Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

В комнате повисла тишина. Все как один были ошарашены словами старика. В моей памяти всплыл образ женственного королевского отпрыска с утончёнными манерами и беззаботным лицом. Видимо и все остальные представили то же самое, потому что чуть ли не в один голос воскликнули.

– Не может быть!

– Увы, – развёл руками маг Алиандр. – я тоже не мог поверить своим глазам и ушам, когда встретился с ним здесь.

– Это недоразумение какое-то! – принцесса нервно зашагала по комнате. – Теандер никогда не желал власти! Он даже политикой не сильно интересовался. Его больше занимала мода, танцы, приёмы…

– Принцесса Алиана совершенно права, – согласился со своей воспитанницей Гонфри.

– Мне горько это говорить, но Его Высочество на самом деле оказался жестоким и коварным тщеславцем. Его мало занимает политика Мирании, потому что он намерен завоевать весь мир!

– А почему я должна вам верить? – спросила Алиана. – Своего брата я знаю лучше, чем вас.

Маг снова покачал седовласой головой.

– Боюсь, милая принцесса, вы совсем не знаете своего брата.

– Всё, я больше не намерена выслушивать бездоказательные обвинения! – рассердилась Алиана.

– Совершенно согласен с Её Высочеством. Вы обвиняете самого принца – наследника престола! – воскликнул Гонфри.

– Боюсь, что когда вы получите доказательства моим словам, будет уже слишком поздно. У Теандера уже есть три Артефакта.

– Три?! – воскликнул Тиллиус.

– Да, мой мальчик. Зеркало Времени, Хранителем которого и является чёрный маг Готлон; Ларец Мудрости…

– Но постойте! Мы ведь видели Ларец в вашем доме, в тайнике! – воскликнул Тиллиус.

– Нет, это всего лишь магическая иллюзия. Подставка, на которой кажется Ларец, на самом деле сейчас совершенно пустая.

– Но если Ларец теперь у моего брата, как вы утверждаете, то зачем ему вы? – спросила принцесса.

– Чтобы выведать как работает Ларец Мудрости. Ведь только Хранитель знает всё о своём Артефакте.

– Маг Алиандр, – съёжился Тиллиус. – вы ничего ему…

– Конечно нет, Тилли. С помощью магии Готлон пытался заставить меня рассказать всё, но ведь и я далеко не самый слабый маг, – подмигнул старик. – Пока мне удаётся сдерживать натиск Готлона, но боюсь, что вечно так продолжаться не может. Рано или поздно они найдут способ выведать у меня мои знания, ведь без них они не смогут воспользоваться Артефактом.

– Маг Алиандр, – вмешалась я. – вы говорили, что у Теандера уже три Артефакта. Какой третий?

– Кольцо Власти.

– Теперь понятно, почему Безликие охотились за нами, – сказал Тиллиус.

– За вами? – разом спросили и старик и принцесса.

Тилли кивнул, посмотрел на нас и принялся рассказывать. Мы внимательно следили за его повествованием, изредка добавляя подробности.

– Ключ от врат пространства у вас?! – воскликнул старец.

– Да. И судя по вашему рассказу, Безликие пытаются отнять ключ для своих хозяев – мага Готлона и Теандера.

– Так и есть. Вы говорите, что ключ был при вас, когда вы оказались в нашем мире? – уточнил у нас маг Алиандр. – Значит, Хранитель ключа знал об опасности, которая угрожает Артефакту, и решил спасти его, попытавшись перенести ключ в другой мир.

– Почему же у него это не получилось? – спросил Тиллиус.

– Не знаю, но боюсь предположить страшное, – маг Алиандр замолчал. Но мы ждали, и он продолжил. – Единственный вариант, что маг Готлон успел связать Кольцом Власти остальные Артефакты. Теперь их невозможно перенести в другие миры. Если только все разом. Хранитель ключа видимо об этом не знал, открыл врата и перенёсся сам, ключ остался в этом мире…

– Вместе с его телом, – вставила Света, но никто не обратил внимания на её слова. Сейчас всем было не до её душевных страданий по поводу нахождения в чужом теле.

Все молчали. Картина событий была ясна и выглядела совсем безрадостной.

– Надо что-то делать! – воскликнул Тиллиус. – Нельзя допустить, чтобы маг Готлон и Теандер захватили все Артефакты! Тогда уже никто не сможет их остановить! Маг Алиандр, мы попробуем высвободить вас из Зеркала.

– Нет, мой мальчик, – покачал головой старец, – вы ничего не сможете сделать, и никто не сможет. Меня больше нет в физическом мире, теперь я могу существовать только здесь, в Зазеркалье.

– Но как же так?! – растерялся Тиллиус. – А кто же станет Хранителем Ларца Мудрости?

– Ты, – ответил маг.

– Я?! – выпучил глаза Тилли.

– Да. Именно тебя мы с магом Оливусом готовили мне в приемники. И верно мой дорогой друг выполнил свою часть обучения, раз послал тебя ко мне. Конечно, слишком рано ты становишься Хранителем, ты не готов к этому в полной мере, но так сложились обстоятельства. Теперь ты Хранитель Великого Артефакта! – торжественно провозгласил старичок, и уже менее патетично добавил. – С церемониалом, извини, придётся подождать.

По ошарашенному лицу Тиллиуса было видно, как шокировали его слова мага Алиандра. Такого поворота событий он явно не ожидал и растерялся.

– Но как…как…

– Я передам тебе все знания, но со временем. Сейчас главное вернуть Артефакт.

– Но где он?

– В Пустынных землях, – ответил старик и Тиллиус сник.

– Вы уверены, маг Алиандр?

– Я же Хранитель, я всегда знаю, где находится Артефакт. Ты тоже этому научишься.

– Ну что же, – вмешалась принцесса Алиана. – если всё что вы говорите – правда, то я должна рассказать это отцу. Мы не допустим, чтобы Теандер осуществил свои планы. Гонфри, – обратилась она к наставнику, – мы выезжаем на рассвете.

– Но Ваше Высочество, мы же не спали всю ночь!

– Выспитесь в седле.

Гонфри сник.

– Боюсь, у меня вряд ли это получится.

Но принцесса его уже не слушала.

– Маг Алиандр, это всё, что вы можете нам рассказать? – спросила она.

– Пожалуй да, – ответил старик, – коли чего не забыл. Годы уже не те…

– А что делать мне? – спросил растерянный Тиллиус.

– Ехать в Пустынные земли и попытаться вернуть Артефакт.

– Удачи, Тилли! – сказала Света. – Жаль, что ты не сможешь продолжить путь с нами.

– Зато мы сможем продолжить путь с ним, – сказала я.

– Как это? – недоумённо посмотрела на меня моя подруга.

– Мы поедем с Тиллиусом.

– Вот к чему приводит бессонная ночь, – резюмировала Света. – Человек начинает говорить всякие глупости.

– Вовсе нет! Тиллиус нам стольким помог, что сейчас мы не имеем права оставить его одного.

– Я благодарен вам, но Пустынные земли находятся очень далеко, мы не успеем добраться туда, а потом к вратам.

– Вот видишь! – зацепилась Света за слова Тиллиуса.

Я помолчала. Меня гложили сомнения. Вернуться домой нам надо во что бы то ни стало. Но Тилли наш друг, он рисковал ради нас жизнью… Я решилась.

– Всё равно. Оставить его было бы неблагодарностью.

– А мы прямо сможем чем-то помочь! – всплеснула руками подруга.

– Вместе мы сила, – повторила я когда-то уже сказанную мной фразу.

– Я пойду с Тиллиусом, – вмешался Лекс. – Маг Оливус когда-то помог мне, и я не могу оставить без помощи его ученика.

Видя нашу с Лексом решительность, Света сдалась.

– Я не доживу до старости! – со стоном произнесла она.

– Зато ты умрёшь молодой и… чуть не добавил – красивой, – издевательски улыбнулся Лекс.

Глава 20

Пустынные земли

В эту ночь поспать удалось нам немного. Утром я чувствовала себя разбитой. И не только я. В мрачном расположении духа была моя дражайшая подруга. Света старалась выместить своё плохое настроение на окружающих, доставалось даже слугам. У меня слипались глаза, и голова была тяжёлая, но увидев Тиллиуса, я поняла, что ему ещё хуже. По всей видимости, он вообще не спал, проговорив всю ночь с магом Алиандром.

– Где принцесса Алиана? – спросил он, поприветствовав меня.

– Слуги сказали, что они с Гонфри уехали ещё на рассвете, а Её Высочество дала им распоряжение оказывать нам всякое содействие. Я уже попросила их собрать нам вещи и провизию в дальнюю дорогу. Принцесса разрешила нам взять лошадей в конюшне.

– Так будет намного быстрее, – устало кивнул Тиллиус, и мне показалось, что за одну ночь он успел повзрослеть на несколько лет. – Нел едет с нами?

– Он ещё не вернулся.

– Нам некогда его ждать, он догонит нас в дороге.

Я согласилась со словами Тиллиуса.

После завтрака все поспешили по своим комнатам за вещами. Слуги замка исправно выполнили наши пожелания, собрав всё, что мы просили. Бегло осмотрев свои дорожные мешки, я убедилась, что они хоть небольшие, но всё необходимое в них есть. Я напоследок окинула взглядом комнату, вздохнула – так не хотелось покидать уютные покои, взяла сумки и двинулась к выходу.

В коридоре мне пришло в голову, что надо бы помочь маленькой гоблинше, которая, скорее всего сейчас вне себя оттого, что её оставили один на один с её баулами. До её комнаты был один поворот. Дверь приоткрыта. Ожидая услышать гневный словесный поток, я осторожно просунула голову в дверной проём. Комната Светы была похожа на ту, в которой разместили и меня, такая же комфортная и уютная. Но Света уже успела внести свои коррективы в её убранство. На стене больше не висел гобелен с морским пейзажем, так как Светка сказала, что её укачивает, когда она на него смотрит; окна плотно закрыты, так как её продувает; на приземистом столике стояла большая ваза с фруктами и ягодами на две трети опустошённая – Свете нужны витаминчики… Наткнувшись взглядом на небрежно валяющийся плащ, я собралась отчитать подругу за то, что она ещё не собралась, но так и осталась стоять с раскрытым ртом. То, что я увидела, повергло меня в такой шок, что я забыла обо всём на свете. Далеко не сразу я опомнилась и, молясь, чтобы меня не заметили, высунула голову и тихонько прикрыла дверь. На цыпочках осторожно неся сумки, я постаралась оказаться как можно дальше от Светкиной комнаты. По дороге встретила Тиллиуса и отвечала на его вопросы невпопад. И когда в очередной раз он спросил всё ли со мной в порядке, я поняла, что мне надо забыть про то, что я видела, чтобы не выдать себя. И с усилием затолкав в глубь памяти увиденную сцену, попыталась сосредоточиться на насущных делах.

 

Несмотря на все наши старания, выехать в путь нам удалось не так скоро, как хотелось. Взяли трёх лошадей. Долго совещались, стоит ли брать лошадь для Нела, если он нагонит нас в пути, но, рассудив, что когда он вернётся в замок и слуги ему расскажут, что мы выехали, он сам решит, что ему делать. Лексу лошадь, понятно, была не нужна.

Покидать гостеприимный и уютный королевский замок совсем не хотелось, но другого пути у нас не было. Первые полчаса было тоскливо оттого, что снова предстояла длинная дорога, опять ночёвки под чистым небом и скудный рацион. Но день был хороший, а мы довольно быстро оценили преимущество путешествия на лошадях и по мере того, как мы удалялись от замка, мысли меняли направление и устремлялись вдаль, к цели нашего пути.

– Тиллиус, что это за Пустынные земли такие? – спросила Света.

– Это очень далёкая территория, которая не принадлежит ни одному королевству.

– Почему?

– Земля там бесплодна и бесполезна. На ней ничего нельзя построить и посадить. Её никак нельзя использовать. Сам там я не был, но слышал, что если и растёт там что, то очень редкое и чахлое. Зато, говорят, что там водится всякая нечисть.

– Нечисть? – настороженно переспросила Света.

– Ну кто как называет, кто нечестью, кто нежитью, кто монстрами и чудовищами.

Светка икнула.

– Ну что же, Света, ты вроде хотела приключений, – напомнила я ей.

Она сердито посмотрела на меня и, пожалев подругу, я решила больше её с этим не подкалывать.

Замок давно остался позади, а солнце шло к зениту, но Нел так и не появлялся, и у меня на душе было беспокойно.

– Наташ, чего ты всё время оглядываешься? – спросила меня Света. – Ждёшь своего ненаглядного?

На этот раз сердито посмотрела на неё я.

– Эй-ей-ей! Девушка! Вы чуть не затоптали меня своей лошадью! – раздался чей-то старческий голос.

Я удивлённо перевела взгляд и увидела то, что не заметила до этого. По дороге, по которой мы ехали, шла сгорбленная старуха, тащившая на спине большую вязанку хвороста. Пожилые женщины бывают двух типов: вредные старухи и бабушки – божьи одуванчики. Эта относилась к первому типу. В длинном чёрном бесформенном платье, с волосами грязно-седого цвета, выбивающимися из чёрного то ли платка то ли чепчика она выглядела не очень приятно. Да и выражение сморщенного лица, на котором выделялся крупный нос, нельзя было назвать милым или добродушным, но и неприязненным не назовёшь.

– Простите, пожалуйста! Я недавно научилась ездить на лошадях, ещё не умею хорошо ими управлять, – извиняющимся тоном пояснила я.

– Да уж знаю, – ответила старуха и очень удивила меня своими словами.

– Откуда?

Старуха хмыкнула и ничего не ответила.

– Ну раз вы чувствуете за собой вину, то постарайтесь её загладить.

– Каким образом? – спросила я.

– Вязанка больно тяжёлая. Я бы не отказалась, если бы кто-нибудь её за меня понёс.

– Давайте сюда вашу вязанку, – сказал Лекс.

Но старуха подождала пока он сам подойдёт и возьмёт со спины её ношу.

– Старая я стала, уже тяжело ходить, вот если бы до дому кто-нибудь довёз…

Намёк я поняла и слезла с лошади, а сама подивилась бесцеремонности старухи. С большим трудом нам (мне ещё и Тилли помогал) удалось посадить старуху на лошадь. А мне пришлось идти пешком. Тиллиус мне предложил свою лошадь, но я решила, что прогулка пешком мне не повредит, сидеть в седле тоже устаёшь.

– А далеко ваш дом, уважаемая? – спросила Света, которой, судя по её тону, старуха явно не понравилась.

– Кому как, кто помоложе да побыстрее, да ещё и на коне, тому этот путь не долог.

– Ну а тому, кто пешком? – язвительно спросила Света, намекая на меня.

– Ну тому, конечно, дольше, – не смутилась старуха.

Тут даже Светка не нашлась, что ответить.

Однако лошадей пришлось пустить медленным шагом, чтобы старухе было комфортнее. Вскоре по её указанию, мы свернули с дороги и поехали по едва неприметной тропинке. Такое отклонение от нашего пути не очень нас радовало, но мы молчали и терпели, надеясь, что вот-вот покажется дом старухи. Шло время, на неё косилась уже не только Света, а тропка все бежала вперёд. Меня начало это раздражать, старуха ехала на моей лошади и «в ус не дула», а моим ногам уже требовался отдых.

– Не слишком ли вы далеко живёте от цивилизации, почтенная? – не выдержала моя подруга.

– Это она от меня далеко находится, – ответила старуха и опять замолчала, как ни в чём не бывало.

«А бабка-то не проста»! – подумала я.

Ещё несколько десятков метров пути и Света остановила лошадь.

– Вот что. Я полагаю, мы уже достаточно искупили свою небольшую вину, дальше, я надеюсь, вы сможете дойти пешком.

– Да и вы сможете, коли не поленитесь дойти вон до той хаты, – сказала старуха.

Мы посмотрели вперёд и увидели покошенную старую избу. Я удивилась. Ещё минуту назад, когда мы ехали, я её не видела, а сейчас она стояла прямо перед нами.

– Хворост положи возле двери, – распорядилась старуха, обращаясь к Лексу.

Несмотря на своё неудовольствие, кентавр выполнил приказ старухи.

Она открыла хлюпкую дверь избы.

– Ну что стоите, заходите.

«Старуха решила проявить гостеприимство», – подумала я, но вслух сказала. – Нет, спасибо. Мы спешим.

– Знаю я, куда вы спешите. В Пустынные земли.

Я ошарашено уставилась на старуху. Наша неожиданная встречная совсем не проста. Пока мы переглядывались, старуха, как ни в чём не бывало, продолжала.

– Долгий путь туда, но я краткий знаю, глазом моргнуть не успеете, как там окажитесь.

Мы напряглись. «Не зря старухе помогли», – пронеслась в голове мысль.

– Ну и что же это за путь, бабушка? – вежливо спросила Света.

– Уже бабушка, значит? – усмехнулась старуха. – Воды бы мне сначала натаскали.

Света упёрла руки в боки, собираясь уже возмутиться, но я жестом остановила её.

– А где вода? – спросила я.

– А вон в той стороне источник есть. Вёдра в сенях.

– Я принесу, – вызвался Лекс и ушёл.

– А вы чего без дела стоите? Печь надо затопить, еды приготовить.

– Вот ещё! – возмутилась Света, но я потащила её в избу. Она попробовала вырваться.

– С какой стати мы должны батрачить на эту старуху?!

– Ты слышала, что она сказала? – зашептала я. – Старуха знает короткий путь в Пустынные земли! Подумай, если мы не будем тратить время на дорогу, мы сможем потом успеть к вратам.

– Не нравится мне эта старая карга, – скривилась подруга, но возражать не стала и мы занялись делом.

У старухи находились дела для всех и до вечера мы ни разу не присели. Когда, наконец, на землю опустились сумерки, старуха успокоилась и позволила нам поужинать.

– Может теперь вы нам скажете короткий путь в Пустынные земли? – опять пристала Света к старухе.

– Могу и сказать, коли хотите по пустынным землям ночью бродить.

– Нет, ночью не хотим, – быстро сказал Тиллиус.

– А коли так, спать ложитесь, а с рассветом и отправитесь, – ответила старуха и полезла на печь.

Мы посмотрели друг на друга, вздохнули и начали укладываться спать. Нела в этот день мы так и не дождались.

***

Утром бабка разбудила нас ни свет, ни заря и приказала поторапливаться. Завтракать пришлось наспех тем, что осталось с вечера.

– Ну чего, готовы? – спросила старуха.

Мы закивали.

– Ну так слушайте. Есть в мире такие места, встав на которые в сей же миг перенесёшься на другое такое же место, как бы далеко оно не находилось.

– И в Пустынных землях такое место есть? – спросила я.

– Умна не по годам, – хихикнула старуха. – Есть. Одно место здесь, другое там. Встанешь здесь – окажешься там, встанешь там – окажешься здесь.

– Старуха, кажись, заговаривается, – шепнула мне Света.

– А что это за место? – вежливо спросила я.

– В Пустынных землях это место находится в пещере. Но пещера та не простая. Вход в неё есть – выхода нет.

Я посмотрела на Свету, подруга, кажется, права, старуха явно не в себе.

– Как это? – не понял и Лекс.

– Что здесь непонятного? – рассердилась старуха. – Кто войдёт, тот уже не выйдет!

– А-а… – протянул Лекс, но по его лицу было ясно, что он всё равно ничего не понял.

– А мы как туда попадём? – не сдавалась Света.

– Говорю же, есть здесь место, через которое вы сможете попасть в пещеру, выйдете из неё и окажитесь в Пустынных землях.

– Ну хорошо, где же это место? – спросила я.

– Погоди, скорая какая. Я ещё не всё сказала. В пещере есть несметные богатства.

– Богатства?! – оживилась подруга. – Это хорошо!

– Их не берите, – не обращая внимания на Свету, продолжила старуха. – Кроме богатств там есть магические предметы. Выберите, что вам может понадобиться в Пустынных землях. Но помните, каждый магический предмет можно использовать только один раз.

– А почему мы не можем взять и то и другое? – не успокаивалась Света.

– Потому что одна живая душа может вынести только один предмет. А в Пустынных землях магический предмет вам поможет больше, чем золото. Можешь мне поверить.

– Ну вот так всегда! – расстроилась Света.

– Спасибо, бабушка за совет, – сказала я. – Мы будем очень благодарны, если вы покажете нам это место.

– Покажу, так и быть, – согласилась старуха и вышла из избы. Мы не мешкая, последовали за ней.

К нашему удивлению, старуха повела нас не куда-то в сторону, а прямо за свою избу. Когда она остановилась, мы принялись удивлённо озираться по сторонам. Место было пустынно. Ничто не привлекало внимание, одна трава кругом, да одинокий камень.

– Ну и где? – спросила Света.

– Вот, – ответила старуха и указала на камень.

– Чего вот? Вот этот камень? – удивилась подруга.

– А вы чего хотели увидеть? Царский трон может?

– И как он действует? – спросила я.

– Становитесь на него и окажитесь в пещере в пустынных землях.

Мы переглянулись. Тиллиус пожал плечами. Все мешкали.

– Ну, попытка не пытка, – пробормотала я и, зажмурившись, встала на камень, почувствовав себя при этом круглой идиоткой.

Когда я открыла глаза, я тут же поняла, что нахожусь в другом месте, хотя так же стояла на камне. Я спустилась с него, удивлённо осматриваясь. Старуха оказалась права, кажется, я действительно находилась в пещере. Но что это была за пещера! Большая, с высоким потолком, вся заваленная золотом и драгоценностями! Я посмотрела под ноги. Здесь не было видно земли, я стояла на золотых монетах и россыпях драгоценных камней. Везде грудами лежали бесценные вещи: украшения – диадемы и ожерелья, браслеты и перстни, броши и серьги из драгоценных металлов с переливающимися всеми цветами радуги самоцветами; оружие – мечи и кинжалы с разукрашенными драгоценными каменьями рукоятками; доспехи и шлемы, сделанные из золота; жезлы, шкатулки, бокалы, блюда, статуэтки – всё, что мог охватить взгляд. Всё блестело и переливалось, манило своей роскошью и изяществом.

– Ух ты! Вот это да! – услышала я позади себя знакомый голос и обернулась. Светка спустилась с камня, в восхищении разинув рот. Я испугалась, что её глаза вот-вот вылезут из орбит.

– Света, нам нельзя всё это брать, – на всякий случай напомнила я ей.

– Но ведь никто не запрещал нам на это смотреть! – рассердилась она.

Пока она в восхищении трогала драгоценности руками, на камне один за другим появились Тиллиус и Лекс. Думается, что Лексу такое перемещение показалось не очень удобным. Мужчины тоже пораскрывали рты, увидев такие сокровища. Несколько минут мы в упоении перебирали в руках драгоценные предметы, разглядывали украшения и вещи.

– Всё, хватит, а то мы так никогда отсюда не уйдём, – сказала я наконец. – Старуха посоветовала взять нам магические предметы.

– Да где ж мы их здесь найдём?! – распростёрла ручки Света.

– Их не надо искать. Они здесь, – сказал Тиллиус и указал на стены пещеры. Там, то ли в естественных, то ли в вырубленных нишах находились различные предметы, некоторые весьма непривычные на вид, одни светились изнутри, другие дымили, третьи тихо вибрировали. Светка ткнула пальцем какой-то полупрозрачный конус, стоящий на острие, он закачался из стороны в сторону как Ванька-встанька.

– Как нам выбрать из всего многообразия? – спросила я.

– Трудно, – согласился Тиллиус. – Берите то, что покажется наиболее подходящим.

Я обвела глазами стоящие и лежащие предметы. Они были такие разные. Я тянула руки то к одной, то к другой вещи. И тут моё внимание привлёк предмет, который очень напоминал ледышку. Ничего особенного в нём не было, но изнутри его пробивался красивый голубоватый свет. Дотронувшись до магической вещицы, я почувствовала холод.

 

– Смотрите, рядом с предметами есть свитки! – сказал Лекс.

Рядом с ледышкой и впрямь лежала свёрнутый трубочкой листок. Я развернула его. Бумага оказалась коричневой, очень старой и на ощупь жёсткой. Смахнув песок, мне удалось прочесть написанное на ней.

– Похоже на инструкцию! – крикнула я остальным. – Прочитайте сразу, а то в минуту опасности на это не будет времени, – и вновь углубилась в чтение.

Предмет, на который я обратила внимание, оказался кусочком льда с Вечных гор Архира, несущий в себе холод. Согласно пергаменту, если выпустить его наружу, он скуёт льдом, до кого дотронется. Меня это впечатлило, и я решила взять с собой именно «ледышку», засунула её в карман и даже сквозь ткань чувствовала исходящий от неё холодок.

– Как у вас дела? – спросила я друзей.

Все продемонстрировали друг другу выбранные магические предметы. Настало время выходить из пещеры и вперёд, по Пустынным землям к Ларцу Мудрости.

– Тиллиус, а маг Алиандр хоть сказал тебе, где именно в пустынных землях находится Ларец?

– Да, – ответил юный маг.

– Ну тогда пошлите, – вздохнула я, настраиваясь на то неизвестное, что ждёт нас впереди.

Мы пошли к выходу, для чего нам пришлось пересечь почти всю пещеру. Когда Тиллиус и Лекс уже вышли наружу, я переглянулась со Светой.

– Ну, ни пуха ни пера! – и шагнула из пещеры.

Не сразу мои глаза привыкли к яркому солнечному свету. Но и потом приходилось щуриться, глядя на раскинувшуюся вокруг местность. Название Пустынные земли как нельзя лучше подходило к тому, что я видела. Куда хватало взгляд, всюду простиралась безжизненная серая земля с бесконечными трещинками, из которых изредка торчали сухие веточки и чахлые непонятные кустики. Зрелище неприятное и навевало ощущения безысходности.

Я посмотрела на друзей.

– А где Света? Она не вышла что ли ещё? – спросила я.

Мы оглянулись на пещеру. Но вместо входа, теперь была глухая каменная стена. Я испугалась.

– Света! – подскочила я к стене. – Света! Ты там?!

– Здесь! Я не могу выйти, проход закрылся! – донёсся до нас едва слышный голос.

– Что случилось? – мой страх перерастал в панику.

– Я сейчас! – крикнула Света.

Прошло несколько томительных минут. Вдруг стена исчезла, и опять появился проход, откуда кубарем вылетела Светка. Мы подскочили к ней.

– Что случилось?!

– Что-что… – проворчала подруга, потирая ушибленный бок. – Подумаешь, прихватила пару камешков.

– Света! Старуха же сказала, что из пещеры можно вынести только один предмет! – укорила я её.

– Я думала старая карга врёт.

– Теперь убедилась? – спросил Лекс.

– Убедилась. Пришлось их оставить.

– Держу пари, что камешков было отнюдь не два, – лукаво улыбнулся Лекс.

– Ну двенадцать, двадцать два, какая разница?!

Я только покачала головой на неисправимую Светку.

– Ладно, давайте не будем терять время.

Мы начали свой путь по пустынным землям. Пройдя первую сотню метров, я оглянулась. Пещера в этой выжженной солнцем земле смотрелась неуместно. Мы шли и намного десятков метров вокруг не видели ни единого деревца или хотя бы что-то, что давало бы тень. А солнце палило нещадно. На небосводе не было не единого облачка, да и само небо казалось раскалённым от солнечного жара. Мы постоянно прикладывались к фляжкам с водой, но от этого было ещё хуже, пот лился ручьями. Поэтому когда в разряжённом воздухе я увидела расплывчатую фигуру, я не сразу придала этому значения. А зря. Фигура приближалась к нам и от топота её ног дрожала земля. Он был не большой, он был огромный! Хотя без сомнения, это было человеческое существо, но таких размеров, что если люди и были его родственниками, то очень дальними. Огромные толстые, но короткие ноги несли массивное туловище с необъятными плечами и длинными руками. Лысая голова, напротив, была небольшая, но на толстой шее. Из одежды на гиганте была только звериная шкурка, но и это позволяло предположить, что существо разумно, хотя вряд ли дружелюбно – в руке оно держало дубину. Большую. Мне хватит одного лёгенького удара.

– Великан! – охнул Лекс.

– Никогда не слышал, чтобы великаны водились в Пустынных землях, – заметил Тиллиус.

– Они хорошие? – в надежде спросила Света.

– Э-э, ну как тебе сказать… – промямлил Лекс.

– Он приближается! – предупредила я.

– Может, он нас не заметит, мы же маленькие? – с ещё большей надеждой спросила Света.

– Зато нас четверо, вполне хватит перекусить, – ответил Лекс.

– У меня есть концептуальное предложение, – сказала я.

– Какое? – не поняли друзья.

– БЕЖИМ!!!

Что мне нравится в моих друзьях – понимают всё с первого раза. Как мы побежали! Так мы не бегали со времени погони в деревни, где спасали Рика. Только здесь бежать было тяжелее, казалось, сам воздух тормозит наше движение. Но бежали мы изо всех сил, чувствуя обжигающий кожу воздушный поток. Позади нас раздался крик, если этот рык можно назвать криком.

– Чего он разорался? – на ходу спросила Света.

– Представь, что ты вознамерилась позавтракать, а завтрак на твоих глазах вдруг делает ноги, – ответил ей Лекс.

«Они ещё разговаривать умудряются», – подумала я, судорожно глотая горячий воздух и пытаясь усилить темп. Тяжёлые шаги за спиной слышались совсем рядом, и казалось, что огромные ноги вот-вот меня растопчут.

– Это не дело, так дальше не может продолжаться, – сказала я задыхаясь.

– Какие есть предложения? – спросила подруга.

– Тиллиус, ты можешь что-нибудь сделать?

– На бегу? Помилуйте!

Я замолчала, пытаясь восстановить дыхание сбитые за эти пару фраз. «Надо было бежать к пещере» – подумала я, и тут же вспомнила слова старухи: «Вход есть – выхода нет». Делать нечего, я продолжала бежать. И тут!.. Я сунула руку в карман. На месте! Ледышка приятно охладила ладонь. Внезапно за спиной я почувствовала сильный удар, так что дрогнула земля. Великан пустил в ход свою огромную дубину. Казалось от такого удара, земля должна была проломиться, может быть тогда гигант упал бы в яму, но всё получилось по-другому. Волной от удара нас откинуло на несколько метров.

…Не чувствуя боли от падения, я смотрела, как великан одним шагом преодолевает эти несколько метров. Я швыряю в него ледышку, гигант подставляет свою дубину и ледышка разлетается на осколки. Голубой холод вырывается наружу и покрывает льдом сначала дубину, потом руку, доходит до плеча и постепенно превращает великана в ледяную скульптуру. В мгновение ока исполин застывает в нелепой позе…

Первые несколько минут я не могла поверить, что всё получилось.

– Что случилось? – изумлённо спросила Света.

– Это магический предмет, который я взяла в пещере, – ошарашено пояснила я.

– Молодец! – похвалил меня Лекс. – Предлагаю продолжить путь, пока он не разморозился.

Мы вняли его совету, и пошли дальше, хотя больше всего сейчас хотелось упасть и больше не двигаться.

– Что это был за магический предмет? – спросил меня Тиллиус.

– В свитке было написано, что это кусочек льда с Вечных гор каких-то там…

– Архира, – подсказал юный маг.

– Во-во, их самых.

– Что это за горы такие? – полюбопытствовала Света.

– Вечные горы Архира находятся далеко на севере. Они покрыты вечным льдом, там невозможно жить.

– А почему их назвали горами Архира? – спросила я только для того, чтобы как-то отвлечься от этой изнуряющей жары.

– Архир – величайший древний правитель самого могущественного государства, которое было расположено на том месте, где сейчас Вечные горы. Тогда там была прекрасная плодородная земля. Многие «положили глаз» на богатое королевство. Нет-нет да и нападало то одно государство, то другое по одиночке. Но Архир был не только хорошим королём, но и отличным полководцем. Никто не мог захватить Торедрафт. Но однажды, объединившись в «Союз восьми королевств» самые влиятельные короли пошли войной на Торедрафт. Есть много легенд и песен о той войне, отваге Архира и доблестных защитниках королевства. Но пересказывать я их не буду. Итог печален: королевство было на грани порабощения, тогда Архир только ему ведомым способом (говорят, он был связан с Высшими Силами!) превратил землю в горы и покрыл их вечным льдом.

– А куда делось королевство?

– Это до сих пор никому неизвестно. Ходят слухи, что Торедрафт до сих пор существует. Одни говорят, что Архир с остатками людей ушёл под горы, другие, что королевство осталось на нетронутой льдом земле, окружённое со всех сторон горами.

– Любопытная история. И что, никто не пытался найти королевство?

Рейтинг@Mail.ru