Дети леса

Максим Березуцкий
Дети леса

I

В закатном багровом небе Муром сливался с чернеющим горизонтом. До города оставалось несколько верст, но вороной конь исполинских размеров уже не мог держать всадника. Каждый новый шаг давался ему с трудом, копыта еле поднимались, а дыхание становилось все тяжелее.

Тише, тише, – молвил всадник ласковым голосом.

Он остановил коня, и аккуратно спешился. Серый плащ скользнул по телу вороного гиганта и упал на зеленую траву, которая, несмотря на позднюю осень, все еще пахла свежестью.

– Прости меня, Перун, – всадник нежно коснулся жеребца. – Дальше я пойду с тобой рядом. Немного осталось.

Странник проверил, надежно ли закреплены сумки и его диковинный серповидный меч, поправил капюшон, из-под которого были видны черные, как ночь волосы, и лишь потом двинулся вперед.

Чем ближе они подходили к городу, тем тусклее становилась трава. Вскоре она и вовсе превратилась в грязное неразличимое месиво. Странник окинул взглядом ветхий частокол, который мог защитить город только от ветра. У главных ворот в луже собственной мочи валялся пьяный дружинник. Он громко храпел себе под нос, распугивая местное воронье. Перун глубоко проваливался в жижу, а щетки над копытами сбились в толстые комы грязи, отчего конь шел еще медленнее.

В сумерках грозовые тучи незаметно обтянули небо. Плеснул мелкий пронизывающий дождь. На улице не было ни души. Тишину, царящую вокруг, разбавлял лишь скрип оконных ставней.

Странник заметил, что в одном из домов бледно играли языки пламени, а наверху этой хаты моталась потертая вывеска с изображением пенного напитка. Для тех немногих, кто владеет грамотой, была там и надпись: «У богатыря».

– Отлично – корчма. Идем, Перун, – странник завел верного друга в стойло, стряхнул воду с капюшона и зашел внутрь.

В тускло освещенном помещении почти не было людей. Лишь трое мужчин: рыжий, чернявый и седой – громко разговаривали друг с другом, сидя в центре комнаты. Появление нового посетителя, они оставили без внимания. Странник обогнул их стол и присел в самом углу. Капюшон по-прежнему прикрывал его лицо.

В корчме пахло сыростью и хмелем. Деревянная мебель уже давно поедена муравьями или поломана в пылу ожесточенных пьяных драк.

Все лучше, чем на улице под дождем, подумал странник и достал из-за пазухи длинную курительную трубку. Сверкнуло огниво, раздался звук тлеющего табака и по корчме медленно поплыл густой дым.

Из подсобки вышел угрюмый мужик в фартуке, и странник сразу понял, почему заведение называется «У богатыря». Это был будто не человек, а огромный лесной медведь, аршина три ростом. Страннику на его жизненном пути, конечно, встречались большие люди, но такого он не видел никогда. Мужик сразу заметил нового гостя и быстро оказался рядом с ним.

– Диковинная штуковина, – пробасил хозяин, подозрительно косясь на курительную трубку. – Чаго тебе надобна?

– Я пережду дождь и сразу уеду. За сено заплачу, – спокойно ответил странник.

– У нас тута не конская харчевня. Заказывай жратвы и пережидай скока захотишь.

– Хорошо, вино есть?

– Тю! – хозяин взорвался от смеха. – Можть табе еще и самого виноградика в прикусон-то? Иль кабанчика печеного с яблочком во рту? Ой, уморил, старика, ой и чудной, – мужик здоровенной ручищей вытер слезы. – Мед есть. Буш?

Странник одобрительно кивнул.

– Мед у Тихона отменный, – в разговор вмешался мужик с рыжей бородой. – Не пожалеешь, – добавил он.

Воцарилась тишина. Мужики неловко переглянулись.

– Откуда будешь, странник? – молчание нарушил все тот же рыжий. – Присядь к нам, да поведай свою историю.

– Нет никакой истории, славные мужи Мурома, – учтиво молвил гость. – И я отклоню ваше предложение – не хочу мешать.

– Славные мужи, слыхали? – рыжий засмеялся, хлопая друзей по плечам. – Ты это брось. Негоже отказывать, когда тебя за стол приглашают!

– Точно! – подхватил седой.

– Или ты хочешь обидеть нас? – грубо произнес чернявый.

Странник оценил обстановку и, поняв, что вариантов у него не так уж и много, направился к мужикам за стол. Нервно подергиваясь, пламя одинокой свечи еле справлялось с освещением компании. Это было на руку страннику, ведь капюшон был по-прежнему на нем, а показывать свое лицо он явно не хотел.

– Да сними ты уже этот капюшон, – буркнул рыжий. – Мы ж не на улице.

– Сквозит здесь сильно, – ответил гость и присел на свободный стул.

Теперь все посетители корчмы подозрительно смотрели на нового собеседника.

– Сдается мне, ты не хочешь показывать нам свою рожу, – заключил чернявый.

Из подсобки вышел Тихон с большой кринкой.

– Лучший мед во всем Рязанском княжестве, – объявил он и заметил парящее в воздухе напряжение.

– Показывай лицо или худо будет.

Странник обреченно вздохнул и откинул назад капюшон. Перед мужиками сидел чернявый парень с густыми бровями и выразительным взглядом – на вид зим сорок. И все бы ничего, только на левой стороне его лица красовалось отчетливое серповидное клеймо. Оно проходило через карий глаз, уверенно двигалось по щеке сквозь густую щетину и заканчивалось лишь у самого подбородка, где красовалась небольшая ямка.

– Вот падла! – заорал рыжий. – У него луна на морде!

– Хазарин! – закричали другие.

– А ну, пшел к чертям отцедова! – зарычал Тихон. – Мы не обслуживаем хазарскую погань.

– Нет уж, Тихон, отсюда он уже не выйдет, – сказал чернявый и переглянулся с дружками. – Долго мы терпели, пока эти хазары наших детишек резали, да баб насиловали. Отныне терпеть не будем!

– Не советую вам… – начал странник, но недоговорил, увидев летящий на него клинок.

Хазарин отозвался молниеносно – уклонился от лезвия и встретил рыжего мощным ударом в челюсть. Тот сразу потерял сознание и рухнул на пол. Следом пошел чернявый задира. Он приготовился, размахнулся и бросился вниз – попытался рубануть странника по ногам. Хазарин подпрыгнул и оказался сверху, прижав меч нападающего к полу. Удар сапогом в лицо. Хруст. Мужик взвизгнул, схватился за кровоточащий нос и в судорогах укатился под стол.

Седой, недолго думая, бросился к выходу. Хазарин рванул к нему наперерез, но наткнулся на препятствие в виде Тихона. Седой хлопнул дверью и скрылся за стеной проливного дождя.

– Тихон, я не хочу…

– Я тоже не хочу, но придется.

Странник попытался завязать разговор, но богатырь выбрал другой путь решения проблемы. Тихон схватил деревянный стол, словно это была пуховая подушка, и от плеча швырнул его в гостя. Хазарин кое-как увернулся от опасности и попытался контратаковать. Но попытка заранее была обречена на провал. Пинок в живот Тихон не почувствовал, а вот хазарин, получив сокрушительный удар в грудь, отлетел в сторону на несколько аршин и чуть не задохнулся. Он жадно глотал воздух, пытаясь восстановить дыхание, а богатырь, не тратя времени, достал свою палицу и двинулся в сторону жертвы.

Ударю между ног, потом проскочу там же, запрыгну на спину и несколько раз засажу в правое ухо, он покачнется, но попытается меня снять. Я уже сам буду на полу, проскольжу по столу и окажусь спереди. Удар в голень, потом в горло и шею в замок – странник мысленно проследил ход своих действий.

Так бы, возможно, все и получилось, если б Тихон не предугадал удар в пах. Будучи огромным богатырем, Тихон уже давно изучил повадки бойцов, пытающихся его свалить. Череда шагов схватки, которую планировал исполнить странник, развалилась, не успев начаться. Тихон взял хазарина за горло и поднял высоко вверх. Палица разрезала воздух и приготовилась обрушиться на свою жертву.

Хазарин закрыл глаза. Время вокруг словно остановилось. Природная энергия окутывала его, он ощущал ее, чувствовал жизненную силу, пронизывающую каждую клетку тела.

Странник открыл глаза. На миг Тихону показалось, что они горели лазурным огнем.

– Вечное синее небо, – прохрипел хазарин. Он был готов убить богатыря, разорвать на части. Ярость переполняла его.

К счастью для хазарина, а главное для Тихона, дверь с грохотом распахнулась, и в корчму завалился десяток дружинников. Темно-красные плащи и туники сливались с поржавевшим металлом кольчуг и оружия.

Рейтинг@Mail.ru