Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Что-то она выглядит не очень здорово, – тихо заметила Света.

Но голос гоблинши тем не менее отвлёк влюблённых.

– Кто это? – спросила Илана.

– Мои друзья. Они помогли мне найти тебя.

Илана грустно улыбнулась.

– Поздно, слишком поздно. Посмотри на меня, мне недолго осталось.

– Что с тобой? – голос Делти был полон тревоги.

– Болезнь. Я подхватила эту заразу ещё у горных троллей, они поняли, что долго я не протяну, и отдали меня своим лесным родичам, скрыв от них мою болезнь. Лесные тролли поняли это только через некоторое время и оставили меня здесь умирать. Не убили только потому, что надеялись всё-таки получить выкуп. Они, наверное, уже и забыли про меня, я не ела уже несколько дней.

– Подонки! – выругался и стукнул кулаком по решётке всегда такой сдержанный Делти.

– Я только хотела ещё раз тебя увидеть, – просунув руку через прутья, Илана погладила возлюбленного по щеке.

– Я здесь и без тебя не уйду.

– Должен быть механизм, как открыть решётку, – стала я смотреть по сторонам.

– Рычаг справа, – ответила Илана. – Стой! – предупредила она Делти, уже потянувшуюся руку. – Механизм устроен так, что если вы откроете эту решётку, автоматически закроется решётка у выхода и больше её никак не открыть. Тогда вам не выйти отсюда.

Думаю, что и другие почувствовали то же, что и я: как молотком по голове. Все долго молчали. Делти посмотрел на нас.

– Идите, друзья. Я останусь здесь.

– Нет, любимый! Уходи с ними. Мне не жить, а тебе надо спасаться.

– Я не брошу тебя, – твёрдо сказал Делти. – Если нам суждено остаться здесь, то мы останемся вместе, – и снова обратился к нам. – Спасибо вам за всё. Но моя судьба быть рядом с ней. Идите!

Меня охватила злость.

– Ну уж нет! Мы столько прошли и испытали не для того, чтобы ничего не получилось! Должен быть выход. Мы не раз уже в этом убеждались и сейчас, я уверена, выход найдём. Все думайте!

Друзья задумались.

– Мы можем открыть решётку наполовину, и Илана пролезет и мы, – предложила Света.

– Отличная идея! – похвалила я её.

Но Илана снова покачала головой.

– Не выйдет. Рычаг слишком слабый, если его не держать, решётки упадут.

Все опять приуныли.

– Я не говорил раньше, – подал голос, молчавший до этого Тиллиус. – но у ключа есть одно свойство.

– У нашего ключа, у кристалла? – уточнила Света.

– Да. Он может перемещать владельца на любое расстояние.

Мы переглянулись.

– И наружу может перенести?

– Куда угодно.

– Отлично!

– Но нас восемь человек! – сказала Света и тут же поправилась. – То есть не человек… просто восемь.

– Многовато, – вздохнул Лекс.

– Совместим обе эти идеи, – решила я и сняла кристалл с шеи. – Возьми Делти! Мы выйдем, а вы с Иланой потом наденете ключ на шею и перенесётесь к нам.

– Как это сделать? – спросил гном у Тиллиуса.

– Возьми его в руку и представь, что ты с нами.

– А вдруг не получится и ключ вместе с гномами останется здесь? – заныла Светка.

– Риск – благородное дело. Пошли, – сказала я и потащила подругу к выходу, который впереди уже подсвечивал Тиллиус. – Удачи, Делти! Мы вас ждём!

Остальные, тоже сказав напутственные слова гномам, пошли за нами. Только Нел едва взглянул на гномов, ограничившись сдержанным кивком.

Довольно быстро выбравшись на свободу, мы, помогая друг другу, вылезли из ямы. Огляделись и поняли, что оказались по другую сторону от стены из частокола. После первых минут восторгов и объятий с подругой, мы стали ждать гномов. Шли минуты, радость от спасения поутихла и мы начали нервничать. Никто не говорил об этом вслух, но, думаю, каждый переживал, что может ничего не выйти.

– Тилли, а ты не мог ошибиться? – спросила Света.

– Я читал об этом в магических книгах и учитель Оливус говорил.

– Надо было его сначала испытать.

– Да что уж теперь об этом говорить, – сказала я, поминутно оглядываясь.

Гномы появились так неожиданно, что я в первый момент испугалась. Они стояли, обнявшись, умудрившись просунуть две головы в цепочку ключа.

– Получилось! – заорала Светка.

Мы бросились поздравлять гномов. Делти тут же снял ключ и вернул его мне. Я снова надела кристалл на шею.

– Надо уходить отсюда. Скоро тролли опомнятся и начнут нас искать, – сказал Рик.

Мы последовали его словам. Но долго идти не смогли. Делти буквально нёс ослабевшую Илану, да и всем нам требовался отдых. Мы много потратили сил за сегодняшний день. К счастью, уже вечерело, и мы охотно подыскивали место для ночного привала. Как только мы нашли подходящую поляну, Делти уложил возлюбленную и не отходил от неё ни на минуту. Илана выглядела плохо, её била лихорадка. Делти ухаживал за ней, а мы помогали, чем могли. Тиллиус взялся за ужин, Рик ушёл искать воду. К сожалению, всё, что было при нас, отобрали тролли, приходилось выкручиваться, – собирать и жарить на палочках грибы. Успокаивало то, что Рик обещал принести утром какую-нибудь дичь. Ухаживая за Иланой, спать мы не ложились долго, а когда легли, я, несмотря на дикую усталость, не сразу заснула. Нервы были взбудоражены прошедшими за день событиями. Прокручивая их в голове, я в свете отблесков костра, видела, что Делти продолжает сидеть возле Иланы, изо всех сил стараясь облегчить её страдания.

Утро было мучительным. Почему-то болела голова и всё тело. Видимо испытания не прошли даром. Превозмогая ломоту в теле, я поднялась и осмотрелась вокруг. Света ещё спала, зато вернулся Рик с обещанной дичью, и Тиллиус уже что-то готовил. Делти по-прежнему сидел возле Иланы и ухаживал за ней, то давая ей попить воды, то накладывая компрессы. Но, как я видела, Илане лучше не становилось. Похоже, что теперь, когда она дождалась Делти, последние силы покинули её. Она с трудом могла сидеть, а ходить только с посторонней помощью. Тем не менее, идти было надо и после обеда, как мы не оттягивали этот момент, всё же двинулись в путь.

Два дня мы шли, пытаясь уйти как можно дальше от места обитания троллей. Это быль тяжёлый путь, с постоянными остановками из-за Иланы. Все старались помочь гномихе, но она безнадёжно угасала на глазах. Илана пыталась не доставлять нам много хлопот, но силы её таяли, и вскоре она совсем уже не могла идти, её несли.

На Делти больно было смотреть. С Иланой он держался бодро, но это была только видимость, стоило ему ненадолго отойти, как он мрачнел и замыкался. Я пыталась говорить ему ободряющие слова, но он только кивал и выдавливал благодарную улыбку. Все прекрасно понимали – Илана вряд ли выживет. Наверное, понимал, хотя и не хотел в это верить, и Делти. Может поэтому, каждую минуту он старался проводить с ней, нёс её, когда мы шли и сидел рядом с любимой, когда мы останавливались на привал, держал за руку, говорил нежные слова и улыбался. Когда он смотрел на неё, в его глазах появлялся блеск. Делти мало спал, позволяя себе задремать лишь, когда засыпала Илана. Он осунулся, было видно, что он измотан. Но не позволял себе расслабиться даже немного. Не хотелось думать, что будет с ним, если Илана умрёт, но эти мысли так и лезли в голову, тем более что, судя по тому, как угасает гномиха, такой исход был вероятнее всего.

На третий день, после того, как мы нашли возлюбленную Делти, нам пришлось сделать долгую стоянку: стало ясно, что Илана продолжать дальше путь не может. Её уложили на плащ, она была в беспамятстве, её била лихорадка. Никто не знал, что делать, никакие примочки и травы Тиллиуса и Делти не помогали. Илана была при смерти. Все вели себя очень тихо, как обычно ведут себя возле умирающего человека. Мне было трудно выносить такую обстановку и, понимая, что ничем не могу помочь гномихе, я пошла прогуляться по лесу. «Глупо, – думала я, – так долго идти и искать и потерять, когда нашёл». Мне нравилась Илана, за эти дни, я успела заметить, что, несмотря на своё болезненное состояние, гномиха была очень добра и приветлива. А как смотрел на неё Делти! Хотела бы я, чтобы кто-нибудь смотрел на меня также!

Я шла, опустив голову, не замечая дороги. Вдруг какая-то вещица в траве привлекла моё внимание. Когда я подняла её, это оказался небольшой кулон на тоненькой цепочке. Я вышла на солнечную полянку, чтобы хорошенько рассмотреть находку. Больше всего кулон напоминал маленькую призму. Рассматривая, я повертела её в руках, луч солнца упал на её грани, и вдруг в воздухе образовалась яркая радуга. Это было так неожиданно: радуга в лесу. Я, открыв рот, засмотрелась на разноцветное чудо.

– Вот он! Ну, наконец-то, я его нашла! – раздался чей-то голос, и рядом со мной появилась девушка. Причём это было также неожиданно, как и радуга в лесу.

Незнакомка остановилась передо мной, и я смогла рассмотреть её. Если бы меня спросили, я бы не смогла назвать её возраст, она мерещилась то юной девушкой, то расцвётшей женщиной. Зелёные одежды были такими лёгкими, что, казалось, будто их раздувает несуществующий ветерок, она и сама чудилась сотканной из воздуха; длинные волосы казались продолжением солнечных лучей. А босые ножки казалось, едва касались земли.

– Кто вы? – изумлённо спросила я.

Незнакомка выгнула красивые брови.

– Ты не знаешь кто я?

Я растерянно пожала плечами.

– Ну что же, девочка, тогда знай, что тебе очень повезло. Я дриада – лесная нимфа.

Я ахнула: та самая дриада, про которую рассказывал Лекс!

– Вижу, ты всё-таки слышала про меня, – усмехнулась девушка. – Ну что же, тогда загадывай желание.

– Желание? – растерялась я.

– Да. Тем, кто увидит лесную нимфу, она исполнит любое желание – такова традиция.

– Д-да, я знаю, – стала я заикаться.

– Тогда я жду. У меня немного времени.

Я кивнула, а сама лихорадочно стала думать. Исполнить любое желание! Как в сказке! Не об этом ли мечтает каждый из нас? Чтобы однажды, вот так, поймать золотую рыбку или щуку, найти цветик – семоцветик или волшебную палочку, встретить фею и тогда самое заветное, самое сокровенное желание исполнится в один миг и сделает самым счастливым человеком на свете! И вот у меня есть такая возможность! Я даже вспотела от перспективы, которая открывается передо мной. Оказывается, хочется так много, а желание-то всего одно. Что же я хочу? Долгой жизни! Нет-нет, лучше бесконечной! Но одной жить вечно будет тяжело… тогда вместе с родителями и с друзьями и чтобы обязательно любимый человек! Нет, так не пойдёт. Надо что-то более приземлённое… Виллу, например, или яхту! А лучше и то и другое! Значит, много денег, как у олигархов, клуб свой футбольный купить, я люблю футбол… А может президентом стать? Или лучше знаменитостью, голливудской! И мужа красивого… Тома Круза! Нет, Бреда Питта! О чём я? Домой бы вернуться! Это самое главное. Раз, один миг, и мы снова в своём мире! Так возможно?.. А ещё хочу, хочу…

 

– Я хочу, чтобы Илана выздоровела, – сказала я то, что хотела больше всего на данный момент. – Я хочу, чтобы она жила.

– Ты уверена, девочка? Желание только одно.

– Пусть будет так.

Дриада улыбнулась.

– Что ж, пусть будет.

Всё, никаких громов и молний. Просто обыденные слова неожиданной встречной.

– А теперь, будь любезна, отдай мой кулон и иди к своим друзьям.

Я в ступоре отдала ей в протянутую руку свою находку и молча смотрела, как, надев кулон, дриада улыбнулась и ушла неслышными шагами вглубь леса. В воздухе растворилась радуга…

Я немного постояла, думая, исполнится ли моё желание, уж слишком всё просто, ни ритуалов, ни заклинаний и волшебных слов, а потом, поняла, что гадать бесполезно и, повернувшись, пошла на нашу стоянку. Дорогу назад я нашла не сразу. Немного попетляв, я наткнулась на Свету.

– Где тебя носит?! – вскричала она. – У нас тут такое!

– Что случилось? – испугалась я.

– Илана, кажется, выздоровела!

– Так быстро?!

– Мы сами обалдели! У неё вдруг прошла лихорадка, она очнулась и заговорила, как ни в чём не бывало! – тараторила моя подруга пока мы шли к нашей стоянке.

На поляне было оживление. Видимо, ещё никто не пришёл в себя от столь неожиданного выздоровления безнадёжно больной Иланы. Счастливее всех был, конечно, Делти. Его лицо лучилось бесконечной радостью. Илана выглядела прекрасно, будто и не болела несколько минут назад.

– Илана! Мне сказали, что ты выздоровела, – подошла я к гномам.

– Это чудо! – подняла она на меня сияющее лицо.

– Я очень рада! Это дриада помогла.

– Дриада?! – чуть ли не хором переспросили друзья.

Я им рассказала о встрече с лесной нимфой. Все слушали, затая дыхание, а после рассказа гномы принялись благодарить меня.

– В том, что дриада помогла – твоя заслуга. Ты пожертвовала своим желанием ради нас.

– Глупости. Я попросила нимфу только потому, что желала этого. И потом, – улыбнулась я. – у меня было так много желаний, что самым лёгким оказалось выбрать это.

Глава 16

Смерть друга

Мы решили, что пора сделать стоянку. Сегодня мы вышли рано, решив наверстать потерянные из-за болезни Иланы дни, и поэтому, с непривычки, уже устали. Все тут же разбрелись по своим делам. Илана собралась варить обед, но заботливый Делти ей не позволил и сам взялся за дело, мягко заставив любимую сесть отдохнуть рядышком. На них приятно было смотреть. Возлюбленная гнома полностью оправилась от смертельной болезни, но Делти всё равно не позволял ей ничего делать, стараясь оберегать от излишних хлопот. Они не показывали своих чувств явно, но их любовь была видна в каждом взгляде, брошенном друг на друга, в той заботе и нежности, что проявляли гномы друг к другу. Они старались не отходить друг от друга, а когда разговаривали между собой, голоса их смягчались. Кажется, все в отряде любовались на них. С тайной завистью смотрела на гномов и я, но зависть это была хорошая. Думаю, каждый из нас мечтает найти того, кто пойдёт за тобой… да хоть в логово троллей.

Но долго на месте мне не сиделось. Мне было трудно всё время следить за лицом, изображая беспечность, поэтому ушла за деревья разобраться с мыслями и подумать как вести себя дальше в связи с последними событиями. Я бесцельно бродила, полностью погруженная в свои мысли. Нет, я нисколько не жалела о неиспользованной для себя возможности загадать дриаде личное заветное желание, но меня не оставляла мысль, могла ли лесная нимфа переместить нас в наш мир, пожелай я этого? А если бы я точно знала, что это возможно, что бы тогда выбрала? Я вздохнула, уже поздно гадать, да и не нужно, выбор сделан и я уверена, что он правильный. У нас свой путь и ещё есть возможность вернуться домой, самое главное – при нас ключ. Вспомнив о нём, я достала его из под ворота одежды. Повертела ключ в руках. Голубой кристалл чуть меньше моей ладони. Солнечный свет тускло отражался в его гранях. Я засмотрелась, было в нём что-то такое, что приковывало взгляд… Но тут лёгкий шорох заставил поднять глаза, и в тот же миг я услышала какое-то вжиканье, и на меня навалилось чьё-то тело. Я жутко испугалась и не сразу пришла в себя, даже когда увидела, что это Рик. Он как-то странно смотрел сквозь меня и медленно опускался на землю.

– Рик, что с тобой? – я пыталась его поддержать, но тело было странно тяжёлым.

Я не смогла удержать Рика, и он упал на землю. И я увидела торчащую из его спины чёрную стрелу.

– Все сюда! Помогите! – закричала я в панике, и кричала до тех пор, пока не прибежали друзья.

Все тут же столпились возле нас, наперебой спрашивая, что случилось. Я едва толком смогла объяснить – грудь рвали рыдания. Все склонились над Риком. Он был жив. Глаза открыты, лицо белее полотна, а из груди вырывалось хриплое дыхание. Делти покачал головой:

– Он очень плох. Ему долго не продержаться.

– Что ты такое говоришь? – зло одёрнула я его.

Он удивлённо поднял на меня глаза.

– Его ранили чёрной стрелой. Скорее всего, с ядовитым наконечником. Ему недолго осталось жить.

– К сожалению, Делти прав, – подтвердил Тиллиус.

– Не смейте так говорить! – закричала я. – Мы его вылечим! Вы ведь смогли вылечить Лекса и его сможем. Тиллиус, скажи какие травы надо собрать, я сделаю, а ты вари свои зелья. Не стойте, отнесите Рика на поляну! – видя, что они не двигаются и молча с жалостью, смотрят на меня, стала их подталкивать. – Давайте, давайте, не стойте, каждая минута дорога.

Лекс и Делти взяли и бережно понесли Рика на нашу стоянку. Уложили боком на подстеленный плащ.

– Стрелу нельзя вынимать, иначе он может умереть от потери крови, так? – я кое-что помнила из исторических книжек и фильмов.

– Он так и так умрёт, – сказал гном.

Его слова вывели меня из себя.

– Да что с тобой, Делти?! Рик наш друг, как ты можешь так безразлично смотреть как он умирает?

– Мне также тяжело, как и тебе. Но, пойми, мы ничего не можем сделать, Рик обречён. Раненые стрелой Безликого не выживают.

– Нет, мы это изменим. Мы не дадим ему умереть, надо только приложить все силы. Я, во всяком случае, это сделаю, надеюсь, вы тоже?

Я выжидательно посмотрела на своих спутников. Не выдержав моего взгляда, они занялись делом. Кто-то пошёл собирать лечебные травы, кто-то принялся ухаживать за Риком. Я помогала, чем могла.

Несколько часов мы боролись за жизнь Рика. Тиллиус колдовал, мы накладывали повязки и компрессы, делали примочки. Тилли удалось остановить кровь после того, как Нел по совместному решению выдернул стрелу из спины Рика, но, как мы и предполагали, её наконечник был обработан ядом и, несмотря на все наши усилия, Рик угасал.

Я в очередной раз вытерла испарину с лица раненого и смочила водой сухие губы. Ко мне незаметно подошёл Нел и отозвал в сторону. Я передала тряпочку подруге, и она тут же заняла моё место.

– Всё бесполезно, он умирает, – сказал вампир, когда мы отошли.

– Что ты предлагаешь? Бросить его и уйти? – зло спросила я. – Если тебе надоело, можешь уходить. Тебя здесь никто не задерживает. Я понимаю, тебе давно уже не впервой смотреть, как умирают люди. Да ты и сам нередко этому способствуешь. Тебе не понять, почему мы с ним возимся, так? Я тебе скажу, он наш друг! Знаю, что для тебя это пустое слово. Ты ни к кому и ни к чему не привязан. Ты не способен чувствовать ни жалости, ни сочувствия. Живёшь так, как лучше тебе, выбираешь то, что нужно, а потом без сожаления с этим расстаёшься. Ты всегда один, конечно, это удобнее – никогда не испытывать боль от потери.

Я выплёскивала все негативные эмоции, скопившиеся за день, усталость и беспомощность сделали меня раздражительной. Нел выслушал меня совершенно невозмутимо.

– Всё сказала? Теперь меня послушай. Несмотря на всё наше желание и все наши старания Рик умрёт. Мы просто оттягиваем неизбежное. Он и так мучается, а мы ещё продлеваем его агонию. Эгоистично поступаешь, прежде всего, ты: вместо того, чтобы дать ему спокойно умереть, ты ради своего желания заставляешь его переживать свою боль снова. Ты у него спросила, хочет ли он прожить ещё несколько часов такой ценой?

– Я хочу его спасти, неужели никто из вас этого не понимает?! – Я не заметила, как из глаз покатились слёзы. – Можно сказать себе, что больше ничего нельзя сделать и опустить руки, а можно постараться победить смерть.

– Смерть нельзя победить.

– Это мы ещё посмотрим! Я знаю, что делать.

Я решительно направилась назад к раненому другу.

– Лекс, Делти, понесёте Рика. Мы идём искать дриаду, – громогласно объявила я.

Все воззарились на меня.

– Дриада нам поможет. Она же спасла Илану от смерти и Рика спасёт, – отчаянно объясняла я им как маленьким детям.

– Наташа, – вкрадчиво сказал Лекс. – дриаду найти не так просто, в прошлый раз ты встретила её случайно, тогда тебе очень повезло, шансов, что ты найдёшь её во второй раз, почти нет.

– Мы что будем сидеть и ждать пока он умрёт? – я обвела всех взглядом.

Все молчали, понурив головы и опустив глаза.

– Мы пойдём туда, где я в первый раз встретила дриаду. Я найду её, чего бы мне этого не стоило. Я не дам ему умереть.

– Для него этот путь будет тяжёлым, – сказал подошедший сзади Нел.

– Не пытайтесь меня отговорить. Я это делаю ради его спасения. Помогите мне или я сама понесу его на спине.

Поняв, что спорить со мной бесполезно Лекс и Делти собрались взять Рика, но вампир отстранил их.

– Я его понесу. Для меня он ничего не весит.

Через несколько минут коротких сборов мы вышли в путь. Я быстро шла впереди, пытаясь вспомнить дорогу, по которой мы пришли. Нел легко нёс укрытого плащом Рика, и время от времени кто-нибудь из нас подходил проверить раненного.

Света нагнала меня.

– Наташ, мне тоже очень жалко, что Рик умрёт.

– Он не умрёт, – коротко бросила я.

– То есть да, конечно. Я хотела сказать, если Рик умрёт, – голос у подруги был совсем жалкий. – Я никогда не видела, как умирают люди, – тихо прибавила она.

– Я тоже. Это страшно. Особенно когда это человек, ставший для тебя близким.

Некоторое время мы шли молча.

– А если мы не найдём дриаду? – наконец решилась спросить Света.

– Ну ведь не может быть такого, чтобы никто не знал где она обитает!

– Эльфы знают, – тихо сказал Делти.

Я резко обернулась.

– Эльфы?

Все закивали в знак согласия с гномом.

– Эльфы довольно закрытый народ и тоже живут в лесах. Кажется, они знают всё обо всех.

– Значит, найдём либо дриаду, либо эльфов. Любой из них нам должен помочь, – решила я.

– Никто нам ничего не должен, – всё так же тихо сказал Делти.

Но я предпочла его не расслышать.

Мы шли и шли. Солнце давно перевалило за зенит, все потихоньку выбивались из сил и ненароком останавливались всё чаще. Это было похоже на гонку за жизнью. Впрочем, так оно и было. Рику становилось всё хуже, и даже все наши усилия не приносили ему облегчения. Всё чаще поглядывали на меня друзья, но я старалась не замечать их взглядов и вела дальше, к тому месту, где я встретила дриаду.

– Наташа, всё бесполезно, мы не найдём её, – сказал мне кто-то.

Я сжала зубы и, не оглядываясь, продолжила путь. Как заклинание я шептала себе, что мы спасём Рика, не хотела, не могла представить себе другого исхода. Я никогда не теряла близких людей и сейчас не потеряю.

– Стойте на месте! – неожиданно раздался чей-то повелительный голос.

Я вскинула голову. Прямо перед нами стояли люди. Точное количество определить было трудно, несколько человек перед нами, остальные между деревьями. Я обвела глазами незнакомцев преграждавших нам дорогу. Это были высокие статные люди с очень красивыми благородными лицами. Они были похожи друг на друга, как братья. Возможно, такое впечатление создавалось из-за одинакового выражения на их лицах – высокомерное, с легким налётом небрежности. У каждого – длинные волосы распущенные или завязаны в хвост. Мне бы захотелось понравиться этим людям, но в руках они держали натянутые и направленные в нашу сторону луки, что говорило о том, что они не сильно рады нас видеть.

 

– Эльфы! – тихо кто-то ахнул за моей спиной.

Тут только я разглядела остроконечные уши, как и положено у эльфов.

– Что вам нужно здесь? – говорил один, наверное, главный из них.

– Мы ищем дриаду! – ответила я. – У нас умирает друг, – я указала на Рика на руках Нела. – Хотим попросить лесную нимфу помочь нам.

Эльфы даже не посмотрели в сторону Рика.

– Вам нельзя дальше. Поворачивайте назад.

Я опешила.

– Но он умирает! – ещё раз повторила я, решив, что эльфы просто не поняли.

– Нам всё равно. Дальше мы вас не пустим.

– Но почему?!

– Вас это не касается, – нет, эльф не грубил, просто его голос оставался холодным и безразличным.

Я сделала шаг в сторону говорившего с нами, и тут же руки эльфов напряглись – вот-вот и с натянутой тетивы сорвутся стрелы.

– Стой, – предостерёг меня Лекс, – они будут стрелять.

– Да, пока мы вас предупреждаем. Больше не ходите сюда, иначе наши стрелы найдут свою цель.

Эльфы были полны решимости, и совершенно очевидно, что стоит нам их ослушаться, как они, не задумываясь, убьют нас. Лица их оставались совершенно бесстрастными.

Я была в отчаянии. Мы столько прошли, столько пережили вместе с Риком, столько испытали, мы не могли его так просто потерять. Я упала на колени перед эльфами. В этот момент мне было всё равно как я выгляжу. Жалкой? Беспомощной? Слабой? Пусть! Если это сможет помочь…

– Я прошу вас, заклинаю, помогите нам! Его ранил ядовитой стрелой Безликий. Мы боремся за его жизнь, делаем всё что можем, но ничего не помогает! Если мы не найдём дриаду, наш друг умрёт! Вы же знаете где она. Помогите нам!

Я не просто просила, я умоляла, обливаясь слезами. Да, я впервые стояла перед кем-то на коленях, но сейчас мне было всё равно, все мои мысли были только о спасении Рика. Но несмотря на все мои мольбы, эльфы оставались бесстрастны.

– Повторяем в последний раз – уходите!

Ко мне подошёл Делти и попытался меня поднять.

– Надо уходить. Они не пустят нас дальше.

– Нет! – вырвалась я из рук гнома. – Мы не уйдём отсюда!

Я снова обратилась к эльфам

– Помогите нам и когда-нибудь мы поможем вам.

Впервые на лицах эльфов появилось что-то подобие улыбки, вернее усмешки.

– Эльфы не нуждаются в чьей-либо помощи. Уходите.

И тут во мне вскипела ярость. Я поднялась с колен. Умоляющие нотки в моём голосе уступили рыку злости.

– Как же так?! Неужели в вас нет ни капли сочувствия? А как же знаменитое благородство эльфов? Всё сказки? На самом деле вы бесчувственные и холодные! Эгоистичные эльфы, беспокоящиеся только о собственном покое! Вы показали своё настоящее лицо! Презрение – вот что вы испытываете к другим народам!

– Достаточно, – прервал меня их предводитель. – Ещё одно слово и ты замолчишь навсегда.

– Что, для вашей совести проще убить мирных путников коленноприклонно просящих вас о помощи?

Последние слова я уже выкрикивала, когда Лекс тащил меня назад, поспешно уводя за остальными. Я попыталась вырваться, но кентавр не отпускал меня до тех пор, пока эльфы не остались далеко позади.

– Не могу поверить! – я была вне себя. – Они даже не попытались сделать вид, что сочувствуют нам!

– Эльфы никогда не проявляют своих эмоций, – сказал Нел.

Он уложил Рика на землю, на подстеленный Иланой плащ. Раненый выглядел совсем плохо. У меня сжималось сердце, я была в отчаянии от безвыходности. Мне тяжело было видеть умирающего Рика, я ушла с полянки вглубь леса. Я стояла, уткнувшись лбом в ствол дерева и не заметила, как ко мне подошёл Нел и положил руку на плечо.

– Не вини себя, ты бы всё равно ничего не смогла сделать. Да и дриаду нам вряд ли бы удалось найти.

– Если бы эльфы нам помогли…

– Не помогли. И это их право.

– Ты их защищаешь? – зло спросила я.

– Я никого не защищаю. Я просто хочу, чтобы ты поняла: многие вещи изменить не в твоих силах.

– Но ведь общими усилиями, если бы эльфы помогли… – повторила я, не желая сдаваться.

– Эльфы делали только то, что считали нужным.

– Для кого?! Для себя?!

– Конечно. Как и все в этом мире они защищали свои интересы.

– А как же помощь нуждающемуся?

– Какое им дело до других? До чужих проблем и бед? В том, чтобы помочь нам они не видели для себя никакой пользы, поэтому они и не стали этого делать.

– Но ведь другие помогают! Делти и Илана, Лекс, даже ты…

– Мы не эльфы. У них свой уклад, своя мораль, свои законы. Им важны только они сами. Чужие их не интересуют, если только это не касается эльфов. Они могут иметь дело с другими расами, но только в том случае, если это соответствует их интересам. Они не будут делать ничего, в чём не видят пользы для себя.

– Значит они плохие, – сделала я вывод.

Нел покачал головой.

– Ты не поняла. У них своё понятие добра и зла. Добро – всё, что соответствует интересам эльфов, всё, что нет – их не касается.

– Так быть не должно, если люди…

– Они не люди.

– …если мы не будем помогать друг другу в беде, то все вымрем.

Нел усмехнулся.

– Вот уж эльфам это вряд ли грозит – они бессмертны.

Я горестно покачала головой.

– Поэтому они не смогли меня понять.

– Они понимали тебя, ведь любой из них также может погибнуть от несчастного случая или быть убитым.

– Тогда я не могу понять…

– Не хочешь понимать.

Я ничего не ответила, снова прижавшись лбом к дереву. Мысли разбегались, и в голове была каша.

День клонился к вечеру, и в лесу быстро темнело.

– Всё так несправедливо, несправедливо. Разве оборотень может умереть от стрелы?

– Оборотня убивает только серебро, но в обличие человека он уязвим точно также как и другие.

– На его месте должна была быть я.

Неожиданно появился Делти.

– Рик умирает.

Когда мы пришли на поляну, там уже горел костёр, свет которого выхватывал из сумерек печальные лица моих друзей. Все они стояли возле лежащего на плаще Рика. Я опустилась перед ним на колени. В неверном свете костра бледность его лица казалось мертвецкой.

– Тиллиус, а где компресс? – всполошилась я.

– Наташа, не надо, – кажется, впервые с тех пор как его ранили, Рик заговорил. – Я всё знаю, бесполезно.

– Нет, мы обязательно что-нибудь придумаем!

Рик слабо улыбнулся.

– Не стоит. Я столько раз был в шаге от смерти, что уже не боюсь её. Я не стремился к ней, но раз уж так вышло… Я рад только тому, что отдал свой долг, я обещал это сделать и я сделал.

– Обменял одну жизнь на другую, какой смысл? – с горечью спросила я.

– Тебе надо жить, потому что тебе есть куда возвращаться, тебя ждут дома, тебя любят. А мне некуда идти. Это ваш путь, а я шёл с вами только потому, что больше идти мне было некуда. Но для меня этот путь закончился. И я ни о чём не жалею.

Рик перевёл взгляд на Свету.

– Ты оказалась права, лес станет моим домом, моим последним пристанищем.

– Я не… – не договорила Света и, расплакавшись, уткнулась в кентавра.

Дыхание раненого стало редким, Рик всё медленнее втягивал и выдыхал воздух, как будто дышать ему становилось труднее.

– Не уходи, Рик. – мой голос надломился, а глаза застилали снова навернувшиеся слёзы, но я продолжала. – Не уходи, не сейчас, скоро ты превратишься в волка и, наверное, сможешь пережить ещё одну ночь.

– Но утром, когда я стану вновь человеком, я всё равно умру.

Я не могла поверить, что сейчас всё закончится.

– Пожалуйста, дождись хотя бы утра.

Рик нашёл силы слабо улыбнуться. В наступивших сумерках блеснули его глаза.

– Если ночь пришла, стоит ли ждать рассвет?

Рик умер очень тихо. Ни стона, ни предсмертных судорог, просто закрыл глаза и в последний раз выдохнул.

– Рик, – потрясла я умершего друга. – Рик!

– Наташа, он умер, – окликнул меня Нел.

Но я не слушала, продолжая всё сильнее трясти тело.

– Рик, Рик!

– Не тревожь его.

– Отстань! – оттолкнула я вампира, и продолжала «будить» Рика.

Кто-то схватил меня сзади и понёс с поляны. Я вырывалась, но Нел держал крепко и нёс меня легко, и отпустил только тогда, когда отошёл от поляны на достаточное расстояние.

– Отпусти! – зло стукнула я вампира в грудь.

– Не кричи, не тревожь душу умершего.

– Да что ты знаешь о душе?! У тебя её вообще нет!

Я кричала на Нела так, будто это он был виноват в смерти Рика. Я билась в истерике, выплёскивала всю боль и горечь от потери, всю свою злость от несправедливости. А Нел стоял и смотрел как я исхожусь в крике от собственного бессилия.

Рейтинг@Mail.ru