Мор Попаданец

Макс Вальтер
Мор Попаданец

Глава 1.

Отрицание.

Дорогие читатели, этот роман можно и нужно читать как отдельную книгу. К циклу «Кузов» она имеет лишь косвенное отношение. Главный герой попадает во вселенную МОР, но история у него будет своя: жёсткая, беспросветная, с множеством смертей и да полным отсутствием жалости.

История этого мира началась здесь: https://www.litres.ru/maks-valter/mor/

Тот самый злосчастный день начинался точно так же, как и все предыдущие до него. Проснулся, умылся, отжался, выпил кружку крепкого кофе и даже новости почитал.

В нашем городе люди всё так же недовольны властью, как и в любом другом сейчас. Иногда мне кажется, что это просто мода такая: быть недовольным всегда и везде. Начальник – сука, подруга – овца, работа – ненавижу,и так практически во всём.

Я стараюсь как-то уйти от всего этого негатива, каждое утро сам себе говорю, что всё хорошо и я очень даже красавчик. Ну а что? Сам себя не похвалишь, кто ещё это сделает? Однако как абстрагироваться от всего этого, когда люди словно кегли в боулинге: падая, тащат за собой всех тех, кто находится рядом. Порой такое напоминает падение косточек доминоили карточный домик. Например,Генеральный взял и вставил с утра пистон своим замам, а они возьми и тоже с утра не с той ноги встань. И вот эти пять человекрасшатывают начальников, затем управляющих, а в конце концов и всех работяг.

Я нахожусь ровно посередине этой пищевой цепочки офисного планктона. Сегодня мой день рождения,и я специально взял отпуск за свой счёт. Вечером наканунемой отдел продаж принёс рекордную сумму за месяц,и мне даже простили то, что утром я был мудаком. Но сегодня ничто не должно испортить моего настроения, телефон на беззвучном режиме и все, кого я желаю видеть, уже приглашены в кафе.

Вот подарок я себе выбрал весьма необычный. Заказал в интернете супер-пупер рогатку. Она настолько крутая, что я могу с ней на охоту ходить. Впрочем,я с детства этим занимаюсь, это моё хобби.

Как и многих ребят, пользоваться этим оружиемменя научил отец. Да так хорошо у меня это получалось, что с двадцати шаговя в спичечном коробке отверстие делал. Постепенно дистанция увеличивалась, рогатка становилась мощнее, и дошло до того, что я начал специальные снаряды для неё покупать.

Мелкие камешки подходят для точной стрельбы меньше всего. Методом проб и ошибокя выбрал для себя идеальную пулю – это гайка под ключ номер семнадцать. Пробовал и шариком из подшипника, но гайку зарядить проще и быстрее, опять же,пальцами держать удобней. Хотя шарики я тоже использую, особенно если приходится производить выстрел с дальней дистанции. Всё же аэродинамика у шарика гораздо лучше.

Та рогатка, что уже дожидается меня в пункте доставки, должна пробить металлическую бочку с тридцати шагов. По крайней мере так заявлено в описании,и даже видео имеется, чтобы доказать правдивость написанного. Четыре жгута, титановый корпус, удобная рукоятка с углублениями под пальцы и обтянутая кожей, специальный упор в предплечье, который имеет встроенный магнит для быстрого доступа к снарядам. И даже ЛЦУ, – лазерный целеуказатель, – имеется, но устанавливать я его не буду, на самом деле опытному стрелку он только мешает.

И вот сегодня я вначале поеду на стрельбище и проведу там пару часов, чтобы привыкнуть к этому чуду. Затем домой, переоденусь и в спортзал, а вечером, как настоящий поклонник ЗОЖ, напьюсь в слюни и завалю какую-нибудь красотку.

Новенькая Митсубиши Паджеропослушно заурчала дизелем, я запрыгнул в салон и приоткрыл окно, чтобы немного выпустить духоту из салона. Услужливо включился климат-контроль, магнитола подмигнула экраном и запустила песню группы «Korn». Настроение сразу стало ещё более приподнятым и энергичным.

Передача в положение «D» и педаль в пол – машина с визгом покрышек сорвалась с места. Педаль я тут же отпустил, пошутили,и хватит. Водить я люблю быстро, но аккуратно, лишний раз стараюсь не лихачить.

– Вот она, моя прелесть, – с улыбкой произнёс я симпатичной девчонке, которая выдала мне мою покупку. – Спасибо тебе, добрая фея.

Она мило улыбнулась в ответ, но комментировать не стала, а я не стал продолжать, подхватил коробку и вышел на улицу…

– Твою мать, – пробормотал я и обернулся назад к двери.

Пункта выдачи интернет-магазинакак будто никогда и не было здесь, я даже внутрь снова заглянул. Пустые витрины, некоторые перевёрнуты, потолок в одном месте провалился внутрь. Закрыв дверь,я осмотрелся ещё раз, ущипнул себя, постучал по щекам, закрыл пару раз глаза и даже несколько раз вошёл и вышел обратно. Ничего не помогло.

Полностью вымерший город. Тишина такая, что я слышу,как шуршит пакет, подбрасывающийся ветром. На тротуарах мусор. Не тот, что оставляет за собой человек, хотя его тоже хватает. Но мы больше привыкли гадить системно, в одну большую кучу. Стоит только появиться одному фантику, как к вечеру это место превращается в срач. Здесь же природа распределила мусор равномерно, наметая его у преград и щедро перемешивая всё это с прошлогодней листвой. Картину запустения перепутать невозможно. Даже если войти в брошенный дом, который простоял всё это время запертым, сразу понятно, что здесь никто не живёт. Примерно это я сейчас и ощутил.

Город мой, сомнений в этом нет никаких. Я знаю все эти вывески, знаю,как добраться до дома, и могу точно сказать, где на тротуаре в этом районе не хватает одной плитки. Собственно,возле неё я сейчас и стою с задумчивым видом. Это не сон и не глюк, в этом я уже тоже убедился.

Я вошёл в небольшое уличное кафе и,подняв стол и стул,уселся. Спиной прижался к зданию, а стол по правую руку, чтобы не мешал, если вдруг придётся быстро встать. Коробку на стол, быстро срываю упаковочную плёнку, жгуты в специальные зажимы, упор для запястья, затем посмотрел на лазерный указатель и просто сунул его в карман.

– Блин, патроны, – сквозь зубы процедил я.

Коробка с шариками и гайками осталась в машине, их я ещё вчера купил и бросил под сиденье. Так, без паники, здесь наверняка что-то найдётся, в крайнем случае до строительного дойду.

Кроме небольшой горстки мелочи,в кассовом аппаратебольше ничего не нашёл. Десятирублёвая монета прекрасно примагнитилась к упору,и как снарядона довольно хороша. Несколько двушек я прижал под мизинцем и безымянным пальцами, одну зарядил в жгут, выбрал себе окно метров за тридцать и навскидку метнул монету в том направлении. Рогатка хлопнула, послышался свист, а через мгновение звон разбитого стекла. Движением руки подкинул жгуты, поймал их в полёте, тут же зарядил ещё раз и ещё, и ещё, выстреливая трижды за пару секунд.

И что дальше? Я стоял и моргал глазами. Первую задачу я выполнил: абы как вооружился, а вот зачем и что делать теперь, не понимал. Новая покупка на мгновение отвлекла меня, но первичный азарт прошёл, а вот осознание происходящего только-только начало догонять.

На стене напротив надпись: «Мы все умрём, какая разница как?». Что здесь произошло? Война? Какой-то вирус выкосил всё население? На войну не тянет, здания целые, дырок от пулевых попаданий не видно. На глобальную катастрофу тоже не очень-то похоже, я имею ввиду наводнение, ураганили землетрясение. Может инопланетяне захватили землю и всех испарили, как в фильме «Война миров»? Тогда где они сами? Почему победители не ходят сейчас по городам и не колонизируют нашу планету? Вопросов больше, чем ответов.

Иду по пустой улице. Вдоль тротуара кое-где стоят припаркованные автомобили, давно стоят, окон уже не видно за слоем грязи, даже цвет почти неразличим. Впереди вывеска: «Рыбалка». Она давно упала и по принципу «Вертушка на деревенской калитке»заблокировала дверь. Но здесь уже давно вынесли окно, при этом вместе с решёткой. Это месиво валяется рядом, а весь тротуар так и остался засыпан битым стеклом. Об этом сказал его хруст под моими кроссовками.

В магазине раздался шорох, будто там собака или какой ещё зверь. Булки на заднице сжались так, что ими можно было лом перекусить. Руки мгновенно вспотели и затряслись, это плохо, так не пойдёт. Я попытался успокоиться, вытер большой и указательный пальцы о штанину и вложил монету в жгут. Десятка прекрасно встала в кожаный захват, а я попытался заглянуть внутрь.

Очень осторожно и тихо, стараясь даже не дышать лишний раз.

Грохнула падающая витрина, заставив меня вздрогнуть и отскочить от окна. Из помещения вылетел какой-то мужик в разодранной одежде. Молча, без криков, хрипов и стонов, он мгновенно вцепился в мою рубашку и потянул на себя. Ткань затрещала, а начал кричать в мёртвое лицо человека. В том, что оно таковым являлось, я не сомневался. Белые глаза будто затянуло плёнкой, обглоданные кости лица, волосы словно пакля и абсолютно никаких эмоций, только раскрытая пасть.

Я упал, мертвец очень быстро оказался сверху и прижал меня своим телом к брусчатке, не давая и шанса на то, чтобы выскользнуть. Всё,что мне удалось сделать, так это подсунуть своё предплечье с упором рогатки ему в шею. Зубы клацнули прямо перед моими глазами. Откуда взялись силы, не знаю, но я каким-то образом ухитрился оттянуть от себя эту жуткую рожу, согнуть ноги в коленях и скинуть с себя это чудовище. А затем я бросился бежать.

Дальше начали твориться вообще невообразимые вещи. Мертвец бросился следом, да с такой скоростью, что я едвали смогу оторваться. Но адреналин помогал,и так хорошо, что я летел, не чувствуя земли под ногами. Свернул в какой-то проулок и резко остановился, чуть не врезавшись в другое чудовище.

Сильный торс с длинными руками, которые почти касались земли, жуткая рожа раскрылась на три лепестка,и из его глотки вырвался кошачий визг. Я упал на задницу,закрыл глаза от столь сильного страха, что сердце рухнуло в пятки, и приготовился умереть.

За спиной раздался влажный, какой-то чавкающий хруст. Такой я слышал только тогда, когда кто-то разделывал мясо и,подрезав в нужных местах,пытался разделить суставы. Копошение закончилось, но я всё ещё оставался жив. Глаза я смог открыть только через пару минут. Меня трясло, да так сильно, что пришлось зажать руки между колен, чтобы они перестали подпрыгивать. Я сидел на грязном асфальте в разорванной рубахе и покачивался взад-вперёд, не забывая,до кучи,хихикать.

 

Затем я блевал, долго и тщательно прочищая свой желудок. А всё от того, что решил посмотреть, что же творится за моей спиной, откуда совсем недавно доносился шум. Ожившего мертвеца просто порвали на частив прямом смысле этого слова. Одна нога находилась отдельно, кишки валялись неподалёку, а буквально в паре метров от нихлежала верхняя половина туловища со смятой головой. Может бывалого человека это и не впечатлило бы, но моя детская психика, которая воспитана работой в офисе, такую картину не смогла принять спокойно.

Я выворачивал содержимое желудка, а когда вроде бы всё начинало успокаиваться, глаза снова тянуло в сторону порванного тела,и я предсказуемо опять содрогался от рвотного рефлекса. Сколько времени прошло, не знаю, но в итоге я поднялся на ноги и,пошатываясь,куда-то побрёл.

Сознание включилось, когда я уже находился дома. Квартира на две комнаты, всё правильно, но где мой евроремонт, за который я заплатил почти три миллиона? Нет, здесь тоже всё вполне прилично и вкусно, но дёшево. Не сказать, что и жил на широкую ногу, да и в квартире я всё делал своими руками, но материалы для этого покупал самые лучшие. А что, зарплата позволяла.

Я встал с дивана и начал ходить кругами по квартире, которая казалась мне совершенно чужой, но вот какое дело: фотографии и документы имели моё лицо. Мало того, они лежали именно там, где я их храню, в комоде, в нижнем ящике, в коробке из-под ботинок. Почему-то этот момент волновал меня больше того, что буквально недавно я чуть не погиб.

На балконе обнаружилась охотничья одежда,и она так же, как и у меня,висела в предназначенном для этого шкафчике. Но когда я её примерил, вещи оказались маловаты, не все,конечно, но большинство. Впору пришёлся плащ с капюшоном цвета хаки и новенькие ботинки. Также подошли штаны и майка, а вот куртка отказывалась налезать на плечи. Точнее,натянуть-то её получилось, но двигаться так было крайне неудобно.

Кухня порадовала пачкой макарон и пакетом с солью. Недолго думая,я развёл огонь на балконе в небольшом переносном мангале. Затем вскипятил воду и сварил всю свою находку. Без аппетита поел, просто потому, что надо,и о чудо, стресс начал отступать, а мозги стали соображать. Но всё это продлилось недолго, буквально через десять минут я крепко спал, свернувшись калачиком на старом диване.

Проснулся я среди ночи. Что заставило мой организм разбудить своего хозяина, непонятно. Возможно,странные звуки, которые доносились с улицы, а может быть чувство опасности, которое я почему-то внезапно ощутил. Вскочив с дивана,я метнулся на балкон. Темнота мёртвого города выглядела иначе, не так, как я привык. В любой, даже самой глухой деревне, в наше время есть свет. Не абы какой, но хоть одна лампочка на весь посёлок имеется. Сейчас на улице не было видно абсолютно ничего.

Подул лёгкий ветерок,и тучи ночного неба расступились, высвобождая лунный свет. И в этих бледных лучах я наконец увидел то, что происходило во дворе. Трое мертвецов ужинали своим разорванным товарищем.

Желудок снова отказался смотреть на эту картину,и вниз с балконаполетел мой недавний ужин. Внутренности отозвались болью, пищевод обожгло, я попытался удержать в себе пищу, от чего всё это попало мне в нос.

Естественно, что все мои звуки не остались незамеченными,и троица мертвяков весело сорвалась с места. Они подбежали под мой балкон и попытались дотянуться до меня руками. Я немного успокоился и постарался не смотреть на то, что осталось от их ужина. Вытер рот курткой защитного цвета, которая так и осталась валяться на полу балкона, и ещё раз взглянул на прыгающих внизу зомби.

– Сейчас, ребята, я вас покормлю, – пробормотал я и вернулся в квартиру.

Лунный свет, который лился снаружи через окно, прекрасно освещал всё пространство. Рогатку я обнаружил там, где и оставил, на кухонном столе. Мысленно обозвал себя последними словами, подобрал своё оружие и снова вышел на балкон. Мертвецы находились всё там же, вот только прыгать и тянуть вверх руки прекратили. Медленно обнюхивая воздух вокруг, они снова стали поворачивать к недавней трапезе.

Десятирублёвая монета пробила череп первому в тот момент, когда тот сделал первый шаг. Остальные замерли, но так и не поняли, откуда прилетел звук. Вторая монета сделала копилку из черепа другого зомбибуквально через секунду. Оставшийся мертвец резко вскинул свою морду кверху и уставился на меня своими белымимутными глазами. Он даже с места сойти не успел, так и осыпался кучей грязных тряпок прямо под моим балконом.

А меня снова начало выворачивать наизнанку. Когда же это кончится? Я же должен привыкнуть ко всему этому дерьму. Внутри зародилась какая-то злость, или ярость, причём не на мертвецов на улице, не на всю эту ситуацию, в которой я случайно оказался, но на себя самого. За то,что я такой тепличный, а ведь не раз разделывал туши зверей и птиц. Убивал на охоте, ходил в зал, занимался спортом,и всё ради чего? Чтобы вот так каждый раз блевать при встрече с опасностью?

Несколько раз ударил себя по щекам, помотал головой и постарался настроить мыслительный процесс. Вроде помогло, картина с разорванным трупом и умирающими от моей руки монстрамиотступила. Я открыл вещевой шкаф на балконе, вывалил всё содержимое под лунный свет и принялся перебирать эту кучу. Вначале я хотел просто отвлечься, но в итоге и пользу получил.

Шикарный нож ручной работы звякнул по бетонному полу, когда я потянул за край какой-то промасленной ветоши. Я осмотрел свою находку,вытянув лезвие из кожаных ножен. Рукоять на ощупь оказалась тёплой и приятной, выполнена она была так же из кожи.

Отложив находку в сторону, я почти сразу вытянул из кучи очередной счастливый билет: брезентовый рюкзак. Я обрадовался обновкам, но самым главным подарком оказался деревянный ящик с россыпью болтов и гаек.

На улице уже начало светать, когда я принялся отбирать из всей кучи нужные мне размеры. Высыпав содержимое прямо на пол, я пальцем разделял гайки на разные кучи. Семнадцать и девятнадцать отдельно, тринадцать отдельно, так же образовалась отдельная кучка усиленных шайб. Я радовался, как ребёнок, когда среди всего этого многообразия обнаружил четыре металлических шарика диаметром чуть больше сантиметра.

Я распихал добро по карманам плаща. Они,кстати,оказались очень удобные,и их было много. Нож нацепил на ремень, который обнаружил в шкафуи продел в камуфляжные брюки. А вот с рогаткой всё было не так просто. Всегда забавлял этот момент: чем дороже и качественнее вещь, тем меньше всевозможных девайсов идёт к ней в наборе. Вот никому не нужный ЛЦУ к рогатке они положить догадались, а специальную кобуру – нет.

Я скрутил жгуты и сунул оружие за поясной ремень, затем немного подумал и решил оставить её в руках. Критично осмотрел себя в зеркало на выходе и тяжело вздохнул – да,вид,конечно,у меня ещё тот. И тут до моих ушей донёсся пронзительныйдевичий крик.

Глава 2.

Гнев.

«Кто-то кричит», – пронеслась в голове мысль, а ноги уже несли меня на улицу. По подъезду я пробежалсловно лось, но вот у подъездной двери замер. Пришло понимание того, что я делаю,и меня тут же сковал страх. Липкий, мерзкий, руки затряслись, внутри образовались холод и пустота, так жутко мне не было никогда в жизни.

Даже когда я впервые попал в аварию, не сильно, так, боками притёрлись со встречным транспортом, но машину выбросило с дороги и положило набок. На мне пара ссадин, да синяков с десяток, у встречного водителя совсем не хуже, ну может шишка на лбу большая,не более. Так вот,тогдая даже испугаться не успел. Отходняк потом был, тошнило, слабость в ногах и всё такое. Но сейчас не мог ступить и шага, тело просто отказывалось выполнять команды мозга.

Крик снаружи наполнился ужасом и отчаянием, так происходит только перед самой смертью. Затем он перешёл в какой-то булькающий, будто этой женщине воды в рот налили прямо во время крика. Снова этот чавкающий влажный хруст разрываемого мяса и хрящей. Тот, кто его хоть раз услышит, больше никогда ни с чем не спутает. Картина растерзанного мертвяка вновь возникла перед глазами,и я выбросил себе под ноги утренние макароны.

Стало легче. Я вытер рот рукавом плаща и тут же начал плеваться. Он был весь покрыт годовой пылью, несмотря на то, что висел в шкафчике. А снаружи наступила гробовая тишина. Ни хруста, ни криков, даже весёлого чавканья не слышно. Трясущимися руками я намагнитил несколько гаек на упор своего оружия и медленно приоткрыл ногой подъездную дверь. Сантиметр за сантиметром, стараясь не скрипеть старыми петлями.

В образовавшейся щели тут же появилась рожа мертвеца.

– Твою мать! – от неожиданности я отскочил и нелепо свалился на пол, оступившись о порог двери в тамбуре.

При этом я нечаянно толкнул дверь ногой и приложил ей в лоб мёртвого мужика. Он отлетел назад, но за его спиной стояли ещё двое. В отличие от фильмов, где зомби ходят будто лунатики, медленно загребая ногами и радостно урча, эти работали как питбуль. Молча, не произнося ни звука,они сорвались с места и бросились на меня, один из них продолжал сжимать в руке окровавленный скальп.

Сердце подпрыгнуло к горлу, а тело стало действовать само по себе. Я поджал ноги и, как только два оборванца приблизились ко мне, встретил их ударом ботинок в грудь. Оба отлетели обратно, по пути падая и образуя кучу в проходе. Об неё тут же споткнулся третий и полетел кубарем к моим ногам. И первое, что он сделал – это схватил меня за лодыжку, да с такой силой, что мне показалось, будто нога угодила в капкан. Второй ногой я начал стучать по его голове и пытался сбить цепкие пальцы, но всё было тщетно. Тем временем, упавшая парочка уже рванула в атаку с низкого старта. Я натянул рогатку и из положения лёжа влепил одному из них гайку прямо в лоб. Тёмное отверстие в месте попадания, а мертвец по инерции продолжает лететь на меня. Падая,он прижал мою руку с рогаткой, а в этот момент поперёк первого покойникана меня налетел второй. Им оказался подросток, и пока он соображал, что нужно сделать, чтобы добраться до меня, я перевернулся на бок, свалив с себя их обоих. Страх прибавил мне сил,и даже показалось, что они не такие уж и тяжёлые.

И тут я почувствовал жуткую боль в ноге, на которой продолжал висеть самый удачливый зомби. Он смог добраться до моей голени и впиться в неё зубами, прокусив камуфляжные штаны. Я взвыл от боли и вместо того, чтобы влепить ему гайкой в лоб, принялся долбить его по затылку рукояткой своей рогатки. Затих он примерно после десятого удара, а рука покрылась чем-то влажным и липким.

Подросток, всё ещё оставшийся лежать под телом своего товарища, даже не попытался из-под него выбраться, но усердно желал поймать меня за бьющую левую руку. Наконец ему это удалось,и он резко дёрнул её на себя. Я полетел головой в стену, из глаз посыпались искры, а зубы клацнули так, чтоя думал,им хана. Боль в плече не дала выключиться сознанию, но в глазах поплыло. Я перехватил рогатку в правую руку и начал колотить мертвяка в висок. Несколько раз я больно прочертил по стене, но череп подростка поддался титановой конструкции,и мне удалось пробить височную кость. Когда из черепа брызнули первые капли серой массы, я начал истошно вопить, привстал на колени и продолжил бить, бить и бить, пока не рухнул без сил.

Сердце стучит, как бешеное, отдаваясь ударами кувалды в висках, звукисловно размазаны эхом, голова кружится, дыхание хриплое и становится всё чаще и чаще, тошнота…

– Сраный желудок, – в очередной раз я сплюнул кислятину. – Сука, хоть бы воды глоток.

И тут я вспомнил, что в бачке унитаза у соседей ещё осталось немного. Я сорвался с места и застучал ботинками по ступеням, поднимаясь на пару этажей выше. Влетел в туалет, скинул крышку с бачка и осторожно набрал в ладони воды. Ровно глоток, не больше. Пить я эту тухлуюслегка зеленоватую жидкость не собирался, а вот рот прополоскал. Сразу стало легче, но вот силна то,чтобы подняться, не нашёл. Так и сидел,привалившись спиной к стенке и закинув локоть на унитаз.

Труп женщины внизу уже не пугал, тошнота подкатывала, когда я смотрел на растерзанный труп, но уже не так сильно, как в первый раз. На ноги я поднялся с час назад, только прежде,чем покинуть подъезд, принялся обыскивать квартиры. В одной из них обнаружилась бутылка коньяка в подарочной коробке. Дешёвка,конечно, я такой и на халяву бы пить не стал, но сейчас мне было плевать на предрассудки прошлого. Я сделал несколько больших глоткой, не отрываясь от горлышка, затем несколько раз глубоко вздохнул и полил алкоголем прокушенную голень. Зажгло сильно, но я стерпел, только полотенце схватил и принялся обдувать «горящую» рану. Осторожно снял штаны, осмотрел укус и принялся удалять из него куски ниток.

 

«Лишь бы не загноилось», – пролетела мысль в голове.

– А то,что ты зомби можешь стать, тебя не волнует? – пробормотал я зеркалу в серванте и сам себе усмехнулся. – Уже сам с собой говоришь, псих.

Пошарив всё в том же старом эмалированном серванте, который был создан ещё советскими инженерами, я нашёл половинку флакона с «тройным» одеколоном и початую пачку бинта. Здесь же обнаружились таблетки в картонной коробке из-под ботинок и два маленьких пузырька с зелёнкой и йодом. На кухне в соседней квартире я отыскал бутылку с водой, ещё запечатанную и даже с газами. Там же схватил пузырёк с перекисью и пошёл обратно, чтобы сделать себе перевязку.

Я шипел, дул на рану, но усердно промывал её всем, что было доступно. К концу экзекуцииместо укуса даже онемело, мозг устал принимать сигналы боли и отключил рану от сознания. Хорошенько перебинтовал ногу, закрепил повязку пластырем и принялся рыскать по квартирам дальше.

Увидел бы сейчас меня кто-то из знакомых, смеху было бы. Я козырял по подъезду в рыбацком плаще, майке-алкоголичке и трусах, словно эксгибиционист какой-то. Меня даже улыбнула эта мысль.

Наконец я смог отыскать себе гардероб по размеру. В одной из квартир проживал человек со схожими габаритами, вот только по жизни он был ровным пацаном: одежда – сплошь спортивные костюмы. Я осмотрел себя в зеркало и ухмыльнулся, вид получился ещё более комичный, чем прежде. Хотя должен был признать – удобно.

Быстро вскипятив кружку минералки,залил ей «бич-пакет». Подождал немного и заглотил его чуть ли не в один заход, несмотря на мерзкий привкус йода. Сразу почувствовал себя гораздо лучше. Нога постоянно ныла и зудела, но в зомби я превращаться не спешил, что не могло не радовать.

И вот сейчас, после того, как я перешагнул троих покойников на нижней площадке подъезда, стоял и рассматривал четвёртого. Делал я это не потому, что являюсь извращенцем, зрелище здесь очень жуткое. Так я старался воспитать свой желудок.

Оторвав взгляд от изуродованного лица, а точнее,кровавой каши без намёка на кожу, я двинулся в сторону строительного магазина. В нашем городе их два,и только один из них торгует тем, что мне нужно. По крайней мере гайки я себе там покупал.

Живу, точнее жил раньшея в провинциальном городке. На работу приходилось ездить в областной центр, километрах в тридцати. По местным меркам это нормально, все так делают. У нас и квартирных домов раньше не было, лет пятнадцать назад строить начали. Жильё получается недорогим, а работа, можно сказать,под жопой. В Москве,вон,по два часа до работы добираются и при этом даже её пределов не покидают. Раньше меня звали Тимур Ильдарович Зумбаев, хотя и сейчас так зовут, но друзья чаще всего называли Зум, или Тим. Близкие и те, с кем мы вместе росли, конечно, называют Зум, особенно если учесть мои навыки по стрельбе из рогатки и современное понятие о приближении изображения камерой.

Именно Зумом меня называл мой близкий друг детства, который и держал этот строительный магазин. Он всегда привозил для меня гайки и шарики от подшипников. Я понятия не имел, работал ли он здесь, в параллельном мире, дружили мыили вообще никогда не были знакомы? Но в строительном всегда продают то, что можно зарядить в рогатку. В кармане плаща звенело с пару десятков зарядов, а это очень мало.

Идти приходилось осторожно, попасть в замес ещё разу меня не было никакого желания,и не факт, что получится отмахаться, как в подъезде. По пути всё было тихо, но возле магазина стоял какой-то ссутулившийся на один бок мертвяк. Он периодически вздрагивал и осматривал окрестности. Воздух над его телом струился, как бывает в летнюю жару над асфальтом, а изображение постоянно плыло. Гайку в кожаный захват, натягиваю жгуты – хлоп… Снаряд угодил прямо в затылок, но вместо того, чтобы упасть, тело мертвяка рассыпалось в пыль. Даже не рассыпалось, а разлетелось с лёгким хлопком, оставив висеть в воздухе серую взвесь. Нос услышал запах, а желудок тут же подпрыгнул к горлу.

– Мля, только не снова, – тихо прошипел я, но всё же не удержал в себе и вывалил содержимое вниз, на ветки дерева, на котором сидел.

И здесь начало твориться что-то невероятное. Вначале послышался топот, а затем в это вонючее облако влетела толпа мертвецов, особей эдак десять-пятнадцать. Они принялись водить носами и метаться во разные стороны. Снова порыв ветра, и меня снова накрывает вонючее облако, да в тот самый момент, когда я произвожу выстрел.

Гайка полетела в одну сторону, а блевотина в другую. Я еле успел ухватиться за сук, чтобы не рухнуть вниз,и своим шорохом привлёк отряд мертвецов. Те быстро сориентировались и подбежали к дереву. Принялись подпрыгивать и тянуть ко мне свои руки. Некоторые отходили назад, а затем пытались достать меня с разбегу.

Немного успокоив желудок, я разозлился, да так, что снова руки затряслись. Намагнитил на упор несколько зарядов, принялся методично отстреливать мертвяков. Последний упал, когда на предплечье оставалось всего три гайки. Я спустился вниз и принялся пинать мертвецов ногами. Кажется,я что-то бормотал себе под нос, а может мне это показалось. Очнулся я от резкой боли в голени, когда зацепил раной по торчащим из-под тела пальцам.

На тела я смотрел ещё долго, минут пятнадцать точно, пока до меня не дошло, что, кроме жалости, больше ничего не испытываю. Даже отвращение, которое заставляет меня ходить голодным уже вторые сутки, и то молчало. Я кивнул, что-то решив про себя, и шагнул в нутро строительного магазина.

Кому могло понадобиться мародёрство в строительном магазев условиях, которые творятся на улице? Тем не менее, все полки вокруг были перевёрнуты, цемент и гипсовая шпаклёвка рассыпаны по полу и перемешаны ногами. Рядом валялись лопаты и другой садовый инвентарь, а большинство полок были пустыми. Только ценники остались от бензопил и топоров с гвоздодёрами. Похоже,замес был очень хороший.

Похрустывая саморезами, которые были рассыпаны по полу, я продвинулся в сторону прилавка. За ним творился бардак ещё хуже: все коробки валяются на полу, а содержимое просто покрывает пол ровным ковром. В таком дерьме мне гайки не отыскать. Осторожно ступая,я прошёл вглубь помещения. Там должна была находиться дверь, ведущая на склад. Собственно, там она и оказалась, выломанная и лежащая на полу.

Здесь царил относительный порядок, видимо,в зале произошла борьба, и весь этот кавардак оставлен в поисках оружия для защиты. А может зомби просто сожрали персонал, влетели в помещение и набросились на людей, попутно сшибая всё на своём пути.

Проведя взглядом по полкам, мне удалось отыскать коробку с болтами. Это хорошо, значит,рядом должны находиться шайбы и гайки. Я подошёл ближе и принялся осматривать все коробки, которые находились рядом. Мне в очередной раз повезло, я наткнулся на два плотных пакета, в каждом из таких находилось по пять сотен штук, если верить надписи на этикетке.

Одна из упаковок тут же была разорвана, а снаряды оттуда горстями пересыпаны по карманам. Спортивные штаны потяжелели и начали сползать, непорядок. Вернул половину гаек обратно в пакет, замотал его скотчем, чтобы те не высыпались,и,скинув рюкзак, положил на самом верху. Остальные снаряды приятно оттягивали карманы плаща.

Немного осмотревшись и проверив всё ещё раз, я утяжелил свою ношу ещё на один пакет, но гайками потяжелее. На девятнадцатья называл бронебойными. Чем тяжелее снаряд, который выпускает рогатка, тем больше урона она наносит. Хотя меру нужно знать во всём.

Тишина, абсолютная, можно сказать,гробовая. Именно это меня просто убивало. Я привык жить быстро, с шумом и ветром. Должность позволяла, деньги тоже, так почему нет? Но сейчас, в этой гнетущей тишине, в которой, к слову, звуки присутствовали, но не было в них жизни. Той самой, человеческой, к ритму которой так привыкли уши и разум. Окружающий мир пел: птицы, шорохи ветра под софитами на крышах, шелест листвы на деревьях и травы под ними. Но всё вокруг казалось мёртвым.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru