Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Пытались, эта мысль будоражила головы многим поколениям, но Вечные горы не проходимы.

– А что… – начала я, но меня прервал Светкин возглас.

– Ой, смотрите! – указала она на что-то рукой.

Зрелище, которое привлекло Светкино внимание и правда было очень необычным. По выжженной солнцем земле катились весёлые разноцветные капли-пузыри, то на мгновение замирая, то снова начиная двигаться и менять форму.

– Какая прелесть! – восхитились мы со Светой.

Мы подбежали к каплям, пытаясь разглядеть их получше.

– Что это? – спросила я у Тилли и Лекса, но те только пожали плечами.

– Они почти прозрачные. Из чего они сделаны? – спросила подруга.

Я протянула палец, чтобы дотронуться до одного из пузырька. И меня тут же резко оттащили в сторону. Капелька вытягивающаяся было мне на встречу, тут же расплылась, меняя форму. Я собралась возмутиться такой бесцеремонностью и, повернувшись, увидела того, кого совсем не ожидала, но страстно хотела. В объятиях меня сжимал Он.

– Нел?! Что ты здесь делаешь?!

– Спасаю тебя.

– От этих безобидных пузырьков?

– Безобидных? – переспросил Нел. – Смотри!

Он бросил на землю возле пузырей перчатку, капельки тут же покатились к ней и через секунду облепили её со всех сторон, сливаясь между собой и образуя плёнку. Через несколько мгновений капельки снова растеклись, но на месте перчатки уже ничего не было.

– Ничего себе! – обалдела Светка.

– Откуда ты знал? – спросила я у Нела.

– Не знал, просто в Пустынных землях ничему доверять нельзя, – ответил он.

– Предлагаю убраться подальше от этих коварных пузырьков, – сказала Света, – а то они так и вертятся вокруг нас.

Капельки действительно ползали рядом, подбираясь поближе, пытаясь время от времени облепить чью-то ногу.

По пути я задала вопрос Нелу.

– Как ты нашёл нас?

– Я видел вас ещё вчера со старухой. Подходить не стал, шёл следом. Понял, что вы заночевали в её доме. Когда утром вернулся туда и не увидел, чтобы вы выходили из дома, я взял старуху за горло. Она мне всё и выложила.

– Как жестоко! – осудила Света.

– Зато действенно. Как видишь, это помогло и я здесь.

– Считаешь, что я должна радоваться? – съязвила Света.

– Веришь, что мне твои чувства абсолютно безразличны? – в тон ей ответил вампир и улыбнулся так, что у бедной Светы наверняка по телу пробежали мурашки. Она побледнела и замолчала.

На вопрос Нела, зачем нас занесло в Пустынные земли, я, увидев предупреждающий взгляд Тиллиуса, просто сказала, что нам надо найти одну вещь. То ли вампир от природы не любопытен, то ли это ему было вообще безразлично, но ответом он удовлетворился и больше ничего не спрашивал.

Мы шли, а пейзаж вокруг нас оставался неизменным, та же покрытая трещинами земля, те же чахлые кустики. И невыносимо палящее солнце.

– Я сейчас расплавлюсь! – застонала Светка.

– Убей себя, – предложил Нел. – Или давай это сделаю я, по-дружески.

– В принципе, если обмахиваться, то не так уж и жарко, – тут же заявила гоблинша.

– Поосторожней со словами! – сказал Лекс вампиру.

Нел усмехнулся:

– Кентавр и гоблинша – как романтично.

Света и Лекс ринулась на вампира, но я удержала одну за шкирку, другого – за… м-м… хвост.

– Тиллиус, где же находится Ларец? – спросила я, чтобы быстро перевести тему.

– В дереве, – ответил юный маг.

– В дереве? – переспросила Света. – Тилли, ты о чём? Я за всё время не увидела здесь ни одного дерева.

– Одно есть. Нам надо… – досказать Тиллиус не успел. Почва рядом с нами вдруг вздыбилась и из под разломов появилась голова. Напоминала она что-то среднее между головой змеи и ящерицы. Голова оказалась на длинной шее. Она, слепо извиваясь, потянулась из образовавшейся ямы. Но мы отскочили и бросились наутёк. Правда скоро заметили, что никто за нами не гонится. Оглянувшись, увидели, что из разлома торчит уже не одна, а множество голов на многочисленных шеях. По счастью существо, кем бы оно ни было, вылезать и преследовать нас не собиралось. Мы перевели дух, обогнули по крутой дуге опасное место и последовали дальше.

С тех пор, как мы покинули пещеру, прошло уже несколько часов. Устали ноги, болела голова и сами все измучались, но останавливаться было нельзя. Нам необходимо вернуться до темноты, когда Пустынные земли становились ещё опаснее, хотя избавление от этого палящего солнца казалось уже самым заветным желанием. Иногда откуда-то дул знойный ветер, и с иссушенной земли поднималась серая пыль, которая попадала в глаза, забивала нос. Если бы меня в тот момент спросили, что такое ад, я бы указала на Пустынные земли.

Через минуту я уже пожалела, что подумала об аде. Первым их заметил Нел.

– Мертвецы.

– Люди? – не поняла я.

– Похоже.

Когда мы приблизились, то увидели, что это действительно были люди. В Пустынных землях они выглядели странно и даже почему-то неуместно. Трупов было шесть. Трудно сказать, сколько они здесь пролежали, на жаре процесс разложения идёт быстрее, поэтому от трупов уже воняло, кожа приобрела мерзкий зеленоватый оттенок, а тела вздулись. На покойниках были видны повреждения, у кого-то пузырилась от ожогов кожа, у кого-то были изъедены лица или выедены глаза, видимо мелкие обитатели Пустынных земель уже попробовали «на зуб» непрошенных гостей.

– Кто это? – спросила я.

– Полагаю, Безликие. Наверное, после смерти они становятся видны, – предположил Тиллиус.

– Значит, Ларец уже пытались найти.

– Как ни жестоко это звучит, но нам повезло, что кто-то добрался до них раньше, чем они до Ларца.

– Фи, мы так и будем их разглядывать? – вмешалась Света, зажимая пальцами нос.

– Да, действительно, пойдёмте, – сказала я.

Мертвецы выглядели ужасно, меня передёргивало от отвращения и приходилось подавлять настойчивые позывы к рвоте. Отойдя на несколько метров, я оглянулась. Тиллиус, наклонившись, без видимого отвращения разглядывая один из трупов.

– Тилли, – позвала я его, – вряд ли они тебе уже что-то сообщат.

– Действительно, – согласился маг и бросил это занятие, но отойти не успел. Мертвец, которого с таким интересом рассматривал до этого Тиллиус, вдруг поднялся и набросился на мага. Я опешила. Такого поворота событий никто не ожидал. На землю рядом со мной грохнулась Света, вспомнив, наверное, что уже давно не падала в обморок. Тем временем ожили оставшиеся мертвецы. Пока мы таращились, на невиданное ранее явление, покойники нас окружили и явно с недобрыми намерениями. Я не спуская глаз с мертвецов, носком ботинка попихала Светку в бок, чтобы она очнулась, но эффекта это не возымело. Тогда кентавр поднял гоблиншу и прижал к себе. Однако сейчас было не до сантиментальных умилений – мертвецы начали угрожающе надвигаться. Я вышла из ступора только тогда, когда услышала призыв Тиллиуса о помощи. Тилли изо всех сил вырывался из рук покойника вцепившегося в него мёртвой хваткой. Наконец юноше удалось вырваться и в скрюченных пальцах мертвяка остались лишь клоки от одежды несостоявшейся жертвы. Наше положение было ненамного лучше. Мертвецы взяли нас в кольцо и неумолимо сжимали его. Я в отчаянии пошарила в кармане, увы, ледышку я уже использовала. Но ведь у других ещё остались магические предметы! Вряд ли нам могли помочь Света, которая была в обмороке и Лекс, который держал её. Оставался Тиллиус.

– Тилли! – крикнула я, но он уже и сам догадался.

В его руках оказалась плеть, которая полыхала огнём. Взмахнув ею, Тиллиус сжёг ближайший кустик. Казалось, что это должно было отпугнуть мертвяков, но то ли они были слишком голодны, то ли тупоголовы, но, увы, не помчались, куда глаза глядят, сверкая пятками, а продолжали сужать круг. Собственно ещё шаг и их руки уже смогут до нас достать. Дожидаться этого момента Тиллиус не стал. Взмахнув плетью, юноша мгновенно сжёг сразу трёх ближайших мертвяков. Не было сомнений в магическом происхождении огня: от мертвецов остались лишь кучки золы. Но даже происшедшее с их «братьями» не отпугнуло оставшихся покойников и Тиллиусу оставалось только применить огненную плётку ещё раз. Теперь ему удалось достать только двоих. Я уже вздохнула с облегчением – остался один мертвец, но тут произошло непредвиденное: плётка вдруг зашипела, выбросила сноп искр и… от неё осталось только рукоятка. Мы ошарашено уставились на то, что осталось от магического предмета, и в этот момент последний мертвец ухватил таки Нела. Только он выбрал не ту жертву. Вампир легко сломал руку мертвяку, правда того это не остановило и он потянулся другой рукой, уже жадно разевая рот. Нел не стал долго возиться с мертвецом, просто с неприятным хрустом сломал ему позвоночник. Мы тем временем решили убраться по добру по здорову. Через какое-то время, оглянувшись, мы увидели, что за нами, извернувшись под немыслимым углом, ковыляет мертвяк.

– Как же он меня достал! – раздражённо сказал Нел. – Идите вперёд, я вас догоню.

Мы последовали его совету. И всё время, пока Нел не вернулся, я не оглядывалась. Не знаю, что сделал с покойником вампир, но больше тот нас не преследовал.

– Нам надо спешить, когда Готлон не дождётся своих слуг, он пошлёт за Ларцом других, нам опасно с ним встречаться, – торопил нас Тиллиус и мы спешили изо всех сил.

Дерево мы увидели задолго до того, как дошли до него. Среди голых земель, оно было единственным, что привлекало внимание намного метров вокруг. Мы подходили ближе, разглядывая цель нашего пути. Дерево было под стать Пустынным землям: такое же высохшее и безжизненное. Серо-белёсое, оно стояло, вытянув свои корявые сухие ветки, на которых не было даже намёка на какую-то растительность. Но зато на ветвях я увидела то, чего совсем не ожидала. На суках дерева сидели большие белые птицы. Правда, сидели не совсем привычно, сложив крылья перед собой так, что закрывали ими тела.

– Какие огромные птицы! – удивилась Света.

– Боюсь, что это не совсем птицы, – ответил ей Тиллиус.

 

И тут одна из них распахнула крылья и мы поняли, что имеет ввиду маг. От птицы у этой рептилии были только крылья, всё остальное принадлежало женщине. Бледное лицо с женскими чертами и длинные белые волосы, обнажённое тело с прозрачно-белой кожей, сквозь которую просвечивали синие вены, только вместо рук птичьи крылья.

– Кто это? – изумлённо спросили мы со Светой.

– Гарпии. Женщины-птицы, – ответил всезнающий Тиллиус. – Меня о них предупредил маг Алиандр.

Гарпии зашевелились, заволновались, видимо почувствовав наше присутствие.

– Они нападут на нас?

– Да, как только мы предпримем попытку приблизиться к дереву.

– А ты уверен, что Ларец именно в этом дереве? – уточнила Света.

– По словам мага Алиандра, других деревьев в Пустынных землях нет.

– Но в нём нет никакого дупла!

– Ларец под корнями.

Мы ещё посмотрели на дерево и поняли, что это возможно.

– Что будем делать? – задал резонный вопрос Лекс.

– Может попытаться с ними договориться? – сказала Светка.

– Ну да. Переговоры с троллями ты тоже предлагала, – напомнил Лекс.

Неожиданно голос подал Нел.

– Гарпии разумны, но не настолько, чтобы понимать человеческую речь.

– Остаётся магия, – заключила я.

– Они почти не чувствительны к боевой магии, – покачал головой Тиллиус.

– А чего нам бояться их? Ну и подумаешь, женщины-птицы! – сказала Света.

– Да, если не знать, что питаются они свежим мясом, – ответил ей Нел.

– Значит, вопрос остаётся прежним: что будем делать?

– Можно попробовать пассивную магию, – предложил Тилли. – Света и Лекс магические предметы остались только у вас, свои мы с Наташей использовали. Какими свойствами они обладают?

– У меня нож-молния, – ответил кентавр.

– Не подойдёт. Света, что у тебя?

– А? – очнулась Света.

– Что у тебя за магический предмет? – повторил Тиллиус.

– Невидимый глаз. То есть, «сей стеклянный глаз делает невидимым того, кто его разобьёт», – старательно процитировала фразу из свитка гоблинша.

– Это может пройти, – сказала я. – Кто-нибудь из нас разобьёт глаз, возьмёт Ларец и мы все «делаем ноги».

– Не всё так просто, – ответил Тиллиус. – гарпии очень чувствительны, они могут учуять незваного гостя и тогда подойти к дереву будет очень сложно.

– Тогда остальным придётся их отвлекать.

– Я не буду приманкой для этих! – сразу взбеленилась подруга.

– А тебе и не надо. Ты пойдёшь за Ларцом, – сказал Лекс.

– Почему я? – возмутилась подруга. – Как что, так сразу Света!

– Одно из двух. Тем более, ты самая маленькая, тебе будет легче.

– Света, тебе лучше поторопиться. Кажется, они нас заметили, – сказала я, видя как женщины-птицы поднимаются с веток и взлетают в небо.

Светка ещё раз бросила на нас взгляд полный сомнения и, вздохнув, выудила из кармана предмет, действительно напоминающий стеклянный глаз. Гоблинша разбила его оземь и…исчезла.

– Ну как, получилось? – спросил её голос.

– Да! – выдохнула я.

– Не стой, – поторопил невидимую Свету Тиллиус. – вряд ли действие магического глаза будет очень долгим.

– Иду. А вы смотрите, не подпускайте их к дереву, пока я не вернусь, – ответила Света, и по звуку лёгких шажков, я поняла, что она убежала.

Теперь перед нами стояла не менее важная проблема. Гарпии уже летели на нас. Нел сразу незаметно оказался возле меня и тут же пригнулся, утянув меня за собой вниз. Первая гарпия пронеслась над нами.

– Прикройте меня пока, – бросил Тиллиус, творя руками пассы и шепча заклинание.

Я плохо себе представляла, как это можно сделать. Не знаю, как отбивался от гарпий Лекс, но я старалась всё время держаться за Нелом. Когда одна из женщин-птиц подлетело слишком близко, Нел ухватил её за ноги и с силой швырнул на землю. Гарпии отчаянно закричали и набросились на вампира. Только в последний момент я заметила, как на меня летит одно из этих существ. Взмахивая мощными крыльями, она вознамерилась напасть на меня, я уже видела её горящие глаза и открытый рот с острыми зубами. Когда гарпия оказались возле меня, я схватила её за одно из крыльев. Существо затрепыхалось, пронзительно закричала, попыталась вырваться. Ей это быстро удалось, в моём кулаке осталось несколько белых перьев. Гарпия нацелилась на лету пнуть меня ногами, но тут, взявшийся из неоткуда резкий шквал ветра снёс нападавших. Правда, те своих попыток не оставили и пытались лететь на нас против воздушного потока. Удивительно, но для нас это были всего лишь слабые порывы ветерка. Удивляться я перестала, когда поняла, что ураган для гарпий – дело рук нашего мага. Стало спокойнее, только изредка какой-нибудь женщине-птице удавалось с большим трудом преодолеть препятствие, тогда атаку отбивал Нел, снова выкидывая её за границу ветра. То время, которое мы ожидали Свету, было для меня мучительно долгим, казалось, можно было сбегать до дерева и обратно, по крайней мере, раз десять. Наконец, в очередной раз, вглядываясь в зыбкий от жары воздух, я увидела приближающийся к нам какой-то небольшой ящичек.

– Ларец! – воскликнул Тиллиус.

Вот оно что! Светка – то невидима, а вот вещь, которую она держит – нет! Я вздохнула с облегчением, значит, всё-таки нашла, несёт… Только я это подумала, как из воздуха стала возникать Света! Сначала она была еле видна, но с каждой секундой становилась всё «материальнее». Светка неслась к нам на всех парах, крепко сжимая в руках Ларец. Я поняла, что гарпии вот-вот заметят мою подругу. Видимо об этом же подумал и Лекс и бросился к Свете. Едва он подскочил к гоблинше и подхватил её, как полуптицы устремились за ними. Кентавр поскакал к нам что есть сил, мы бросились прочь от злополучного дерева. Мы бежали защищённые полусферой урагана, сквозь которую не могли пробиться гарпии. Но эта преграда казалась такой ненадёжной, и яростные крики крылатых женщин за спиной подгоняли нас, заставляя бежать, не останавливаясь. Не знаю, сколько прошло времени с начала этого бега за жизнь, когда я уже твёрдо решила упасть и будь что будет, гарпии, потеряв надежду полакомиться, наконец-то оставили нас и ещё немного покружив в небе и разочарованно крикнув – улетели. Тиллиус ещё несколько минут для верности удерживал ветер, а потом обмяк и упал бы, если бы мы его не подхватили. Но когда Света протянула ему добытый Ларец, он как будто воспрял, бережно взял его и положил в сумку. Когда он благодарил гоблиншу, его глаза светились радостью, как будто он получил главную ценность в мире. Впрочем, для него, видимо, так и было. Света видя с какой сердечностью благодарит её Тилли, вся зарделась от удовольствия и, похоже, готова была совершить ещё какой-нибудь геройский поступок. По счастью этого от неё не требовалось. Всё что теперь нам оставалось это добраться до пещеры. Как не хотелось нам остановиться, отдохнуть, но надо было продолжать путь.

Сделать это так быстро как хотелось, нам не удалось. Как всегда это бывает, на пути встретилось препятствие в виде большого и отнюдь небезобидного ящера. Тиллиус попытался атаковать рептилию несколькими слабыми магическими зарядами, но они не причинили вреда ящеру, а для более мощных зарядов у мага сил ещё было недостаточно.

– У него слишком толстая шкура, как панцирь, я не могу достать его! – крикнул Тиллиус.

Ящер приподнял свой длинный мощный хвост и смахнул нас. Удар был весьма ощутимым. Когда я упала на землю, в глазах помутилось, но сознание я потерять не успела. Кто-то поднял меня и поставил на ноги. Кажется, это был Нел. У меня гудела голова, в глазах расплывалось, и следующие несколько минут я плохо осознавала происходящее. Мне помогали избегать ударов ящера. Когда в голове прояснилось, я поняла, почему мы не спасаемся бегством, ящер пресекал каждую нашу попытку.

– Почему мы не захватили хотя бы один меч? – застонала Светка.

– Против него и меч бы не помог. Кажется единственное слабое место у него – это глаза, – отозвался Лекс, тяжело дыша. Он уворачивался от хвоста ящера, одновременно умудряясь прикрывать гоблиншу.

– Надо ослепить его! – воскликнула я и бросилась прочь от летящего на нас хвоста.

– Чем? – выдохнул кто-то.

Я улучшила момент и подскочила к Светке. Бесцеремонно залезла в её наплечную сумку и судорожно в ней порыскав, выудила небольшое зеркальце, с которым подруга не расставалась, всё время украдкой проверяя, не превратилась ли она обратно в человека, хотя в этом не было никакого смысла.

Не обращая внимания на недоумённые взгляды, я бросилась к зубастой голове ящера, и, поймав зеркальцем луч солнца, направила его прямо в глаза рептилии. Солнце отразилось от зеркальной поверхности нестерпимо слепящим светом, даже мне пришлось ненадолго прикрыть веки. Направленный же в глаза ящера луч, просто выжег их, оставив тварь без зрения. Ящер в бешенстве закрутился на месте, мощно ударяя хвостом по земле, и нам стоило больших усилий избежать этих ударов и обогнуть ящера, чтобы продолжить свой путь.

Как мы не спешили, но всё же застали сумерки в Пустынных землях, даже несмотря на то, что ночь, по словам Нела и Тиллиуса, здесь наступает позже, чем в других местах. С одной стороны, сумерки предвещали ночь, что было для нас крайне плохо, с другой, начала спадать жуткая жара, от которой у нас и так сошло семь потов, идти (почти бежать) стало легче, да и до пещеры оставалось совсем немного. Наши силы удвоились, когда мы увидели её очертания на горизонте и последние десятки метров мы преодолели насколько это возможно лёгким бегом. Перед самым входом в пещеру нас с подругой резко дёрнули назад. И через секунду я поняла почему. В последних лучах заходящего солнца на нас легла огромная тень. И подняв голову, я увидела гигантскую тварь, вылезшую из-за пещеры. Чудовище напоминало паука с маленькой головой и панцирем на спине. Из-под брюха свисали какие-то отростки, а на шести длинных тонких ногах были видны присоски. Вращая маленькими чёрными глазками и открывая клыкастый рот, тварь попыталась напасть на нас. Но мы, наученные бесценным опытом путешествия по Пустынным землям, успели отскочить. Правда Света оказалась не слишком проворна, и прилипла к присоскам паука. Я с силой дёрнула Светку, и она со звучным чмоком отлипла, тяня за собой нити какой-то слизи. Прежде чем паук атаковал нас снова, Лекс воспользовался единственным, что у нас осталось. Вынув нож-молнию с кривым лезвием, которое действительно напоминало зигзаг, он метнул его в тварь. Эффект оправдал название магического предмета. Через мгновение на земле остался лежать обугленный труп.

– Да что же это такое! – воскликнула Света. – Почему сегодня всем приспичило нас сожрать?!

– Давайте в пещеру, пока ещё кто-нибудь не появился!

Медлить никто не стал. Обогнув труп паука, мы вбежали в пещеру. Я почувствовала себя в безопасности, хотя только сейчас ощутила, как гулко и учащённо стучит сердце. Здесь мы позволили себе несколько минут отдыха. Главное мы сделали – Ларец Мудрости был у нас. Тиллиус бережно сжимал сумку с Артефактом. Теперь для него это была главная ценность. Не сомневаюсь, что если бы потребовалось, юный маг отдал бы жизнь, чтобы защитить доверенный ему Великий артефакт.

– Всё, пора домой, – сказала я. – Света, ну не бери ты эти побрякушки! – застонала я, увидев, что подруга запихивает в карман сверкающие камни и украшения. Она обиженно выпятила губу, но кольцо с изумрудом всё же сжала в кулачке.

Тиллиус, Нел и Лекс уже воспользовались камнем по очереди. Остались только я и подруга, которая всё никак не могла расстаться с богатствами пещеры. После того, как я проследила за отправлением Светы через волшебный камень, я бросила последний взгляд на стены с магическими предметами, на драгоценные развалы на полу и без сожаления встала на камень. Ни за какие богатства я больше бы не согласилась вернуться в Пустынные земли.

Глава 21

Ловушка

Как и в прошлый раз, я переместилась мгновенно. Через секунду, открыв глаза, увидела , что стою рядом с друзьями в знакомом месте. Но что бросилось в глаза, избы старухи не было! Хотя сама она стояла жива – здорова прямо перед нами, правда за границей какого-то круга, который очерчивал место вокруг нас. Я почти сразу почувствовала напряжение в воздухе. Мои друзья стояли рядом с камнем и не спускали глаз со старухи, у которой было крайне довольное лицо.

– В чём дело? Чего стоите? – спросила я у друзей и сделала несколько шагов.

– Стой! – крикнул Тиллиус. – Дальше нельзя!

Я недоумённо посмотрела на юношу.

– Хе-хе, вот все и в сборе, – прокаркала старуха.

– Что всё это значит? – потребовала я ответа.

– Ничего особенного, – ответила мне старуха. – Я не задержу вас надолго. Вам только надо отдать мне Ларец, который вы принесли из Пустынных земель и я отпущу вас.

Вот тут меня старуха и ошарашила. Откуда она знает про Артефакт?

 

– С какой стати вы решили, что мы отдадим вам Ларец? – спросил Лекс.

– Ах да, забыл вам сказать, что у вас нет выбора, – добавила старуха.

– Кто вы? – спросила я.

– Готлон, – тихо сказал Тиллиус.

Я изумлённо перевела взгляд на старуху и увидела, как она с неприятным смешком превращается в мужчину преклонных лет с орлиным носом и цепкими глазами.

– Что ж, раз вы проявили такую смекалку и догадались, кто я, скрывать своё лицо дальше, нет смысла, – сказал маг Готлон.

– Ну не знаю, кто ты там: Готлон, Мотлон, Дотлон, мне это без разницы. Отойди с дороги и не мешай, мы спешим, – сказала Светка и сделала несколько шагов, и тут её как будто что-то с силой оттолкнуло, и она упала на землю.

– Ай-яй-яй, я вижу, вы совсем не воспринимаете мои слова всерьёз. А зря, я шутить не люблю.

Я сделала про себя вывод, что старик мне совсем не нравится.

– С чего вы взяли, что Ларец у нас? – спросила я.

– Давайте не будем пытаться вести эти игры. Ни к чему. От вас требуется всего лишь малость – отдать мне Ларец.

– Да? Это с какой стати-то? – возмутилась Света, которая обозлилась после неудачной попытки покинуть очерченный круг. – Если он тебе так нужен, чего ты за ним сам в Пустынные земли не полез?

– А зачем, когда вы сделали это за меня? – усмехнулся старик. – Кстати, не забывайте, что это я показал вам этот камень.

– Ну не из доброты душевной, – парировала я.

– Вы правы, девушка, ради собственных целей. И как вы понимаете, с Ларцом я вас не отпущу.

– И как же вы попытаетесь нас остановить?

– О-о, это защитный круг. Ни одна живая душа не пройдёт через него.

– Ни одна живая душа? – переспросил вдруг молчавший до этого Нел. – А неживая? – и сделал несколько шагов, переступив черту круга.

У Готлона округлились глаза, но он быстро догадался.

– Вампир!

Нел усмехнулся.

– Да, а сейчас самое время утолить жажду.

Только сейчас я осознала, что наступила ночь, время, когда вампир приобретает наибольшую силу.

Готлон попятился. Вряд ли сильный маг боялся вампира. Но появление необычного противника стало для него неожиданностью.

– Полагаю, теперь у вас есть веская причина отпустить моих спутников, – холодно сказал Нел, остановившись в трёх шагах от Готлона.

– Что вы, я так быстро не отказываюсь от своих целей, – нехорошо усмехнулся маг и на глазах стал превращаться в большого зверя.

– Готлон – мастер перевоплощений, – прошептал стоящий рядом со мной Тиллиус.

– Мама! – ойкнула Светка.

– Советую сразу потерять сознание, чтобы не видеть этого, – сказала я подруге и, помолчав, мрачно добавила: – Я посмотрю, может и сама сейчас хлопнусь в обморок.

Превращаться маг Готлон умел хорошо. Буквально через минуту перед Нелом стоял большой зверь, отдалённо напоминающий волка-мутанта. Почти в человеческий рост, с мощным торсом и сильными ногами, на могущих плечах небольшая, по сравнению с телом, голова с крепкими челюстями в пасти, он выглядел устрашающе. Но только, наверное, не для Нела. Во всяком случае, он не выказал никакого испуга. Напротив, его лицо стало жёстким, он приготовился к борьбе. Зверь не заставил себя ждать, оскалив клыки, он сделал мощный бросок на Нела. Но тот высоко подпрыгнул, зависнув над землёй. Зверь не отступил и подпрыгнул, пытаясь вцепиться огромными зубами в вампира, но получил от него жестокий удар по морде. К сожалению, он не мог обездвижить такого сильного зверя и тот почти сразу снова бросился в атаку. Бились они долго и тяжело. Каждый сильный удар, каждый резкий выпад, каждый мощный бросок убил бы любого из тех, кто стоял в круге. Но эти двое продолжали биться. Несмотря на свою жестокость, этот танец смерти завораживал, и я не отрываясь, иногда забывая дышать, смотрела на битву. Делать это было сложно. На землю опустилась ночь и две чёрные фигуры были едва видны в темноте. В какой-то момент зверю удалось повалить на землю вампира. Он пытался дотянуться острыми зубами до Нела, но вампир удерживал пасть хищника в нескольких сантиметрах от своего лица. Это стоило ему неимоверных усилий. Ещё секунда и зверь доберётся до цели – из пасти текла слюна, глаза горели бешенным огнём, из горла доносился злой рык. У меня замерло сердце. Ещё немного, руки Нела напряжены до предела. Вдруг вампир сам издаёт тихое рычание и последним усилием отбрасывает зверя. Было видно, что устали оба. У зверя не хватало сил на мощные атаки. Нел неуверенно стоял на ногах и тяжело дышал. Мы не спуская глаз, наблюдали за происходящим.

– Готлон слишком ослаб. Он больше не сможет долго быть в облике зверя, – тихо сказал Тиллиус и оказался прав. Зверь на глазах стал превращаться обратно в человека. Маг Готлон в человеческом обличии выглядел куда хуже. Он еле стоял на ногах, весь в кровоподтёках и жестоких ранах.

– Кажется, я уже могу колдовать. Он больше не может удерживать защиту круга, – сказал Тиллиус и лёгким движением пальцев высек искры. – Тебе лучше оставить нас, Готлон! – грозно сказал юный маг. – Ты проиграл!

Готлон со злостью и ненавистью посмотрел на нас.

– Я ещё найду вас. Ларец будет моим!

Вампир угрожающе надвинулся на Готлона, тот смерил глазами Нела, нас и, видимо понял, что в своём теперешнем состоянии он вряд ли сможет заставить нас отдать ему Ларец. Он решил не рисковать и… растворился в воздухе. Сразу после этого линия круга вспыхнула голубым светом и тотчас погасла. Несколько минут мы стояли в оцепенении. Неужели всё закончилось и мы свободны? Но защитного круга больше не было, Готлон исчез и мы, наконец, могли вздохнуть спокойно.

– Где он? – спросил Лекс, озираясь.

– По мне, хоть у чёрта на куличиках, лишь бы подальше от нас, – сказала Света.

– Маг Готлон отправился залечивать раны и восстанавливать силы, чтобы снова попытаться забрать у нас Ларец, – сказал Тиллиус.

– Тогда выброси его на фиг! – замахала руками Света.

– Как выбросить?! – изумился юный Хранитель. – Это же Великий Артефакт!

– Ну тогда давай я выброшу, раз у тебя кишка тонка, – предложила моя подруга.

Но Тиллиусу этот вариант тоже не понравился.

– Тогда спрячь, от нас подальше, – посоветовала Света.

Пока они разговаривали, я подошла к Нелу. Оглядела его. В некоторых местах его одежда была порвана, на лице и теле видны глубокие царапины и даже раны. Я слегка дотронулась до ссадины на скуле.

– Сильно пострадал?

– Скоро восстановлюсь. У вампиров всё быстро заживает, – ответил он и через паузу спросил. – Беспокоилась?

Даже если бы я хотела соврать, я бы не смогла. Его глаза так глубоко смотрели в мои, казалось, вытягивая душу.

– Эй, Наташа, ты слышишь, о чём мы говорим? – отвлёк меня голос Светы.

– О чём?

Она недовольно поглядела на нас с Нелом и произнесла:

– Мы говорим о том, что надо спрятать Ларец.

– Что ты предлагаешь? – спросила я.

– Я? Ничего! Мы ждём умных мыслей от тебя.

Я растерялась. Честно говоря, у меня по этому поводу вообще не было никаких мыслей.

– Я думаю Тиллиус лучше знает самое хорошее место для хранения Ларца.

Все вопросительно уставились на юного мага. Но он и сам уже был в раздумьях. Через несколько минут он всё же выдал ответ.

– Да, думаю, я знаю такое место. Но до него далеко. Если я пойду туда, мне придётся оставить вас продолжать путь без меня.

– Не-не, так дело не пойдёт! – тут же запротестовала Света. – Что мы без тебя будем делать, если нам понадобиться магическая помощь?

Подруга была права. С магом было куда спокойнее и безопаснее продолжать путешествие. И тут меня осенила мысль.

– Тилли, а если мы дадим тебе кристалл, ты сможешь воспользоваться им, а потом вернуться обратно?

Тиллиус думал пару секунд.

– Могу! Кристалл может доставить в любое место, если точно представляешь, куда тебе надо попасть.

– Тогда решено! Нел, отдай, пожалуйста, Тиллиусу ключ.

Вампир без возражений отдал кристалл.

– Подождите! А если Готлон вернётся? – спросила Света, озираясь по сторонам, как будто рассчитывала увидеть его в любую секунду.

– В ближайшие дни он не вернётся. Он слишком слаб. Ему понадобиться время, чтобы восстановить свои силы, – успокоил её Тиллиус.

– Хорошо. Тогда иди. Сколько времени тебе понадобится, чтобы вернуться? – спросила я.

– Немного. Перемещение почти мгновенное. На всё мне понадобиться не более часа.

Рейтинг@Mail.ru