Сумрак 2. Новая жизнь

Макс Вальтер
Сумрак 2. Новая жизнь

Глава 1

Беглецы.

Я и дорога, что может быть лучше? Даже в новой жизни мне постоянно достаётся по башке. Может и впрямь прав был какой-то мудрый человек, сейчас даже не упомню его имени, "Если все вокруг тебя полные идиоты, может быть проблема в тебе"? Вот только идиотом я себя не считаю, да и виновным в том, в чём меня обвиняют, тоже. Всё это политические игры, которые всегда ищут левого, крайнего. Ведь хорошо, когда есть на кого свалить. Времена меняются, эпохи сменяют друг друга, меняется смысл жизни, его принципы, меняется всё, кроме самого человека. Нет, Фантома я ни в чём не виню, наверняка через месяц-другой и он смог бы урегулировать мои вопросы перед советом. Вот только я не хочу! Не хочу больше становиться разменной монетой. А в том, что это впоследствии снова повторится, никаких сомнений у меня не было. Так что пусть буду я и дорога. В конце концов, это были самые лучшие годы моей жизни. Ни начальников, никто не указывает, как нужно делать работу. Принял заказ, устранил монстра, получил деньги, и неплохие! Сдался мне этот Царь, всё, за Валю я отомстил. Её убийца наказан. А эти пусть варятся сами в своём дерьме. И вообще, слишком много чести всю дорогу про них думать.

– Эй, можно помедленнее, а? – раздался сзади голос. – Мы всё-таки с раной.

Я обернулся, по тропе за мной ковыляла Линза, которую придерживал под руку Гарпун. "Этим-то что ещё нужно?" – подумал я, но вслух сказал совершенно другое.

– Вам-то какого хрена ещё нужно? – попробовал я изобразить злобный голос, вот только улыбка сама собой натянулась на моё лицо. – С раной они, видите ли.

– Ты стой там на месте, сейчас мы тебя догоним и получишь у нас, – крикнула Линза. – Оставить нас решил?! Сейча-ас, дай только догнать.

– Эй, ты чего палкой-то? – потёр я ушибленное предплечье. – Чего дерёшься? Совсем, что ли, с ума посходили?

– Сумрак, ты у меня ещё получишь, – опять махнула клюшкой Линза, но я успел увернуться. – Ты почему нам ничего не сказал?! Почему ушёл один?

– Вам-то зачем жизнь портить? – спросил я. – У вас квартиры, деньги, всё есть. Живите, детей рожайте.

– А ты нас спросил? Хотим мы так жить? – спросил Гарпун. – Кто даст гарантии, что после того, как ты уйдёшь, нас вместо тебя не выдадут?

– Простите, ребят, – опустил я глаза в землю. – Об этом я что-то совсем не подумал.

– Угу, а ещё меня дебилом называли, – я не заметил, как к нам подошёл Штамп.

– Привет, Штамп, – улыбнулся я нашему здоровяку. – И ты меня прости. А где Кок?

– Здесь, – услышал я холодный безразличный голос за спиной.

– Простите меня, все вы, не знаю, что на меня нашло, – снова попросил я прощения у своих друзей. – Я правда хотел как лучше.

– Ладно, забыли, – ответила за всех Линза и тут же помахала своей клюшкой у меня перед носом. – Но смотри у меня, ещё раз нас бросишь, убью.

– Ты чего, Линза, я больше ни в жизни, – заверил её я. – Только не бей, больно же.

Вся наша честная компания тут же грохнула от смеха, вот только Линза больше кряхтела и хваталась за раненный живот.

– Ну что, Сумрак, куда дальше? – спросил за всех Гарпун. – У тебя же был какой-то план?

– Да в целом нет, хотел просто идти, куда глаза глядят, и делать то, чему меня научили, – ответил я.

– Мне нравится, – мечтательно сказал Штамп. – Такие себе бродячие герои.

– В простонародье – бомжи, – хохотнул Гарпун. – Может свой город организуем?

– Угу, сейчас вот возьмём и Москву создадим, – не упустил возможности подколоть в ответ Штамп. – Напомни как, какое там волшебное слово нужно сказать?

– Как насчёт: "Иди в жопу"? – огрызнулся Гарпун. – Или лучше сразу в глаз дать?

– Так, хлопцы, успокоились все, – остановил я начинающий разгораться конфликт. – А то до вечера сейчас будете друг друга шпынять.

– А мне нравится идея Гарпуна, – вставил свои пять копеек Кок. – Вполне может срастись, нужно только место грамотное выбрать.

– А подробнее можно? – спросил я. – Задумали ведь что-то, я же вижу.

– Можно к Нижнему пойти, – ответила Линза. – Там и части военные были, и оружейные заводы, да много чего там было. Если хорошо подготовиться, можно с него много чего поиметь для нового поселения.

– Это самая ближняя точка, – поддакнул ей Гарпун. – Но можем и подальше свалить. Мест сейчас полно.

– И давно вы это придумали? – спросил я.

– В бункере ещё начали обсуждать, – сдал всех Штамп. – А я им говорил, что херня это всё.

– Да нет, Штамп, всё вполне выполнимо, – сказал Кок. – Просто тут подумать нужно и с выбором не ошибиться.

– Он не умеет, – буркнул Гарпун, а я показал ему украдкой кулак, потому что Штамп начал краснеть и злиться.

– Ладно, ребят, давайте пока в путь, нужно из области выйти, – сказал я. – А там по ходу подумаем, что и как.

Все дружно согласились, и мы двинулись в путь. Идти стало намного веселей, ребятам удалось вывести меня из грустных мыслей. Я, сам того не замечая, загнал себя в такое состояние. Накручивал, злился, даже не соизволил друзьям о своих планах сказать. С другой стороны, и времени на это не было. Хотя кого я обманываю, уж предупредить друзей нашёл бы. Ладно, кто старое помянет, и так далее.

– Какие есть варианты для города? – спросил я, поравнявшись с Линзой и Гарпуном. – Что вы рассматривали?

– Ну, про Нижний Новгород мы тебе уже сказали, – ответила Линза. – Это самый ближний. Есть ещё Урал, там вообще кладезь всего. По идее, можно даже на нефть сесть и с торговым союзом работать.

– Урал, говоришь? – почесал я макушку. – Полторы тысячи километров, как-никак.

– По современным меркам – больше, – ответил Кок, подошедший к интересному разговору. – Вполне может так получиться, что раза в два увеличится.

– А если что-то среднее? – начал я развивать тему. – Казань, например?

– В Казани, кроме порохового завода и порта, ничего заманчивого, – отрезала предложение Линза. – На этом мы где угодно сможем развиваться, были бы ресурсы.

– Не хочется на Урал тащиться, – вздохнул я. – Нижний слишком близко, Урал – слишком далеко.

– Ещё Ижевск можно рассмотреть, но он не намного ближе, – предложил Кок. – Это если исходить из стратегического планирования.

– Говорят, от него мало что осталось, – опять отмела Линза. – Всё-таки не менее известный, чем Тульский, оружейный завод там находился.

– Тем не менее, Царю удалось собрать по кускам и наладить производство, – парировал я. – Возможно, и в Удмуртии такая же схема. Маленькие заводы производят комплектующие, а в Ижевске собирают их в единый механизм.

– А ты сам-то видел его производство? – спустил меня на землю Кок. – Я вот уверен, что нет там ничего.

– Не буду спорить, скорее всего так и есть, – согласился я. – Но Ижевск мне нравится.

– Я бы выбрал Нижний, – с абсолютно непробиваемым лицом сказал Кок.

– Я бы, честно говоря, тоже, – сказала Линза. – Это тебе только кажется, что он близко, по нынешним расстояниям – до него как до Луны.

– Может вы и правы, – немного подумав, согласился я. – Вот только не хочется, чтобы Пётр к нам влез, для него, сами понимаете, три сотни километров – это мелочь.

– До Нижнего нам примерно четыре сотни километров, – остановившись, посмотрела на меня Линза. – И это если по старым дорогам идти, а там не всегда и не везде пройти можно. Так что примерно нам километров шестьсот топать. У нас будет время, чтобы встать на ноги.

– Ладно, уговорили, – махнул я рукой. – Нижний, так Нижний. Штамп, ты-то как думаешь?

– А он не умеет, – опять взялся за своё Гарпун.

– Я думаю, Нижний – хороший выбор, – не обратив никакого внимания на шпильку, сказал Штамп. – Мы действительно сможем встать на ноги и укрепиться. Пока Царь сообразит, где мы и как до нас добраться, а действовать напрямую он не любит, мы успеем укрепить свои позиции.

– В одном ты прав, – согласился я. – Петру нужна будет сеть шпионов, прежде чем он решит действовать. Решено – Нижний.

– Вот и славненько, – обрадовалась Линза. – А то я с этой раной до Урала точно не дошла бы.

Шагать стало ещё веселей. Теперь, когда планы стали более или менее понятны, захотелось поскорее начать их реализацию. Самое интересное, что я, не зная дальнейших наших действий, интуитивно выбрал нужное нам направление. Вот только планировал я совсем другое. Что же, видимо, судьба. До вечера мы, конечно, не успеем покинуть владения совета пятерых, да и завтрашнего дня нам вряд ли хватит. Придётся спать под открытым небом. Лис точно так же бодро шевелил своими лапами, время от времени убегая по своим делам. Фоксу хорошо, ему лишь бы я был рядом, всё остальное его мало заботит. Хотя нет, пожрать он очень любит, но это как раз со мной и связано. Странно, кстати, почему он так предан, почему вообще выбрал меня?

Мои мысли незаметно свернули к насущным вопросам. Злость на совет отошла на второй план и уже не доставала. В конце концов, они делают всё, чтоб защитить свой город и даже целую область. Люди ещё не отошли от страшной войны, только начали восстанавливать общество, как тут на тебе, снова нужно в кого-то стрелять. Возможно, будь я на их месте, поступил бы так же. Хотя нет, не поступил бы. А всё же хорошо, свобода выбора, друзья и далеко идущие планы.

Так, вечером нужно на привале разработать маршрут. Я о местных реалиях хоть и в курсе, но ребята лучше знают, как сподручнее пройти. И желательно провизию пополнить, завтра зайдём в какую-нибудь деревеньку.

Привал устроили на поляне посреди леса. Осенняя погода радовала тёплой солнечной погодой, но ночью уже было холодно. Зато природа щедро наградила нас пропитанием. Пока искали подходящее место для лагеря, насобирали грибов. На привале Линза взялась за приготовление, заодно припахала Гарпуна в подмастерье. Штамп умчался за водой на родник, а мы с Коком разложили карту и спорили о маршруте.

– Почему ты не хочешь идти по старой дороге? – спросил я. – Сам же говоришь, она до сих пор используется торговцами.

 

– Потому что, – чётко аргументировал Кок.

– Ну, это многое объясняет, – хохотнул я. – А более подробно можно?

– Мы бежим, – скупо и спокойно, в своей манере объяснил он. – Далеко от дороги отходить не будем. Есть тропы, вот тут и тут, – он ткнул пальцем в места на карте. – Я знаю, я здесь ходил.

– Хорошо, по этим тропам мы пройдём через нашу область, – согласился я. – Дальше что мешает выйти на дорогу? Закон области уже не действует.

– Петля выйдет, – отрицательно помотал головой Кок. – Лучше здесь пройти, – он снова указал в карту, а я сделал отметку.

– Нам нужно завтра провизию пополнить, – сказал я. – Нужно в село выйти.

– Нет, – отрезал Кок. – Лес прокормит. Соль есть, дальше разберёмся.

– Ладно, – согласился я. – У нас по дороге ещё будут поселения?

– Да, ближе к Нижнему выйдем к одному, – кивнул Кок. – Дальше дикие земли.

– Мы уже были на диких землях, – усмехнулся я. – А они оказались заняты.

– Нет, там всё иначе, – не согласился он. – Там точно никого нет.

– Почему ты так уверен? – спросил я.

– Потому что там чудище живёт, – раздался от костра голос Линзы.

– И что, это чудище никто убить не может? – спросил я.

– Где чудище? – на поляне появился Штамп с двумя канистрами воды.

– Там, – махнул куда-то в предполагаемом направлении Кок. – Куда мы идём.

– А-а-а, – протянул Штамп и потерял интерес к разговору.

– Что за чудище? – спросил я. – Мы сможем его убить?

– Не знаю, – пожал плечами Кок. – Те, кто его видел, уже ничего не расскажут.

– Говорят, это мутировавший тигр, – сказала Линза. – А ещё я слышала, что это человек, только тоже мутант.

– А я ничего не слышал, – сказал Штамп и принялся разбирать и чистить свой пулемёт.

– А я вот тоже слышал кое-что, – подал голос доселе молчавший Гарпун. – Говорят, там живёт дракон.

– Прямо дракон, – удивился я. – Где же его взяли-то?

– Я слышал, что учёные скрестили ДНК различных ящериц и вывели его искусственно, – продолжил повествование Гарпун. – Уж не знаю, правда или нет, но говорят, что он и летать умеет. Вот только надолго свои владения не оставляет. Охраняет он там что-то.

– Как в старой доброй сказке, – задумчиво протянул я. – Пещера с драконом, где полно золота и красавица в плену.

– Насчёт этого не знаю, – отмахнулся Гарпун грибом, который держал в руке. – А вот про сокровища разговоры идут. Или ты думаешь, туда за славой люди лезут?

– А есть смысл так рисковать? – спросил я. – Может всё-таки Ижевск?

– Там свой плюс, – сказал Кок. – Искать не будут, опасно. Если всё тихо сделать и никому не говорить, у нас много времени будет.

– Здраво, – согласился я, специально изобразив манеру Кока. Тот лишь пожал плечами в ответ.

– Там жрать скоро? – захлопнув ствольную коробку пулемёта, спросил Штамп.

– Кому чего, а этому лишь бы жрать, – засмеялся Гарпун. – Потерпишь, троглодит.

– У меня сейчас желудок сам себя жрать начнёт, – не обратив внимания на очередной подкол, продолжил Штамп. – Запах такой обалденный стоит.

– Минут двадцать ещё, – ответила Линза и, открыв банку тушёнки, поставила её Фоксу. – Иди, мой хороший, – позвала она лиса. – Иди пузико почешу.

– Я скоро ревновать начну, – засмеялся Гарпун. – Мне тоже пузико нужно почесать.

– А мне пожрать, – шумно сглотнул Штамп. – Линз, ну хоть хлебушка маслом полей, а?

– Сейчас, – недовольно ответила Линза. – Мёртвого ведь достанет, проглот.

Линза отрезала кусок ржаного хлеба, полила его подсолнечным маслом и посыпала сверху солью. Довольный Штамп слопал его в два укуса, запил водой и немного успокоился. Мы с Коком продолжали рисовать маршрут, ведь, помимо основного, нужны ещё и запасные. Назначили несколько точек сбора, на всякий случай. Вдруг придётся разойтись, всякое бывает.

Вскоре Линза позвала ужинать. Наша кудесница приготовила гречневую кашу, да такую, что вместе с тарелкой слопать можно. Нажарила грибов на сале, добавила туда лук с морковью, после чего порезала щедро мяса и уже после этого засыпала всё гречкой. Получилось просто восхитительно. Котелок выскребли дочиста.

Назначив часовых и распределив смены, мы улеглись спать. Моя смена выпала самой последней, почти под утро. Линзу, как раненую, от несения караула освободили. Едва моя голова коснулась тюка, исполняющего роль подушки, я моментально провалился в сон.

Проснулся я за мгновение до того, как рука Кока коснулась меня, чтоб разбудить для смены его на посту. Я вылез из спальника, потянулся, поставил чайник на тлеющие угли и начал разминку. Попрыгал, помахал руками, разогрелся и начал растяжку. Затем бой с тенью, отработка ударов и блоков, на всё примерно сорок минут. Тренировку прервал один раз, чтоб налить себе чай. Закончив, сполоснул водой из фляги лицо и присел у костровища, взяв в руки кружку с чаем. Подкинул немного щепок, когда начал заниматься огонь, добавил веток покрупнее, а затем положил полноценных дров. От костра пришлось отойти, потому что возле него невозможно видеть происходящее вокруг. Да и, посмотрев на яркие языки пламени, глаза будут долго перестраиваться на темноту, царящую вокруг. А это черевато последствиями. Место для наблюдения организовывал Кок, выбрав его таким образом, чтобы вся наша поляна просматривалась за раз, а наблюдателя не было видно. Как только я устроился на точке, ко мне под бок сразу же пришёл лис и улёгся рядом. Я потрепал его по холке, Фокс выдал свой любимый"Оум" и, положив голову себе на лапы, засопел.

Ночь прошла без происшествий, и наутро, позавтракав бутербродами, запивая их чаем, продолжили свой путь. Дорога петляла по лесу, то разделяясь на разные тропинки, то наоборот, вбирала в себя узкие ручейки ответвлений. На одной из таких развилок Кок, дождавшийся нас, указал, что пора сворачивать с основного тракта. После чего снова скрылся впереди, производить разведку.

Я вёл остальных, периодически сверяясь с компасом. Таким образом мы передвигались примерно до обеда, а вот ближе к полудню на опушке нас ждал Кок с весьма озабоченным видом.

– Что не так? – спросил я, подойдя ближе.

– Там кабак, – ответил Кок, указывая пальцем себе за спину.

– И? – не выдержал я долгую паузу. – Из тебя что, клещами тянуть?

– Его там не должно быть, – сказал Кок. – Ну, по крайней мере раньше не было.

– И что тебя заботит? Время идёт, люди землю осваивают, – сказал я. – Как по мне, так ничего страшного.

– Может зайдём? – предложил Штамп. – Чего в лесу обедать, если можно за столом. Всё одно мимо идём.

– Я не против, – вставила своё слово Линза. – Хоть отдохнём немного. А то у вас привал, а мне опять готовить.

– Не знаю даже, – задумался я. – Кок, ты как считаешь? Не сильно рискуем?

– Погони вроде нет, – задумался он. – Думаю, можно, если, конечно, на ночь не оставаться.

– Не, мы тупо пожрать, и ходу, – обрадовался Штамп. – Я бы пирогов сейчас, да со щами…

– Ладно, уговорил, – сглотнул я слюни, которые сразу же начали обильно выделяться от красноречия Штампа.

Мы двинулись вслед за Коком. Немного попетляв по тропе, вышли к новому тракту. То, что это тракт, было ясно сразу. Тянулся он далеко в обе стороны, и на нём легко можно было разъехаться трём обозам, о чём и говорили продавленные колеи на земле. Почему новый, да тоже всё просто. Старыми трактами называли наши асфальтированные дороги. Само собой, что за тридцать с лишним лет они превратились в сплошные дыры, но, тем не менее, лес на них ещё не вырос.

Когда-то давно, ещё в прошлой жизни, я очень любил за грибами ходить. Свежий воздух, лес, гуляешь, думаешь о своём, красота. Но речь не об этом. Как правило, каждый грибник имеет своё место, уже годами оправданное, но бывает и так, что место приелось и хочется разведать что-то новое. Как-то раз за разговорами на работе один мужик рассказывал о старом лесе, где грибов, хоть косой коси. Вот и решил я произвести разведку, благо ехать не очень далеко. Дорога в то место одна и заканчивается тупиковой деревенькой. Так вот, к чему я это всё веду. На конце этой самой деревеньки, перед самым въездом в лес, была мощённая каменная дорога. Это так сильно меня заинтересовало, что я вернулся обратно, чтоб узнать от местных её происхождение. В итоге всё было элементарно, дорога так и называлась: "Старая", и вела через весь лес в город, из которого я приехал, только делал неслабый такой крюк. Оказывается, при Советской власти кто-то решил проложить новую, асфальтированную дорогу, и чтобы шла она через все колхозы. Ну а если вы когда-нибудь ездили по каменке, то понимаете, как трясёт машину и быстро разбивает подвеску. Мелкие неровности не позволяют хорошенько разогнаться. Так и получилось, что деревенька из проездной быстро превратилась в тупиковую, а старую дорогу забросили из-за неудобства использования. Но вот когда я, любопытства ради, проехал по ней до самого конца, то был крайне удивлён, оказавшись в городе буквально через пятнадцать минут неспешной езды. Впоследствии я начал пользоваться этой дорогой и облюбовал действительно грибное место.

Вот и здесь происходило то же самое, старые дороги ещё использовались, но из-за некоторых условий, как радиация, логово монстров или повышенная кислотность, с них приходилось съезжать. В итоге люди начали осваивать новые пути, дабы не объезжать никому не нужные остатки городов. Бывало и так, что сообщение между новыми поселениями легче было наладить точно так же, по-новому. В нашем случае тракт образовался именно из-за объезда разрушенного города и объединял собой две старые магистрали. Если двигаться по нему, то обозный переход составлял примерно день. Так и вышло, что кто-то ушлый поставил корчму ровно посередине. Раз уж место стало проходным, то и хлебным, стало быть, его можно сделать.

Кабак был выполнен самым простейшим образом. Деревянный сруб, в котором одну часть занимали столы и лавки, а на другой стороне печь и кухня, отгороженная цельной стеной. Возле этой стены расположилась барная стойка, ну или нечто на неё похожее, а за спиной бармена располагалось окно для выдачи заказов.

Мы заняли один из столов, рассчитаны они были на большее количество посетителей, нежели наша компания, и отправили Штампа делать заказ. Я осмотрелся вокруг. Стол мы выбрали самый нейтральный, посередине зала. В помещении, кроме нас, была ещё одна компания, человек десять. Они сидели ближе к стойке и, несмотря на полуденное время, были уже изрядно подвыпившие. Других посетителей не было, может ещё не время, а может сегодня на тракте выходной, или тракт не слишком-то и проходной. В общем, причин может быть множество. Компания вела себя довольно-таки шумно и, как только мы вошли, сразу же отпустили пару крепких слов в сторону нашей Линзы. Гарпун скрипнул зубами, но конфликт устраивать не стал. Я уже начал жалеть о нашем решении, но компания, не получив от нас продолжения, вернулась к своему предыдущему занятию. Мы же спокойно дождались заказа и за неспешной беседой начали есть.

Кухня здесь была отменной. Поваром оказался круглых форм мужчина, но со вкусом у него был полный порядок. Щи были приготовленные в печи, от них пахло дымом, да и на вкус они были просто божественны. Пирогов Штамп набрал разных, с грибами, с капустой, с курицей. В общем, налопались мы до отвала. Теперь не то что в дорогу, из-за стола бы выйти.

– Ну, Штамп, если я буду толстая, я тебя пристрелю, – отдышавшись от сытного обеда, выдала Линза.

– Я в тебя силой не заталкивал, – отмахнулся Штамп.

– Ох, как теперь идти-то? – откинувшись на стену, произнёс я. – Ну Штамп, ну зверюга.

– Опять я виноват, – без обиды в голосе сказал он. – Нечего так жрать было.

Кок мирно ковырял ножом под ногтями. Это вообще его самое любимое занятие. Да, собственно, всё, что касается ножей, это его любимое. Штамп дожевал последний пирог, кажется, с капустой и махнул бармену, чтобы тот принёс счёт.

Вот что могло показаться в этом взмахе такого, чтобы вызвать бурную реакцию за соседним столом.

– Э, пассажир, ты кому там крыльями машешь? – раздался угрожающий неоднозначный вопрос.

Штамп сделал вид, что не услышал, или что вопрос адресован не ему.

– Ты что, оглох? – продолжили задирать нас из-за соседнего стола.

– Да засади ты ему в ухо, чтоб слух прорезался, – прокомментировал действия приятеля второй.

– Ребят, нам не нужны неприятности, – удержал я рукой начавшего было подниматься Штампа. – Давайте мы вас пивом угостим и замнём конфликт.

– Ха-ха-ха, – раздался хохот пьяной компании. – Ты нам тёлочку свою подгони, тогда и замнём, – компания снова грохнула от смеха, оценив шутку приятеля.

– Может мне тебя самому как тёлочку использовать? – опередив всех, холодным спокойным голосом спросил Кок.

 

– Что ты там вякнул? – подпрыгнул с лавки остряк, и вся компания зашуршала, поднимаясь с места вместе с ним. – Ну-ка повтори!

– Я спросил: "Использовать ли тебя, как тёлочку"? – не меняя тона, повторил вопрос Кок, продолжая так же спокойно ковырять ножом в ногтях. – Если у тебя проблемы со слухом, обратись к товарищу, он тебе в ухо засадит.

Теперь уже настал наш черёд хихикать над шуткой. Юморист же из гуляющей компании напротив – шутку не оценил, и его лицо стало наливаться кровью. Драки не избежать, это, конечно, было ясно с самого начала конфликта, но вот теперь на мирный исход не осталось никакой надежды.

Я поднял глиняную кружку со стола и кистевым движением руки отправил её в толпу. Рефлекс заставил их дёрнуться и прикрыть лицо рукой. В этот самый момент, вместе с полётом кружки, я сорвался с места и, раскрутив себя инерцией движения, в прыжке, при выходе из разворота ударил ногой в голову первого попавшегося противника. Удар получился по-киношному красивый, но и очень сильный, у меня даже что-то хрустнуло в лодыжке. Зато противника отнесло ударом к стойке, и он уже больше не вставал. Продолжив движение вперёд после приземления на ноги, я вместе с наклоном корпуса выкинул руку в прямом ударе в подвернувшуюся морду. Под костяшками пальцев раздался хруст сломанного носа, и второй противник, схватившись за разбитый клюв, закатил глаза. Едва успев увернуться от летевшего в меня кулака, я увидел, как Гарпун лупит наглеца, предложившего попользоваться его Линзой, мордой о стол. Штамп, схватив двоих шутников за шкирки, отправил их навстречу друг другу, раздался глухой стук встретившихся тупых голов, и два тела упали ему под ноги. Я же продолжал танцевать с очередным противником, то уворачиваясь, то парируя удары. Парень оказался очень быстрым и никак не давал мне контратаковать. Кок тоже не терял времени зря и уже расправлялся со вторым противником. Ещё двое сидели за столом и пытались выковырнуть из него ножи, которые приковали их руки к столешнице, пробив рукава. Последнего хама из подвыпившей компании охаживала раненая Линза. Она сидела сверху на поверженном противнике и вколачивала ему переносицу внутрь тупой головы. Я наконец подловил момент и на очередном выпаде противника принял удар на нижнее предплечье правой руки, провёл его атаку мимо себя и локтём левой руки встретил его челюсть. Всё, остались двое, хотя нет, уже никого не осталось. Штамп добивал обоих, колотя мордами о стол.

На всё ушло чуть больше, чем половина минуты. Десять – ноль, нам даже в рожу ни разу не попали. И чего, спрашивается, выделывались?!

– А платить за это кто будет? – спокойно спросил бармен, в его руках находился дробовик.

– Ты скажи, сколько мы наели, а за погром вот с этих возьмёшь, – кивнул я подбородком в сторону проигравшей стороны, – по-моему, справедливо.

– Вполне, – согласился бармен, но ствол не убрал. – С вас пятнадцать медяков.

Штамп подошёл и, не глядя на дробовик, который смотрел ему в грудь, отсчитал положенную сумму, затем немного подумал и добавил ещё пять штук.

– Очень вкусно было, – добродушно улыбнулся он на немой вопрос бармена.

Тот сгрёб медные пластинки под стойку и кивком головы, не опуская дробовик, указал нам на дверь. Мы так же молча, но не поворачиваясь спиной, осторожно и не спеша подняли свои рюкзаки и навесили оружие. В тот момент, когда мы взялись за свои стволы, лицо бармена напряглось.

– Может помочь, связать дебоширов? – решил я проявить доброту.

– Справлюсь, валите уже, – снова кивком указал бармен на дверь.

Я пожал плечами и мы по очереди покинули гостеприимное кафе. Едва мы отошли от корчмы метров на пятьсот, и Кок вновь свернул на неприметную с первого взгляда тропу, началось обсуждение произошедшего.

– Нет, вы видели, как их Кок лихо к столу пригвоздил? – с азартом начал Штамп. – Ну прямо как орёл, вылетел и в прыжке такой н-на, и четыре ножа веером.

– Ага, а вы видели, как Линза одному наваляла, – с гордостью произнёс Гарпун. – Моя амазонка.

– Нет, а Сумрак, вот это было круто, – продолжил восхищаться Штамп. – С вертухи, прямо по башке, того как ветром сдуло. Ха-ха-ха.

– Ну ты тоже хорош, – похвалил я силача. – Нормально ты тех двоих бошками приложил. А где, кстати, лис всё это время был?

– Как где? – удивилась вопросу Линза. – Если бы не Фоксик, я бы с тем мужиком не управилась, я же раненая. Он из-под стола на него бросился, и пока тот на лиса отвлёкся, я его вырубила.

– Фокс у меня умница, – похвалил я лиса. – Что-то Кок опять остановился.

Разговор сразу утих, все как-то подобрались и уже осторожно двинулись навстречу нашему проводнику.

– Там впереди деревня старая должна быть, – доложил Кок о причине остановки. – Мы можем её обойти, но можно в ней и заночевать. Это, конечно, если ничего не изменилось.

– Ну, что скажете? – спросил я мнения остальных.

– Я бы, конечно, предпочла деревню, – сказала Линза. – Но после кабака теперь и не знаю даже.

– Она всегда пустая стояла, – сказал Кок. – Находится далековато от основных дорог. Брошена давно.

– Я за, – сказал Гарпун. – Линзе нужен нормальный отдых.

– Значит, в деревню, – согласился я. – Штамп, ты-то чего молчишь?

– А мне что, мне как скажете, – отмахнулся он. – Деревня, так деревня.

– Веди, – обратился я к Коку.

Тот молча кивнул и свернул с тропы куда-то в кусты. Продирались мы через заросли недолго. Примерно минут через пятнадцать вышли к старой асфальтированной дороге. Заросла она уже знатно, сквозь траву едва различались куски былой цивилизации. Молодые деревья проступали через старую дорогу уже всюду. Ещё лет десять, и от былого величия человека не останется и следа. Хотя как знать, ведь не одну великую цивилизацию переживает человек. Вот хоть убивайте, но ни за что не поверю в то, что десятки тысяч лет люди бегали с мечами и палками, но за двадцатый век вдруг стали такие умные, что технологии было невозможно отличить от магии. Вот точно так же когда-то рухнул всем привычный мир, и люди постепенно утратили знания, откатились в развитии, и только спустя несколько веков начали возвращаться к утраченному. Вот в это я верю, я сейчас наблюдаю подобное. Спустя пару сотен лет останутся лишь слухи о чудесах технологий, которые люди превратят в сказки. Цифровых носителей скоро не станет совсем, книги истлеют в прах, и все знания станут недоступны. Хотя… Может быть на этот раз человечество воспрянет быстрее. Всё зависит от цели. Если люди возьмутся дружно за восстановление, то смогут, но если продолжат бороться за власть и могущество, значит, мы обречены.

За этими мыслями я не заметил, когда мы вышли к деревне. Да, действительно, выглядела она заброшенной. Покосившиеся чёрные дома, провалившиеся крыши сараев и упавшие заборы. Саму деревню уже захватил лес. На улицах, некогда начисто вытоптанных ногами человека, уже выросли деревья. Пока ещё не исполины, но на хороший подлесок уже тянут. И если не знать, куда идти, то уже за пятьдесят метров деревню просто не видно на общем фоне леса.

Мы выбрали относительно крепкий домик. Хозяин когда-то давно обложил деревянный сруб кирпичом, что позволило строению простоять дольше обычного, деревянного. Плюсом ко всему он сохранил печь и, по-видимому, ухаживал за своим жильём. Изнутри он выглядел так же, относительно крепким. В доме имелись три комнаты и кухня. Печь находилась посередине, между всеми комнатами, и могла отапливать сразу всё помещение. Следов другого отопления мы не нашли, видимо, ещё при цивилизованном мире в этой деревне не было газа. Возможно, по этой причине печь и выглядела ухоженной и крепкой.

Я и Гарпун, побродив по окрестностям, набрали дров. Причём не абы какого гнилья, а вполне нормальных, колотых. Они были сложены в рухнувшем сарайчике, хоть и чёрные от времени, но вполне себе крепкие, не распадались в труху, как остатки заборов. Затопили печь, Линза принялась за готовку. Раньше за ней подобного не наблюдалось, не желала она обременять себя работой возле котелка и делала подобное только в порядке очереди. Может быть это из-за ранения, чувствует, что полезность в отряде от неё минимальная. Хотя вряд ли, это же Линза.

– Линз, раньше тебя готовить было не заставить, – не выдержал я и проявил любопытство. – Что с тобой такое случилось?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru