не лошадь, – поспешила сказать я и добавила с мольбой в голосе, – но он может погибнуть!

Лексу эта идея не понравилась, но он промолчал.

– Света, идти придётся тебе, на гоблина они среагируют быстрее.

– Да, а что делать – то? – занервничала моя подруга.

– Да хоть пляши! – и с этими словами Лекс вытолкал гоблиншу.

Остановившись неподалёку от колодца, Света с сомнением поглядела на нас и пискнула:

– Люди.

Конечно, никто кроме нас, её не услышал.

– Люди! – уже громче крикнула Светка.

Потом осмелела, решительно подошла к колодцу и взобралась на него. Уж не знаю, что она там придумала, но становилось всё интереснее.

– Люди! – крикнула Светка во всю мощь своих лёгких, взмахнула рукой и… свалилась в колодец!

Я даже вскрикнуть не успела, только стояла и тупо смотрела туда, где секунду назад была моя подруга.

– Тону! Ой, тону! Люди! – послышался из колодца захлёбывающийся голос.

Люди несколько секунд ошарашено прислушивались к звукам из колодца, и тут какая-то дородная женщина всплеснула руками и с криком: «Кто-то из ребятни тонет!» ринулась к колодцу. Жители деревни бросились за ней. Как бы-то ни было, но осада возле дома быстро поредела.

– Лекс, твоя очередь.

Упрашивать он себя не заставил. Быстро преодолев расстояние, он подскочил к человеку, который, видимо, ещё никак не мог опомниться. Однако дураком тот не был, недолго мешкая, он достаточно проворно взобрался на кентавра и Лекс по шумок поскакал обратно. Я махнула ему рукой, чтобы он не останавливался, ехал дальше, и сказала Тиллиусу бежать за Лексом, мы со Светкой их догоним. Конечно, побег не остался незамеченным и несколько жителей деревни с вилами наперевес бросились вдогонку за Лексом. Другие же доставали Свету из колодца. Когда они вытащили ведро, которое спускали для спасения утопающего и увидели, что на нём, обхватив его руками и ногами, висит гоблин, вместо ожидаемого ребёнка, чуть от изумления не уронили ведро обратно. К счастью, кто-то во время опомнился, и Светка избежала участи ещё раз искупаться в колодезной воде. Пока насквозь промокшая гоблинша прыгая на одной ноге, вытряхивала воду из ушей, жители деревни с интересом за ней наблюдали. Я же тем временем отчаянно подавала знаки своей подруге, что нам пора уходить, но она напрочь забыла обо мне. Вдруг кто-то грубо схватил меня за плечи.

– А ну вот и попалась! Теперь не убежишь!

И меня бесцеремонно потащили к собравшимся у колодца.

– Люди! Пока вы спасали этого зелёного, оборотень сбежал!

Жители зашумели:

– Как сбежал?

– Не может быть!

– Упустили!

– Ему кентавр помог, а эта с каким-то юнцом была с ними, я видел как она рукой махала, когда побежал вдогонку, – и человек в подтверждение своих слов пихнул меня в спину. – А сейчас она стояла, спрятавшись за углом, и подавала знаки этому зелёному гадёнышу. Все они заодно.

Нас раскрыли! Оправдываться не имело смысла. Я едва заметно кивнула головой Светке и со всей дури двинула локтём в живот державшего меня человека. Он такого поворота событий не ожидал и от неожиданности и боли выпустил меня из рук, и я дала дёру, успев заметить, как Светка, лягнув кого-то в коленку, припустилась за мной. Люди опомнились очень скоро. С криками и бранью они бросились за нами. Скажу честно, никогда я не бегала так быстро. Я, которой учитель по физкультуре по доброте душевной, ставил не твёрдую тройку за кросс, сейчас могла бы с лёгкостью побить мировой рекорд. Да плевать мне на мировой рекорд, сейчас у меня была только одна мысль: не попасть в руки этих разъярённых людей. Света бежала почти на одном уровне со мной, она всегда бегала несравненно лучше меня, а сейчас страх подстрекал её не хуже чем меня и поэтому, несмотря на свои теперешние короткие ножки, Светка бежала со скоростью ветра. Мы бежали, не разбирая дороги, всё время петляя и сворачивая. Вперёд. Вперёд. Поворот налево. Прямо. Направо. Прямо. Опять направо. Времени оборачиваться не было, но надеяться на то, что преследователи от нас отстали, было бы глупо, да и крики за спиной говорили о том, что люди ещё больше раззадорились. Жители бежали за нами, мы от жителей, а от нас, кудахча и хлопая крыльями, во все стороны разбегались куры. Я слышала своё хриплое дыхание, бежать становилось всё труднее, моё нетренированное тело к таким забегам не привыкло. Я скосила глаза в сторону Светки, она бежала, подпрыгивая, стараясь делать шаги как можно больше, только уши колыхались на ветру. Так, вперёд. Прямо. Направо. На одном из перекрёстков мы чуть лицом к лицу не столкнулись с Лексом и его всадником. За ним тоже гналась толпа не меньше нашей. Затормозив буквально на секунду, мы, не сговариваясь, бросились к ближайшему повороту. От сознания, что Лекс с нами бежать стало легче. В голове заработала мысль. Мы выскочили на дорогу. В какое-то мгновение мне показалось, что мы оторвались от преследователей.

– Сюда! – крикнула я, задыхаясь, и бросилась к густым кустам, растущим на обочине.

Никто и не подумал мне возражать. Пробегая, я успела заметить идущего по дороге того самого гнома, которого мы встретили на пригорке. Но времени для праздных бесед не было, и только Светка успела крикнуть на бегу:

– Привет, гном!

И мы вломились в кусты. Я исцарапала всё лицо и руки, но не обратила на это никакого внимания. Едва мы скрылись в кустах, как из-за поворота показались наши преследователи. Не увидев нас, они остановились. Один из мужчин обратился к гному:

– Почтенный гном, не видели ли вы здесь пробегающую компанию во главе с кентавром?

– А как же, видел, они как раз пробежали мимо меня.

В груди у меня что-то ёкнуло. Мы все, распластавшись на земле, перестали дышать, превратившись в почву, камни, траву. Сквозь листья куста мне было немного видно гнома и преследовавших нас жителей деревни.

– Они побежали в ту сторону, – сказал гном и махнул рукой в совершенно другом направлении от нашего укрытия!

Люди тут же сорвались с места и побежали в указанную гномом сторону. Я не поверила своему счастью.

– Кажется, пронесло, – выдохнула Света.

Я высунулась из кустов.

– Почтеннейший, спасибо! – со всей искренностью, на которую только была способна, поблагодарила я гнома.

Он махнул рукой.

– Да чего уж там, – и пошёл дальше.

Я хотела сказать ещё что-нибудь хорошее, но Лекс снова затащил меня в кусты.

– Опасность ещё не миновала. Нам надо выбираться отсюда.

– А где Тиллиус? – наконец у меня появилась возможность спросить.

– Не знаю. Я не успел заметить куда он делся, – покачал головой Лекс.

– Будем надеяться, что ему удалось уйти.

– Я хочу вас поблагодарить. Вы рисковали ради меня.

Я уже успела забыть о спасённом нами человеке.

– Благодарности позже. Лучше скажи, как нам выбраться из деревни.

– А мы уже почти выбрались из неё. Идите за мной.

И мы, из предосторожности не вылезая из кустов, гуськом пошли за провожатым.

Мы действительно скоро вышли из деревни и ещё некоторое время шли, прячась, пока дома не стали еле видны. Мы решили сделать остановку. Сейчас я могла спокойно разглядеть спасённого нами человека. На разбойника, убийцу или что похуже, как выразился Лекс, он похож не был, обыкновенный молодой человек с миловидным лицом, правда серьёзность и какая-то внутренняя собранность делали его старше, чем он есть на самом деле.

– Как тебя зовут? – обратилась я к нему.

– Рик.

Я назвалась и представила своих спутников. Рик снова принялся нас благодарить.

– Да уж, заставил ты нас попотеть, – благосклонно сказала Света.

Лекс хлопнул Свету по плечу:

– А здорово ты это придумала – упасть в колодец и притвориться, будто тонешь.

Света с осуждением посмотрела на кентавра.

– Совсем дурак. Я на самом деле упала и чуть не утонула.

– Да, я уж думала, что придётся спасать тебя, а не Рика.

– Ага, чуть всё не запорола, в следующий раз хорошенько подумаем, прежде чем посылать зелёную на ответственное дело.

Светка разозлилась.

– Вот бы шёл и сам действовал, а то привык за женскими спинами прятаться.

– Я – прятаться?! – возмутился Лекс.

Назревала новая ссора, которую я совсем не хотела слушать.

– Рик, не прими за вмешательство в личное дело, но может ты нам расскажешь, за что жители хотели тебя убить?

– Мы имеем право знать, кого мы спасли, – прибавил Лекс.

Рик тяжело вздохнул.

– Да, конечно. Только я не уверен, что когда вы узнаете, кто я, не сдадите меня снова жителям на расправу.

Лекс насторожился. Светка навострила уши.

– Ты нам скажи. А мы потом сами решим, правильно ли мы сделали, что спасли тебя, – мягко сказала я.

Рик кивнул:

– Я оборотень.

– Оборотень?! – выдохнули мы.

У Светки было такое лицо, будто сейчас она упадёт в обморок. Рик горько усмехнулся:

– Вряд ли бы вы стали меня спасать, зная об этом раньше, верно?

Мне стало его очень жаль.

– Ну что ты.

Я не знала, что ещё сказать, я не была уверена, что Рик ошибается. «Может оборотни и не такие плохие, какими их привыкли считать», – подумала я с надеждой.

Светка выставила вперёд какую-то палку:

– А ну, отойди от нас.

Рик с горькой полуулыбкой успокаивающе поднял руки и отошёл от нас на несколько шагов.

– Я сейчас для вас не опасен. В человеческом облике меня легко одолеть.

– Да, а ну как ты сейчас в волка превратишься? – не успокаивалась Света.

Рик покачал головой:

– Я не могу обратиться в волка по собственному желанию, только с наступлением ночи, а на рассвете я снова становлюсь человеком.

– Ага, вот значит как, днём ты невинный и непорочный, а по ночам воруешь и ешь маленьких детей? – и Света пару раз как шпагой ткнула палкой в сторону Рика, держа его на расстоянии.

Он опустил голову:

– Вот и жители деревни так думают, хотя из селения не пропал ни один ребёнок. Но люди обвиняют меня во всём, что бы ни случилось в деревне. Они долго не могли вычислить кто оборотень, но загнанный зверь рано или поздно попадётся в ловушку.

– Это они подожгли твой дом? – спросила я.

– Да. Я не в чём перед ними не виноват, но они даже слушать меня не захотели. Ярость застилает им разум.

Света всё ещё держала своё «оружие».

– Свет, выброси, пожалуйста, свою палку, – попросила я её.

– Да, а как он на нас набросится?

– Гоблинов я не ем, – подначил Светку Рик.

– Правильно, – одобрил Лекс. – Такая посреди глотки застрянет.

Я не удержалась и издала смешок. Светка зло посмотрела на меня и, по-моему, обиделась до конца жизни.

– И что ты теперь будешь делать?

Рик помолчал минутку.

 

– В деревню мне возвращаться нельзя, да и незачем: у меня нет никого из родных, дом со всем, что в нём было сгорел. Мне некуда идти и назад дороги нет.

Я вдруг с ужасной отчётливостью поняла, что значит лишиться дома, лишиться земли, где ты жил, потерять всё, стать никем, человеком, которого никто не любит, нигде не ждут.

– Рик, ты обязательно найдёшь себе новый дом, новое пристанище.

– В крайнем случае, поживёшь в лесу, – добавила Света. – Ой! – это Лекс бросил в неё камушком.

– Да, ничего другого мне не остаётся. Позвольте мне пойти с вами, когда-нибудь я отплачу долг за своё спасение.

– Забудь, ты ничего нам не должен. Если тебе по пути, ты можешь идти с нами, – сказала я Рику.

– Ну ладно, ладно. Если я как-нибудь поутру найду твои косточки, не говори потом, что я не предупреждала, – пригрозила мне Светка.

– Хорошо, не скажу, – пообещала я. – Шутки в сторону. Сейчас надо подумать, как выручить Тиллиуса.

– А не надо никого выручать, – сказал Лекс. – Вон он идёт вместе с гномом.

Я глазам не поверила. Тиллиус шёл, как ни в чём не бывало, рядом с ним вышагивал гном со своим неизменным мешком. Увидев нас, Тилли радостно заулыбался. Мы подождали, когда они подойдут.

– Тиллиус, как тебе удалось выбраться из деревни? Ты превратил всех жителей в лягушек, скажи? – запрыгала Светка.

Юный маг улыбнулся.

– Нет, я просто спрятался.

Света разочаровано сморщилась.

– Молодец, Тилли! – похвалила я его.

Он воспрял духом.

– Когда я бежал за Лексом, понял, что долго продержаться не смогу. Увидел приоткрытую калитку в каком-то дворе, ну и забежал внутрь, сидел за забором, пока в деревне не закончилась суматоха, а потом вылез, стал выбираться из деревни и встретил достопочтенного гнома. – Тиллиус указал на стоящего рядом человечка. – Он то и показал мне, в какую сторону вы ушли, а я предложил ему присоединиться к нашей уважаемой компании. Если вы не против, – несколько неуверенно прибавил Тилли.

«Похоже нашего полку прибывает», – подумала я, но вслух быстро сказала:

– Конечно, конечно. Будем очень рады. Господин гном выручил нас в деревне, и мы очень благодарны.

– Делти к вашим услугам, – гном снял свою шляпу и поклонился.

– Наташа, – я тоже неумело поклонилась.

– Знаю. Тиллиус рассказал обо всех вас, когда мы шли. Вообще-то, я зашёл в деревню прикупить немного еды в дорогу, но вы, ребята, наделали шороху и там явно сейчас не до меня, поэтому задерживаться я не стал и когда узнал от Тиллиуса, что нам по пути принял его любезное приглашение присоединяться к вам.

Гном говорил так правильно и так вежливо, что я невольно прониклась к нему уважением, и мне захотелось вести себя также.

– Для нас это большая честь, – с почтением сказала я.

– Да ладно вам любезностями рассыпать, – вмешалась Светка. – Давайте уж лучше поедим, а то от этой беготни у меня так аппетит разыгрался, что аж в желудке сосёт.

Никто возражать ей не стал, мы все действительно очень проголодались. Развели костёр, достали припасы, которые прихватил Тиллиус из дома мага Оливуса. Несколько минут мы ели молча, только хруст стоял за ушами.

– Не чавкай, зелёная, – сделал Лекс замечание Сетке, – и рот закрывай, а то слюни летят во все стороны.

Светка чуть не подавилась куском и закашлялась. Я услужливо постучала ей по спине. То, что Света чуть не задохнулась, не остудило её гнев.

– А ты, вообще, иди, сено жуй и копыта свои от меня убери, а то как на хвост наступлю и оторву, ни одна кобылка потом на тебя, безхвостатого, не взглянет.

У Лекса побагровело лицо. Я испугалась, как бы его удар не хватил, но у Лекса были другие намерения – он решил задушить Светку. Она это тоже поняла и дожидаться расправы не стала. Выхватив из под носа гнома последний огурчик, и показав Лексу язык (никогда не думала, что у Светки такой длинный язык), она быстро убежала и скрылась в высокой траве. Кентавр собрался броситься за ней, но Рик его удержал. Мы продолжили трапезу, только Лекс иногда бросал хмурые взгляды в ту строну, куда ушла Света.

– Скоро начнёт вечереть, – сказала я. – Надо подумать, где переночевать.

– Уже совсем недалеко город Незабвенный, там можем провести ночь на каком-нибудь постоялом дворе, – предложил Тиллиус.

– Хорошо. Тогда потороп… – закончить я не успела, раздался жуткий вопль. Светкин. Секундная оторопь, и я сломя голову бросилась на звук. Все остальные побежали за мной. Я неслась как угорелая, но высокие стебли камыша и осоки затормозили мой бег, я изо всех сил продиралась сквозь них, и казалось, что эта трава никогда не закончится. Земля под ногами становилась всё мягче и когда я, наконец-то, вылетела из зарослей, оказалась на краю какого-то водоёма. Я услышала ещё один вопль и увидела мою подругу. Света цеплялась за траву, камни и всё что попадалось под руку, а что-то чёрное, обвив её ноги щупальцем, пыталось утащить под воду. У меня всё внутри похолодело. Я бросилась к подруге, ухватила её за руки и потянула на себя, остальные стали помогать мне. Но не тут-то было, неизвестная тварь и не собиралась отпускать свой обед. Это борьба продолжалась несколько минут, мы тащили Светку за руки и верхнюю часть туловища, щупальце тащило её за ноги, а сама Светка орала как резаная. Мы стояли в воде уже чуть ли не по колено, поскальзывались, падали, но Светку не отпускали.

– Может отрубить ей ноги, тогда спасём всё остальное, – пыхтя, предложил Лекс.

Светка услыхала это и завопила ещё громче.

– Нечем рубить, – ответил ему гном.

Я очень понадеялась, что это у них такое оригинальное чувство юмора, хотя сейчас было не до шуток. Но, как ни странно, это натолкнуло меня на мысль.

– Делти, я видела у тебя нож, когда мы ели! Он у тебя с собой?

Гном быстро ощупал карманы и вытащил небольшой ножик.

– Да!

Я схватила нож и, сказав ни в коем случае не отпускать Свету, подошла к её ногам.

– Не надо! – закричала подруга, но я не обращала внимания.

Несколько секунд я набиралась мужества, а затем резким взмахом рубанула по щупальцу. Фонтаном брызнула какая-то чёрная жидкость, щупальце дёрнулось и отпустило гоблиншу. От неожиданности, по инерции все повалились на спину. Щупальце стремительно исчезало под водой, окрашивая её в тёмный мутный цвет.

– Бежим отсюда, пока не вылезло чудовище! – крикнул Рик, и мы бросились назад.

Бежать в воде было трудно, мы то и дело падали, поднимали брызги. Лекс подхватил обессилевшую Светку, я помогала маленькому гному. Наконец, тяжело дыша, мы преодолели преграду из камышей и только тогда остановились перевести дух, изредка поглядывая назад.

– У-уф, кажется выбрались, – согнувшись и уперев руки в колени, я пыталась выровнять дыхание.

Света вырвалась из рук Лекса.

– Убери коряги и не хватай меня больше.

– Да если бы не я, ты бы сама не выбралась! – возмутился кентавр.

Мне так надоели их перебранки, что заболела голова.

– Давайте-ка лучше пойдём скорее в город, пока ещё что-нибудь не случилось.

И после того как гном взял свой неизменный мешок с места нашего привала, мы двинулись в путь. Лекс шёл рядом с Тиллиусом и Делти и тихонько рассказывал им то, что мы услышали от Рика, те с удивлением поглядывали на идущего отдельно оборотня. Позади, чуть отстав, шли мы с подругой.

– Наташа, – немного помолчав, обратилась ко мне Светка, – спасибо за то, что спасла меня.

– Не я одна тебя спасала, все помогали.

– Знаю, но ты сделала главное и если бы не ты…

– … то чудовище не осталось бы голодным, – пошутила я.

Света улыбнулась.

– Ты настоящая подруга.

– А то! – заулыбалась я и взглянула на неё, подсознательно ожидая увидеть прежнюю Свету, стройную шатенку, чуть выше меня ростом, но рядом всё также шло зелёное существо.

У меня впервые появилось странное ощущение, как будто Света со мной и не со мной. Я почувствовала сильную тоску и опустила голову – показывать её подруге я не хотела.

Некоторое время мы шли молча. Вдруг Лекс замедлил шаг и кивнул вперёд:

– Вот мы и пришли, город Незабвенный.

Глава 4

«Летучая мышь»

– Этот город один из самых старинных и красивых. Именно поэтому он называется Незабвенный, – говорил нам Лекс пока мы шли по улицам и глазели по сторонам.

Город и впрямь был очень красивый. Множество разных фонтанов и зелённых парков, изысканная архитектура, чистые, ухоженные улицы. Деревья аккуратно подстрижены, встречались кроны разных форм, везде ярким многоцветием цвели цветы. Тротуары и площади были вымощены плиткой. Над нами весело щебетали птички и даже, казалось, воздух здесь другой. Стёкла домов сверкали в последних предвечерних ярких лучах солнца. Улицы постепенно пустели. К счастью, заведение, где можно остановиться на ночь, мы нашли довольно быстро. Небольшое здание украшала вывеска с названием «Летучая мышь». Заходя в дверь, я успела подумать, что будь я владельцем отеля, то назвала бы его куда более привлекательно. Впрочем, внутри было достаточно мило. Большой уютный зал уставлен столиками, но так, что было просторно. На окнах плотные тёмные шторы, зал освещался большой люстрой, на которой горело множество свечей. Большинство столиков было занято и нам пришлось пройти в глубь, чтобы найти свободный. Честно говоря, в заведениях подобного типа я бываю редко, поэтому нельзя сказать, что я в них чувствую себя как «рыба в воде». Тут же в голову пришла резонная мысль.

Рейтинг@Mail.ru