Звезд не хватит на всех. Коллапс Буферной Зоны

Макс Глебов
Звезд не хватит на всех. Коллапс Буферной Зоны

18 марта 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна.

Борт линкора «Основатель Клис»

Мастер-полковник Грен быстрым шагом вошел в боевую рубку под аккомпанемент завывания сигнала боевой тревоги.

– Контроль пространства, доклад! – резко бросил командующий, опускаясь в кресло за главной консолью вычислителя, расположенной в центре командного поста.

– Три минуты назад сканеры внешней сигнальной сети обнаружили выход из гипера группы неидентифицированных кораблей. Дистанция четыре сотых светового года. Противник использует маскировочные поля не ниже одиннадцатого поколения. На таком расстоянии мы не можем даже точно определить число вымпелов в эскадре.

Грен мрачно смотрел на размытое пятно на тактической голограмме, отображающее район выхода из прыжка вражеской эскадры. В том, что в окрестности системы Тинны прибыл именно враг, командующий ни секунды не сомневался. Опасения, не дававшие ему покоя уже несколько месяцев, оказались не напрасными – танланы вернулись.

Впечатляющая победа подполковника Вершинина, сохранившая тысячи жизней захваченных танланами сотрудников корпорации «Бетельгейзе», скрывала в себе бомбу замедленного действия, на которую на фоне очевидного триумфа руководство корпорации предпочло закрыть глаза. Для предотвращения бессмысленного кровопролития Вершинину пришлось отпустить из системы остатки разгромленного флота противника, и танланы ушли, выплатив репарации в строгом соответствии с достигнутым соглашением.

В тот момент мастер-полковник не сомневался в правильности решения, принятого Вершининым и одобренного советом директоров корпорации. Сомнения появились позже. Аналитики считали, что руководство «Порождающих трепет» приложит все усилия для того, чтобы скрыть позорное поражение от других кланов, причем не столько из соображений престижа, сколько чтобы не демонстрировать перед ними свою слабость, ведь, по сути, клан лишился лучших боевых кораблей, и соседи вполне могли решить, что теперь он стал легкой добычей.

Возможно, так бы всё и случилось, останься в живых прежний глава клана, принадлежавший к касте воинов. «Порождающие трепет» тихо сидели бы на своих планетах, медленно зализывая раны и усиленно делая вид, что ничего не произошло. Однако воин погиб в сражении, а его место занял… администратор, торговец, дипломат, да кто угодно, но только не боец, для которого пойти на поклон к более сильным кланам было бы совершенно немыслимо.

Тем не менее, даже для нового главы решиться на такой шаг оказалось, судя по всему, весьма непросто. Потребовались месяцы, чтобы стала окончательно ясна вся безнадежность ситуации, в которой оказался клан. Гонец не мог не понимать, что рано или поздно о разгроме флота «Порождающих трепет» станет известно, и тогда позиция для переговоров с правящим кланом окажется окончательно безнадежной.

Видимо, глава клана все-таки решил не дожидаться этого крайне неприятного момента и предпочел сыграть на упреждение. В его руках все еще оставался очень важный козырь. Всего один, но зато весьма серьезный – координаты богатейшего месторождения уникальных трансурановых элементов, расположенного в звездной системе, буквально набитой древними артефактами времен разрушительной войны, прокатившейся по галактике тысячу лет назад.

Судя по качеству маскировочных полей, укрывавших корабли противника, новый глава «Порождающих трепет» всё-таки смог договориться с правящим кланом, и теперь эскадре Грена предстояло вступить в бой, фактически, с регулярным флотом Унии Танланов. Конечно, формально, они будут действовать под флагом опального клана, ведь официально государства Протектората не ведут никаких дел в пространстве Серого Периметра, но суть от этого не меняется.

– Противник осуществляет перестроение и готовится к прыжку, – доложил оператор систем сканирования. – Ориентировочное время до ухода в гипер – сорок минут.

– Немедленно приступить к эвакуации гражданского персонала со всех объектов промышленно-добывающего комплекса, – голос мастер-полковника звучал твердо, но только он сам знал, чего ему это стоило. Такое решение вполне могло оказаться последним в его карьере, – Мы должны успеть вывезти всех, иначе получится, как в прошлый раз. Бросайте оборудование, обогащенную руду, даже оружие, но через час гражданских здесь быть не должно!

– Но, господин командующий, полная эвакуация персонала требует согласования с советом директоров…

– Нет времени. Всю ответственность я беру на себя. Выполнять!

– Принято!

Грен хорошо помнил, что именно наличие у танланов многочисленных заложников стало последним аргументом в переговорах между подполковником Вершининым и главой «Порождающих трепет». Если бы не это, условия сделки могли бы быть совершенно иными. Впрочем, бросать своих людей, обрекая их на рабство или смерть, мастер-полковник в любом случае не собирался.

– Флоту принять ордер «Щит». Задача – связать боем эскадру противника и дать время эвакуационным транспортам на разгон и уход в прыжок.

– Вызов из штаб-квартиры добывающего комплекса!

– Включайте, – Грен досадливо поморщился, разворачиваясь к устройству связи.

– Мастер-полковник, что происходит?! – Над консолью возникло изображение покрасневшего от праведного гнева старшего директора промышленного района. – Почему воют сирены, и ваши солдаты выгоняют моих людей с рабочих мест?

– Господин Легон, у нас тут маленькая проблема, – едко произнес Грен. – Совсем крохотная. Десять минут назад в окрестностях системы вышел из прыжка вражеский флот, скрывающийся под мощными маскировочными полями. Точный состав и принадлежность установить не удается, но кроме танланов никто к нам в гости заявиться не мог. У вас есть желание познакомиться с ними поближе? Меньше, чем через час вам представиться такая возможность.

– Но вы ведь даже не знаете кто это и сколько у них кораблей! – голос Легона чуть дрогнул, однако своего возмущения он не растерял.

– Очень скоро всё станет ясно, но ждать этого момента я не собираюсь. Когда танланы напали в прошлый раз, ваш предшественник тоже топал ножкой и не хотел прерывать производственный процесс, ссылаясь на совет директоров и огромные потенциальные убытки. Вам напомнить, чем это закончилось? Или, может быть, вы хотите повторить его судьбу?

– Но так нельзя… – старший директор быстро утрачивал весь свой запал, – что я напишу в отчете…

– В случае нападения на систему вы обязаны выполнять приказы командующего эскадрой прикрытия. Вот это и напишете. А сейчас прекратите истерику и займитесь своими прямыми обязанностями по организации эвакуации персонала по варианту «Д».

Старший директор скосил глаза куда-то в сторону, пытаясь, похоже, срочно найти информацию об этом самом варианте «Д».

– Мастер-полковник, но это же немыслимо! Мы не можем бросить руду максимального обогащения и новейшие проходческие комплексы «Горн». Это сотни миллионов кредитов! В конце концов, ваш флот находится здесь именно для того, чтобы защищать персонал и имущество корпорации, вот и защищайте!

– Господин Легон, – в голосе Грена лязгнул металл, – если вы прямо сейчас не приступите к выполнению приказа об эвакуации, мои люди вас арестуют. И, поверьте мне, о вежливости и предупредительности они будут думать в последнюю очередь – я прослежу за этим лично.

Мастер-полковник прервал связь и перевел взгляд на тактическую голограмму. Противник уже начал разгон. Грен знал, что прыжок выведет вражескую эскадру почти к самому промышленно-добывающему району. Небольшой субкоричневый карлик, вокруг которого вращались богатые редкими элементами спутники, имел слишком малую массу для того, чтобы создаваемая им зона гравитационного ограничения дала флоту корпорации ощутимое дополнительное время. Противник появится из гипера достаточно близко к своей цели, и эскадре Грена придется почти сразу вступить в бой. У командующего не было никаких сомнений в том, что танланы хорошо подготовились к этой операции, и вряд ли он мог рассчитывать на что-то большее, чем лишь немного их задержать.

Неожиданно Грен поймал себя на мысли, что будь сейчас в боевом ордере его эскадры ушедший к Земле крейсер подполковника Вершинина и корабль-невидимка его загадочной подруги, всё могло бы сложиться совсем иначе. Мастер-полковник тряхнул головой, отгоняя посторонние мысли и вновь сосредоточился на ходе эвакуации. Первые транспортные корабли уже покидали орбиты спутников и начинали разгон. Не зря он многократно гонял гражданских на учебных тревогах, цинично игнорируя возмущенные вопли администраторов добывающего комплекса. Теперь эти навыки, казавшиеся эффективным менеджерам совершенно лишними, неожиданно очень пригодились.

Сколько осталось времени до начала боя? Двадцать минут… Может быть, двадцать пять. Неожиданно Грен успокоился. Свое главное решение он уже принял, а дальше оставалось только его выполнять. Мастер-полковник с легким удивлением осознал, что ему глубоко плевать на то, как его действия будут восприняты советом директоров. Сейчас он делает то, что должен, и это главное. Грен усмехнулся про себя, снова вспомнив подполковника Вершинина. Похоже, именно этот выходец с полудикой планеты заставил его несколько иначе взглянуть на жизнь, всеми своими действиями демонстрируя, что чувство долга всегда должно перевешивать любые другие соображения. Наивно? Может быть. Вот только именно этот путь позволяет человеку смотреть на собственные поступки без тени стыда и сожаления, если, конечно, само понятие «долг» означает для него нечто большее, чем сумму задолженности по кредиту.

– Противник выходит из прыжка! – прервал мысли Грена доклад оператора систем сканирования. – Идентификация завершена, это танланы. Дистанция сто двадцать миллионов километров. Два линкора, авианосец, семь тяжелых и шесть легких крейсеров, около тридцати эсминцев и корветов, семь транспортов с десантом.

 

– Флоту отойти на высокие орбиты субкоричневого карлика. Транспортам с гражданским персоналом нужно еще полчаса для разгона и ухода в прыжок, и мы им их дадим.

Грен собирался оттянуть на себя эскадру противника, заставив ее вести сражение среди многочисленных спутников, на поверхности которых были размещены позиции противоорбитальных орудий. Конечно, эти пушки – слабая замена боевым кораблям, но мастер-полковнику нужно было хоть чем-то компенсировать трехкратное превосходство танланов в числе вымпелов.

Противник не торопился. Вопреки опасениям Грена, эсминцы танланов не совершали попыток преследования разгоняющихся транспортных кораблей. Люди покидали систему Тинны, и это танланов вполне устраивало. Зачем воевать и терять корабли, если противник готов уйти без боя?

– Перевести наземные батареи в автоматический режим, – приказал Грен, глядя на неспешное приближение кораблей танланов, постепенно охватывающих эскадру людей сильно растянутой в пространстве полусферой своего строя. – Корветам и вспомогательным судам эвакуировать гарнизоны позиционных районов противоорбитальной обороны. Стоим еще двадцать минут и идем на прорыв.

Время тянулось бесконечно медленно. Танланы действовали как на учениях, выстраивая блокаду по всем правилам военной науки, с эшелонированием сил и выделением резервных групп кораблей для введения их в бой на направлениях возможного прорыва противника. Все эти эволюции они совершали как-то демонстративно, словно намекая людям, что нужно бросать все и бежать, пока ловушка еще не захлопнулась.

– Эвакуация наземных гарнизонов завершена, – в голосе начальника штаба отчетливо звучало напряжение, – Командир, еще пять минут и мы потеряем шанс отступить без серьезных потерь.

– Сколько еще нужно транспортам, чтобы танланы с гарантией не успели их перехватить?

– Семь с половиной минут.

– Ждем.

Словно услышав слова мастер-полковника и поняв, что эскадра людей не сдвинется с места, пока разгоняющиеся транспорты не окажется в безопасности, танланы начали форсированный разгон. Удирающие гражданские суда были им неинтересны, а вот отпускать эскадру Грена они явно передумали, а скорее всего, и изначально не планировали, лишь делая вид, что готовы просто выдавить людей из промышленно-добывающего района, не навязывая им бой. Однажды они уже взяли под контроль систему Тинны, но корпорация «Бетельгейзе» собрала свои корабли в единый флот и заставила «Порождающих трепет» с позором бежать с захваченных территорий. Давать людям еще один шанс вернуться танланы не собирались.

– Противник открыл огонь!

Дистанция была еще слишком велика, и залпы двух танланских линкоров носили скорее характер психологического давления. Грен не счел нужным тратить боеприпасы на почти бесполезную перестрелку на пределе дальности орудий главного калибра.

– Что с транспортами?

– Через минуту будут в безопасности.

– Флоту приготовится к перестроению. Ордер «Копье». Навигаторам рассчитать вектор прорыва по касательной к фотосфере субкоричневого карлика. С одной стороны нас прикроет звезда, с другой – батареи на спутниках. Надолго их не хватит, но шанс они нам дадут.

– Принято. Минутная готовность.

– Начать перестроение!

Строй кораблей корпорации «Бетельгейзе» дрогнул и начал менять форму, превращаясь из плоского диска в некое подобие наконечника копья с флагманом на острие и кораблями поддержки с внутренней стороны, обращенной к субкоричневому карлику.

Перестроение приходилось совершать под огнем противника, но пока батареи на спутниках не давали танланам сократить дистанцию, и эффективность обстрела была невысокой.

– Господин командующий, параметры вектора прорыва загружены в вычислители кораблей.

– Приступить к разгону! – Грен зло прищурился, наблюдая, как две группы крейсеров противника пытаются просочиться в стык между зонами ответственности наземных батарей трех ближайших спутников. – Линкору и тяжелым крейсерам открыть заградительный огонь! Второй дивизион эсминцев – торпедная атака! Не дайте им проскочить через мертвую зону!

Флот набирал скорость. Ситуация выглядела откровенно дрянной, но все же не безнадежной. Если верить расчетам, к моменту выхода за пределы зоны гравитационного ограничения субкоричневого карлика корабли Грена как раз должны набрать скорость, достаточную для ухода в прыжок, вот только на последнем участке разгона их уже не будут прикрывать ни звезда, ни батареи на спутниках. Мастер-полковник понимал, что потерь избежать не удастся, но шансы вырваться из ловушки у его флота были, и шансы вполне реальные.

24 марта 2030 года

Солнечная система. Орбита Земли.

Борт тяжелого крейсера «Москва»

– Никак не могу привыкнуть к вашему зверю, генерал, – усмехнулся адмирал Трий, глядя со смесью уважения и легкой настороженности на лениво развалившегося в кресле Шерхана. – Довольно крупный и очень опасный хищник. Удивительно, что вам удается его полностью контролировать. Когда я впервые увидел такую кошку у лид-капитана Корры, я, признаться, испытал за своего офицера некоторое беспокойство.

– Поверьте, адмирал, Корра в полной безопасности, – Виктор ответил командующему группой флотов «Ц» легкой улыбкой. – Это не совсем обычные звери. Они почти разумны, но при этом безусловно преданы своим хозяевам.

– Это я уже понял, – кивнул Трий, – Лид-капитан продемонстрировала мне запись, отснятую на планете, откуда этот кот родом. Признаться, я был очень впечатлен тем, как такой же ирбис на импровизированном полигоне расстреливал движущиеся мишени из закрепленной на его спине ручной плазменной турели. Боюсь даже представить, что он смог бы вытворять в полноценном боевом скафандре.

– Скаффандррр? Мррр?! Снаррряд? – немедленно прозвучал в голове Виктора крайне заинтересованный голос.

– Мне нравится ход ваших мыслей, господин адмирал, – усмехнулся Вершинин, бросив короткий взгляд на заметно оживившегося ирбиса. – И Шерхану, похоже, ваша идея тоже пришлась по вкусу.

– Он нас понимает?

– Не всё и не всегда. Но сейчас основную идею он однозначно уловил.

– Занятно, – задумчиво произнес Трий, – Впрочем, я хотел поговорить с вами не об этом. Правительство только что созданной на вашей планете Земной Федерации назначило вас на должность военного атташе при своем посольстве в Империи. Должность, несомненно, важная, но, я бы сказал, не самая высокая, если реально оценивать ваши заслуги в отражении последнего вторжения кронсов.

– Я сам попросил президента об этом назначении, – пожал плечами Виктор. – Когда перестают стрелять пушки, на первый план у чиновников и политиков выходят несколько иные ценности. Многим в новом руководстве Федерации не понравилась та щедрость, с которой я раздавал обещания Лу-Бунку и корпорации «Бетельгейзе». Сейчас всё громче звучат голоса тех, кто считает, что своими действиями я обрек Солнечную систему на роль сырьевого придатка ведущих государств Протектората и поставил экономику Земли в кабальную зависимость от кучки авантюристов из Серого Периметра. Участвовать в этих дрязгах у меня нет ни малейшего желания, да и не вижу я себя в роли кабинетного чиновника или генерала в высоких штабах.

– Во время сражения с кронсами вы командовали космическим флотом Коалиции независимых государств Земли. Не думаю, что у кого-то хватило бы наглости оспаривать ваши права на эту должность после столь очевидной победы над агрессором.

– Один тяжелый крейсер и три десятка кое-как вооруженных коммерческих судов – это еще не флот. Космические силы Федерации предстоит создавать, практически, с нуля, и, поверьте мне, я прекрасно понимаю, что для этого нужны совсем не те таланты, которые есть у меня. Мне показалось неправильным держаться за должность, которой я со всей очевидностью не соответствую. Я могу вести флот в бой, но планомерно, месяц за месяцем, заниматься вопросами создания военной инфраструктуры и строительством орбитальной обороны – это не ко мне. Здесь мало умения хорошо стрелять и способности разрабатывать эффективные тактические схемы боя. Командующий вновь создаваемым флотом должен быть опытным управленцем и хорошим политиком, а это не самые сильные мои стороны.

– Мне кажется, вы назвали не все причины, – по лицу адмирала скользнула легкая улыбка. – Вы слишком привыкли к самостоятельности, генерал, и вряд ли вам бы понравилась перспектива оказаться на несколько лет привязанным к Солнечной системе, где вам постоянно пришлось бы отчитываться перед руководством Федерации и бесконечно решать рутинные организационные вопросы.

– Вы во многом правы, – не стал спорить Виктор. – Статус независимого государства в составе Протектората позволяет Земной Федерации надеяться на пять, а то и десять лет практически гарантированного мира. Накопленная за многие годы статистика говорит, что после второго поражения кронсы обычно совсем не спешат напасть на атакованную цивилизацию в третий раз, а от агрессии со стороны других рас Протектората нас защищает столичный статус Солнечной системы. Пока у Федерации нет колоний за ее пределами, опасаться, вроде бы, нечего. Так что пока подходящей работы для генерала Вершинина на Земле не просматривается.

– А вы не боитесь, что безопасность Земли может оказаться лишь иллюзией? – после небольшой паузы спросил Трий, и по выражению его лица Виктор понял, что именно сейчас адмирал перешел к той теме, для обсуждения которой он и прибыл на его крейсер.

– Естественно, руководство Федерации учитывает такую возможность, – аккуратно ответил Вершинин, – но до последнего времени считалось, что вероятность реализации подобного сценария крайне невелика.

– Еще год назад я бы не стал с этим спорить, – кивнул Трий.

– Все-таки кронсы? – слова адмирала и интонация, с которой они были произнесены, Виктору очень не понравились. – В их тактике произошли какие-то изменения?

– Нет. По крайнем мере, имперской разведке о таких фактах неизвестно. Думаю, с этой стороны вы действительно можете не ждать внезапного удара.

– Но если не кронсы, то кто? Ни одна из рас протектората не рискнет игнорировать запреты Старших.

– Вы действительно в этом уверены, генерал? Но ведь совсем недавно некто подполковник Вершинин цинично попрал все их законы, прорвавшись к Земле через артефактную блокаду. Мало того, в процессе прорыва он уничтожил корабль Старших, посмевший встать на его пути. И… ничего. Где карающий меч хозяев галактики? Где показательное наказание потрясателя основ мирового порядка и ниспровергателя многовековых авторитетов? Ноль! Никакой реакции. Мало того, Земля принята в состав Протектората, а главный виновник всего случившегося вдруг совершенно перестал интересовать Старших. Неужели подобный расклад не кажется вам странным?

– Я задаюсь этим вопросом с того самого момента, как мой крейсер вышел из прыжка в Солнечной системе, и, будьте уверены, адмирал, над поиском ответа бьюсь не только я. Боюсь, мы вряд ли когда-нибудь узнаем настоящую причину такого поведения хозяев Протектората.

– Если рассматривать эту ситуацию в отрыве от широкого контекста, то к правильным выводам прийти действительно сложно, – негромко ответил Трий, задумчиво глядя на лениво шевелящего хвостом ирбиса, – но я уже не первый год плотно занимаюсь проблемой Старших, так что могу позволить себе высказать кое-какие предположения.

Адмирал встал и в задумчивости прошелся по каюте. Шерхан проводил его внимательным взглядом и снова положил голову на лапы.

– Старшие уже не те, генерал, – Трий остановился и развернулся к Виктору, – Время идет, и они теряют былую хватку. Расы Протектората достаточно быстро движутся по пути научно-технического прогресса, а Старшие в лучшем случае застыли на достигнутом уровне, хотя есть не лишенное оснований мнение, что они постепенно утрачивают технологии, доставшиеся им от предков. Однако и это не главное. Ситуация с вашим прорывом к Земле наглядно продемонстрировала, что Старшие испытывают серьезные проблемы с целеполаганием и политической волей. Рискну предположить, что формально вы не нарушили их законы, иначе они бы всё-таки как-то отреагировали. Возможно, здесь сыграл роль ваш статус жителя планеты из минус-списка. Теоретически, вы могли ничего не знать не только о нарушаемых запретах, но и о самом существовании Старших. Но вы ведь знали! Иначе зачем бы вы стали затевать всю эту историю с буксирами и гипердвигателями, собираемыми из отдельных модулей перед самым прыжком? И Старшие прекрасно понимали, что вы всё знаете, но почему-то предпочли подойти к вопросу формально. Возможно, они надеялись, что кронсы сами сделают за них всю работу, уничтожив земную цивилизацию вместе со слишком активным и крайне неудобным подполковником Вершининым. Однако, результат оказался не совсем таким, какого они ожидали – вторжение кронсов провалилось. Но и в новых обстоятельствах Старшие предпочли ничего не менять и пошли по пути наименьшего сопротивления, просто приняв Землю в состав Протектората.

 

– Ну, хорошо, – Виктор тоже встал с кресла и, подойдя к Шерхану, почесал его за ухом, заполнив этим действием паузу, взятую для размышления над словами адмирала. – Допустим, вы правы. И всё же мне пока не вполне ясно, какое отношение ваш вывод имеет к безопасности Земной Федерации. Вы же не думаете, что вот прямо завтра Старшие всё бросят и самоустранятся от дел Протектората, закуклившись на своих планетах и бросив нам напоследок что-то вроде: «Мы устали, мы уходим. Мы сделали всё, что могли, а дальше вы уж как-нибудь сами».

– Такого, естественно, не будет, – усмехнулся Трий. – Я, конечно же, не могу гарантировать, что прогнозы аналитиков обязательно сбудутся, но ситуация видится мне не слишком радостной. На границах Империи растет напряженность. Государства Протектората стремительно раскалываются на два враждующих лагеря, и, рано или поздно, Империи придется выбрать одну из сторон. Старшие, верные своим традициям, в эти разборки пока не вмешиваются. Видимо, они рассчитывают, что, как всегда, проблема решится сама собой. Вот только в этот раз расклад выглядит крайне неприятно. Крупные военные конфликты случались и раньше, но воюющие стороны всегда сдерживало нежелание истощать свои силы перед лицом не участвующих в противостоянии соседей. А сейчас всё идет к тому, что в большую войну окажутся втянуты одновременно все крупнейшие государства Протектората. Оглядываться станет не на кого, сдерживающие факторы исчезнут, и дело вполне может дойти до войны на уничтожение. Казалось бы, в этот момент Старшие и должны вмешаться, жестко остановив конфликт, но последний раз они шли на такие меры очень давно, почти сто лет назад, и боевые действия тогда велись лишь в небольшой части Протектората. А сейчас война может охватить всю галактику, и у многих в Империи и за ее пределами есть большие сомнения в способности Старших заставить впавшие в боевое безумие расы соблюдать какие-либо законы и правила.

– Напрашивается аналогия с полицией в крупном мегаполисе, – кивнул Виктор, – Пока идет обычная налаженная жизнь, она вполне справляется с поддержанием порядка, но, когда вспыхивает массовый вооруженный бунт, поддержанный значительной частью населения, противостоять ему полиция уже не может, и приходится вводить в город войска. Ну, а если этих внешних войск нет, и ждать помощи неоткуда, то полицейским остается только держать круговую оборону в своих укрепленных участках, пассивно наблюдая за тем, как город погружается в кровавый хаос и беспредел.

– Не так просто, но в целом верно, – Трий вновь опустился в кресло, – Вопрос лишь в том, выйдет ли масштаб войны за тот предел, за которым Старшие окажутся не в состоянии остановить неконтролируемую эскалацию конфликта. В имперских штабах считают, что вероятность такого развития событий выше шестидесяти процентов. Думаю, вам ясно, что в подобной ситуации об иммунитете столичных систем можно будет смело забыть.

– То есть вы считаете, что, выбрав путь независимого государства, мы совершили ошибку?

– Это непростой вопрос, и я в любом случае не собираюсь агитировать вас за вхождение в состав Империи. А вот что было бы однозначно полезно обоим нашим государствам, так это военный альянс. Даже Союз Семи Планет пошел на переговоры с Империей о заключении договора о взаимопомощи, хотя все последние годы наши отношения были далеки от идеала. А ваше правительство всё еще медлит и тянет время. Я понимаю, что руководители Федерации рассчитывают на защиту Старших и не понимают, зачем им вешать на себя обязательства по участию в чужих войнах, но в контексте нашей с вами беседы такая политика кажется мне недальновидной.

– И вы хотите через меня донести ваши аргументы до правительства Федерации?

– Как вы понимаете, я не могу официально высказывать свои соображения по поводу неспособности Старших остановить уже почти неизбежную войну, но думаю, что на Земле о такой опасности должны знать. Вот здесь, – адмирал достал из накладного кармана кителя запечатанный пластиковый пакет, – основная информация, которую удалось собрать моим аналитикам в подтверждение сделанных ими выводов. Переносить ее на любые высокотехнологичные носители я бы настоятельно не рекомендовал.

– И сколько у нас осталось мирного времени? – спросил Виктор, принимая пакет из рук адмирала.

– Год. Возможно, немного больше. Вряд ли война сразу охватит весь Протекторат. Старшие, скорее всего, попытаются что-то сделать для сохранения контроля над ситуацией, и это может несколько отсрочить срыв противостояния в полный хаос.

От продолжения беседы оторвал настойчивый сигнал устройства связи. Вершинин извинился перед гостем и развернулся к виртуальному экрану.

– Товарищ генерал-полковник, только что по дальней гиперсвязи поступило сообщение из штаб-квартиры корпорации «Бетельгейзе». Файл зашифрован и адресован лично Вам с пометкой «высшая срочность».

– Спасибо, капитан, – кивнул Виктор, принимая файл на личный коммуникатор и отдавая команду на расшифровку.

«Генералу Вершинину.

Шестнадцать часов назад танланы предприняли новую атаку на систему Тинны. По косвенным данным глава клана «Порождающие трепет» заключил соглашение с правящим кланом Унии Танланов и передал его лидеру информацию о месторождении суперактиноидов и древних артефактах, найденных в системе.

В данный момент контроль над промышленно-добывающим районом нами полностью потерян. Боевых возможностей эскадры прикрытия оказалось совершенно недостаточно для противостояния флоту противника, троекратно превосходившему силы мастер-полковника Грена в численности и имевшему серьезные преимущества в качестве вооружения и средств защиты.

По всем признакам мы столкнулись с кораблями регулярного флота танланов, формально действующими под флагом «Порождающих трепет». Прикрывая эвакуацию персонала промышленно-добывающего района, эскадра мастер-полковника Грена потеряла почти половину кораблей. Учитывая состав флота противника, отбить систему Тинны своими силами корпорация «Бетельгейзе» в данный момент не в состоянии.

В связи с изложенным мы вынуждены поставить Вас в известность о невозможности исполнения заключенного между нами соглашения в части доступа земных ученых и инженеров к сбору и изучению древних артефактов, находящихся в данный момент в системе Тинны. Учитывая нашу обоюдную заинтересованность в решении возникшей проблемы, буду рад получить от Земной Федерации и от Вас лично любую помощь в возврате контроля над системой.

Директор Виссл. Член совета директоров и совладелец корпорации «Бетельгейзе»

– Проблемы в Сером Периметре? – Поинтересовался Трий, терпеливо ожидавший с чашкой земного кофе в руках, пока Виктор читал срочное сообщение.

– Вы правы, адмирал, проблемы, причем крайне неприятные. Не знаю, как на эту информацию отреагируют в правительстве Федерации, но, боюсь, приступить к обязанностям военного атташе мне не судьба.

– Позвольте я угадаю, – невесело усмехнулся Трий, – Кто-то снова прижал хвост дельцам из «Бетельгейзе» в той самой системе, где вас нашла лид-капитан Корра, и этот кто-то оказался достаточно силен для того, чтобы жестко вышвырнуть их оттуда. Вижу, вы не слишком обрадованы моей осведомленностью. Не переживайте, я не стал выпытывать сведения у вашей супруги. Формально я, конечно, мог ей просто приказать, но уже тогда было понятно, что вы намерены увести у меня одну из лучших моих подчиненных, и я предпочел не ставить ее перед неприятным выбором между вами и верностью присяге. Однако кроме нее в операции участвовали и другие мои офицеры, и у них не было никаких мотивов что-то скрывать от руководства. Знали они, конечно, не всё, но вполне достаточно, чтобы понять, что в окрестностях Тинны у вас есть какие-то серьезные интересы.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru