Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Ну что ты смотришь на меня?! Думаешь, что я полная идиотка и истеричка?!

– Я понимаю тебя, Наташа.

Нел попытался приблизиться ко мне, но я оттолкнула его.

– Ничего ты не понимаешь! Ты никогда не терял друзей!

– Ты забыла, что вы сами уничтожили несколько моих сородичей?

– Вот именно сородичей, вампиров, как и ты сам! Какие проблемы, ты ещё их наделаешь, несколько укусов и ты восполнишь потери! Можешь начать с меня.

– А ведь это сильное искушение, – сказал вдруг он, сощурив глаза.

От неожиданности я замолчала, и мы некоторое время смотрели друг на друга, ничего не говоря. И снова у меня появилось ощущение, что его глаза затягивают меня вглубь. Но голос Нела вывел меня из этого странного состояния.

– Пойдём. Надо похоронить Рика.

Но я мотнула головой:

– Иди ты. Я не смогу… я хочу побыть одна.

Нел некоторое время смотрел на меня молча, потом кивнул и ушёл, оставив меня наедине с моей скорбью.

Не знаю, сколько я просидела на земле, обхватив колени руками и перебирая в памяти время, когда Рик был с нами. Всегда тихий, незаметный, будто чувствовал себя ненужным, но всегда рядом, готовый придти на помощь. Нет ничего удивительного, что именно он спас меня. Спас ценой своей жизни…

Постепенно рыдания прекратили рвать мне грудь, но щемящая тоска по-прежнему сжимала сердце и я понимала, что рана на нём зарубцуется не скоро.

Когда я вернулась на поляну, Рика уже похоронили под высоким деревом. Небольшой холмик и камень на нём, вот и всё, что представляла его могила. Никто никогда не сможет его здесь найти, даже если захочет. Впрочем, и искать его было некому.

Мы постояли над могилкой. В неверном свете факелов, которые держали мои друзья, я с трудом разобрала строчки, которые кто-то выскреб на могильном камне:

Сказать хочу, но онемел язык…

И снова я молчу, оскалив клык,

Закрылись веки, очи видеть не желают,

И в жилах кровь быстрей всё остывает.

И сердце шепчет: «Я устало биться»,

Душа болит, и сил нет больше злиться.

Немеет тело, камнем давит грудь,

Как тяжело в последний раз вздохнуть.

Стрела черна, как крепко зацепилась!

Густая пелена на землю опустилась…

Что день, что ночь, теперь мне всё одно,

Ведь под землёю всё равно темно.3

Тихо, почти неслышно, плакала Света, стоя рядом с помрачневшим Лексом и печальным Тиллиусом; молча, обнявшись, скорбели Делти и Илана; незаметной тенью стоял Нел. Опустошённая горем и своей истерикой, я в оцепенении, сквозь застилающую глаза пелену, смотрела на холмик, под которым лежал так быстро приобретённый, и ещё быстрее – потерянный друг.

Глава 17

Друзья уходят

Последующие дни, мы провели в скорби. Не хотелось ни смеяться, ни вести праздных бесед, ни даже просто разговаривать громко. Смерть Рика стояла в памяти, хотя никто не говорил об этом, все всё понимали без слов и никому не хотелось тревожить незажившие раны. Казалось бы, ничто в мире не изменилось со смертью Рика, но уже не радовала природа, не хотелось слушать пение птиц и шелест ветра в ветвях. Тихие разговоры по необходимости, привычные действия, остановки на ночь и подъёмы по утру – мы продолжали свой путь по лесу.

На одной из таких остановок Нел завёл разговор о ключе.

– Вам опасно носить его с собой. Безликие ещё не добились своей цели и вряд ли теперь остановятся.

– Но мы не можем его бросить, это наш единственный шанс попасть домой, – возразила Света.

– Я и не предлагаю вам его бросать. Отдайте кристалл мне, у меня он будет в большей безопасности.

– Э-э, нет! – взбеленилась Светка. – Это ты что удумал? Чтобы я доверила ключ вампиру?!

Нел нехорошо сверкнул глазами.

– Захочешь жить – отдашь.

– Ключ у меня, – вмешалась я в разговор. – Будь он проклят, – добавила я шёпотом.

Все на минуту замолчали, прекрасно понимая мои слова, из-за него меня пытались убить Безликие, из-за этого погиб Рик.

– До тех пор, пока ключ у тебя, ты в опасности. Пока ещё что-нибудь не случилось, отдай его мне, для меня он не представляет ценности, так что волноваться тебе не о чем, но меня убить гораздо сложнее.

Я задумалась. В словах Нела, безусловно, была логика, но откуда такое желание помочь нам? Целый час я ломала голову над этим, а потом, так и не придя ни к какому выводу, отдала ключ Нелу.

– Что-то ты ему слишком доверяешь, – сказала мне Света, когда мы остались одни. – К чему бы это?

– А у нас есть выбор? Тем более Нел прав в одном – убить его не так просто.

– Ага, и отобрать ключ в таком случае тоже, – скептически заметила моя подруга.

– Да зачем ему ключ?!

– Например, для того, чтобы попасть в наш мир и развернуться там.

– Если бы он действительно хотел, ему бы ничего не стоило его у нас отнять. Согласись, для него это было бы не сложно.

– А вдруг его тёмная сущность не может взять ключ, пока его добровольно не отдадут ему в руки? – выдвинула «гипотезу» моя подруга.

– Ой, Света, ты, кажется, фильмов пересмотрела, – отмахнулась я.

– Не знаю, может ты ещё не заметила, но то, что с нами происходит, покруче любого кино.

– И не говори, – усмехнулась я. – Представь, если бы нам сказали, что с нами произойдёт такое ещё месяц назад?

– Что встретим «говорящую лошадь», – передразнила она меня.

Я засмеялась.

– И оборотня с гномом и магом.

– Ага, и что нас чуть не сожгут на костре.

– Побываем на королевском турнире…

– …и в тюрьме.

– Встретим сумасшедшего графа.

– «Погостим» у троллей,

– Потеряем друга, – печально произнесла я.

– И встретим любовь, – добавила Света.

Я недоумённо взглянула на неё.

– Да не смотри так. Думаешь, я не догадываюсь о твоих чувствах к Нелу?

Я отвела взгляд, но Света продолжала.

– Мы слишком давно с тобой дружим, чтобы я не знала твои привычки, твой характер, твои вкусы. Мне это было ясно уже тогда, в отеле. У тебя всё чувства как ураган. Если влюбляешься, так сразу и по полной, с головой в омут. Позовёт за собой – с ним пойдёшь, а я боюсь этого. Иногда, когда ты смотришь на него, будто уходишь куда-то. Опасаюсь, что однажды не вернёшься.

– Меня влечёт к нему. С первого момента. В нём я нашла то, чего не находила в других мужчинах.

– Что?

– Силу. И надёжность. Я ощущаю его за спиной и чувствую подсознательно: буду падать – он поймает, как тогда, в пропасти.

– Он камень, а ты бурная река. То ли он тебя остановит, то ли ты его смоешь.

Я рассмеялась.

– Ну Светка, ты прям мастер слова! – я лукаво сощурила глаза. – А как ты назовёшь себя с Лексом?

Света вскинулась.

– А причём тут я и Лекс?

– Не причём? – хитро спросила я.

– Да ну тебя, глупости какие-то болтаешь! – рассердилась подруга и, не желая дальше продолжать разговор, ушла.

Целый день после этого Света меня избегала, особенно когда видела мои подмигивания и лукавую улыбку. В целом всё остальное было как обычно, первое время, мы особо наблюдали за Нелом, но вампир, по всей видимости, не собирался нас покидать с ключом, не считая его обычных ночных прогулок. Однажды любопытная Света спросила у него, зачем он уходит каждую ночь, ответ ей не понравился.

– Мне ведь надо чем-то питаться. Я стараюсь, чтобы это была не ты.

На этом их разговор закончился. Нел ничего не пожелал объяснять, а Света отчего-то не захотела больше ничего спрашивать.

Мы продолжали путь. Вскоре Тиллиус и Лекс то ли по звёздам, то ли по ещё каким-то неизвестным нам приметам вычислили, что мы скоро должны выйти из леса. Это нас подбодрило. Однообразные хождения по лесу порядком поднадоели. Про себя я решила, что ещё долго не возжелаю никаких лесных прогулок даже по грибы.

В последнюю ночь, перед тем как, по словам Лекса, мы покинем лес, случилось одно событие. Как всегда разведя костёр и скудно поужинав (со смертью Рика мы питались тем, что найдем под ногами: ягоды да грибы), мы улеглись спать. Из сладкого сна меня выдернули крики. Я не сразу поняла, что это мне не снится. Открыв глаза, я увидела в отблесках костра тёмную фигуру. Приглядевшись, я узнала Делти, чья очередь была сторожить нас. Делти держал факел и пытался им кого-то отпугнуть. Я вскочила, вгляделась в темноту.

– Стой!

Перед нами стоял молодой волчонок и безбоязненно смотрел на нас. Его взгляд невольно приковывал, он казался таким осмысленным. Потихоньку ко мне подошла Света.

– Волк!

– Это волчонок, – поправила я её. – И он не собирается на нас нападать.

Все столпились неподалёку от ночного гостя, не решаясь приблизиться к нему.

– Если он не собирается нападать на нас, тогда что ему надо? – повис Светкин вопрос в воздухе.

Все смотрели на волчонка, а он – на нас. Его внимательный взгляд был полон грусти.

– Это Рик. Он пришёл попрощаться с нами.

Сначала все удивлённо посмотрели на меня, а потом снова перевели взгляд на волчонка. Делти убрал факел. Несколько минут в полном молчании, глаза в глаза, а потом ночной гость развернулся и убежал в лес.

– Ну вот и попрощался…

Никто ничего не добавил. Какой смысл в словах? Только я знаю, в ту ночь никто больше не уснул.

Наутро всё было как обычно: завтрак, возвращение Нела, сборы в дорогу. Никто не говорил о ночном происшествии и только Света, когда мы двинулись в путь, поманила меня в сторону и спросила:

– Ты и вправду считаешь, что это мог быть он?

– Да. Только теперь он не оборотень, а настоящий волк.

– Думаешь, он бы хотел стать волком?

 

– Не знаю. Но люди были к нему злы, когда он был человеком, может лес будет добрее.

– А он нас помнит?

– Пока может да. Но он будет расти, и, наверное, воспоминания о нас уйдут из его памяти.

– Это к лучшему, – кивнула Света. – Ему так будет легче.

Больше мы об этом не заговаривали.

К обеду мы, наконец-то, покинули лес. Тут, оказалось, пришло время прощаться с гномами. То, ради чего Делти совершил такой длинный путь – произошло, Илана была спасена. Теперь их путь лежит домой. Эта новость нас расстроила, мы уже привыкли к гномам, и сейчас, когда они уходили, казалось, что отрывается кусочек сердца.

– Берегите себя, – пожелала я.

– Ага, а то опять какие-нибудь тролли сгробастуют, – хлюпнула носом Светка.

– Тьфу, ну что за привычка вечно беду накликать! – сплюнул Лекс.

– Да ничего я не накликаю, я предупреждаю! – взвилась Светка.

– Не ссорьтесь, – улыбнулась Илана. – Мы будем осторожны.

– Пока я жив, Илану больше у меня не отнимут, – сказал Делти и обнял возлюбленную за плечи.

Я ещё раз по-доброму улыбнулась, глядя на эту замечательную пару. Всё-таки любовь – это так красиво.

– Удачи вам!

– И вам тоже. Вам она понадобится не меньше, – пожелала Илана.

Мы по очереди обнялись с гномами.

– Не оглядывайтесь, – попросила Светка. – У нас такая примета, если оглянитесь, не увидимся больше.

– И так не увидимся, – пожал плечами Лекс.

– И всё же…

– Хорошо, – улыбнулся Делти. – Прощайте.

Они ушли, как и обещали, не оглядываясь.

Сразу наша компания показалась такой маленькой: я, Света, Лекс, Тиллиус и Нел. Но и это был не конец. Теперь наш путь лежал к дому мага Алиандра, где должен был остаться Тиллиус, чтобы продолжить своё обучение. Тяжело было осознавать, что мы останемся без какой-никакой магической помощи, но тяжелее, что ещё без одного друга. Но Тиллиус нам и так многим помог, у нас просто не хватало совести удерживать его дальше. До города, где жил маг Алиандр несколько дней пути. И они будут последними, которые мы проведём вместе.

Глава 18

Неожиданный поворот

До дома мага Алиандра мы добрались без особых приключений, если не считать того, что Света заболела простудой, как она подозревала из-за сырого лесного воздуха и земли, на которой приходилось ночевать. Света чихала, кашляла, жаловалась на заложенный нос, что сделало её сварливой.

Дом мага Алиандра находился на окраине, поэтому нам пришлось идти через весь город. Чем ближе мы подходили к цели, тем быстрее становился наш шаг. Нам уже порядком надоело питаться, чем бог пошлёт, и спать, где придётся. Дом мага мы воспринимали уже как благо, которое позволит нам сделать небольшую передышку прежде, чем мы снова двинемся в путь. И когда, наконец, Тиллиус подвёл нас к дому, все вздохнули с облегчением.

В предвкушении горячего ужина и полноценного отдыха мы постучались в дверь. На наш стук, как ни странно, никто не ответил. По словам Тиллиуса, маг Алиандр редко выходил из дома, только по необходимости. Мы довольно долго простояли у двери, но так ничего и не дождались. Тиллиус подёргал дверь и, как ни странно, она оказалась не заперта. Тиллиус нерешительно и растерянно посмотрел на нас, но Света не церемонясь, оттёрла юношу от входа и зашла в дом. Нам ничего не оставалось, как последовать за ней. То, что мы увидели внутри, привело нас в замешательство. В доме творился страшный беспорядок. Разгромлено было всё, что можно было разгромить. Мебель раскурочена, поломана и даже местами прожжена. Везде валялись сломанные и битые вещи. Создавалось ощущение, что здесь была не просто драка, а самая настоящая бойня. Мы походили между этими развалами. Трудно было представить, что в доме кто-то есть, так и оказалось – он был пустым.

– Ничего не понимаю, – говорил растерянный Тиллиус, пока мы обследовали дом на наличие кого-нибудь живого. – Что произошло? Куда подевался маг Алиандр?

– Здесь всё разгромлено! На воров и грабителей не похоже.

– Кто-то напал на мага Алиандра! – воскликнул Тиллиус. – Может ему пришлось покинуть дом?

– Или его похитили, – предположила, шмыгая заложенным носом Света.

– Или убили, – это уже сказал Нел.

Тиллиус вздрогнул.

– Но почему? Разве только кто-нибудь прознал, что Алиандр занимается магией, – сказал Лекс.

– Если бы мага Алиандра арестовали, мы бы уже знали, о казни глашатаи кричали бы на каждом углу, – предложил Тилли.

– Но тогда кому он мог понадобиться?

– Мало ли кому? Магия – это большая сила.

– В любом случае, похоже без боя он не сдался, – огляделся Нел.

– Надо посмотреть… – как бы самому себе сказал Тиллиус.

Он подошёл к одной из колонн, которые были в доме. Мы следили за ним, не отрывая глаз.

– Где-то здесь находиться потайная комната, – продолжал Тиллиус, ощупывая колонну. – Мы с учителем Оливусом нечасто бывали у мага Алиандра, и только один раз я видел её. Только бы вспомнить.

Тилли ненадолго задумался, а потом сделал несколько пассов рукой, сопровождая их непонятными фразами. Его голос изменился, стал двоиться, троиться, как будто многократно отражаясь от стен эхом. Его голос завораживал. Но наваждение прошло через несколько секунд. Заклинание сработало, и колонна раскрылась. Тиллиус вошёл внутрь и позвал нас.

– Как мы туда войдём? Там места и для огдного нет, – недоумевала Света.

– Не смущайтесь, здесь действует преломление пространства. Внутри места гораздо больше, чем кажется снаружи.

Мы осторожно пошли вовнутрь, не верилось во все эти вещи. Но Тиллиус был прав. Когда я неуверенно вошла в колонну, оказалась в тёмном помещении. За мной зашли остальные. Тиллиус тем временем зажёг лампаду. Её свет осветил внутреннее убранство комнаты. Здесь были в основном полки с книгами и свитками. Я прошлась, посмотрела, потрогала корешки книг.

– Это, наверное, магические книги? – предположила я.

– Да, здесь самые ценные и редкие, – ответил Тиллиус. – Но Алиандр не просто маг, он Хранитель! – со значением добавил он.

– Да? И что же огн хгранит? – спросила любопытная Света.

Тиллиус указал на ранее не замеченную мной подставку, на которой стояла небольшая шкатулка.

– Вот это.

Света попыталась приблизиться к подставке, но Тиллиус остановил её.

– Осторожнее, не подходи! Она защищена магическим кольцом.

Мы столпились недалеко от интересной вещицы.

– Возможно, нападающие пришли именно за этим.

– Эта шкатулка так ценна?

– Это не просто шкатулка, – со значением сказал Тиллиус. – Это артефакт!

– Какой факт? – не понял Лекс.

– Артефакт – магическая вещь.

– А что там? – встала на цыпочки Света, пытаясь получше разглядеть шкатулку. – Какие-гнибудь паугчьи лапки, жабьи сьлюни и крыгсигные коготки?

– Света, фу! – скривилась я.

– Ничего подобного. Это Великий Артефакт – Ларец Мудрости, – значительно сказал Тиллиус.

– Звучит солидно, – оценила я.

– Всего существует Девять Великих Артефактов! – продолжил юный маг и продекламировал, видимо наизусть. – Великая Книга Артефактов – эта книга имеет знания обо всех девяти артефактов, историю их появления, описания внешние и внутренние, великую силу каждого; Ларец Мудрости – даёт неисчерпаемую мудрость; Чаша Жизни – мёртвое сделает живым, даёт бессмертие; Посох Смерти – живое сделает мёртвым; Камень Мироздания – может сотворить новый мир, перестроить и разрушить уже существующий; Кольцо Власти управляет чужой волей; Венец Свободы – делает свободным от чужой воли; Зеркало Времени даёт власть над временем: прошлым, настоящим и будущим; Ключ от врат пространства даёт возможность перемещения между мирами.

– Это тот ключ, который у гнас? – догадалась Света.

– Да, один из Великих Артефактов.

– Что же такая бесценная вещь делала у гоблина, который открыл врата? – спросила я у Тилли.

– Я подозреваю, что это был не просто гоблин, а один из Хранителей Великих Артефактов.

– А разве гоблин может быть Хранителем? – недоумевала я.

– Любой избранный может, если владеет магией, конечно.

– И огн хотел с клюгчом сбежать в другой мир? Хор-р-рош храгнитель! – съёрничала Света.

Тиллиус в задумчивости потёр лоб.

– Действительно хотел. Только зачем?

– И куда делся маг Алиандр? – напомнил Лекс.

– И связаны ли эти события между собой, – добавила я.

– Верно! Надо поразмыслить над этим, – ещё больше задумался юный маг.

– Апчхи! – громко чихнула Света. – Сколько же здесь пыли!

Пыль и в самом деле была и на книгах и на свитках, и потревоженная нашими движениями, летала в воздухе, что было хорошо видно в столбе света, проникающего со входа.

Тиллиус смущённо улыбнулся.

– Маг Алиандр, как и все маги не очень аккуратен.

– Заметно, – Света ещё раз чихнула.

– Ну давайте тогда выйдем отсюда, – предложил Лекс.

Мы покинули это странное помещение в колонне. Тиллиус его запечатал, опять произнеся свои непонятные слова. Такой неожиданный поворот событий, как исчезновение мага Алиандра, привело нас в замешательство. Требовалось время, чтобы обдумать, что делать дальше. Пока мы готовили из найденных на кухне продуктов ужин, мужчины привели в относительный порядок гостиную, более или менее разобрали кавардак, поставили уцелевшие кресла. Усевшись с тарелками, мы стали обсуждать сложившуюся ситуацию.

– Так ты считаешь, Тилли, что исчезновение мага Алиандра каким-либо образом связано с артефактом, этим Ларцом…как там? Мудрости? – спросила я.

– Может быть. Ларец Мудрости очень мощный артефакт и его можно использовать как во благо, так и во зло.

– Поправь, если я ошибусь. Маг Алиандр исчез, видимо в связи с Ларцом, за нами охотятся Безликие, которым нужен ключ, до этого Хранитель-гоблин открыл эти ключом врата в пространстве. У вас такие совпадения в порядке вещей?

– Что ты! Артефакты не трогали много времени. Таково соглашение.

– Так, давай по порядку, – попросила я Тиллиуса и приготовилась к долгому рассказу и не ошиблась. Благо чая у нас оставалось ещё много.

Мы со Светой и Лексом слушали с большим вниманием, а вот Нел казалось, не испытывал к рассказу Тиллиуса никакого интереса.

– Как я уже говорил, всего существует Девять артефактов. Великая Книга Артефактов – эта книга имеет знания обо всех девяти артефактов, историю их появления, описания внешние и внутренние, великую силу каждого; Ларец Мудрости – даёт неисчерпаемую мудрость; Чаша жизни… – опять зарядил усердный ученик Тиллиус.

– Всё-всё, мы поняли, эту часть можно опустить, – поспешно прервала я его.

– Н-да? – поправил очки Тилли. – Ну ладно. Ну вот, у каждого Великого Артефакта есть свой Хранитель.

– Храгнителей, соотвегтствегнно, всего девять? – уточнила Света.

– Как раз нет. Хранителей восемь. Четыре чёрных мага и четыре белых.

– И одигн серый! – обрадованная собственной догадкой воскликнула Света.

– Нет, – улыбнулся Тиллиус. – никаких серых магов не существует. Один артефакт не имеет Хранителя и находится в никому неизвестном месте.

– И что же это за артефакт? – поинтересовалась я.

– Великая Книга Артефактов.

– Почему именно она?

– Дело в том, что только Хранитель того или иного артефакта имеет сведения обо всех его свойствах и всей его силе и знает, как пользоваться этой магической вещью. Но Хранитель знает только свой артефакт, другие для него «закрыты». В Великой же Книге Артефактов написано всё, что имеет отношение к Великим Артефактам. Она сокрыта в неизвестном месте именно потому, что овладевший сведениями из неё, сможет повелевать всеми артефактами. Имея все Девять Великих Артефактов и умея ими владеть, обладатель становится всемогущим и непобедимым во все времена и во всех мирах!

В гостиной повисла торжественная тишина.

– Где ты говоришь гнахгодятся остальгные артефакты? – невинно спросила Света.

Тиллиус укоризненно посмотрел на гоблиншу.

– Нехорошо желать большого могущества. Это ведёт к великому злу.

Света скорчила рожицу.

– ГНу вот так всегда…

– А про какое соглашение ты говорил? – спросил Лекс.

– Между чёрными и белыми магами, – ответила я.

– А ты откуда знаешь? – удивился Тиллиус.

– Да так, догадалась, – хитро улыбнулась я. В самом деле, стоит ли им объяснять, что всё это читано-перечитано в десятках книг.

– Действительно между чёрными и белыми магами. Они договорились не использовать в борьбе хранящиеся у них артефакты.

– А ты знаешь всех Хранителей?

Тиллиус покачал головой.

– Нет. Из Хранителей я знаком только с магом Алеандром и то только потому, что он друг моего учителя мага Оливуса. Но мне известно, что белые маги владеют Посохом Смерти, Кольцом Власти, Ларцом Мудрости, Ключом от врат пространства, а чёрные маги хранят: Чашу Жизни, Венец Свободы, Камень Мироздания и Зеркало Времени.

 

– А много людей знает эти сведения?

– Нет, что ты! Только маги… ну и представители королевских династий ещё.

– Опа! – удивилась я. – Так может король и ведёт охоту на Хранителей? Как мы уже поняли, магов здесь не очень-то жалуют.

– Совсем не жалуют, – поправила меня Света, вспомнив, видимо, как нас чуть не сожгли на костре в Вечном.

– Король ведёт борьбу с обычными магами, но не с Хранителями, так как знает, что они являются гарантией относительного мира и спокойствия. Ведь если не будет Хранителей, некому будет следить за Артефактами.

– Так угничтожить их и дело с когнцом! – рубанула рукой Света.

– Великие Артефакты невозможно уничтожить. Они источник всего.

– Окажусь дома – напишу книгу, – пробормотала я.

– На самом деле и я всего не знаю. Мои немногочисленные сведения – это то, что говорил мне мой учитель и что удавалось найти в магических книгах, – добавил юный маг.

Все немного помолчали.

– Всё более или менее понятно, но что мы теперь будем делать? – задал резонный вопрос Лекс.

– Смыгсла Тиллиугсу оставаться здесь гнет, – воспользовалась ситуацией Света.

Я не хотела этого показывать, но тоже была бы очень рада, если бы юный маг продолжил путь с нами.

– Решать тебе, Тилли, – сказала я.

Юноша задумался.

– Без мага Алиандра мне здесь делать нечего. Артефакт надёжно спрятан и защищён, его никто не найдёт.

– А одному тебе здесь оставаться небезопасно. Налётчики могут вернуться. А я очень подозреваю, что ими являются Безликие.

– Лекс прав. Мы, конечно, не самая надёжная защита, но лучше, если мы будем держаться вместе.

Высказались все, только Нел молчал, будто всё происходящее было ему абсолютно безразлично.

– Ну что же, раз вы так считаете, я иду с вами дальше. А потом…

– …а потом будет вигдно! – весело закончила Светка.

Я вздохнула с облегчением.

– Ну что, тогда не будем медлить и завтра же отправляемся в путь.

– Тиллиус, гну ты же маг, навергняка знаешь какие-гнибудь чудгодействегнные способы изглечения от пгостуды?! – взмолилась Света.

– Знаю, – улыбнулся маг. – Горячая ванна и чай с мёдом.

Но ни ванна, ни мёд Свете не помогли и на следующий день она хоть и чувствовала себя лучше физически, но кашель и заложенность носа остались. Свету это нервировало, и была она в далеко не лучшем расположении духа. Её раздражали все и вся. Особенно Лекс.

– Погчему судьба не послала нам обыкновегнную лошадь?! На гкрайний случай осла. Теперь нам пгриходится тащить весь этот груз на себе!

Из дома мага Алиандра с молчаливого согласия Тиллиуса, мы взяли всё, что могло понадобиться нам в пути. Света даже захватила пару одеял и подушку, которые к своему жуткому неудовольствию ей пришлось тащить на себе, отчего казалось, будто по земле сами собой идут большие тюки. Когда в доме мага я попыталась сказать, что ей будет не очень удобно с таким грузом, она смерила меня холодным взглядом и ответила, что больше ночевать на голой земле она не намерена. На выпады Светы все благоразумно отмалчивались. Простуда сделала маленькую сварливую гоблиншу невыносимой, все это понимали и терпели, от души желая, чтобы она поскорее выздоровела.

Мы уже давно покинули город, и как выяснилось, дальше дороги никто толком не знал. Как результат, мы сбились с пути и теперь шли за Тиллиусом, который пытался определить дорогу по солнцу. Он оправдывался, что лучше у него получается определять путь по звёздам, на что Света язвительно заметила: «Пгости, Тиллиус, звёзды днём, навергное, спят».

Земля с сочной травой плавно пошла вниз. Взору открылась прекрасная долина сплошь в необычных жёлтых цветах. Лазурное небо над головой с плывущими кое-где пушистыми облаками. В падающих лучах солнца долина казалась жёлтым морем. Мы спустились вниз. Трава здесь была выше колен, а цветы пахли одуряюще.

– Рай! – выдохнула я. – Просто рай!

– Великолепно! – поддержал меня Лекс.

– Никогда не видел ничего более прекрасного! – воскликнул Тиллиус.

Даже Нел не смог сдержать восхищения.

– «Рай!» «Великолепгно!» – передразнила нас Света. – Погсмотрела бы я на вас, если бы вы болели как я. Да и эти чёргтовы огдеяла!

– Света, неужели тебе не нравится это прекрасная долина?! – в полном восхищении сказала я. – А цветы! Почувствуй, как пахнут цветы!

– Наташа, ты ягвно надо мной игздеваешься! Я вообще не знаю, каким местом дышу! Какие цветы?!

– Как много ты потеряла! – я вдыхала этот аромат, от которого, казалось, кружится голова.

– Надо собрать несколько цветов, они наверняка имеют какие-нибудь полезные свойства, – предположил Тиллиус.

Мы шли, шли, а вокруг нас простиралась эта красивая долина. Я не могла насладиться её видом. От упоительного созерцания меня отвлёк голос Светы, которая споткнулась и чуть не растянулась под своим грузом.

– Мамогчка родная! Скелет!

Я нехотя посмотрела на указанные Светой чьи-то останки.

– Ну Света! Вечно ты умудряешься найти что-то неприятное! Ты лучше вокруг посмотри, какая красота!

– Красота?! У гнас перед ногсом лежит человегческий скелет, а ты говоришь: «красота»?

Я поморщилась. Неужели Света не замечает, какое великолепие раскинулось вокруг! Вон Лекс, Тиллиус и даже Нел ходят завороженные чудесной картиной.

– Не-ет, гне гнравится мне место, где лежат скелеты!

– Света, давай сделаем венки из этих прекрасных цветов!

– Гда, сейгчас всё брошу и буду делать вегнки! – пыхтела моя подруга под тяжестью своего груза.

– Света, какой же ты иногда бываешь скучной! Смотри, какой чудесный день, какая долина и этот аромат! – я в который раз вдохнула его полной грудью. – Я хочу остаться здесь. Давайте сделаем привал, – обратилась я к остальным.

– Отличная мысль! – поддержал меня Лекс.

– Я только «за»! – согласился и Тиллиус и бросил свою ношу на траву.

– Не хочу я никакого пгривала рядом со скелетом, – заартачилась Света.

– Не нуди! – оборвал её кентавр. – Пара – тройка часов отдыха нам не помешают, тем более в таком прекрасном месте!

– Можно здесь и заночевать, – предложила я.

– С удовольствием! – подхватил Тилли.

Мы с удобством разложились на траве среди необычных жёлтых цветов.

– Как ополоумели все! Как будто раньше кграсивых мест не видели. Пгойдёмте, а то если я сейгчас брошу этот груз, я потом его не подниму!

– Света, ну до чего же ты занудная! – проворчала я, нехотя поднимаясь с земли.

– Да уж, более, чем когда-либо, – согласился Лекс.

Мы снова пошли. Чем дальше мы шли, тем прекраснее становилась долина, я уже не просто чувствовала одуряющий аромат цветов, он как будто впитался в одежду, в меня саму. И так мне было хорошо, так чудесно, что ничего больше и не надо!

– Смотргте! Ещё один скелет! – прервала мою сладкую негу Светкин голос. – Да что же такое за место, огдни трупы?!

– Здесь так тихо, так спокойно. Никаких проблем, никаких забот. Одна красота и благодать вокруг! – я распростёрла руки. – Я не хочу отсюда уходить, – я уселась на траву. – Я останусь здесь.

– И я тоже! – подхватили меня Тиллиус и Лекс.

– Мы останемся здесь вместе, – сел рядом со мной Нел, и так это было чудесно!

– Как это: «остагнусь гздесь»?! – возмутилась Света. – Мы загблудились, нам нагдо поскорее выйти на дорогу!

– Зачем? Зачем куда-то идти? Смотри, здесь же рай!

– Как загчем? Наташа, у тебя «крыша» съехала? Нам домой возвгращаться нагдо!

– Я нашла свой дом, – умиротворённо сказала я. – Он здесь.

Света выпучила на меня глаза, обвела взглядом остальных, но все они были полностью согласны со мной, здесь было так хорошо, что не надо никуда идти, все это понимали кроме глупой Светки, которая раздражала своим занудством.

– Вы что, собгрались здесь всю жизнь сидеть?

– Конечно! Разве есть в мире место прекраснее этого? – сказал Лекс и я закивала.

– Наташа, лагдно эти, у них в голове не погнятно что, да им и идти-то некуда, но ты-то?!

– И я не хочу никуда идти. Я хочу остаться здесь. Смотри, какое небо, смотри какие цветы! Мы будем пить этот аромат, мы будем питаться им и наслаждаться этим чудом!

– Ты что, цветы жрать собгралась?! Это страгнность какая-то… Что с вами?! Как с ума сошли! Не-е, не нгравится мне это место. Скелеты валяются и ничего живого вокруг, ни птиц, ни бабочек, вообще никаких насекомых.

Я закрыла глаза и легла на траву. Мне не хотелось слушать Светку, мне хотелось наслаждаться этой долиной и этими цветами.

– Наташка, Наташка, а ну вставай! Вставай, говорю, а то как сейгчас стукну.

– Отстань, Света! Я ничего не хочу.

– Наташенька, милегнькая, что с тобой? Гну пошли домой, а? Неугжели ты забыла про дом, про наш мир, про свою маму?

– Маму? – в голове неясными очертаниями всплыл образ женщины, который показался таким далёким и…родным. Мне смутно захотелось к ней. – Мама? Но здесь так красиво! Пусть мама придёт сюда!

– Пусть, пусть придёт. Только огна ведь не знает куда идти?

– Не знает, – согласилась я.

– Так ты её приведёшь.

– Точно! Я её приведу. Но мне не хочется отсюда уходить. Может попозже?

– Никаких попозже! Пгредставь, ты здесь, а мама там по тебе скучает. Чем скорее ты её пгриведёшь, тем быстгрее вы будете здесь вместе. Пгредставь, как здорово!

3Стихи Кузьминой Алевтины.
Рейтинг@Mail.ru