Фаняша. Обратная сторона Любви

Марианна Россет
Фаняша. Обратная сторона Любви


В поисках ответов Фаняше предстоит пройти немало испытаний, найти друзей и открыть для себя новые чувства, прежде чем она узнает, зачем ангелам люди и что собой представляет Обратная сторона любви.


© М. Россет, текст, 2017

© Де'Либри, издание, оформление, 2020

Пролог

– Итак, Господин Радолир, Вы тоже считаете, что ситуация тревожная?

– Это мягко сказано, Господин Воридокс. Население Земли растёт, но число просветлённых душ остаётся на том же уровне. Мы не набрали даже двух третьих того, что необходимо для Великого Перехода. Каждый день мы получаем тысячи незавершённых «Книг жизни». Белый Поток с каждым годом посылает всё меньше новорождённых ангелов. Таким образом, через несколько десятков лет людей станет намного больше, чем ангелов. А, как Вы понимаете, без ангела пробуждение души практически невозможно. Если так будет продолжаться, наша цивилизация исчезнет, даже не пережив Миллениум. Положение критическое!

– Я рад, господин Радолир, что Вы наконец признали, в чём корень проблемы. Поэтому я вновь предлагаю вернуться к моему предложению. Если людей стало слишком много, то есть простой и действенный способ…

– Господин Воридокс! Ваше предложение слишком радикально, и в сложившейся ситуации…

– Является нашей единственной надеждой! Коллеги! Мы, архангелы, должны оберегать человечество от бед. Это общеизвестно. Но все мы также знаем, что в мирной и безопасной обстановке люди настолько погружены в свои мелкие дела и заботы, что словно спят при жизни. Они перестают слышать ангелов, понимать их знаки, и мы не можем даже предотвращать несчастные случаи, не говоря уже о пробуждении душ! В этой связи у меня твёрдое убеждение в том, что предложенный мною Проект под кодовым названием «Новая Катастрофа» – самое верное решение. Как показали наблюдения, во время войн, стихийных бедствий и катастроф люди совершают подвиги и жертвуют собой из любви к родине и к близким, их души пробуждаются очень быстро. Кроме того, население Земли уменьшится и угроза нехватки ангелов также будет устранена.

– Это слишком опасно! Созданные людьми средства разрушения стали настолько мощными, что, пытаясь спасти человечество, мы рискуем полностью уничтожить его.

– Позвольте с Вами не согласиться, Господин Радолир. На этот раз мы учли прошлый опыт, так что всё пройдёт под нашим непосредственным контролем. Кроме того, раз уж мы заговорили об опыте, напомню Вам, что за всю историю этой цивилизации только войны и катаклизмы помогали нам сохранять необходимый баланс и порядок. Вспомните те великие моменты очищения Земли, когда тысячи душ в сопровождении ангелов летели в Центр Перерождения. А что до развившейся техники самоистребления людей – тем лучше! Так мы сможем разом освободить уже не тысячи, не сотни тысяч, а миллионы душ! И Великий Переход произойдёт в срок!

– Господин Воридокс, Ваша точка зрения понятна Совету. Вы убеждены, что люди понимают только страдание и боль, что их души невозможно пробудить, создавая благоприятные условия. Однако есть и другие предложения. Высшая Лаборатория архангелов предоставляет все возможности для экспериментов. Мы должны рассмотреть все варианты. Госпожа Хорда, Вы хотели выступить. Прошу.

– Благодарю вас, господин Радолир. Я верю, что у нашей цивилизации есть шанс совершить Великий Переход, не прибегая к таким архаичным и опасным способам. Полагаю, что пробуждение душ возможно не только с помощью катастроф и перерождения. Душа каждого человека может проснуться благодаря творчеству. В процессе творения у человека открывается сердце. Он начинает слышать своего ангела. Нам лишь нужно найти способы передачи информации и необходимых знаний о творчестве, о счастье, о любви, о душе, о Великом Переходе. Я верю в людей. Среди них есть те, кому мы можем доверить спасение нашей цивилизации. Их немного, но потенциал их душ практически не уступает нашему. Надо лишь правильно воспользоваться им. Если Белый поток присылает слишком мало ангелов, почему бы нам не научиться делать новых ангелов из пробудившихся душ людей?

– Что? Ангела из души человека? Вы шутите?

– Разве мы собрались здесь ради забавы? Нашей цивилизации угрожает полное исчезновение, Господин Воридокс!

– Если нам и предстоит исчезнуть, то лучше сделать это достойно. Господин Радолир, для меня очевидно, что этот проект такой же бессмысленный, как и предыдущий. Вспомните, что случилось с проектом «Другие люди». Совет архангелов поддержал предложение отправлять на Землю ангелов в обличье людей. На тот момент была уверенность, что это уникальная возможность донести важную информацию о правилах жизни на Земле и законах вселенной. И что в итоге? Люди Земли не восприняли их всерьёз, а вместо этого стали обращаться с ними как с особенными, называть «Солнечными людьми». И теперь нам снова предлагают эти игры «Ангел-Человек», «Человек-Ангел». Если мы дошли до такого, предлагаю голосовать. «Новая Катастрофа» или «Новый Ангел».

– Господин Воридокс! Поскольку я являюсь Председателем Совета архангелов, окончательное решение здесь принимаю я. Голосования не будет. Катастрофа – это крайняя мера. И я не готов идти на неё, пока остаётся хотя бы тень сомнения в том, что все другие способы спасения исчерпаны. Госпожа Хорда, Ваше предложение действительно весьма необычно, и в других обстоятельствах я был бы склонен согласиться с господином Воридоксом. Но в сложившейся ситуации у меня нет выбора. Поэтому, пожалуйста, изложите Совету детали Вашего проекта…

Альтадиум, год 1971

Глава первая. Главный урок

Ранняя московская весна 1983 года не спешила радовать теплом. По ночам наступали лёгкие заморозки и заставляли жителей дома номер восемь плотно закрывать окна и форточки, после ужина согреваться чаем и пораньше ложиться спать, кутаясь в пуховые одеяла и мечтая проснуться от лучей долгожданного солнца.

Так, не дожидаясь полуночи, весь дом проваливался в темноту, и только в окне 11-й квартиры на последнем этаже почти до самого утра горел едва заметный свет.

– Тише-тише, моя девочка. Моя хорошенькая. Поспи ещё, Алисочка. Только не плачь. Скоро бабушка тебя покормит, – шептала Фаняша, склонившись над детской кроваткой.

Она сидела, сложив крылья, и нежно поглаживала младенца кончиками длинных пальцев. От мягкого света настольной лампы каштановые кудри Фаняши казались золотистыми, а радужное платье переливалось при малейшем движении, отражаясь в дверце шкафа мерцающими разноцветными огоньками.

– Солнышко моё ненаглядное, – с улыбкой произнесла Фаняша, любуясь тоненькими рыжими завитками, торчащими из-под жёлтенькой шапочки, обрамляющими лицо Алисы.

Девочка тихо посапывала, улыбаясь во сне. Возможно, чувствовала, что её ангел рядом.

– Не могу поверить, что когда-то я была против твоего появления, – тихонько произнесла Фаняша. – Прости меня.

Она прикрыла глаза и унеслась в воспоминания о том дне, когда отказалась давать имя своему человеку и из-за этого чуть не потеряла возможность когда-либо встретиться с ним.

В то время она была убеждена, что посвятить всю жизнь человеку – это несправедливая и незавидная доля. Можно сказать, наказание. Люди казались ей непонятными, непоследовательными, некрасивыми бескрылыми существами с маленькими глазками, которые вынуждены всю жизнь бегать по Земле в поисках счастья. Они плохо понимают правила жизни на Земле и тем более законы вселенной. А самое неприятное, почти все люди отказываются слушать ангелов и не видят знаков, которые им посылают. Это усложняет жизнь и самим людям, и их ангелам.

– Знаешь, теперь мне совершенно всё равно, что у тебя нет крыльев, – с нежной улыбкой прошептала Фаняша. – Я просто люблю тебя больше всех на свете. И ты для меня самая-самая красивая.

– Доброй ночи, – вдруг услышала Фаняша и быстро прикрыла малышку обеими руками. – Не бойся, милая, – снова прозвучал голос. – Это я, Дунария.

Перед Фаняшей возникла красивая пожилая женщина-ангел в длинном тёмно-зелёном платье, которое заполнило половину спальни.

– Здравствуйте, Дунария. Я Ефания, – вежливо ответила Фаняша, разглядывая лицо гостьи. – Вы?.. Вы, наверное, ангел бабы Нади? – предположила она.

Женщина кивнула.

– Ясно. А баба Надя там, на кухне. Думаю, уснула.

– Она не спит, – спокойно ответила Дунария, – она молится. Потому я и прилетела.

– Но Вы всё равно тише, пожалуйста, – попросила Фаняша, продолжая прикрывать Алису.

– Не волнуйся, милая, я её не потревожу, – нежно ответила гостья. – Она может видеть и слышать только тебя. Если, конечно, у неё не суперспособности.

– Как это? – переспросила Фаняша.

– Шучу, – улыбнулась женщина и подлетела ближе к кроватке.

– А мне не до шуток! – возмутилась Фаняша. – Не приближайтесь к ней, пожалуйста. Я с большим трудом её убаюкала. Проснётся – снова будет плакать. Она постоянно плачет. Думаю, от голода.

– Голод тут ни при чём, – спокойно ответила Дунария и присела у окна в другом конце комнаты. – Дело в том, что она хочет любви.

– Я люблю её! Очень! – воскликнула Фаняша.

– Я это вижу, – поспешила успокоить её Дунария. – Алисе повезло с ангелом. Но она человек. Ещё совсем маленький человек. Ей нужна другая любовь. Земная. Самая важная земная любовь. Любовь её матери.

– Это будет очень сложно… – капризно пропела Фаняша, качая головой. – Её мама, кажется, совсем забыла о любви. Я наблюдаю за ней иногда. Если бы Вы знали, какая она, эта Рита. За три месяца почти не появилась у кроватки. Гуляет, проводит время с разными людьми. Я слышала, что это называется эгоизмом и безответственностью. Не понимаю её поведения. Выглядит так, будто она не думает о дочке совсем.

 

– Я знаю, всё знаю, – согласилась Дунария. – Но зачем ты так строга к Рите? Это не её вина, это её выбор, её путь. И она тоже нуждается в любви. Любовь творит чудеса.

– Что-то не сходится, – нахмурилась Фаняша. – Баба Надя любит Риту. Почему же её материнская любовь не творит чудеса?.. Почему Рита такая? Создаётся впечатление, что она так и не научилась любить никого, кроме себя!

– В том-то и дело, – поддержала её Дунария и глубоко вздохнула. – Рита себя не любит. Она пока не смогла пройти «первый урок».

– А что, первый урок человека – научиться любить себя? – уточнила Фаняша.

– Да, – ответила Дунария. – И это лучше сделать в детстве. Чем взрослее становится человек, тем сложнее этому научиться. Со временем связь с Ангелом становится тоньше. Поэтому важно с самого рождения грамотно общаться с ребёнком, научить его любви, пока он может слышать и видеть ангела.

Фаняша задумчиво посмотрела на своё отражение в лакированной дверце шкафа.

– Но почему ты этого не знаешь? Это проходят в самом начале Средней школы ангелов. Ефания, ты посещаешь занятия? – строго спросила Дунария.

– Понимаете, – взволнованно заговорила Фаняша, – я вообще-то хорошо училась. Точнее, неплохо училась. То есть я окончила Младшую школу ангелов. Конечно, в моём аттестате молний больше, чем облачков, но это, на мой взгляд, не главное.

Дунария с пониманием кивнула и шире раскрыла и без того большие глаза, показывая, что с интересом ждёт ответа на свой вопрос.

– Так вот, – продолжала Фаняша, – Младшую школу я окончила, а потом родилась Алиса. Вот она. – Фаняша взглядом указала на кроватку. – Ну, я и прилетела встречать рождение своего человека, как полагается. И…

– И? – поддержала Дунария. – Почему же ты задержалась здесь и не посещаешь школу?

– Ну, я вот пока осталась тут, – растерянно развела руками Фаняша. – Рядом с Алисой. Понимаете, у нас чуть сдвинулся график обучения, начало уроков перенесли, потому что у некоторых одноклассниц произошли накладки, и даты рождения людей изменились. В общем, мы начали учиться совсем недавно, только месяц назад. Так что, полагаю, совсем немного пропустила.

– Месяц обучения в школе ангелов – это очень много, – заметила Дунария строгим голосом. – Алиса растёт. Ей уже три месяца, и тебе нужно понимать, что с ней делать, как и когда успокаивать, как учить её любви, как будить и какие сны показывать для полноценной человеческой жизни.

– Да, – согласилась Фаняша. – Но я пока не могу улететь, потому что здесь часто нужна моя помощь. Как же Алиса без меня? Её мамы обычно нет дома. Баба Надя бегает за молоком, а по утрам разносит почту, подрабатывает. Даже когда баба Надя дома, она постоянно занята на кухне или стирает в ванной. Алиса в этой комнате совсем одна. Кто же, кроме меня, ей поможет? Она же может упасть. Или уткнётся в подушку и задохнётся. А вдруг она просто захлебнётся слезами?! Она так часто плачет. А я её успокаиваю, баюкаю и пою песенки. Даже не представляю, как можно улетать на занятия. Боюсь думать об этом. Я не смогу оставить её здесь одну!

– Ой-ой-ой, – замотала головой Дунария. – Как много бесполезных страхов, забот и волнений. А это всё, между прочим, от недостатка знаний. Лучше бы ты летала в школу и училась, чем создавала вокруг этой крошки ненужные страхи. Ты ангел, и у тебя более важные и высокие задачи, чем это. Тебе нужно учиться! Перестань, пожалуйста, беспокоиться по пустякам. Тебе не следует постоянно успокаивать ребёнка. Алиса – младенец. Ей нужно плакать. Детский плач помогает человеку почувствовать этот Мир, раскрыть сердце, сбросить ненужные энергии. Вы ещё будете это в школе проходить. С помощью крика ребёнок чистит пространство и карму семьи. Понимаешь теперь, насколько важно ей плакать, тем более в такой ситуации?

Фаняша смотрела на Дунарию, не моргая, и думала о том, как много ей ещё нужно узнать, чтобы грамотно поддерживать своего человека и научить его любить себя.

– Алисе просто необходимо плакать и кричать, – продолжала Дунария. – Ей важно выплакать всю боль, которую она чувствует из-за отсутствия внимания и любви матери. Успокаивая её, ты загоняешь эту боль так глубоко, что в будущем ей будет невыносимо сложно от неё избавиться. Столько взрослых людей страдают от подобного. Они не понимают, почему на протяжении всей жизни чувствуют «дыру в сердце». Не знают, чем её заполнить. Всё потому, что любые эмоции нужно своевременно проживать. Позволять им пройти сквозь тебя. Не задавливать, не прятать их, не глушить. Понимаешь, как это важно?

– Да, понимаю, – твёрдо ответила Фаняша. – Но я всё равно боюсь оставлять её одну. Вдруг с ней что-нибудь случится? Она же ещё такая маленькая. Не может сказать, объяснить, что хочет. Первое время я вообще от неё не отлетала ни на секунду, потому что она была совершенно беспомощная. Только лежала, замотанная в пелёнки, и спала, и ела, и плакала. Я смирилась с тем, что люди не умеют летать. Но зачем всё так устроено, что они ни говорить, ни ходить, ни ползать не могут, когда появляются на свет? Это так странно. Как заключение, как наказание. Зачем это нужно людям? Не понимаю. Почему всё так?

– В этом мире всё не случайно, ты же знаешь. И для всего есть своя важная причина. Ты многое поймёшь позже. А если будешь хорошо учиться, то поймёшь быстрее. Младенцы много спят не просто так. Это нужно для того, чтобы в это время могли свершаться важные события, например такие, как Совет душ.

– Что-что? Совет душ? – переспросила Фаняша.

– Эх, – вздохнула Дунария и улыбнулась, заметив любопытство в глазах девочки. – Неужели ты не слышала о Совете душ? Это удивительное, ни с чем не сравнимое событие, в котором участвуют ангелы и души людей. Думаю, что в Средней школе об этом как раз должны рассказывать. Так что перестань волноваться по пустякам и возвращайся к учёбе. Ефания, ты ангел. У тебя задачи поважнее, чем следить, не упадёт ли ребёнок с кроватки и не уткнётся ли в подушку. Оставь это тем, кому это делать просто и в удовольствие.

– Кому, например? – возразила Фаняша. – Я бы с радостью обратилась за помощью, но здесь редко кто-то бывает. Чаще всего мы в этой комнате втроём: я, Алиса и кошка Плюшка.

– Так уж и втроём? – Дунария загадочно улыбнулась. – Разве ты ничего необычного не замечала?

– Нет. – Фаняша замотала головой. – Никого и ничего, – уверенно ответила она.

– В таком случаем неудивительно, что люди не замечают необычное рядом с собой, если даже ангелы разучились видеть. Вот сейчас посмотри наверх… что там? – спросила Дунария.

– Потолок, люстра, – перечислила Фаняша.

– И всё? – уточнила Дунария.

– По-моему, да, – ответила Фаняша и вгляделась в бело-серое полотно потолка. – Не вижу! Больше ничего не вижу! – разозлилась она. – Со мной что-то не так?

– С тобой всё так, милая, – успокаивала её Дунария, – просто ты суетишься. Поэтому успеваешь смотреть только глазами. А ими можно увидеть лишь малую часть того, что существует на самом деле. Чтобы открылось больше, смотреть нужно сердцем. Всем существом.

Фаняша сосредоточилась, закрыла лицо руками, зажмурила глаза, потом резко убрала руки от лица и снова впилась взглядом в потолок.

– Я всё равно ничего не вижу! – чуть не плача, сказала она. – Пожалуйста, научите меня. Покажите мне, как смотреть, чтобы видеть.

– Смешная ты, Ефания, – нежно сказала Дунария и протянула ей руку. – Не увидела, и сразу столько эмоций. Постарайся, пожалуйста, принять это. Не увидела сейчас – увидишь позже. Важно не напрягаться, а расслабляться. Наполнить сердце любовью и раствориться в нём полностью, без остатка. Если смотреть из сердца, наполненного любовью, можно увидеть всё, даже обратную сторону любви.

– Вот это да! – воскликнула Фаняша. – Не думала, что у любви есть обратная сторона. Что это? Я знаю, что противоположное значение любви – ненависть. Правильно? – Фаняша взяла Дунарию за руку и пристально посмотрела в её большие глаза, ожидая ответа.

– Правильно, ненависть – это слово, противоположное слову «любовь». Всего лишь. Обратная сторона любви – совсем другое, – улыбаясь, ответила Дунария.

– Скажите, что именно. Пожалуйста. Я прошу Вас, Дунария. Мне это так интересно! – защебетала Фаняша.

– Конечно, тебе интересно. Понимаю тебя. В этом состоит первый и, пожалуй, главный урок ангела – увидеть обратную сторону любви. Но каждый ангел должен найти это сам. Я не могу тебе в этом помочь. Понимаешь?

Фаняше захотелось пройти первый урок и понять, что же там, с обратной стороны любви.

«Это точно будет просто для меня», – подумала она и посмотрела на Алису, тихо сопящую в кроватке.

В этот момент пространство между ангелом и девочкой наполнилось нежностью и любовью. Фаняша зажмурилась и стала размышлять.

– Так, Фаня, сосредоточься, и ты всё поймёшь, – бубнила она себе под нос, – Что мы знаем о любви? Мы любим своего человека. Так! Значит, мы знаем, что такое любовь. Теперь смотрим, что за этим стоит? Какая может быть обратная сторона? Если не ненависть, то что? Почему так пусто в голове? Почему нет мыслей? Почему не приходит ответ?

Фаняша нахмурилась, опустив голову на колени, и начала мысленно корить себя за то, что никак не может увидеть эту загадочную «обратную сторону любви».

Глава вторая. Шаг за шагом

– Ефания, милая, не нужно расстраиваться, когда не можешь найти ответ сразу. Я уверена, что очень скоро ты увидишь обратную сторону любви и пройдёшь первый урок. Всему своё время, – нежно сказала Дунария, поглаживая Фаняшу по голове.

– Всему своё время, говорите? – Фаняша улыбнулась. – Кого-то вы мне напоминаете. Вы знакомы с моей бабушкой?

– Кто же с ней не знаком, – ответила Дунария и подмигнула Фаняше. – Нокомис была самой популярной в школе. Её знали многие. Мы с ней ещё и учились вместе. В одном классе.

– Значит, Вы и мою учительницу Хорду Этюдизовну знаете? – спросила Фаняша.

Дунария утвердительно кивнула и стала поправлять причёску, глядя в отражение дверцы шкафа, словно пыталась скрыть волнение.

– Вот это да! – обрадовалась Фаняша. – Вы на неё чем-то похожи. Когда я Вас увидела, даже сначала подумала, что это учительница прилетела за мной. Но потом заметила, что у Вас более светлый цвет волос и глаз.

Дунария не реагировала на слова Фаняши и продолжала приглаживать волосы, которые были и так надёжно убраны в аккуратный пучок.

– А Вы можете рассказать мне про Хорду Этюдизовну? – Фаняша придвинулась к Дунарии, схватила её за руку и взволнованно зашептала: – Понимаете, мне почему-то очень хочется побольше узнать про свою учительницу. Моя бабушка ничего не рассказывает. Вы же можете рассказать? Вы хорошо её знаете? Знаете что-нибудь про её семью, про историю её жизни? Кем она была раньше? Где она живёт? У неё есть человек?

– Стоп, стоп, стоп, – строго сказала Дунария и убрала руку. – Ефания, ты меня поражаешь скоростью своих желаний и вопросов. Я не могу тебе рассказывать о других. Всё, что тебе нужно знать, ты и так узнаешь, когда настанет нужный момент. Более того, полагаю, что с твоей любознательностью многое открывается тебе раньше времени. Не так ли?

Фаняша молчала и вспоминала, как часто её любопытство и желание узнать что-то новое в результате приводило к пониманию, что информация была преждевременной. А иногда даже опасной и болезненной для неё самой и окружающих.

Но как же порой трудно сдерживать себя, контролировать мысли и желания, которые формируют реальность, согласно правилу номер семьдесят шесть из учебника по Мироведению Младшей школы ангелов.

– Уф, – вырвалось у Фаняши.

Она зажмурилась.

«Столько чувств, столько эмоций, столько мыслей, идей, вопросов и желаний в голове. Столько знаний нужно одновременно совмещать и выбирать: о чём лучше думать, что делать, как правильно поступить? Всего так много! Как с этим всем разобраться? Как выбрать правильное? Не ошибиться… С чего начать?» – крутилось в голове у Фаняши.

– Начни с одного шага, Ефания, – будто прочитав её мысли, подсказала Дунария, – не ругай себя и не торопи. Не старайся сразу многое понять. Желание охватить вселенную парализует, потому что невозможно делать всё сразу. Для неопытного ангела сложно одновременно сделать много шагов. Так устроен этот Мир, эта реальность. Таковы правила: мы делаем шаг за шагом, каждый раз выбирая направление и принимая решение сделать новый шаг. Главное, не останавливаться из страха ошибиться. Не бойся оступиться. Ошибок не существует. Любой шаг, который ты делаешь, единственно верный. Любое твоё решение – единственно правильное. Перед тобой и Алисой долгий жизненный путь. И тебе не нужно видеть весь этот путь. Просто смотри перед собой и смело иди вперёд. Ты же видела, что даже в «Книге жизни» нет всей информации, она будет заполняться по ходу жизни – вашего движения, ваших шагов.

– Дунария, Вы такая мудрая, – восхищённо прошептала Фаняша, – подскажите тогда, пожалуйста, как понять, какой шаг сделать первым?

 

– Кхык, кхык, – послышалось из кроватки.

Фаняша тут же повернулась к Алисе и начала поглаживать её кончиками пальцев, приговаривая: «Тише-тише-тише…»

– Вот и ответ, – с улыбкой указала Дунария. – Нет никого и ничего мудрее самой жизни. Если не знаешь, на что обратить внимание в первую очередь, просто остановись и прислушайся. Жизнь пошлёт тебе знак, вопрос или предложение. И правильным будет ответить ей. Ты только что это сделала, заметила?

– Но я же сделала неверный шаг, – расстроенным голосом сказала Фаняша. – Вы же сказали, что не нужно успокаивать Алису, что ей нужно плакать, а я…

– А ещё я говорила, что любой шаг, сделанный тобой, верный и единственно возможный в данный момент времени в данной ситуации. Если ты сделала шаг, прими его и поблагодари себя за него. Что сделано, то сделано. Двигайся дальше. Конечно, Алисе нужно плакать. А тебе нужно летать на учёбу. Тогда твои шаги будут приносить больше пользы и радости вам обеим.

Фаняша внимательно слушала Дунарию, слегка покачивая кроватку.

– Главное, помни: что бы ни происходило, твои поступки будут верными просто потому, что ты их делаешь. Это важный Закон. Непонимание этого приводит к тяжёлым последствиям. Сожаления о сделанном порой разрушают судьбы Людей и их ангелов. Поэтому слушай своё сердце, слушай жизнь и смело делай шаги. Даже если тебе кажется, что ты сделала что-то не так, успокой себя, улыбнись себе и двигайся дальше. У тебя всё получится! Я рада, что у Алисы такой ангел. Я верю в твою силу, в твою любовь. И я всегда буду рада тебе помочь. Помни это.

– Дунария, я благодарю за то, что Вы всё это мне рассказываете. Почему Вы так терпеливы ко мне? – спросила Фаняша, продолжая поглаживать Алису.

– Просто мне открыто больше информации, – улыбнулась Дунария. – Я знаю, что на тебе большая ответственность, Ефания. В некотором смысле от тебя зависит будущее ангелов и людей. И я верю, что ты справишься, что у тебя и у Алисы всё получится…

Фаняша внезапно разволновалась. Её начали переполнять чувства гордости и тревоги за возложенную на неё ответственность. Она задумалась о том, каким образом может повлиять на будущее ангелов и людей и с чего ей следует начинать.

– Дорогая Дунария, Вы так много знаете и понимаете, – заговорила Фаняша. – Может быть, Вы знаете, как помочь Рите? Я видела её ангела. Кажется, её зовут Тиназа. Она прилетала в больницу перед рождением Алисы. Она мне показалась грубой и жестокой. Но я думаю, что это от отчаяния, от боли, которую она испытывает. Возможно, ей нужна помощь. Можно дать ей шанс почувствовать, что она нужна своему человеку. Чтобы Рита поверила в неё, позвала её. Понимаете? Это ведь так важно для ангела. Это же смысл нашего существования. Чувствовать, что ты нужен. Понимать, что можешь помочь. Давайте придумаем что-нибудь! Я уверена, если Рита полюбит своего ангела, она изменится. И в её жизни появятся смысл, и добрые мысли, и светлые чувства к дочери и матери. И тогда моя Алиса сможет получить то, чего ей сейчас так не хватает. Материнскую любовь.

Дунария посмотрела на Фаняшу с нежностью:

– Фанечка, какая же ты умная, добрая, как всё правильно понимаешь. Рите необходима любовь Тиназы. Почувствовать связь со своим ангелом, услышать его – это и есть первый шаг к тому, чтобы полюбить себя.

Хлопая ресницами, Фаняша обратила на Дунарию свои большие глаза, полные надежды.

– Я понимаю твоё желание помочь Рите и Тиназе, но не всегда это возможно. Для того чтобы помочь кому-то, нужно, чтобы этот человек или ангел сам захотел, чтобы ему помогли. Я несколько раз пробовала их соединить. Но пока безрезультатно. Тиназа мне показалась обидчивой и вспыльчивой. Она не выдерживает даже мысли Риты о том, что ангелов не существует. Конечно, это больно, но если бы Тиназа хорошо училась, она бы знала, как с этим справляться. Поэтому я волнуюсь за тебя и прошу не пропускать занятия в школе, чтобы как можно лучше и глубже понимать природу человека и знать, как ему помогать, как направлять. Пообещай мне, что начнёшь посещать занятия.

– Обещаю, – грустным голоском ответила Фаняша и посмотрела на Алису.

– С ней всё будет хорошо, пожалуйста, не беспокойся, – сказала Дунария и звучно свистнула в дальний левый угол спальни.

Оттуда послышалось шуршание, и по стеклу серванта пробежал солнечный зайчик. Но за окном стояла глубокая ночь. Фаняша испуганно посмотрела на Дунарию и прикрыла Алису ладошкой.

В это мгновение в комнату забежала кошка и бросилась в сторону серванта. Солнечный зайчик скользнул по занавескам и остановился на люстре. Возбуждённая кошка начала метаться по комнате, поглядывая на люстру, и мяукать.

Алиса заворочалась.

– Тише, Плюшка, Алиску разбудишь, – сказала Фаняша и грозно посмотрела на кошку. – А ну, иди на кухню, – приказала девочка, и Плюшка послушно удалилась.

– Надо же, как она тебя слушается, – восхитилась Дунария.

– Да, общение с кошками – это мой талант, – ответила Фаняша и вздёрнула носик.

– Уверена, у тебя много талантов, – поддержала её Дунария. – Ну, так что? Теперь-то ты увидела? – спросила она и перевела взгляд на люстру.

– Я вижу только солнечного зайчика. Но сейчас же нет солнца. Ничего не понимаю, – заволновалась Фаняша.

– Ну, хорошо. Коли видишь солнечного зайчика, пусть будет так. – Дунария улыбнулась, и её большие глаза наполнились нежностью. – Знакомься, Ефания, этот солнечный зайчик – Дух Рода этой семьи.

Фаняша округлила глаза и недоверчиво посмотрела на светлое пятнышко, сидящее на люстре.

– Дух Рода оберегает всех членов семьи, особенно маленьких детей. Это его основная задача. Он всегда здесь. Поэтому можешь не беспокоиться: Алиса никогда не остаётся дома одна. Поверь мне, здесь всё будет хорошо. А тебе нужно летать в школу и учиться.

– Я… я, конечно, готова поверить Вам и оставить Алису под присмотром этого зай… этого Духа, – заикаясь, ответила Фаняша и снова недоверчиво посмотрела на люстру. – Но всё-таки это так странно. Мне сложно поверить, что солнечный зайчик – это Дух Рода.

– Чудная ты, Ефания, – рассмеялась Дунария. – Если даже тебе сложно, что же тогда о людях говорить! Представляешь, как им непросто поверить, что у них есть ангелы и что всё вокруг может быть знаками, ими посланными.

– Ну, да, – согласилась Фаняша. – Людям, конечно, тоже сложно. Но просто я-то знаю, что ангелы существуют! Я понимаю, что я существую. Я уверена в этом. А вот это. – Фаняша, усмехнувшись, указала на люстру.

– А вот этот «солнечный зайчик» знает, что он Дух Рода. Он знает, что он существует. Он уверен в этом, – ответила Дунария и захохотала.

– Гу-у, гу, а-гу, – послышался тоненький голосок.

Фаняша склонилась над кроваткой и улыбнулась. Алиса улыбнулась в ответ, перевела взгляд на люстру, потом на Фаняшу и снова улыбнулась.

– Она что, тоже его видит? – удивлённо спросила Фаняша.

– Конечно, – ответила Дунария и подлетела к кроватке. – Правда, я не уверена, что для неё он выглядит как солнечный зайчик. Каждому своё. Каждый видит то, что хочет и что позволяет себе видеть.

– Да уж! Чудеса, да и только! – Фаняша вглядывалась в люстру, но не могла распознать ничего нового, кроме мерцающего светлого пятнышка. – Дух Рода, видимо, любит на люстре сидеть, – предположила она. – Я замечала, что Алиса часто туда смотрит.

– Да, это их любимое место, – подтвердила Дунария. – Младенцы их видят и потому всегда с интересом смотрят на люстры и лампочки. Тем более у нас тут кошка живёт. Кошки любят поиграть с Духами. А те, в свою очередь, уважают порядок и тишину. Поэтому предпочитают забираться повыше и наблюдать за происходящим. Можешь спокойно лететь в школу и ни о чём не беспокоиться.

– Только у меня есть одна просьба. – Фаняша подлетела к Дунарии и посмотрела на неё умоляющим взглядом. – Вы же обещали мне помогать. Можете побыть здесь какое-то время, пока я не свыкнусь с мыслью о том, что за моим человеком будет приглядывать солнечный зайчик?

– Хорошо, Ефания, – с улыбкой ответила Дунария. – Я, конечно, могу остаться. Хотя я собиралась проводить тебя до Урбазиума. Ты уверена, что сможешь пересечь пространство?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru