Когда дерутся Боги

Маделин Роуз
Когда дерутся Боги

Пролог

Мир устроен так, что не всё подвластно нашему взору, а порой мы просто не желаем видеть истину. Каждые пятьдесят лет происходило Слияние двух миров: границы между Небесами и Преисподней исчезали, – ангелы спускались на Землю, как и демоны поднимались в мир людей. Долгие тысячелетия человечество сосуществовало в неведении о царствах Добра и Зла. Но в одно мгновение всё изменилось. Земля стала не просто полем битвы, где схлестнулись два мира, но и превратится в трофей для истинного Зла, если Добро не одержит верх в этом Слиянии.

За гранью мироздания уже велась битва и проливалась кровь. Шпионы двух миров бесчинствовали, убивали своих противников, а демоны искушали чистые невинные души, забирая их в чертоги Преисподней, пополняя свою бесчисленную армию.

Мир людей полыхал. Массовые землетрясения и извержения вулканов. Облака раскалённого пепла нависали над головами мирных жителей. Густые клубы ядовитого чёрного дыма застилали солнечный свет. Реки вырывающейся на поверхность огненной лавы ничего не щадили на своём пути. Мир погрузился в хаос. И что же оставалось думать людям? Катаклизмы? Природа восстала против человека?

А если на самом деле всё обстояло совершенно иначе? Не так, как видел простой человек?

Возможно, кто-то открыл дверь в непокоренный мир – мир людей – и теперь, воспряв из тени и плена, показывал всю свою мощь и власть, желая навечно обосноваться на Земле?

Эгоистично полагать, что в этом мире мы одни. И если Добро не встанет на защиту планеты, то людской род окончательно падёт, подчиняясь несокрушимой воле властного демона – и мир будет уничтожен.

Глава 1

В самом тёмном месте вселенной, там, где живёт зло во всех его пониманиях, там, где никогда не высыхает кровь – в Преисподней, в большой мрачной комнате огромного замка ходил из стороны в сторону могущественный демон. Высокий коренастый мужчина с широкими плечами. Его тело было облачено в чёрные доспехи. Он был невероятно красив, но красота его была пугающей, как и душа. Церемониальным шагом ступая из одного угла комнаты в другой, мужчина грубым движением ноги подвинул большое красное кресло и сел в него, откидывая назад темно-зеленый плащ. За его спиной располагалось окно, не имевшее ни стекла, ни створок, через которое можно было разглядеть лишь чёрно-оранжевое небо, содрогающееся от раскатов грома. С земли к небу тянулось пламя, чьего источника не было видно.

Махнув рукой, мужчина заставил массивное прямоугольное зеркало в широкой резной раме придвинуться к нему. Глядя на своё отражение, демон провел рукой по чёрным коротким волосам, а затем прикоснулся тыльной стороной пальцев к шраму на правой щеке – три рваные полосы. Взгляд его был тяжелым, озлобленным, а глаза чёрными, как сама бездна. Демон провел ладонью перед зеркалом, и оно затянулось серым дымом и в нём появилось изображение Земли, человеческого мира. Мужчина смотрел на людей разных национальностей и возрастов, всматривался в огромные территории, которые принадлежали им.

– Слабые, жалкие. На что им этот мир, если они не умеют им управлять? – с неприязнью на лице говорил он сам себе. – Я не вижу здесь мучеников, которые заслуживают попасть в рай, я вижу лишь грешников. Пора с этим кончать.

Демон этот – Белиан – являлся Богом обители ненависти, боли и зла, князем тьмы, могущественным, властным и безжалостным королём Пондемония, столицы Преисподней.

– Этот мир захлебнется кровью! – пообещал он сам себе.

Глава 2

– Ты думаешь, стоит? Я даже не знаю. Отец считает, что это слишком опасно, – говорила молоденькая девушка, причёсывая свои белоснежные волосы.

– Талиса, отец всё считает опасным. Но разве тебе самой не хочется? Прошло столько лет, мы стали взрослее и сильнее. Мы готовы спуститься на Землю в это Слияние, – ответила рыжеволосая, усаживаясь на прохладную скамейку.

– Честно говоря, – неуверенно начала Талиса, заправляя волосы за уши, – мне немного страшно. Мы были на Земле – да. Но вместе с матерью и всего пару дней. Я хочу сказать, готовы ли мы прожить на Земле полное Слияние?

– Если ты не уверена, давай я решу за нас?

– Вот так просто? Синдел, ты ещё не устала принимать решения за нас двоих? – улыбнулась Талиса сестре, щурясь от ветра.

– Кто-то же должен это делать, – в ответ она одарила Синдел своей улыбкой.

Приватную беседу двух девушек прервал крик торопливо приближающегося мужчины:

– Ваше высочество!

Обернувшись на голос, сестры увидели знакомое им лицо. Это был младший помощник короля. Пробираясь через кусты и деревья в саду, он цеплялся длинным подолом мантии за ветки и с возмущением постоянно одергивал своё одеяние. Добравшись до беседки, где сидели девушки, он низко поклонился и сказал:

– Ваше Высочество Талиса, Ваше Высочество Синдел простите, что помешал. Вас желает видеть король. Он у себя и просил поторопиться. Вас проводить?

– Нет-нет, спасибо. Мы сами, – ответила Синдел и встала. Талиса последовала её примеру.

Младший помощник короля поспешил откланяться, пробираясь тем же путем обратно, снова истязая мантию ветками кустов. Девушки подождали немного и, когда мужчина удалился на приличное расстояние от них, тоже покинули сад.

На выходе из сада им открылся вид на прекрасный замок, выполненный в романском стиле: каменная кладка, небольшие окна, полукруглые апсиды. Замок отличался монолитностью и строгостью, характерными для средневековой архитектуры. От большой круглой башни расходились четыре длинных прохода к башням поменьше.

Войдя в парадные ворота, девушки направились в донжон.

Глубоко погрузившись в дремучие мысли, король Аллириан сидел на троне в величественном чертоге замка Лузартии. Этот просторный зал с белоснежными стенами, расписанными золотыми узорами и украшенными вставками из камней была похожа то ли на церковь, то ли на музей.

Здесь располагалось множество картин и фресок из коллекции короля, в том числе и изображение Эдемского сада, и одно из его любимых полотен – «Ноев ковчег»: огромный корабль, рассекающий волны, на борту которого находились всевозможные виды животных и Ной с густой бородой.

В центре комнаты, напротив трона, стоял большой прямоугольный стол, украшенный живописными узорами, ножки его имели форму ствола дерева, как и ножки восьми стульев, стоящих по периметру. Высоко над столом висела массивная люстра с двенадцатью свечами. Через единственное огромное окно в помещение проникал свет, но озарял он лишь половину зала, не достигая лучами трона, расположенного у противоположной стены.

Тишину и покой короля нарушил стук в дверь. Аллириан услышал его только после третьего настойчивого стука.

– Входите, – громко сказал он, отрешаясь от своих мыслей.

Талиса и Синдел вошли в королевский чертог. Не ожидая предложения, девушки сели за стол друг напротив друга, повернувшись к королю, сидевшему на троне.

– Ты хотел видеть нас, отец? – спросила Талиса, бегая взглядом с Синдел на короля.

– Да! – Аллириан встал и, пройдя к столу, сел за ближайший к нему стул. – У меня к вам серьезный разговор.

– По поводу Слияния, да? – перебила Синдел, опережая мысли короля.

– Верно. Сейчас подойдет ваша мать, но начнём без неё. Итак, я хотел бы вас попросить не спускаться на Землю в этот раз.

– Но почему? Нет, так нечестно! – в один голос застонали девушки.

– Тише! Не устраивайте торжище, вы знаете, я этого терпеть не могу! – строго сказал Аллириан, слегка стукнув ладонью по столу.

– Папа, – перешла к фамильярности Талиса, – ты же обещал нам в прошлый раз, ты забыл? Уговор был таким: в прошлый раз мы спускались с матерью на пару дней, но в это Слияния ты обещал отпустить нас одних.

– Да. Так не честно, ты же знаешь, как мы этого ждали! – возмущенно поддержала Синдел.

– Девочки, послушайте. Я помню, конечно, помню, что обещал вам. Но там слишком опасно. У меня возникли небольшие претензии к… – он помедлил, – к власти нижнего мира, скажем так. Да и во время Слияния постоянно происходят стычки между ангелами и демонами. Они убивают друг друга на Земле, вы понимаете? Это не моя прихоть, это вопрос безопасности наследниц престола Лузартии. Вы принцессы, не забывайте об этом.

– Да, но кому мы нужны? От нашей жизни ничего не зависит. Если нас убьют, то в Лузартии не изменится ровным счетом ничего, – видя возмущение на лице отца, она добавила: – Я к тому, что мы конечно же будем соблюдать безопасность, но наши жизни не нужны демонам. Мы незначительная мишень.

– Поверь мне дорогая, демонам не нужна причина, чтобы отнять жизнь.

В помещение вошла красивая женщина в длинном изящном платье кремового цвета и аккуратно уложенными в строгую прическу светлыми волосами.

– Мама! – радостно крикнула Талиса.

– Девочки мои, – королева поцеловала дочерей и села на стул рядом с мужем.

– Почему нам нельзя на Землю? Мама, вы же обещали, – вернула разговор на прежнюю тему Синдел.

– Ваш отец считает, что безопасность важнее приключений на земле.

– А ты? – пристально смотрела Талиса то на одного родителя, то на другого. – Мы стали сильнее, могущественнее.

– В конце концов, мы окончили школу ангельских искусств, как вы того хотели, – не сбавляла напор Синдел.

– Я считаю, что ваш отец прав: безопасность всегда должна быть на первом месте. Но думаю, Аллириан, мы можем отпустить девочек в сопровождении сильного ангела.

– Отпустить? – возмутился король. – Я думал, ты на моей стороне?!

– Я всегда на твоей стороне, и мы обеспечим девочкам должную безопасность. С ними пойдет Дони – это наше условие, – заключила королева.

– Дони?! – вскинула брови от возмущения Талиса. – Ну почему именно Дони?!

– Маира, – обратился к жене король, проигнорировав слова дочери, – мне кажется, одного ангела недостаточно для защиты.

 

– Если будет необходимость, отправим к девочкам ещё ангелов, – не стала спорить королева.

Аллириан опустил взгляд на стол и с серьезным, почти хмурым выражением лица, молча думал.

– Ладно, – сказал он наконец. – Дони идет с вами.

– Но это вовсе не обязательно! – застонала Талиса.

– Дони так Дони. Нет проблем, – согласилась рыжеволосая девушка, глядя на родителей с победной улыбкой.

– А теперь послушайте меня ещё раз внимательно! – строго сказал Аллириан и прочитал дочерям огромную лекцию о безопасности.

Со скучающим видом девушки выслушали короля, периодически поддакивая и кивая головой. Наконец, когда отец отпустил их, две принцессы мира ангелов, королевства Лузартии, отправились в свои покои, находящиеся в маленькой башне.

Глава 3

– Это же мировое событие! Лучшие музыканты будут там. И как совпало! Мы имеем возможность не просто наблюдать за этим через отражение вселенной, но и побывать там! А я знаю, как ты любишь музыку! – озаряясь счастливой улыбкой, говорила принцесса Талиса, дочь Аллириана и Маиры. Это станет первое полноценное Слияние, которое она увидит, и эта мысль не давала ей покоя.

– Ты серьезно? – рассмеявшись, спросила Синдел. – Ты, видимо, совсем меня, сестрица, не знаешь. Я предпочитаю живопись. Вот чем занимаются поистине талантливые люди.

– Так мы идем? Я редко о чём-то прошу тебя, Синдел, но это действительно важно для меня, – уже серьезным голосом сказала Талиса, глядя на сестру жалостливым взглядом.

Синдел лежала на кровати, укрытой мягким зелёным пледом. Не отводя взгляда от Талисы, она спрятала улыбку и сев, произнесла:

– О чем речь? Если ты хочешь, то конечно идем.

Талиса расплылась в улыбке, подскочив, как маленький олененок на лужайке, и принялась радостно шуметь:

– Спасибо, родная! Пойдём наряды выбирать! Всё же это такое событие! Боже, как прекрасно! – не могла успокоиться Талиса. – И покорят наши сердца ноты творцов! А все художники – глупцы! – пропела Талиса и, хохоча, выбежала из комнаты.

– Боже, что? – рассмеялась Синдел, лениво вставая с кровати, побрела за сестрой.

***

Они находились в покоях Талисы, напоминающих маленький дворец принцессы: широкая алебастровая кровать с балдахином, по которому струился нежнейший шёлк, шикарные шкафы из белого дерева с изящными узорами на дверцах и туалетный столик, где скрывались все «тайны» женской красоты. Пол комнаты устилал пушистый светлый ковер, а большое окно со шторами из лучшей ткани выходило на роскошный цветущий сад, где благоухали необычайной красоты цветы, радуя девчачий взгляд.

Талиса старательно перебирала подходящие платья в шкафу, а Синдел лежала на кровати и ждала, когда сестра устроит показ нарядов, которые ей никогда не нравились.

– Что же, что же надеть?! – девушка старательно искала что-то подходящее в шкафу.

Талиса перемерила уже бесчисленное множество своих платьев, но, так и не определившись, продолжала крутиться перед зеркалом, примеряя наряд за нарядом. Синдел же, расположившись на кровати, могла оценивать сестру лишь со спины, а вид спереди открывался ей через отражение в зеркальной поверхности.

– Знаешь, это удивительно. Никогда не видела, чтоб столь старомодные и даже немного глупые наряды смотрелись так выгодно на ком-то, – сделала своеобразный комплимент Синдел.

Талиса ухмыльнулась. В данную минуту на ней было платье нежно-розового цвета в пол. Корсет плотно обтягивал ее узкую талию, а широкие лямки давили на хрупкие плечи, заставляя девушку испытывать лёгкий дискомфорт. По стройным ногам струилась длинная, пышная юбка из атласной ткани, украшенная аккуратными розочками. Поправляя неудобную лямку, Талиса скривила лицо так, будто ей неимоверно тяжело это делать. Волосы Талисы были собраны в небрежный хвост, что совсем не соответствовало выбранному образу.

Глядя на себя в зеркало, она провела руками по нежной юбке, расплываясь в лучезарной улыбке, и повернулась к Синдел.

– Ну? Прекрасно, не правда ли?

Синдел озадаченно подняла брови, вытянула губы вперёд, будто собиралась что-то сказать, и прошлась оценивающим взглядом по наряду Талисы. После чего глубоко вздохнула и сказала:

– Ты, безусловно, выглядишь прекрасно! И знаешь что? Я очень, очень сильно хочу посмотреть на реакцию людей, когда в таком платье ты спустишься на Землю. А ещё, возьми в руку скипетр, как подобает царским особам, – не отрывая взгляда от сестры, Синдел закусила губу, едва сдерживая улыбку.

– Да что не так? Я всегда так выгляжу! Или это слишком глупо для человеческого мира? – поникшим голосом спросила Талиса.

– Ты вообще в курсе, что у людей стиль одежды меняется чуть ли не каждый год?

– Да в курсе, просто…

– Просто снимай это платье и надень то, что я тебе подберу, – не дав сестре закончить фразу, Синдел перебила ее и направилась в свою спальню.

По возвращении девушка принесла из своего гардероба множество нарядов и протянула их сестре. Талиса покорно взяла принесённую одежду и принялась ее примерять. Через пару минут девушка предстала перед сестрой совершенно в ином образе.

– О да! Вот это я понимаю, современная леди, – восторженно сказала Синдел. От восхищения, она привстала на кровати, садясь на край. Теперь девушка смотрела на сестру совершенно другим взглядом. Просто красотка! Синдел встала и, подойдя к Талисе, распустила ее белокурые волосы, едва касающиеся плеч.

– Так лучше? – спросила Талиса.

– Разумеется! Сама посмотри, – Синдел развернула её к зеркалу. – Приталенное платье подчеркивает твою талию, юбка чуть выше колена делает наряд современным, но не вульгарным. А квадратный вырез пикантно приоткрывает грудь, а шею мы украсим каким-нибудь колье. И кстати, синий цвет платья подчеркивает твои голубые глаза. Ты видишь, Талиса, насколько кардинально изменился твой образ?

Талиса улыбнулась и заправила волосы за уши. Ей действительно нравилось, как она выглядит. Девушка крутилась возле зеркала, оценивая себя со всех сторон.

– А вот это, красавица, дополнит твой образ, – Синдел поставила к ногам Талисы миленькие туфельки-лодочки чёрного цвета.

Талиса надела туфли, и её образ был завершён. Как известно: обувь на каблуке придаёт женщине особую грацию и уверенность в себе.

– С ума сойти! Я пойду с голыми ногами? Мне в принципе, нравится, но это не слишком ли? О, какая у меня талия…

– А то! Вот так сейчас одеваются, сестрица, именно так.

– А ты что наденешь?

– За меня не переживай, тебя затмевать не стану, – подмигнув, сказала Синдел и скрылась за дверью, но тут же заглянула снова: – Хотя могла бы, – с улыбкой добавила она.

Глава 4

– Маира! Маира! – кричал Аллириан своей супруге.

– Я уже здесь! – королева торопливо, но в то же время грациозно вошла в помещение и приблизилась к супругу.

– Посмотри, дорогая! Посмотри! – он взял жену за плечи и ближе подвёл её к Отображению Вселенной, где отражалась Земля. – Смотри, что происходит! Ты действительно хочешь, чтобы наши дочери спустились на Землю? Знаешь, дорогая, я, как король, многое видел за свою вечность, но такого – никогда! – повышая тон, проговорил Аллириан.

– Да, я вижу, – согласилась она.

– Души умерших попадают либо ко мне, либо в Преисподнюю, к Белиану, – с нервозностью в голосе объяснял прописные истины король ангелов. – Я забираю себе души мучеников, добрых и милосердных людей. Они заслужили быть здесь после смерти, и я им рад – они очень ценны для меня. Но есть люди с задатками воинов, которые ещё не оступились и чьи души я могу спасти, пополнив свою армию. Ты понимаешь?

– Понимаю, – покорно согласилась Маира.

– Я ждал этого Слияния, как никогда раньше. Мне нужны воины, – громко проговорил Аллириан, – у меня умные и талантливые люди, вернее, их души. Но им нужны защитники, иначе, всё бессмысленно, – он прогуливался по комнате, заведя руки за спиной, сцепив пальцы в крепкий замок.

Глаза короля были неестественно круглыми от переполнявшего его возмущения. На лице проступили капельки пота, а губы сжались в напряжённую линию. Король расхаживал по комнате, словно сумасшедший ученый, размышлявший о научных безумствах. Его жена не сводила с мужа глаз, стоя возле Отражения Вселенной. Маира была невероятно преданна и покорна ему. Всегда видела его могущественным, властным мужчиной с гордым взглядом, но сейчас всё было иначе.

Нервным движением пальцев приведя в порядок густые седые волосы, Аллириан вновь остановился у Отражения Вселенной, всматриваясь в него почти не моргая.

Грубыми пальцами он почесал седую короткую бороду. Король нервничал и не мог найти покоя своим рукам, постоянно касаясь лица и волос.

Маира знала эту привычку мужа и понимала, что он обеспокоен, но женщина не торопилась спрашивать.

– Знаешь, что делает Белиан? – наконец громко начал Аллириан. – Этот пройдоха забирает у меня из-под носа души нужных мне людей! Я выслеживал их последние десять лет. Они должны были пополнить ряды моей армии. Откуда он узнал, что именно они нужны мне? Как? Ну ничего! Это ещё не всё! Далеко не всё! – он глубоко вздохнул, глядя в окно. – Иди, дорогая. Мне нужно подумать.

Маира кивнула и тихонько вышла.

Аллириан стоял всё так же, смотря в отражение вселенной. Непревзойденный хозяин небесных светил. Последние пятьсот лет он был здесь Богом. И все эти пятьсот лет осознавал, что он не всесилен.

Глава 5

Талиса и Синдел спустились на Землю. Небольшой мандраж сопутствовал им, ведь девушки нарушили данное отцу обещание и отправились в опасное путешествие без Дони, которого им навязали. Сестры договорились встретиться с другом позже, но на мероприятие им хотелось отправиться вдвоем.

И вот, два прекрасных ангела стояли напротив южного фасада большого здания необыкновенной красоты. Девятиступенчатая лестница возвышалась перед ними. Галерея была украшена семью полукруглыми арками, а все элементы композиции щедро усыпаны лепниной в виде античных масок и растительного орнамента. Здесь же можно было увидеть бронзовые бюсты великих композиторов. Крышей служил невероятный по красоте купол из серо-зеленой меди, а на пике располагалась массивная скульптура. И всю эту красоту венчала надпись, которую Синдел прочитала вслух:

– Национальная Академия Музыки. Нам сюда?

– Да, Синдел, сюда. Это просто потрясающе, не правда ли? – Талиса не сводила взгляда с прекрасного здания. Ее глаза были широко распахнуты, а рот приоткрыт в восхищении.

– Согласна. Я думала, только в наших мирах существуют дворцы, – Синдел пребывала в неменьшем восторге. – Ты посмотри, какие красивые наверху скульптуры! Кто это?

– Не знаю, – пожала плечами девушка, – кто-то знаменитый, наверное.

Мимо сестер прошла молодая пара в элегантных нарядах, и мужчина, услышав обрывок беседы, остановился и недовольно фыркнул:

– Кто-то знаменитый? – резким движением он поправил очки. – Это Гармония, Аполлон и Поэзия. Что за невежды!

Мужчина с неприязнью на лице двинулся дальше, уводя за собой свою смеющуюся спутницу.

Талиса смутилась от такого замечания, а Синдел с улыбкой взяла её за руку и повела к дверям заветного здания. Оказавшись в вестибюле, девушки ахнули. Внутри оказалось ещё богаче и прекрасней, чем снаружи. Множество свечей освещали помещение, сделанное точно из золота. Перед ними находилась одна из самых ярких жемчужин здания – парадная лестница. Белоснежные ступени, мрамор разнообразных оттенков, могучие колонны, поддерживающие лестничную площадку, арабески, богатый орнамент, прекраснейшая балюстрада. Девушки ещё долго обменивались словами восхищения, прогуливаясь по столь примечательному месту.

– Не думала, что миру людей удастся удивить нас так быстро, – шепнула сестре на ушко Талиса.

Наконец девушки добрались до места основного действия – большой концертный зал в форме подковы, способный вместить более двух тысяч человек. Золото, алый бархат, резные балюстрады, сцена и великолепный красный занавес.

Девушки устроились во втором ряду – народу вокруг них было много: красивые дамы в вечерних платьях, мужчины в элегантных смокингах. Талиса и Синдел успели насладиться атмосферой, окружавшей их в этот день и час.

– Вау, посмотри-ка вон туда, это же контрабас! – между неплотно закрытым занавесом, девушка разглядела большой готический инструмент. – Под его мелодии мне хочется захватить мир. Я всегда знала, что таким страстным инструментом управляет большой и мускулистый мужчина.

– Боже, Синдел, прекрати! – смутилась Талиса.

Красный занавес распахнулся, обнажая сцену, открывая взглядам зрителей симфонический оркестр из ста десяти участников.

Музыканты разместились веерообразно, а в центре, спиной к зрителям, стоял дирижер. Слева от него располагались музыканты, именуемые первая скрипка, рядом с ними музыканты второй скрипки. По правую руку дирижера располагались виолончели. Перед лицом стояли альты. Контрабасы пристроились чуть правее виолончелистов. За ними стояла туба. На задних позициях размещались фаготы, тромбоны, трубы, кларнеты, гобои, флейты, ксилофон, рояль, ударные инструменты и красавица арфа.

 

Девушки с замиранием сердца ждали начала концерта и вот, оркестр заиграл по взмаху руки дирижера.

Музыка симфонического оркестра была несравнима ни с чем, что ранее слышали девушки. Это были активные звуки, живая музыка, наполненная драматизмом и страстью. Слезы наворачивались на глаза, и девушки не могли понять, почему мелодия столь сильно влияла на них. Музыка такого уровня, такой чистоты заставляла взглянуть в самую глубь своей души, вытащить оттуда все свои страсти и желания, страхи и сомнения. Хотелось изменить свою жизнь, стать кем-то другим, кем-то новым. Эти волшебные звуки полностью ими овладевали, вытягивали новые чувства и предлагали переосмыслить всё, что было ранее. Талиса смотрела на музыкантов как завороженная. Она думала: как обыкновенные люди, неодаренные ангельскими силами, могут творить такое чудо, лишь прикасаясь к инструментам? Все их действия казались ей произведением искусства. В эту минуту Талиса начала жалеть, что сама никогда не пробовала научиться играть на музыкальных инструментах. К концу второго часа выступления, Синдел начала ёрзать в кресле. Синдел начала ёрзать в кресле, ожидая окончания. Талиса же была готова слушать музыкантов бесконечно. Девушке хотелось, чтобы вся её жизнь сопровождалась подобной музыкой, такой живой, такой настоящей, но концерт закончился. Весь зал аплодировал стоя, зрители были в восторге. Музыканты поклонились, дирижер принял дюжину букетов роскошных цветов, и занавес скрыл музыкальных героев от восторженной публики. Всех гостей, обладающих привилегированными билетами, пригласили в ресторан, расположенный в восточном крыле здания, предназначенный для отдыха и банкета. Девушки незамедлительно поспешили туда.

В ресторан они спустились по лестнице, устланной красной ковровой дорожкой. Их взглядам предстало просторное помещение с красными коврами, алыми креслами, столиками, покрытыми белыми скатертями и сервированными посудой и столовыми приборами. Гости, разбиваясь на компании, занимали столики по личному предпочтению. Не теряя времени, Синдел повела Талису к ближайшему двухместному столику. В центре ресторана находился небольшой пьедестал, на котором выступали музыканты, сменяя друг друга. Чуть поодаль располагался шведский стол. Девушки были впечатлены, что подготовка столь масштабного события не ограничилась лишь музыкальным концертом. Понаблюдав за людьми возле шведского стола, девушки последовали их примеру. Талиса взяла бокал шампанского и присела за столик.

– Я приятно удивлена! Слушая эту музыку, мне захотелось что-то изменить, что-то сделать. Будто во мне пробудилась энергия, которую я раньше не ощущала. И знаешь, Синдел?.. – Талиса повернулась в сторону второго стула и увидела, что он пуст. Девушка крутила головой в поисках Синдел. С её губ сорвался нелепый смешок, когда Талиса заметила сестру, возвращающуюся к их столику. Та несла в обеих руках наполненные едой тарелки, а бокал шампанского закусила зубами. Синдел неторопливо подошла и, поставив сперва тарелки, а после шампанское, поправила платье. Затем, тряхнув пышной копной рыжих волос, элегантно присела на стульчик.

– Ты – мой кумир! – захохотав, сказала Талиса.

– Истинная леди, может перевоплощаться, где угодно и как угодно! – поправила ее Синдел, потягивая шампанское. – Но я всё же слышала твои слова. Будто хочется сделать что-то безумное, да?

– Да! Ты тоже это почувствовала? Потрясающая музыка! – подхватила Талиса. – И как жаль, что в нашем мире нет таких талантов.

– Уговорила! Я буду играть тебе каждый вечер перед сном.

– О нет, не стоит лишать меня сна! Я слышала твои уроки игры на саксофоне. Удивляюсь, как твой учитель остался жив после таких звуков.

– Саксофон – жалкий инструмент. Дали бы мне тубу, – проговорила Синдел, беря тарелочку с бисквитным пирожным.

– Тубу? – с улыбкой переспросила Талиса. – Я думала, ты любишь контрабас.

– К слову о струнных инструментах! Обрати внимание, как смотрит на тебя вон тот симпатичный скрипач, – Синдел указала чайной ложкой в сторону пьедестала, где на скрипке играл молодой человек.

Талиса повернула голову и увидела, что взгляд высокого блондина прикован к ней.

– Ну чего, Талиса? Долго ещё будешь в скромницу играть? Этот парень глаз с тебя не сводит уже минут пятнадцать, – пробурчала Синдел, пристально вглядываясь в скрипача.

– Никого я не играю, и прекрати на него смотреть! Ты привлекаешь к нам внимание, – прошептала Талиса.

За окном начинало темнеть и в ресторане включились фонарики точечного света и белая гирлянда, висевшая под потолком. Заиграла медленная мелодия, которую исполнял уже другой скрипач, и к столику девушек подошёл молодой человек. Он остановился напротив Синдел и поздоровался:

– Добрый вечер, дамы. Вы изумительно выглядите. Вам понравился концерт?

– О да! Это просто шедевр! – восторженно сказала Талиса.

Незнакомец продолжал стоять рядом с Синдел и смотреть на неё.

– Приятно слышать. Позвольте пригласить вас на танец?! – парень протянул руку Синдел. Девушка посмотрела на раскрытую ладонь, а после медленно перевела взгляд тёмно-зеленых глаз на лицо молодого человека:

– Скажите, а вы музыкант? – так и не протянув ему руки, спросила она.

– Разумеется, – кивнул молодой человек.

– А на каком инструменте вы играете? – поинтересовалась Синдел.

– Мой спутник жизни – контрабас.

– О, с этого нужно было начинать. Конечно, потанцуем! – девушка поставила бокал на стол и вложила свою руку в ладонь мужчины.

Они прошли в центр танцпола, одной рукой он обнял ее за талию, а второй держал ее руку. Они медленно закружились в танце, и когда Синдел повернулась лицом к столику, где сидела Талиса, то с улыбкой подмигнула сестре и махнула головой в сторону скрипача, который не сводил с неё взгляда несколько минут назад. Талиса улыбнулась и, дождавшись, когда сестра окажется к ней спиной, повернулась в сторону, в которую ей указали. Молодой человек стоял возле шведского стола, боком к ней. Он разговаривал с девушкой, на которую Талиса не обратила никакого внимания. Пользуясь моментом, она окинула его пристальным взглядом с ног до головы. Высокий, статный мужчина в чёрном костюме. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты и воротник небрежно распахнут. В правой руке он держал бокал вина, а из нагрудного кармана пиджака выглядывала бутоньерка из красной розочки.

«Как же тебя зовут»? – неосознанно подумала Талиса.

Она всматривалась в эти изящные скулы, которые придавали мужественности и благородности. Неожиданно их взгляды встретились. Мужчина повернулся и посмотрел на Талису. Секунду девушка всматривалась в его голубые глаза и, смутившись, поспешно отвернулась. Взяв бокал шампанского, девушка отвернулась в другую сторону и сделала глоток алкоголя.

Скрипач закончил играть и Синдел, поблагодарив кавалера за танец, направилась к своему столику. Прямо перед ней две девушки в длинных светлых платьях, увлеченные беседой, столкнулись со старичком, который нёс две тарелки. Посуда повалилась на пол, а мужчина упал на одно колено. Синдел резко остановилась, боясь задеть его, а сами девушки, даже не обратив внимания на упавшего старичка, разглядывали свои платья на предмет пятен и громко ругались:

– Загляделся куда не надо?! Вперёд надо смотреть! Испачкал нам платья!

Они развернулись и ушли. Синдел проявила жалость и присела на корточки, стараясь помочь пожилому мужчине.

– Синдел, я помогу! – крикнула Талиса, вставая со стула, но сестра остановила её жестом руки.

Сев на место, Талиса обеспокоенно наблюдала, как девушка в корсетном приталенном платье изумрудного цвета, стоя на коленях, собирала личные вещи мужчины, выпавшие из карманов. Подоспели официанты и принялись убирать разбитую посуду и испорченную еду. Синдел помогла старичку подняться на ноги, и, приняв от него благодарственные объятия, наконец направилась к своему столику, осторожно переступая через осколки стройными ножками, облачёнными в чёрные босоножки на высоком каблуке.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru