Самописец грядущего

Максим Ос
Самописец грядущего

Пролог

Я только ознакомлялся с новейшим комбинезоном, на правой руке отображалась голограмма моего пульса, артериального давления, и конечно часов мирового времени, разумеется, это ещё не все доступные опции моего костюма, просто это мой дебютный вылет из пространств земли, и я лишь наскоро познакомился с параметрами. На космическом судне нас пять человек, и каждый обязан исполнять какую то роль, например Нико, на мой взгляд периодически просто тыкает на какие то клавиши, делая вид что работает, Станислав лишь устало озирается сквозь шесть имеющихся иллюминаторов, полагая, будто пейзаж сменится, хотя за тремя окошками лишь голубая планета, а за второй тройкой бесчисленное количество мириад золотых звезд. Один Виктор, по-моему, действительно занимался чем-то стоящим, он чертил на голографическом проекторе, созвездия, не знаю с какой целью, но выглядело это всё чрезвычайно затейливо и занятно. А Марк нескончаемо пытался связаться с высшим разумом, что должен обитать, где-то на соседних планетах… естественно, никаких ответов он так и не заполучил. А заключительным звеном на нашем космическом судне был Я, Аристарх, новоявленный визитёр до сих пор не понимающий что здесь забыл, ну ходит наш корабль вокруг земли, какой прок то, коллектив рассказывал что мол, облака разные отмеряют, радиацию над землей, и тем не менее меня это столько не интересовало, сколько предполагаемые баталии, шквал лазерных порций по корпусу судна… и конечно явный контакт с "высшим разумом". Но увы, из необычного у нас, перетёртая до состояния пасты килька в томате, и вода не растекающаяся по подбородку.

Нико является на корабле капитаном, он в целом управляет судном, и выполняет все присущие капитанам опции, контроль всего, контроль всех, и конечно руководство, без его дозволения на корабле не делается ничего. По возрасту, ему около сорока трёх лет, внешне худощав, напоминает брюзжащего старика, хотя в глубине души, для команды как второй Отец. Станислав у нас на корабле является координатором, Он скажем так, лишь следит за положением дел снаружи корабля, расчищает путь вокруг оного, заранее, не доводя до фатальных столкновений в результате, у него личная панель управления расположенная у одного из иллюминаторов, он одновременно обозревает происходящее, но и не забывает бдеть в камеры расположенные снаружи корабля. Станиславу насколько Я знаю, тридцать восемь лет, высок, всегда с аккуратно уложенной причёской и гладко выбритым лицом, его характер мне приходится по душе более всего, потому как Он не нуден, и даже со щепоткой чувства юмора, и конечно зачастую равнодушен ко всему, однако не пренебрежителен и не надменен. Виктор у нас на судне выполняет роль главного инженера, Он в курсе, где лежат те или иные запчасти, знает, что сломается раньше, и обязан заранее предотвращать любого рода неприятности, возникающие в рамках полёта корабля, он и компьютеры ремонтирует, и лампочки меняет в теплицах. Виктору тридцать с чем то лет, немногословен, но забавен, таких называют “сам себе на уме”, не груб, спокоен, я бы даже сказал, флегматичен, и однозначно толков в своём деле. Конечно нельзя забыть, рассказать о Марке, Он у нас связист на всю голову, кроме поиска коммуникации с рептилоидами, он ещё выполняет свою имманентную функцию, он практически всегда на связи с Центром Управления Космическими Полётами, он регулярно отсылает им информацию о положении дел на корабле, отправляет сообщения любых содержаний, касающихся около орбитального судна, от заказа провизии, до экстренной просьбы эвакуации. Марку около двадцати пяти, серьёзный, но поддержать шутку способен. А эту команду эффектно дополнял младший подсобник, с неопределёнными обязанностями, и неясными требованиями, ведь Я сюда залетел скорее по ходатайству дедушки, нежели по собственной инициативе.

– Ник, обрати внимание, сонар прогнозирует через полтора часа встречу с дроном, выпущенным одной из наших команд несколько месяцев назад, подберём? Воскликнул сквозь тишину Станислав, испытующе глядя на проекцию радара.

Нико нехотя и медленно оторвал лицо, от монитора с командной строкой, в адрес Станислава.

– А что за инфу он собирал? Прохрипел без энтузиазма Нико.

Станислав прищурил глаза и двумя пальцами увеличил картинку космического аппарата.

– Ну, по идее как ты и сам знаешь, болванка с видеокамерой и текстовым ридером, что то пишет… или писал. С сомнением ответил Станислав, вопросительно глядя на Нико.

Мне стало любопытно, пока Нико подбирал слова или просто свое решение, я подошел к проекции. На сонаре умиротворенно плыл аппарат в форме этакой кометы, точнее стилизованный под оранжевую комету. Наконец Нико скрипнул горлом и стал говорить.

– Э-кхм, ну давай подберем, что он там записал?! Как то пренебрежительно отреагировал Он.

– Через часок и узнаем. Утвердительно глядя сквозь меня, заключил довольно Станислав.

Уняв интерес, мне вновь стало скучно крутиться у иллюминатора, и я решил прикопаться к Виктору.

– А что они записывают, если быть конкретным? Задал вопрос Я, медленно подплывая к рабочему столу астронавта.

– Что? Словно оторвавшись от гипноза, поднял на меня красные глаза Виктор.

– Ну, дрон тот… что он пишет? Махнув плечом, уточнил Я.

– А, это… так это изменения атмосферные выявляет, или они используются как самописцы космических кораблей, когда судно гибнет или благополучно возвращается на землю, старший мастер обязательно после себя оставляет такую штуку, чтобы в скором времени, другие космонавты имели возможность подобрать этот самописец, и узнать какую то информацию, либо о каких то космических парадоксах, либо о странных предметах которые могут повлечь дурные последствия… ну-у, либо о причинах крушения корабля Охотно стал объяснять Виктор.

Я вскинул бровь.

– А почему же тогда Нико и Станислав, без азарта и тревоги решали судьбу этого дрона, а то ведь быть может, хозяева этого космического шпиона уже потерпели крах, и сейчас нужно выяснить причину. Озадачено не унимался Я.

Виктор осклабился.

– А потому что слава богу, в случае чьей либо аварии, мы заведомо знаем о ней, и заранее ищем такой дрон, а ввиду того что нам никто не сообщал о гибели кораблей, то и переживать не о чем. Улыбчиво отвечал Он.

– А, ну если в таком случае то да, тогда понял… а вообще часто тут случаются катастрофы с орбитальными станциями? Увлеченно глядя за умелыми пальцами Виктора, интересовался с азартом Я.

– Благо, что нет. Коротко ответил Он, и продолжил заниматься чертежами.

– У нас тоже, где то стоит свой самописец? Снова поинтересовался Я.

– Обязательно, он находится в изолированной нише корабля, при активации клавиши на панели управления капитана, этот самописец вырывается в открытый космос, и терпеливо ждёт своего случайного или не случайного искателя, вообще у наших космонавтов свой цвет самописцев, для отличия друг от друга, но что удивительно, у летящего самописца цвет оранжевый, а в нашем судне он тоже оранжевый… видимо что то перепутали на земле, когда паковали нас в космос. Охотно разъяснялся Виктор, даже привстав и глядя на проекцию Станислава.

Я более не стал отрывать нашего старшего инженера от важных дел, и незатейливо подплыл к одному из иллюминаторов, "какая же там пустота, даже в компании звёзд там пусто"– заворожённо глядя в даль, думал изумленно Я, "а какие там звуки… есть ли там вообще какие то шумы?"– продолжал мысленно спрашивать себя Я. Мои мысли резко прервались голосом Марка.

– Всевозможная жизнь… люди… существа, если наш канал слышит хоть кто-нибудь, отзовитесь, орбитальная станция «Беркут»– семнадцать тридцать три, мы с поверхности земли… ответьте. Тщетные старания прозвучали за моей спиной.

Марк продолжал добиваться ответа, выглядело это смешно, его голос вещался на любые радиоприемники, работающие в пределах млечного пути.

– И ты веришь, что хоть кто то откликнется? Насмешливо поинтересовался Я, глядя на радиовещатель.

Марк поднял полные глаза надежды.

– К нам часто приходят различные сообщения, расшифровать их конечно сложно, и приходят они не полностью, но разгадывать интересно, некоторые слова, фразы. Убежденно высказался Он.

Я глубоко вздохнул, маетно по вертел головой, и мой взгляд упал на спальное место, "а может поспать?"– со скукой подумал Я, опять оглядев своих сослуживцев, после, я спросил себя, "зачем я вообще сюда вызвался новобранцем". Медленно подплывая к спальной койке, я гротескно крутанулся в воздухе кувырком, и степенно упал на мягкую поверхность.

Пробудился Я от настойчивых восклицаний Нико.

– Арис, подъем, ты как самый молодой, давай ка полезным делом займись, через тридцать минут мы будем пролетать над дроном, выйдешь в открытый космос, примерно на двадцать метров от судна, и затащишь агрегат внутрь, скажем так, твой первый курс молодого бойца. Строгим тоном, но с Отеческой улыбкой высказался Нико.

Мои веки мгновенно оторвались друг от друга, силясь натянуться чуть ли не до лба.

Рейтинг@Mail.ru