Царская тень

Царская тень
ОтложитьЧитал
000
Скачать
Поделиться:

Война рождает не только героев. Но и героинь.

1935 год. Войска Муссолини вот-вот войдут в Эфиопию. Недавно осиротевшая Хирут попадает служанкой в дом к офицеру Кидане и его жене Астер.

Когда разражается война, Хирут, Астер и другие женщины не хотят просто перевязывать раны и хоронить погибших. Они знают, что могут сделать для своей страны больше.

После того как император отправляется в изгнание, Хирут придумывает отчаянный план, чтобы поддержать боевой дух эфиопской армии. Но девушка даже не подозревает, что в конце концов ей придется вести собственную войну в качестве военнопленной одного из самых жестоких и беспощадных офицеров итальянской армии…

Захватывающая героическая история, пронизанная лиричностью шекспировских пьес и эмоциональным накалом античных трагедий.

Полная версия

Отрывок

Другой формат

Лучшие рецензии на LiveLib
20из 100o_v_n

«Царская тень» – скучная, беспомощная, с простым топорным языком книга.Единственный её плюс в том, что она заставляет идти изучать материал для понимания событий, происходящих на страницах книги. Благодаря такому погружению в исторические справки, многие нюансы книги кажутся глупыми и неестественными. Особенно сильно бросаются в глаза современные реалии (например, желание показать сильную и независимую женщину, которая, благодаря опять же подобной литературе, стала сарказмом, иносказанием, чем фактом для поощрения и гордости), марширующие не в ногу, потому что автор слышит совершенно другого барабанщика, нежели люди той эпохи.Сюжет можно описать диалогом в стиле автора: «Прекрасная книга, читай. Да? Я чёт очкую. Не очкуй, я оточковалась за тебя. Ладно. Только фейспалмы не забудь, у меня закончились».Да и то, скажите спасибо, что я хоть как-то обозначила этот самый диалог. У Маазе Менгисте вообще нет прямой речи. Сплошные точки да запятые. Во время чтения я ловила флэшбеки. Мне казалось, что я снова окунулась в «совершенно новую литературу, какой не было раньше» Салли Руни. Глазам периодически приходилось давать отдых, потому что встроится в этот рубленный и бессмысленный текст было очень сложно.


«Астер все больше нервничает и приглядывает за ней внимательным глазом. Кидане встает и выходит из комнаты каждый раз, когда появляется она. Каждый вечер кухарка говорит: Но ты уже вычистила эти комнаты, хватит уже. Она говорит: Они отдали винтовку одному из рекрутов Кидане. Она говорит: Берхе, заставь ее прекратить. Но Берхе с выражением бесконечной печали на морщинистом лице потихоньку следует за ней, когда она перепроверяет затоптанные тропинки за пределами компаунда.»Очень много ляпов и отсебятины от автора. Например, автор рассказывает, что Хирут (одна из главных героинь романа) может узнавать на карте очертания Эфиопии, мол, ей их помог распознать другой слуга по имени Берхе. Тут же напрашивается вопрос, каким образом Берхе сумел мало того узнать эти очертания, а ещё и запомнить да найти их на другой карте? Читать они не умеют, способны лишь немного понимать рисунки, самые примитивные, для чего итальянцы распространяли листовки со счастливыми лицами этих самых эфиопов рядом с итальянцами, подбивая таким образом к восстанию против своего императора.Или вот ещё пример. Император Хайле Селассие I показан абсолютно беспомощным, жалким и пассивным правителем, желавшего лишь одного – сбежать от своего народа. И изображается он исключительно в интермедии (это же так забавно – изобразить мужчину комическим образом). В интервью Мааза Менгисте так и говорит: император предал свой народ, не делал абсолютно ничего для помощи ему и освобождения своей страны от оккупантов.

Но постойте, даже трижды проклятая википедия, грешащая своими недостоверными фактами, пишет черным по белому, что Хайле активно принимал участие в войне.• Он предпринимал усилия по укреплению армии

• Пытался закупать оружие (но благородный Запад всячески ему мешал в этом деле, а вот Италию снабжала по самые помидорки)

• Обращался в Лигу Наций с просьбой немедленно принять меры, чтобы не было этой войны

• Он даже взял на себя руководство военными действиями! К слову говоря, автор писала книгу 10 лет, изучая историю некогда родной её страны. Но, судя по всему, у неё это очень плохо получилось.Отдельным моментом романа является хор голосов женщин, которые надрывно стонут на каждой странице, притягивая страдания за уши совы, сидящей на глобусе.

Мааза, опять же судя по интервью, хотела изобразить образ женщины, которая страдает при любом раскладе: будь то под гнётом собственного мужа, за которого вышла замуж по воле отца, будь то оккупанты, которые издевались над всем, что не успело от них убежать.

Приведу простой пример. Сцена брачной ночи Астер (хозяйки Хирут) расписана на страниц десять, томно и смачно кричащая каждой строкой о боли и ужасе женщины, с которой (О, ужас! О, Боги!) муж хочет побыть просто мужем и выполнить свой супружеский долг. Но вся сцена расписана так красочно, что этот акт кажется изнасилованием.


«Он стаскивает с себя брюки, и вскоре на нем не остается ничего. Астер отшатывается от этого зрелища. Между его ног она видит волосяной треугольник – волосы грубые, густые и угрожающие. Он щетинится твердой плотью, окутанной дурманящим запахом этой комнаты».Я, конечно, нисколько не умаляю сложности жизни женщин в старину, эти браки по сговору, мужья-тираны и прочие нелицеприятные ситуации, но, чтобы с таким упоением писать об этом, превращая мужчин в неких адских созданий, говорит либо о нехилой фантазии автора, либо о лютой ненависти к хранителям семени человечества.Опять же, я понимаю и смысловую нагрузку произведения. Автор хотела показать, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, эдакой тенью следует за ним, помогая, поддерживая, заботясь и просто любя. Мааза хотела также показать женщин, участвующих в войне наравне с мужчинами, которые принесли пользы не меньше, возможно, и чуточку больше.Забавный факт, кстати. В интервью Мааза рассказывала, как она сильно удивилась, когда изучала историю, что женщины шли за своими мужчинами на войну – они там стряпали, лечили, устраивали ночлежки, собирали раненых и т.д. Поэтому-то у неё и родилась идея написать книгу о тяготах женщин в подобных конфликтах. Видимо, она очень-очень плохо училась в школе (хоть и жила в великих и могучих США), раз не знала таких банальных вещей о женщинах, которые вносят свой непосильный вклад в общее дело. А что с ней бы стало, узнай она о жёнах декабристов? Страшно и подумать.Но вернёмся к нашим баранам, то есть героиням книги. Попытка автора показать сильных и независимых опять (удивительно!) скатилась к банальному унижению мужчин, которые изображены, как обычно, глупыми, пассивно-агрессивными, властными приматами. Нет никакого баланса, равновесия. Ведь только мужчины же обладают подобными качествами, так ведь? Нет? Да не может быть же! Но Мааза умудряется сама вляпаться в это противопоставление добра и зла – женщины и мужчины, рождая противоречия. Если на страницах романа мужчина творит что-то ужасное, то автором это порицается, вплоть до бесконечного страха, внушаемому читателю, угнетающего и сминающего, не дающего даже задуматься о причинах возникшего конфликта. Но, если ужас исходит из деяний женщины, то… автор всячески это одобряет, мало того, она подчёркивает уникальность этого события, оправдывая порой самым безумным способом:


«Но слишком поздно: эти слова оказывают на Астер немедленный эффект. Она дергается и подносит руки к лицу, одна ладонь все еще свернута в кулак вокруг гильзы. Она издает громкое ах – резкое дыхание человека, которому нанесли неожиданный удар. Ее глаза широко раскрыты, они не ведают, что случится дальше, потому что истинность слов женщины трудно отрицать.


Тихий ропот проносится по толпе, и то, о чем позже будут петь в песнях, отвечает действительности: Когда Астер оглядывает ошеломленных женщин, клочья облаков закрывают яркое солнце, как взлетевшие вверх простыни. Слабая тень ложится на плато, а потом соскальзывает, чтобы пустить сверкающий луч света на плечи этой женщины и накидку, обагренную кровью. Это благая весть. Это божественное подтверждение ее правоты и ее власти».Видимо, западное общество испорчено уже настолько, что не умеют думать о том, что сами пишут, не видя противоречий и той самой справедливости, которую они ищут так долго.В качестве заключения скажу так: «Царская тень» – сентиментальный роман с ароматом исторической травмы. Без приключений языка, без духа времени. И пока аниматор из мира большой литературы Мааза Менгисте пляшет под дудочку повестки, я надеюсь, где-то там рождается настоящая БОЛЬШАЯ ЛИТЕРАТУРА, которая будет радовать будущих читателей столетиями, как сейчас нас радуют классики.Читать не рекомендую.

40из 100ErnestaRun

На первый взгляд – книга нормальная. Язык красивый, погружение в историю итало-эфиопского конфликта, даже повесточка в виде сосредоточения на роли женщин присутствует.Но в реальности у меня не слабо так бомбануло. Во-первых, красивым языком и высокопарными фразами прикрываются банальнейшие и мерзкие вещи. А я считаю это почти преступлением: жестокость и дикость, особенно исторические, а не выдуманные, должны быть описаны без экивоков и прикрас. Им нет правдания. А автор, похоже, именно этим оправданием и занимается. Здесь нет героев, здесь либо жестокие, либо тупые. Либо совокупно. Главная героиня – ограниченная зацикленная на винтовке девочка, которая плывет по течению непростой жизни. И ее слабые попытки продемонстрировать свое достоинство – единственное, что отличает ее от овцы. Все мужчины книги – сломанные психопаты, которые насилуют сексуально, физически и морально все, что под руку попадется (об этом автор расскажет особо красивыми и поэтичным фразами). А женщины – им просто нечего было делать без мужей. И они пошли за ними. В основном воя и бегая из стороны в сторону. Самая умная тут – кухарка. Она единственная кто не раздражает.Во-вторых, эта книга ничему не учит. Кроме того, что люди – довольно-таки мерзкие существа.Кому-то может и зайдет, но я считаю, что об этих событиях надо рассказывать совсем по другому…

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru