Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

Глава 1

День полный сюрпризов

Вначале была темнота. Темнота и пустота. Сознание пришло ко мне внезапно, но ничего с собой не принесло. Я осторожно прислушалась к своим ощущениям. НИ-ЧЕ-ГО. Я решила пока не выходить из этого состояния покоя, а вспомнить, что же было до того, как наступила темнота. В памяти стали всплывать картинки. Ага! Мы с моей неразлучной подругой Светой пошли в парк. Зачем? Погулять. Что дальше? Ну да, пошли в дальний конец парка на аттракционы. Карусели и тир не для нас, зато комната смеха самое то. Светка меня убедила, что там действительно смешно. Пошли. Смеяться предстояло в небольшой комнате, все стены которой были увешены кривыми зеркалами. Стандартно всё так, но нам понравилось: веселились, показывая друг на друга пальцем в зеркалах. Вытянутые лица, сплющенные, перекошенные… возле какого-то зеркала, которое Светке понравилось большего всего, мы задержались. Света вплотную подошла к зеркалу, высунула язык и весело засмеялась, отчего её лицо в отражении растянулось, она ткнула пальцем в зеркальную поверхность, и это было последнее, что опечаталось в мозгу. Память упорно отказывалась показать, что было дальше.

Почему же так темно? Тут я осознала, что лежу с закрытыми глазами, и решила их открыть. Я тихонько приоткрыла левый глаз, но яркий луч света заставил снова его закрыть. Ещё немного полежав, я осторожно привела себя в сидячее положение, заодно с облегчением заметив, что ничего не болит, лишь немного ноет спина от лежания на твёрдой земле. Интересно, сколько времени я пролежала и где Светка? А, кстати, действительно, где Светка? Я резко открыла глаза и, моргая, осмотрелась вокруг. Место мне было явно незнакомо. Ничего похожего на парк и уж тем более на комнату смеха. Это была улица, но поблизости не было видно ни привычных многоэтажек, ни машин, ни даже магазинов или ларьков. Зато в нескольких метрах от меня лежало что-то зелёное. Я осторожно встала и подошла к заинтересовавшему меня предмету. Хотя, по-моему, это не совсем верное слово, скорее это была игрушка. Скажу честно, таких игрушек я ни разу не видела: небольшое зелёное человекообразное существо с выпуклым пузом и почти лысой головой, на которой размещались большие глаза, маленькая пуговка носа и рот в пол-лица, длинные ушки на макушке распластались на земле. Беспомощно раскинув маленькие тоненькие ручки и кривоватые ножки существо, несмотря на всё своё уродство, вызывало умиление. Неожиданно игрушка пошевелилась и застонала! Слабо приподнявшись на ручках, существо захлопало глазами и измученно уставилось на меня. Я обалдело не сводила глаз с доселе невиданного мной чуда.

– Наташа, – слабо промямлило существо, – что случилось?

Я думала удивиться больше, чем я уже удивилась, нельзя, оказалось можно.

– Ты кто? – наконец-то я обрела дар речи.

– Как кто? – зелёный малыш посмотрел на меня с сомнением. – Наташа, ты головой ударилась что ли?

– Откуда ты знаешь моё имя?!

– От верблюда!

Существо, видя моё не проходящее удивление, покрутило пальцем у виска.

– Наташа, алло! Я Света!

– Света?!! – я чувствовала, как мои глаза ползут на лоб.

– Представь себе! Или ты видишь перед собой кого-то другого?

– Вижу, – честно призналась я. – маленькое зелёное существо.

– Какое ещё зелёное? Наташа, у тебя глюки?

Я огляделась, никакого зеркала я, конечно, не увидела, зато нашла лист почти гладкого железа, притащила его и встала напротив э-э… Светы, так чтобы она могла увидеть себя в нём. Света всё с тем же сомнением в глазах взглянула на своё не очень хорошее отражение.

– Это кто? – с подозрением спросила она.

– Ты, Света, – осторожно ответила я.

– А-а-а-а-а! – истошно завопила Светка.

Я испугалась такой бурной реакции, хотя надо сказать, я её понимаю, я бы вообще побежала сразу топиться.

– Что со мной?!! – не успокаивалась подруга.

Если бы я знала! Вокруг нас быстро начала собираться толпа. Любопытные сбегались на Светкин крик. В круг протиснулся какой-то грузный мужик, увидал держащуюся за голову бегающую Свету, и обвиняюще ткнув в её сторону пальцем, заорал:

– Люди, смотрите, вот кто украл мой виноград! А ну, хватай его!

Ко всё ещё не пришедшей в себя Светке потянулись руки. Я вышла из ступора.

– Ничего мы не крали! Не трогайте!

– Не брала я никакого винограда! – визжала Светка.

Всё было как страшный нелепый сон. Моя подруга в обличие неизвестного существа с криками бегала среди толпы зевак, а её пытался поймать владелец винограда. Ещё немного и он поймает паникующую Светку. И тут, о, удача, я увидела коня! Нет, конечно, лошадей я и раньше видела, правда на расстояние ближе метра к ним не приближалась, но тут у меня мелькнула сумасшедшая мысль. Гул голосов толпы нарастал. Я схватила маленькую Светку, посадила её на коня, забралась сама (чего только не сделаешь, когда в крови бушует адреналин), и, хлопнув коняшку по спине, пустила её галопом прочь от толпы. Конь не брыкался, с готовностью понёс нас только в одном известном ему направлении.

Сколько мы ехали – не знаю. Следила только за тем, чтобы не свалиться, перед глазами маячила зелёная голова Светы, подпрыгивающая в такт скачущей лошади. Когда я начала думать, что это никогда не закончится, конь остановился. У меня перед глазами всё качалось.

– Может, вы всё-таки с меня слезете? – спросила… лошадь!

Я как ошпаренная соскочила с коня. Светка тоже попыталась и повисла на лошадином боку, дрыгая своими маленькими кривыми ножками.

– Светка, говорящая лошадь! – я была в полуобморочном состоянии.

Света, наконец-то слезла с лошади, просто-напросто брякнувшись на землю.

– Сама ты лошадь, – сказала лошадь и повернулась…

Я человек в здравом уме и твёрдой памяти. Или нет? Если у лошади вместо шеи с гривой и мордой красивое мужское тело с не менее красивым лицом, быть уверенным в своём психическом здоровье нельзя.

– Света, это не лошадь, – заключила я.

– Какая прозорливость! – съехидничал получеловек – полуконь.

Светка подошла и услужливо подняла с земли мою челюсть. Я перевела выпученные глаза на подругу.

– Тебя это не удивляет?

– Наташа! – возмущённо воскликнула Света и сунула мне под нос свои маленькие зелёные ручки. – Посмотри на меня! И ты считаешь, что после этого я могу ещё чему-нибудь удивляться?!

– Так, я отказываюсь что-либо делать пока мне не объяснят, что происходит, – я решительно скрестила руки на груди.

– Я тоже, – встала в ту же позу Света и мы обе выжидательно уставились на получеловека-полуконя.

– Вместо того чтобы поблагодарить меня за своё спасение, они ещё требуют объяснений!

Я пропустила реплику мимо ушей и решила взять «быка за рога»:

– Ты кто?

– Да, интересно знать, – подхватила Света.

– Конь в пальто! – огрызнулся наш спаситель. – Вы откуда свалились? Никогда кентавра не видели?

– Кентавра?! – хором воскликнули мы.

Я напрягла память:

– Кентавр… кентавр… мифологическое существо: получеловек-полуконь… Точно!

– Бог с ним, с кентавром, – прервала мои размышления Светка и потребовала, – ты лучше скажи, кто я?

Кентавр усмехнулся:

– Ну, насколько я вижу, гоблин.

– Гоблин… – вяло повторила Света и шмякнулась на землю.

Кентавр удивлённо уставился на лежащую в обмороке Свету.

– Чего это она?

– Глубокий психологический шок.

– Шок? Отчего?

– Видишь ли… Кстати, ты случайно не знаешь как привести в чувство гоблина?

Кентавр пожал плечами.

– Что тут знать, как и всех.

Он подобрал Светку и, держа за ноги вниз головой, хорошенько встряхнул:

– Самый верный способ.

Этот способ и впрямь оказался эффективным – мой зелёный друг открыл глаза:

– Что я и летать умею?

– Ага, строго вниз, – сказал кентавр, но доказывать не стал, а аккуратно поставил Свету на землю. – Так ты хотела что-то объяснить, – напомнил он мне.

– Ах да. Понимаешь, такое преобразование человека в гоблина случилось с ней впервые и как-то сильно потрясло.

Света с явной неприязнью заметила:

– Я бы на тебя посмотрела, превратись ты в того, кем сейчас являюсь я.

– Ух, ты! – изумился кентавр, – И кто тебя так изуродовал?

Светка вспыхнула:

– На себя посмотри! Я так хоть гоблин, а ты вообще не пойми что: то ли человек, то ли лошадь.

– Конь, – поправил кентавр, – у нас у кентавров так, если туловище мужское, то и всё остальноё мужское.

– Да? – Света с интересом уставилась куда-то в район задних ног кентавра. Тот, проследив её взгляд, тут же торопливо встал к ней в анфас.

– А где украденный виноград? Уже слопала, да? – вдруг ни с того ни сего налетел кентавр на мою подругу.

– Да не крала я никакого винограда! Я вообще не понимаю, почему меня обвиняют!

– Потому что всем известно, что вы гоблины так и норовите что-нибудь спереть.

– Но я же не настоящий гоблин!

– А кто ж тебя заколдовал?

– Не знаю, – сникла Светка.

Я задумчиво произнесла:

– Последнее что я помню, это как Светка ткнула пальцем в зеркало…

– Какое зеркало? – полюбопытствовал кентавр.

– Кривое. Кривое в комнате смеха. Вот. А потом мы очнулись здесь.

– Точно. Всё так и было, – подтвердила Света. – Здесь я обнаружила себя в этой зелёной шкуре.

– Странно. Очень странно, – кентавр стал в задумчивости ногой… э-э копытом ворошить листья на земле. – Интересно, что бы обо всём этом сказал…

– Кто сказал? – нетерпеливо спросила Светка.

– Один мой знакомый.

– А он что, может об этом что-то знать?

– Может, – всё так же задумчиво ответил кентавр.

– Тогда веди нас к нему, – потребовала Света.

Кентавр подозрительно покосился на нас:

– А с чего вы взяли, что я вас к нему поведу?

– Как это не поведу?! – возмутилась Светка. – Ты ведь сам сказал, что он знает, что с нами случилось.

 

– Не говорил я такого! – испуганно замахал руками кентавр. – Я сказал МОЖЕТ знает.

– Тогда нам действительно нужно к нему, – вставила я своё веское слово. – Может он знает и как нам вернуться обратно.

– Вот-вот. И самое главное как мне снова приобрести человеческий облик.

Кентавр смотрел то на меня, то на Свету. Было видно, что он сомневается.

– Ну что ты дёргаешься? – заметила и моя подруга. – Съест он нас что ли?

Кентавр наконец-то решился:

– Хорошо. Только не болтайте никому, куда мы идём.

– Если бы мы ещё и знали, – ворчливо заметила Света.

– … А то знаю я вас, гоблинов, языки как помело, – продолжал кентавр.

– Да не гоблин я! – опять запротестовала Света.

– Это ещё доказать надо! – парировал кентавр.

Обвислые ушки Светы от возмущения стали торчком, и она уже было открыла рот, чтобы разразиться гневной тирадой, но кентавр, не обращая на неё внимания, уже направился в сторону видневшихся домов. Мы поспешили за ним. Чтобы идти рядом с кентавром мне пришлось ускорить шаг, труднее всего было Светке с её короткими ножками, чтобы поспевать за нами ей пришлось идти вприпрыжку.

– Послушай кентавр…

– Меня Лекс зовут, – прервал меня кентавр.

– Лекс? Лекс… – попробовала я имя на вкус. – А меня зовут Наташа, а вот её Света.

– Ага, мы подруги, – добавила запыхавшаяся Света.

– Бывает, – непонятно к чему сказал кентавр Лекс.

Света подозрительно покосилась на него, но промолчала.

– А нам ещё далеко?

Лекс остановился:

– Мы вообще можем никуда не идти.

– Да нет, идём, идём, – быстро сказала я, боясь, что он может передумать.

Несколько минут мы шли молча. Но я снова не выдержала.

– Лекс, а как называется это место?

– Какое место?

– Ну вот это всё, – не зная как объяснить попонятнее, я неопределённо показала рукой вокруг себя.

– Это город Рассветный.

– Почему Рассветный? – спросила Света.

– Потому что здесь встаёт солнце, – снисходительно, как глупым людям пояснил кентавр.

– Логично, – согласилась я.

Кентавр вывел нас на широкую улицу. Мы со Светкой только и успевали вертеть головой по сторонам. А посмотреть было на что. Большие разукрашенные и маленькие аккуратные домики были такие разные, отображая, наверное, образ жизни, привычки и характер живущих в них людей. Кое-где на домах висели вывески обозначающие лавку мясника или булочника, мастерскую кузнеца или сапожника. Из лавки булочника разносился аромат свежевыпеченного хлеба, а из мастерских слышались удары молоточков. По улицам туда-сюда сновали люди, во дворах резвились дети. Увидев нас, вернее Светку, дети начинали гоготать и улюлюкать.

– Гоблин, гоблин! Смотрите, гоблин!

Света строила страшные рожи и показывала язык, но это лишь ещё больше веселило ребятню.

– Лекс, а этот твой знакомый, он кто? – мне было интересно, кто мог знать о том, что с нами произошло.

Кентавр опять как-то странно покосился на меня.

– Когда придём, тогда узнаешь. Если он, конечно, посчитает нужным вам это сказать.

Я пожала плечами, подумаешь, секреты, но мне стало всё-таки любопытно.

Внезапно Лекс остановился, мы с подругой тоже застопорились, вопросительно глядя на кентавра.

– Предупреждаю, о нашей с ним встрече никто не должен знать. Никто!

– Да поняли, поняли мы. Ты лучше давай уж, веди нас к нему, а то так до вечера не доберёмся.

– А мы уже пришли, – и кентавр повернулся к двухэтажному, ничем не выделяющемуся из других домику.

Глава 2

В гостях у…

На двери висел колокольчик. Мне обязательно хотелось в него звякнуть, но Светка меня опередила. Подпрыгнув, она дёрнула за шнурок так, что чуть не оторвала его вместе с колокольчиком. Лекс зашипел на Свету и прерывисто постучал, видимо условно, в дверь. Несколько минут была тишина, но потом нам открыли, и в щели двери показалось лицо юноши в очках. Он внимательно посмотрел на нас и, узнав кентавра, растянулся в улыбке.

– Ой, Лекс, здравствуйте! Как я рад вас видеть! А кто это с вами?

– Здравствуй, Тиллиус. Это мои… эм… друзья и им нужна помощь. Твой учитель дома?

Юноша посмотрел на нас со Светой, поколебался (что это они все сомневаются, рожи у нас что ли такие подозрительные), но в дом всё-таки впустил. Я тут же начала осматривать всё вокруг. Ничего интересного, впрочем, я не увидела. Четыре кресла вокруг небольшого приземистого столика, на полу мягкий, светлый ковёр, на стенах канделябры, лестница с перилами, ведущая на второй этаж. Всё просто, но довольно удобно, можно сказать даже уютно, хотя ощущалось отсутствие женской руки.

– Я позову учителя, – сказал Тиллиус и ушёл вверх по лестнице.

Мы остались в комнате втроём.

– Он что, школьный учитель? – спросила Света.

– Школьный? – переспросил кентавр. – Нет, не школьный.

– Ааа, поняла, надомный? И чему он учит?

– Учит? М – м – м… – замычал Лекс, не зная, что ответить, но выйти из положения ему помог старичок, уже спускавшиеся с Тиллиусом по лестнице.

– Лекс, мальчик мой. Какой сюрприз!

Когда старик спустился, я смогла рассмотреть его поближе. Он был небольшого роста и совсем седой, а небольшая борода и глаза с живым огоньком придавали лицу милейшее выражение. Старичок выглядел абсолютно безобидно и располагал к себе.

– Я вижу, ты не один? – между тем спрашивал хозяин дома.

– Здравствуйте, уважаемый Оливус. Познакомьтесь, это Наташа и Света, – указал на нас Лекс.

– Света? Странное имя для гоблина, – заметил Оливус.

– Я не гоблин!

Интересно, когда Свете надоест это говорить?

– Что вы говорите? А как похожи! – совершенно искренне изумился Оливус.

Светка скрестила руки на груди и колючим взглядом уставилась на добродушного старичка.

– Я вам объясню, маг Оливус. – начал Лекс.

– Маг? – хором воскликнули мы со Светой.

Оливус с лёгкой укоризной посмотрел на кентавра.

– Какой ещё маг, фокусник что ли?

Лекс, Оливус и его ученик удивлённо воззарились на меня.

– Нет, я не показываю фокусов. Я занимаюсь магией, – ответил старичок.

– А-а, ну что-то типа увлечения, да?

Лекс и Оливус удивлённо переглянулись.

– Вряд ли кто-то в нашем королевстве занимается магией из праздного любопытства, за это ведь можно и на костёр попасть.

В голове не укладывается, средневековье какое-то: магия, сожжение на костре, инквизиция это, по-моему, называется. Не скажу, чтобы я поверила, но до поры до времени решила это не показывать.

– А вы на костёр попасть, значит, не боитесь? – как будто бы Света могла оставить данное сообщение без комментариев.

Старичок печально вздохнул.

– А как же? Я хоть и маг, но всё-таки живой человек, не хочется окончить свои дни на костре, поэтому и приходится скрывать своё ремесло. Мой учитель рассказывал, что во времена его юности маги были очень почитаемыми людьми, их уважали, обращались за советом и помощью, а сейчас… – Оливус не договорил, ещё раз тяжко вздохнул и махнул рукой. – Надеюсь, теперь вы понимаете, что всё происходящее в этом доме является строжайшей тайной. И если бы не Лекс, которому я доверяю, так же как и моему ученику Тиллиусу, я бы ни за что не рассказал, чем занимаюсь.

Мы со Светой поспешили заверить всех присутствующих, что для нас хранение чужих тайн – это вопрос совести, чести и деловой репутации (не, не зря мы учились на юридическом факультете).

После наших клятвенных заверений старичок и его ученик немного успокоились, и Оливус вспомнил о гостеприимстве.

– Да что ж вы стоите, девочки, садитесь, садитесь. Тиллиус, принеси-ка чашки с чаем, – отдал распоряжение Оливус своему ученику.

– А вы их из воздуха сотворите, – подсказала Света, видимо, ей не терпелось увидеть волшебство своими глазами.

Старичок осуждающе покачал головой.

– Нельзя использовать магию без необходимости. Затрат энергии много, а пользы на грош. Ну давай, Тилли, не стой. И печенье не забудь! – крикнул Оливус вслед уже убегающему ученику.

– Теперь я знаю, почему он вас учителем зовёт. Вы его магии обучаете.

– Пф-ф – фыркнул Лекс, явно намекая на слабые умственные способности Светы, до которой только что дошёл столь очевидный, по его мнению, факт.

Света в долгу не осталась:

– У тебя фырканье получилось прям совсем как у лошади.

Видимо Лекс магией не обладал, иначе бы его взгляд точно испепелил мою подругу.

– Вы говорите довольно странные вещи, что наталкивает меня на мысль, что вы прибыли из неизведанных земель, – сказал Оливус.

– Так оно и есть, – подтвердила я.

У меня зародилась надежда, что этот маг, или кто он там, может действительно что-то знать, и я рассказала всё, что помнила, начиная со злополучной комнаты смеха в городском парке. Чашки с дымящимся чаем уже стояли на столе, но мы к ним так и не притронулись, без приглашения хозяина брать было не удобно, а сам Оливус задумавшись, смотрел в одну точку. Наконец, Светка не выдержала, взяла чашку и отхлебнула. На мой укоризненный взгляд подруга прошипела, что у неё уже горло пересохло от рассказа. О том, что это был практически мой монолог, я решила не напоминать.

– Ну что вы скажите, маг Оливус? – не выдержал Лекс.

– А? – очнулся старичок.

– Вы знаете, что за чертовщина с нами случилась? – более понятно выразилась Света.

– Знаю, – сказал Оливус и снова замолчал.

Мы с нетерпением ждали продолжения, но маг словно забыл про нас. Я уже начала нервничать, даже Света перестала поедать печение и выжидательно уставилась на старичка. Тиллиус, всё это время молча стоявший в стороне, негромко кашлянул.

– Это зеркало открыло проход между нашими мирами, – как ни в чём не бывало, сказал Оливус.

Честно сказать, я нечто такое и предполагала, так что в шок эта гипотеза меня не повергла. Чего не скажешь о Лексе – он сидел с открытым ртом.

– Чего открыло?

– Проход, – невозмутимо повторил старичок.

– Учитель имеет в виду, – начал поспешно объяснять Тиллиус, – что в пространстве открылся временный проход между параллельными мирами, и наши… э-э гостьи случайно оказавшись рядом с вратами, которые в этот раз открылись в зеркале, и сами того не желая, очутились в нашем мире.

– Всё как в хорошей доброй фэнтези, – высказала я вертевшуюся в голове мысль.

– Что? – непонятливо захлопал глазами ученик мага.

– Не бери в голову, – отмахнулась я.

– Нет, и что теперь? – встрепенулась Светка, в её голосе появились истерические нотки. – Я так и останусь гоблином?!

– Ну да. Видимо в момент перемещения на том месте, где вы появились, изначально был гоблин, и вы просто поменялись с ним телами.

– Значит, сейчас в нашем мире в моём теле бегает какой-то гоблин?! – у Светки на лице был написан невообразимый ужас.

– Совершенно верно, – кивнул старичок, по всей видимости не находя в этом ничего страшного. – Я бы на вашем месте, милочка, ещё радовался, могли бы во что похуже перевоплотиться.

– Ну разве что в кентавра, – парировала моя подруга, и, даже не подумав обратить внимания на поперхнувшегося печеньем Лекса, продолжила: – Нет, так дело не пойдёт, – решительно заявила Света. – Мне это совсем не нравится! Давайте, сделайте меня обратно человеком.

– Как?

– Ну, зелье какое-нибудь сварите или заклинание прочтите, в конце концов, это же вы маг, а не я!

– Сожалею, – развёл руками Оливус, – но это не в моих силах.

– Но ведь безвыходных ситуаций не бывает? – вкрадчиво спросила я.

– Верно, – кивнул маг и снова замолчал.

Все слова из старичка надо было тянуть клещами.

– Ну? – не выдержала моя подруга.

– Вам надо вернуться обратно в свой мир.

– О! – поразилась «ценной» мысли Света. – Именно этого мы и хотим. Как это сделать, опять дотронуться до какого-нибудь зеркала?

– Увы, не всё так просто. Пространственный проход явление не контролируемое, и никогда не возникает на одном месте дважды. Хотя, зная первоначальные координаты, я могу вычислить место и время следующего прохода.

Моё сердце дрогнуло в груди.

– Пожалуйста, помогите, господин… э-э маг Оливус. Нам больше не к кому обратиться, мы здесь чужие.

– Это займёт не один час.

Он посмотрел на наши со Светой умоляющие лица.

– Она даже может встать на колени, – указала подруга в мою сторону. В другой раз я бы её придушила, но сейчас было не до этого, я только тихо сказала:

– Если вы нам не поможете, мы здесь пропадём.

– Ну-ну, милочка, не надо трагедий, конечно, я вам помогу. Где вы, говорите, очнулись, когда оказались здесь?

– На задней стороне Рыночной площади, – подсказал Лекс.

– Что же, этого достаточно, думаю, к утру мы вычислим место следующего прохода. А пока располагайтесь в моём доме, переночуете здесь. Лекс вам всё подскажет. Пошли, Тиллиус, у нас много работы.

 

Чай мага так и остался нетронутым.

Солнце за окном катилось к закату.

– Неужели он и в правду настоящий маг?

– Он один из лучших магов! – с гордостью ответил Лекс – И к тому же отличный астроном, каковым его все и считают.

– Думаешь, он сможет нам помочь? – на всякий случай спросила я.

– Он сделает всё для этого, – убеждённо ответил Лекс. – Когда-то маг Оливер спас мне жизнь, поэтому я в нём не сомневаюсь. Если и есть в мире человек, способный вам помочь, то это учитель Оливер. Но будьте готовы к тому, что легко вернуться не получится, магия вещь сложная, хорошенько подумайте, может стоит остаться?

– Ты что! – поспешила ответить я, боясь даже на секунду допустить такую возможность. – Я хочу домой, – сказала я, и, впервые за всё это время, действительно почувствовала щемящую тоску по миру, в котором родилась и выросла. Я просто не представляла себе, что смогу жить где-то ещё.

– Я тоже хочу, – хлюпнула носом Светка. – Дом, интернет, телевидение…

– А ещё войны, падение рубля, санкции, – продолжила я.

– Расскажите мне о своём мире, – попросил Лекс.

И мы рассказали. Конечно, мы не могли похвастаться присутствием в нашем мире волшебства, зато было много других вещей, которых нет в Запределье.

Рассказ вышел долгим, мы со Светой постоянно перебивали друг друга, увлекаясь всё больше и стараясь впечатлить нового друга. Светка на эмоциях даже залезла на кресло ногами, в порыве объяснить, что такое самолет или полет на Луну. После нашего страстного повествования, мы в ожидании уставились на кентавра.

– Какие странные вещи вы говорите, – наконец сказал Лекс. – Я почти ничего не понял.

– Где уж тебе там… – высокомерно произнесла Света и со значением подняла указательный палец вверх. – Земля – высокоразвитая цивилизация!

– Лекс, а теперь ты расскажи немного об этом мире.

– О Запределье? Ох, это сложно… Много стран, много королевств, разные народы и расы. Одни мирно живут, другие не очень. Наше королевство называется Мирания. Корона принадлежит Карнэлу Пятому. В целом, довольно неплохой правитель, если не считать его непоколебимости в отношении тех, кто занимается магией… Тут ведут на костер каждого, кого заподозрят. Кстати, на вашем месте я бы не говорил всем вокруг, что вы из другого мира. Поверят вам вряд ли, а вот доложить о вас на всякий случай могут.

– Света, запомни это хорошенько, пожалуйста, – попросила я подругу.

– А что сразу я? – возмутила она.

– Ты у нас болтушка, я тебя хорошо знаю.

Светка надула зеленые губы. Гоблин – не гоблин, а привычки у неё остались те же. Я ничуть не расстроилась. Ещё ни разу не было, чтобы подруга обижалась больше десяти минут. А этого вполне хватит, чтобы кентавр мог спокойно закончить рассказ.

– Мирания большое государство, но мирное. В войнах без необходимости не участвует, с соседями поддерживает хорошие торговые отношения. В городах живут, в основном, люди и небольшие общины разных рас. В целом, мирно. Бывают, конечно, стычки, не без этого, но, как правило, городская стража быстро успокаивает зачинщиков. Ссоры никому не нужны. Но вот гоблинов (Лекс выразительно взглянул в сторону всё ещё дующейся Светки) недолюбливают почти все расы. Больно они склочные.

На удивление подруга промолчала, лишь сердито засопела. Чувствуется, безмолвие ей давалось нелегко.

Лекс ненадолго замолчал, видимо раздумал, о чем нам ещё рассказать, но вскоре продолжил.

– В городах занимаются чаще всего ремёслами и торговлей. В селениях – земледелием и скотоводством.

– А ты, небось, халявщик? – спросила Светка, сидя на кресле и болтая маленькими ножками. (Я же говорила, что долго она не удержится?)

– Я – что? – не понял кентавр.

– Бездельник ты, говорю.

– Почему бездельник? У меня тоже есть занятие. Я работаю свободным посыльным. Доставляю письма и небольшие грузы.

– Лекс Компани Интернешнл – загоготала Светка.

Я подавила смешок, глядя, как кентавр недоуменно хлопает глазами.

– Ну то есть международная доставка по свету, – пояснила я.

– Не совсем. Вообще сам я редко бываю за пределами Мирании. Я здесь вырос, здесь живут все, кого я знаю, здесь я и работаю.

Солнце, наконец, село и стало совсем темно. Лекс предложил пойти спать.

– А мы ужинать не будем? – спросила Света.

– А ты готовить умеешь? – с любопытством поинтересовался кентавр.

– Не особо, – смутилась моя подруга. И это была истинная правда, она предпочитала перекусы где-нибудь в кафешках либо полуфабрикаты, которые можно кинуть на сковородку и не утруждаться сложной готовкой.

Лекс усмехнулся:

– Я так и думал.

– А хозяин…

– Готовит обычно Тиллиус, но отвлекать их сейчас не стоит, они и так всю ночь будут работать.

– Тогда пошлите спать, кто знает, что нас ждёт завтра, – предложила я, хотя, честно сказать, покушать я бы тоже не отказалась.

Света вздохнула, сгребла оставшееся печенье и рассовала его по карманам.

Лекс отвёл нас в одну из комнат, небольшую, но уютную и предложил располагаться. Я осмотрелась: пара кроватей, шкаф, кресло в углу, коврик на полу – скромно, но уютно.

– Надеюсь, ты будешь спать не с нами? – спросила Светка у кентавра.

Лекс фыркнул.

– Добрых снов, – обратился он ко мне и вышел из комнаты.

– Спокойной ночи, – сказала я вдогонку, еле сдерживаясь от смеха: вряд ли Света, в её теперешнем виде представляет интерес для мужчин, пусть и не совсем обычных, вроде Лекса.

Я долго не могла уснуть, несмотря на то, что сегодняшние из ряда вон события меня сильно измотали. В голове раз за разом в мельчайших подробностях прокручивался прожитый день и я, пытаясь успокоиться, вертелась с боку на бок. Прислушивалась к звукам в доме и за окном, но везде было спокойно. И если не о чём не думать, то будет казаться, что просто заночевал в гостях у какого-нибудь хорошего приятеля. В конце концов, я решила не переживать, раз уж ничего изменить нельзя, а положиться на будущее, и, прислушавшись к мирному сопению уже давно уснувшей подруги, заставила себя расслабиться. Постепенно сон сморил и меня.

Проснулась я оттого, что яркие лучи солнца били в окна и нестерпимый свет, отражаясь в стекле, заливал всю комнату. Накануне мы даже не побеспокоились задёрнуть занавески. Сонно моргая, я постепенно возвращала в памяти вчерашние события, и уже было подумала, что это всего лишь чудной сон, но, повернув голову в сторону Светки, осознала, что, увы, это какая не на есть грубая реальность. Вздохнув, я встала с кровати и пошла будить подругу, но та, что-то буркнув на меня, лишь натянула одеяло на голову и отвернулась к стенке. Смотря, как подрагивают во сне её большие уши, я даже позавидовала её беспечности.

В дверь негромко постучали.

– Входите.

Это был Лекс.

– Доброе утро. Как спалось?

– Крепко. По-моему, даже снов не видела.

– А эта ещё дрыхнет? – удивлённо посмотрел на спящую Светку Лекс.

– Я пыталась её разбудить, но…– развела я руками.

– Ничего, это мы быстро, – кентавр подмигнул мне и вышел из комнаты.

Пока я раздумывала о том, что имел в виду Лекс, и что делать дальше, он вернулся с ведёрком воды. Прежде чем я успела его остановить, кегтавр выплеснул содержимое ведёрка на ничего не подозревающую Свету. Я прикрыла глаза, представляя, что сейчас будет. Мои опасения оправдались. Светка вскочила с постели и завизжала на весь дом так, как будто ей в кровать подложили, по меньшей мере, живого паука. Когда подруга чуть успокоилась, Лекс вытащил пальцы из ушей и с самой милейшей улыбочкой произнёс:

– Доброе утро, Светочка!

После чего, поспешно передвигая всеми своими четырьмя ногами, ретировался из комнаты, видимо справедливо полагая, что Свете утро таким уж добрым не показалось. За неимением сбежавшего виновника, весь свой гнев Света обратила на меня.

– Ты… ты, – задыхалась она от возмущения, – как ты могла это допустить?

– Да ладно тебе, – беспечно махнула я рукой. – Зато умываться не надо. Пошли, нас, наверное, уже ждут.

Когда мы спустились, внизу был только Лекс, но Света сделала вид, будто его нет вообще. Кентавр с ухмылочкой переглянулся со мной. Ждать хозяев дома пришлось недолго. По лестнице спустились маг Оливус и его ученик. Видочек у них был, надо сказать, не очень. Красные, воспалённые глаза старого мага говорили о том, что в эту ночь он вряд ли спал. Тиллиус выглядел получше, видимо ему всё же удалось немного прикорнуть.

– Доброе утро, деточки. Как спалось? – поприветствовал нас маг. – Мы слышали какой-то визг?

Света открыла рот, но я её опередила.

– Ничего особенного, маг Оливус. Мы отлично выспались.

– Ну и ладненько. А то я уж подумал, что к вам заполз один из моих скорпионов. Тиллиус забыл вчера закрыть клетку и они, наверное, расползлись по дому. Я их держу для некоторых моих зелий, – объяснил нам Оливус.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru