Конъюгаты

Люминис Сантори
Конъюгаты

Глава 1

Я бегал в парке и заметил краешком глаза мужчину, сидевшего на скамье со старым потертым зонтом в руках. Дело в том, что мои пробежки состояли из не очень дальних кругов, поэтому, ввиду врождённой природной лени, вместо того чтобы слушать музыку через наушники и сосредоточиться на физической нагрузке, я тихонько озирался по сторонам и считал минуты, когда уже мог вернуться домой.

Погода стояла относительно тёплая, и по прогнозу дождь не входил в планы дня, но тот пожилой человек даже немного ощутимо сжимал сложенный зонт и слегка потел: его классическая старомодная шляпа не скрывала нервную испарину, тянущуюся вдоль висков вниз к подбородку и бороде.

Через полчаса мне изрядно надоело то, чем я занимался скорее, чтобы убрать циклически провисашее брюхо, нежели пропитаться спортивным духом. Резко остановившись, подсел к скамейке старика, и стал копаться в правом кроссовке, куда, видимо, проникла очень неудобная хвоинка или кусочек какой-нибудь ветки.

Я совершала утреннюю пробежку в парке и на какой-то момент вернулась к оставленному рюкзаку: забыла вернуть ключи подруге, в квартире которой ночевала во время выходных, поссорившись со своим молодым человеком. Такое случалось, скажем, нередко, а подруга уходила к родным через час, а я твёрдо решила как следует позаниматься в это воскресенье.

На скамье сидел пожилой мужчина, поэтому оставила здесь свои вещи без опаски, хотя, я в принципе, по жизни доверчивое существо.

Сейчас их было двое. Я заметила, что парень, так сказать, крепко сбитый для бега трусцом, находился в позиции, наклонившись, как будто поправить шнурок. Я взлетела к ним со стороны старичка, но через пару мгновений резкого шурования в рюкзаке, поймала себя на том, что чувак как-то застыл в той же позе. Тогда я отставила в сторону найденные ключи и подняла голову к седокам.

Дед сжимал в кулаке чёрный зонт-трость и тоже выглядел окаменелым. Я не особо разбираюсь в медицине, но поблизости больше никого не было, и меня охватило беспокойство: вдруг инсульт. А что не так с парнем…

Я успела только эйкнуть, старик внезапно вышел из прострации и стал неистово обливаться потом, откинул прочь зонтик, снял шляпу. Мужик же, со всем своим грузным весом скатился на траву.

И тут я и думать не стала: побежала звать на помощь. Когда мы с работниками парка вернулись к странному месту, деда след простыл, а парень находился в глубоком обмороке.

Глава 2

Аэлита – невероятная девушка. Даже имя у неё невероятное. Спасибо тому дурацкому случаю, благодаря которому мы познакомились. Я бы даже замутил с ней. Давно у меня не было. Но она такая молодая и у неё уже есть постоянный воздыхатель: червь несчастный. Это правда, что хорошие женщины попадают к утыркам. Она такая добросердечная и наивная!

Я очухался, наверное, через несколько минут и сказал обеспокоенным людям, наклонившимся надо мной, что всё в порядке, особенно эмоциональной девушке в яркой жёлтой футболке с раскрасневшимся лицом и классическим беговым хвостиком.

Поведал, что не рассчитал разницу давления, резко присев после усердной для своей массы нагрузки: вот и потемнело в глазах.

В общем, так оно и было. Только чувствовал себя как-то странно, можно сказать, бодренько что ли, для человека, недавно лежавшего на травке, как какая-нибудь барышня после неудачных взаимодействий с корсетом.

Все охотно поверили и разошлись по своим делам. Кроме назойливой девчонки. Причём, она с ходу высказала всё, что думала о произошедшем.

– Здесь был дедушка в тёмном плаще и таким длинным зонтом-тростом. Он испарился буквально за секунду! Ну, не за секунду, я довольно быстро бегаю. Но он, мне показалось, был не в том состоянии, чтобы удрать, как заяц с полянки.

Она нахмурилась, подсела ко мне, развалившемуся на злосчастной скамье и заговорщически прошептала: "Очень странные дела. Не думаешь?"

Я усмехнулся и собравшись силами пошёл прочь с парка, но девица увязалась со мной, на ходу заказала такси и залезла вместе со мной в машину.

Меня зовут Арсен. Арсений. И знаете, чего мне дико хотелось в то время как Аэлита громко выкладывала свои невероятные гипотезы в воздух? Выпить чай с сушками и погладить старую комнатную собачку, когда у меня в заводе не было ни того ни другого.

И ещё, не смотря на то что мне за тридцать, Аэлита вызывала во мне очень, так сказать, нежные чувства, как будто это малолетка, или очень мелкая сестра. Ну, или внучка.

Глава 3

После я стал резко сбрасывать вес. Прям, на глазах. И, что удивительно, с удовольствием стал совершать и утренний и вечерний моцион. Прям, с чувством внутреннего удовлетворения и благодарности. Чуть ли не благодарности собственному организму за то, что он у меня такой хороший. Скажи об это вслух, можно посмеяться. Как будто рано постарел мыслями.

Правда, пробежки свои перенёс на закрытые стадионы, или вдоль озера возле дома. В парк больше не таскался.

За одно лето скинул больше двадцати килограмм. А весил я 120 км при росте 180 см. Поначалу даже грехом подумал на сожителя и с отчаянием сдавал тесты на яйцеглист. А потом, в какой-то момент даже чуть не приуныл (стало за мной такое замечаться, нахлынет вдруг неизбывная меланхолия) и пошёл проверяться на онкомаркеры. Всё было полный тип-топ, порядок. Наоборот, врачи сообщили, что встал на путь праведный, избрав здоровый образ жизни.

Раньше я курил. Ну, как сказать, раньше. Буквально месяц назад сжигал по пачке в день в лёгкие, как говорится, за себя и за того брата.

А сейчас хренотень какая-то: встаю вообще без проблем в пять утра, засыпаю как дитя малое к десяти вечера.

Появилось отвращение к фастфуду, жареному и бяке всякой. Хрустю овощи, ем вареную рыбу, мясо, курицу и все остальное, но всё, блин, с такой радостью проделываю, как будто из мёртвых в живые вернулся.

И да, на Аэлиту, смотрю как на гения чистой красоты и ангела во плоти. Хотя в ней росту всего 160 см и несмотря на тёмные волосы имеются такие симпатичные веснушки на носу и чуть на щеках.

И глаза у неё довольно милые. Как обычно, карие, но хамелеонистые. Отдают зеленью в зависимости от освещения. А порой вовсе становятся, как тёмный нефрит. Аэлитка говорит, что это когда она в недоумении: глаза выдают её внутреннюю почемучку.

Глава 4

Арсен почти готов. Калита сказал, что он – идеальный кандидат в конъюгаты. Но мало ли что говорит этот малохольный старикан. Мы повидали множество таких вот претендентов. Вербовали и будем вербовать, но к сожалению нашему и счастью большинства, норма реакции будет в превосходстве. А остальное, как цитирует Далила: оставим на Бога и случай.

О, даже в свете важных дел, превалирующую часть моего мозга занимаешь ты, Далила!

Те, кто никогда не любил, смеются над подобными чувствами. Когда не любишь, всё кажется нелепым, глупым и смешным.

А я бы всё на свете отдал, чтобы только быть с тобой. Вечность. Не расставаясь никогда.

"Огонь моих чресел". Роза моего сердца. Моя истинная душа.

Я могу думать о тебе бесконечно. И люблю тебя бесконечно. Моя жизнь и существование – лишь обычное бремя, биология, физика. Самое важное, что я познал, придя в эти миры – это ты. Зеница моего ока, дыхание моего тела, самое драгоценное сокровище.

Все создания – глупцы и невежи. Пока не полюбили. Пока любовь не врежется в их существо. Вот тогда только и происходит вся эта эволюция, рождение и смерть, начало и конец. Моя альфа и омега, моя вселенная, солнце, которое заставляет меня с радостью жить, а не опечаленно умирать.

Прощу прощения. Наверное, я выгляжу чрезмерно сентиментальным и старомодным. Это побочка. Мои мысли всегда путаются и заплетаются: через слишком многих я прошёл.

Глава 5

Да, не слушайте, этого старого маразматика. Что он, что Калита – просто одряхлевшие сумасшедшие, которые бурчат всё, что придёт если не в голову, то в язык.

Язык у Агния, конечно, знатный. Роскошный. Но конъюгат с таким стажем, скажем, уже не совсем человек.

Я встретилась с ним, когда ещё была совсем юной. И с тех пор почти что ничего не изменилось: как попугай повторяет одно и то же: Далила то, Далила сё.

Разумеется, имя мне такое. Ну и что. Вот одну мою приятельницу Майей зовут. Так мы её кличем: "Майка, где твои трусы?"

Имя – просто имя. "Ведь роза пахнет розой".

Хрисанф совершенно не меняется. Я изменилась. Изменился мир. А он всё такой же.

Наверное, всё в нем – вода. Поэтому. Он и есть – сама изменчивость. Поэтому.

Глава 6

Далила пахнет Далилой. Следовательно, она и есть Далила. Мои познания в предмете логики упираются о зелёную доску и синего слона. Следовательно, я не ошибаюсь. Я сам себе с удовольствием выдеру все волосы, брошусь на амбразуру, выпью смертельный яд с её далиловсих губ. Так было решено. Так предначертано. Она – моя радость, моё удовольствие. Стоит ей только тыкнуть ноготочком, и я тысячу раз спущусь в ад, лишь бы это её просто развеселило.

Она называет меня безумцем и свиньёй. Пусть так. Просто пусть добавит спереди: мой безумный свинья. Это сделает меня ещё и ещё счастливее, что я сам удивляюсь, как ещё не взорвался к чертям собачьим от любви и того кайфа, которого испытываю.

Далила говорит, чтобы я шёл работать в дом престарелых старух, надел там фиолетовое трико с пайетками и, встав на деревянную тумбу, танцевал румбу, задирая высоко свои великолепные ноги.

Дурочка. Я и так это делал и делаю.

Глава 7

Ээй, не заходите сюда с языками и другими частями тела! Ведь я хочу категорию 12+ Мою любимую. Вы что?!!!

Очень возможно, что я напишу книгу!

Как смотрите, если буду писать по 1000 знаков день?! В конце концов, может получится даже несколько томов!

Ну и что, что у меня нет к тому талантов.

Вот, Арсен, например, вообще не имеет никаких способностей, разве что выкуривать по сто сигарет в день.

 

Надеюсь, вы не подумали (в свете этих вышеизложенных ванильных, извините, излияний), что мы с ним парочка. Нет уж! У меня есть свой крошка-пупсик, но это уже не касается данной истории.

Сенька кстати соврал про мой рост. Он у меня 163 см!

Лучше объясните, что такое конъюгаты?

Я посмотрела статьи в интернете и в научной библиотеке, но так толком ничего не поняла. И как много твёрдых знаков во всех этих странных словечках.

Может, я сама, чтоб попроще и попонятнее было, расскажу, что да как?

В общем, как поняла, Калита заразил Арсена тем, что называется у них конъюгацией. Или, может, у него были какие-то задатки, поэтому его легче было туда втянуть.

Калита издавна этим занимается, потому что, как я поняла, он – неприметный и безобидный с виду.

Что-что? Плохие или хорошие эти конъюгаты?

Нууу…

Откройте любую страницу учебника по биологии и скажите, где вы видите злодея.

Арсен называет их своеобразной расой. Я – мутантами и сверхлюдьми. Хрисанф считает, что близок момент эволюционного скачка.

Далила – скептик. Так что не верьте ей ни капельки.

Помните, категория 12+ и широкие массы: вот к чему мы стремимся, если эта история хочет быть услышана.

Глава 8

– Погода такая, что я сейчас превращусь в улитку.

Арсен слез с кожаного задротского кресла и распластался на полу.

– Хоть сейчас вешу 95 кг, всё-таки атмосферное давление действует на меня по-прежнему.

Аэлита разложила на итак заваленном старом столе потрепанные книги по биологии, генетике и медицине, и время от времени списывала оттуда в узкий длинный блокнот кое-какие заметки.

– А я наоборот чувствую себя бодрячком в такие дни. Чем пасмурнее – тем лучше.

Парень наблюдал снизу, как девушка грызла колпачок от ручки: через полчаса это превратилось в нечто бесформенное, и она выкинула штуку в открытое окно.

– Ээй, ты чего мусоришь?! Ты ещё плюнь с балкона.

Аэлита фыркнула, как будто хрюкнула и громко захлопнула увесистый том. Быстро ринулась к холодильнику, вытащила оттуда колу и колбасу, и стала смачно лопать бутерброды один за другим.

– В яркие солнечные дни я похожа на репчатый лук.

Арсен приподнялся и выключил громко зазвеневший телефон. У него была просто блистательная привычка прохладно относиться к входящим. И вообще он практически не использовал функцию общения. И труба у него завелась чисто из-за того, что один приятель когда-то сказал ему, что во взрослом мире без телефона ты – какашка и звать тебя никак.

– Почему?

Арс задумчиво почесал репу, а Аэл – нос.

– Нуу. Я сливаюсь с фоном. Я же бледная. В хорошую погоду меня не видно, я не существую. Знаешь, это как на рынке: заходишь и идёшь вдоль рядов. Всем нужен лук, чеснок, соль. Но глаза тянутся к красочным фруктам и конфетам. Понимаешь, я – лук. Поэтому мне больше по душе мрачные дни, которые большинству не нравятся.

Он также потянулся к столу, чтобы намазать себе бутер: уж очень аппетитно ела эта малявка.

Врёт. Наверняка, ей хочется, чтобы в серые дни заметили её обалденные глаза цвета недавно засоленного лугового лука. Лук, значит.

Старичок же в нем думал следующее: Аэлита похорошела. Если женщина хорошеет, надо быть начеку. Это инстинкт. Она вышла на тропу войны, собирать и отшелушивать сердца.

Арсен даже плюнул через балкон и смял в пальцах старый жухлый бычок в консервной банке.

Господи, откуда эта ересь! То же мне красотка! Метр в кепке и лучка дикого пучок! Только почему эти коричневые продольные глаза так удивительно зеленеют?

– А я вот спать хочу в такое унынье. Ну, накопала чего-нибудь?

Аэлита, дожевывавшая шестой хлеб с колбасой (худые кушают как не в себя порой) помахала засаленным блокнотом и щурясь стала зачитывать:

"Это тупиковая ветвь эволюции. Профессор Михайлов упоминает в своей статье от 25 ноября 1993 года, что интересовался экспериментом некого П.Н., который скончался в аварии осенью 1982 г., после чего некому было продолжать его труды, суть которого заключалась в переносе одного материала в экспериментальную модель. Но опыты провалились, поэтому ещё раз становится ясно, что этот научный объект не заслуживает того внимания, которого удостаивалось в прошлом веке".

Арсен натянул тёплые шкеры (с начесом внутри) и стал раскладывать раскладной диван для гостьи. Она теперь заменила подругу на него, и когда ссорилась со своим незадачливым бойфрендом, теперь ночевала у нового друга.

– Я понял ничего. Ноль. Что, больше ничего нет? Мы каким-то образом пришли к конъюгатам, но дело не продвинулось дальше инфузории-туфельки.

Девушка уже возвращалась из душа, совершенно безалаберно напялив на себя его футболку цвета хаки, потому что пришла, как выразилась, как есть. Его майка сидела на ней чуть ли не как мешковатое платье. Она залезла под старое одеяло с заплатками.

– Ничего, братишка. Я нарою и накопаю. Хотя сама ничего в этом не понимаю. Может, нам начать поиски инфы по этому П.Н.? Хотя в то время не было интернета, поэтому сведений очень мало.

Смачно рыгнув, всё же, покраснела, и отвернулась к стенке.

– Выключишь свет? А то я уже наверное не буду вставать.

И впрямь через минуту малышка уже храпела.

Между ними ничего такого сверхвыдающегося и вдающегося за период их знакомства не было. Арсену она почему-то действительно понравилась, и он хотел как-то подступить к ней. Но то ли сказывалось, что давно уже ничего аналогичного не было. Или мешала эта внутренняя стариковская натура.

Когда Аэлита бодрствовала, он нормально себя чувствовал по отношению к ней: раздражался, подтрунивал, иногда возбуждался, прислушивался, изучал, наблюдал и так далее. Но как только эта липучка отключалась, он превращался в дедушку какого-то. Или даже бабушку.

Девушка спала на кухне, а он в своей спальне-гостиной-игровой-тренажерке-и-прочее: квартира была однокомнатная. И при этом мог вставать по два раза за ночь, чтоб подоткнуть ей одеяло (дрыхла с открытым окном при любой температуре), поправить небольшую подушку, снять резинку с её волос: в общем, найти причину, чтобы полюбоваться тем, как она молчит. Её странные глаза были закрыты, но к утру с них могла капнуть на несвежую простыню маленькая солёная капелька.

Утром, ему, разумеется, приходилось готовить добротный завтрак.

Глава 9

На улице пахло свежим летним дождём. Арсен натянул ветровку-непромокайку и пустился на пробежку вдоль набережной.

В этот день Аэлита встретила Далилу. Это произошло в парке. Она называла Арса трусишкой и сама каждую неделю ходила в "место происшествия": и побегать и деда посторожить: а вдруг объявится: пожилые люди постоянны в своих предпочтениях. Её новоиспеченный напарник ещё не был в курсе, что она – ребёнок довольно возрастных родителей. Отцу и матери было уже за шестьдесят. Мама родила, когда ей было за сорок. Наверное, это как-то сказалось на характере. Она не считала себя умной, но порой беспечно тупить в кругу ровесников ей было не под силу, вследствие чего линяла с особо многолюдных тус.

По обыкновению, девушка позанималась пару часов, потом вернулась к ставшим привычным скамейкам. Она купила мороженое и сейчас с удовольствием его ела, понимая, что старик вряд ли посетит давнее местечко.

С утра был дождь, но после обеда наступила жарынь и даже ощущалась влага в воздухе. У большинства посетителей рты были заняты фруктовым льдом, сахарной ватой и пирожками. Никто не отвлекался на ерунду и был занят собой.

К трём на парковке приземлилась красивая синяя машина. Не стоит упоминать марку авто, так как кола и так стала спонсором этой книги. И если здесь будет много рекламы, читатели могут подумать об авторе, как чуваке с ханжескими манерами и приличным связями, а это, скажем, не так.

Оттуда вышла женщина и прямиком направилась в ту часть парка, где находилась Аэлита.

Девчонка в ту пору вытащила из рюкзака один из бесчисленных блокнотов и стала зубрить разные научные законы, которые списала на неделе. Она взяла академ, будучи на третьем курсе и уже подумывала о том, стоит ли вообще возвращаться в универ. Ей пришлось приостановить учёбу, потому что она совмещала её вместе с работой, и, конечно, не смогла угнаться за двумя зайцами.

После пробежки расхотелось спешить куда-либо, поскольку у Арсена она нахлебничала третьи сутки. Понимала, что в каком-то смысле глаза ему мозолит, и что ему нормально и расчудесно без никаких изысканий и расследований.

Потом она полчаса придумывала, какой предлог найти, чтобы вернуться к своему колобочку. Дело было ясное: купить ему подарочек, срабатывало безотказно.

Вот для чего молодой девушке надо работать. Чтобы молодому человеку всякие милости дарить.

Она совершенно не заметила бы ни шикарную машину, ни её владелицу, ни голливудского актёра, спустившегося с небес.

Всё дорогое или эффектное проходило мимо её глаз. Наоборот, ей больше нравились обычное, малоприметное, то, в чём на первый взгляд нет ничего особенного.

Арсен однажды случайно увидел Аэл с её Колобочком в торговом центре. Это действительно был колобок. Немного ниже её и чисто щекастый шарик в очках и с лёгким шарфом поверх футболки.

Но как она его холила и лелеяла, кормила с ложки в кафе, покупала купоны для игровых автоматов, поправляла длинную чёлку, покрывавшие очки и вытягивала губы в трубочку и так они и ходили под ручку, как два человеческих утенка.

Арс вздохнул, прикупил себе рукавов для запекания в духовке и ушел восвояси. После он не говорил девушке, что видел влюбленную парочку.

Аэлита отвлеклась от мыслей о шопинге и весьма вдохновленно принялась учить первые попавшиеся законы. А затем повторяла вслух.

– Первый закон Барри. Эээ… Этого.

Она вновь раскрыла блокнот и впилась глазищами в записи. Решила, что возможно извилины в её непутевой голове заработают с новой силой, если постарается хотя бы чуток поучить то, к чему вообще нет никаких способностей, ни пристрастия.

На скамье против уже минут сорок скучала особа в длинном платье и широкополой шляпе с настоящими цветами.

На сорок первой минуте она раздражительно посмотрела на солнце, и затем обратилась к девушке.

– Не первый закон, но иногда конъюгаты живут очень долго. Но обычно бывает с точностью наоборот. Поэтому там и было написано, что это тупиковая ветка.

Аэлита широко раскрыла рот и уставилась на незнакомку. Ген страха по всей видимости отсутствовал в ней начисто. Из-за этой её особенности любой хулиган, соперник или злыдень убегали от неё как угорелые. Потому что вместо сладостного удовольствия получали вслед за собой сто тысяч почему.

Спустя полминуты девушка наконец захлопнула рот, а женщина представилась.

– Меня зовут Далила. И я слышала, что наш Калита набрёл на парочку небезынтересных персон.

Аэл запихнула блокнот в кармашек рюкзака и торжественно улыбнулась.

– Арсен – очень многообещающий конъюгат.

Далила засмеялась. Смеялась она громко и как-то неприлично для своего статуса.

– Откуда знаешь, детка?

Аэлита похлопала себя по груди:

– Просто я – позитивный человек!

Женщина нахмурилась, но потом опять рассмеялась и пару раз взмахнула огромным расписным веером.

– Ну в таком случае ты споешься с Калитой.

– Это тот дедушка с зонтом?

– Он самый. Старый хрыч.

– Сколько вас?

– Кого?

– Конъюгатов?

– Не знаю.

– А вы, как Арсен?

– Нет, но я живу с Хрисанфом.

– А кто это? Ваш предводитель?

– Типа того. Старый хрыч.

Глава 10

Аэлита после работы вернулась к Арсену, чтобы рассказать о чудесной встрече. Своему колобочку она заказала доставку с его любимой пиццей и жареными карасями: мир был установлен в считанные минуты.

– Ну, вот, трусишка. Видишь, как деловые люди, подобно мне, ведут переговоры. Далила сказала, что возможно сегодня вечером они заглянут к тебе на квартиру.

Арс был ошеломлен, но, как всегда, внешне это не особо было заметно. Он почесывал отросшую щетину на подбородке и шее, и думал, верить словам этой девчонки или нет. В принципе, он поверил, потому что доверял своим ощущениям: физическим и моральным. С памятного события, если не он, то жизнь его как будто немного изменилась. Само появление бойкой девушки было нонсенсом, ставшим для него теперь необходимой будничностью.

В его прежнем существовании такого не могло происходить. Бытие текло весьма весьма выдержанно и флегматично.

Почему-то, ему и нравилось и не нравилось его одиночество. Он был в смирении с мыслью, что серая посредственность и спокойствие – всё богатство, что он заслуживает в этом мире, как и все, временный гость.

Но потом, всё же, в редкие минуты ему казалось, что он уже состарился и осталось ему только застыть камнем и плавно перейти в статус неживого.

 

Арс очень стеснялся, что в семье артистов появился такой, как он: высокий и неуклюжий, молчаливый и немногословный, чуть тронь грубоватый мужик, тяжеленный в отличие от своих воздушных стройных родителей, смуглый, с тоскливыми глазами и попеременным запахом то табака, то алкаголя.

Вот, Аэлита, да, могла быть и дочерью бродячих циркачей и танцоров, комедиантов или певцов. Неуловимая, как ртуть, смешная, как зверёк.

Но Аэл, наоборот, словно была подмененная с Арсеном. Для своих предков она была практически внучка и все её родственники в основном были пожилые интеллегентные люди. И ей было неловко порой оттого, что среди поля этих мозгов растёт глупое неуместное дитя.

Будучи подростком, она старалась стать умнее. Много читала, выходные проводила в библиотеках и архивах, занималась изучением иностранных языков, физики и литературы. Но не продвинулась и не преуспела. Хотя никто от неё ничего такого и не ожидал, её любили и принимали такую, как есть.

Ее ум был живой, подвижный, хваткий, но не созданный для всего того, что включает классическое образование, его система и стандарты.

Поэтому она забила на обучение и самообразование и рано стала работать. Её охотно брали раздатчиком флаеров, газет, официантом, зазывалой, менеджером, диспетчером, вожатым, уборщиком, продавцом, консультантом и другими представителями сферы сервиса за лёгкий подъем, быстроту, коммуникабельность, доброжелательность, доверчивость и симпатичный внешний вид. В подобном мире никто и подумать не мог, что раньше она могла краснеть из-за полученной тройки.

Глава 11

Арс заварил лапшу быстрого приготовления и, дожидаясь минуты их готовности, зажарил четыре яйца, поспал их зелёным луком и пододвинул тарелку Аэлите. Она, по обыкновению, набросилась на еду, как дикий некормленный три дня зверь.

– Какая она?

Аэл, всосав добрую половину лапши, жадно воткнула вилку в свою порцию яичницы.

– Кто?

– Ну… Эта женщина. Далила.

Девушка оторвалась от хлеба с брусничным вареньем, но не переставая жевать, стала рассказывать, размахивая ножиком для масла и деревянными палочками.

– Ну, такая вся! Расфуфыренная что ли. Я даже не заметила её поначалу поэтому. Ты знаешь, я много работала в клубах и других развлекательных заведениях, так что для меня это всё как стандартные обои рабочего стола.

Ну, как из театра женщина, после спектакля. Платье в пол, широкополая шляпа, чуть ли не перчатки в такую жару. И веер! Во даёт да. И машина у неё суперклассная. Она подбросила меня до джоба. Правда, сама она, видимо, не водит. У неё водитель. Так что, сынок, не беспокойся, твоё материальное положение улучшится, если свяжешься с ними.

Пожилого возраста. Полная. Даже с заметным перевесом. Невысокая. Но какая-то такая… Гордая что ли. Знаешь, бывают же такие люди, под метр с кепкой, но идут наравне с такими башнями, как ты.

– Я – не башня.

– Но ты понял. Симпатичная вроде, даже милая, но, как актриса театра, как будто выглядит разной с разных ракурсов. В общем, я всех считаю красивыми, но думаю, она не особо популярна у мужчин и вообще.

Арс стал мыть посуду в холодной воде, так как было слегка жарковато.

– А вдруг это шарлатаны, которые наблюдали за нашими глупостями и решили на этом нажиться.

Аэл покрутила пальцем у виска.

– Ты сначала думай, потом предполагай а. На чём нажиться? На наших носках и твоей квартире.

– С миру по нитке. Так и чаша полнится.

Аэлита допила большую кружку холодного чая и искоса посмотрела на парня. Арсен почувствовал в этом мимолетном колком взгляде всё разочарование немного кумекающих людей в глупцах от природы.

– Арс, подумай. С тобой приключилась странное. И игнорировать это мы не можем. Ты не можешь. Надо разобраться. Конечно, есть риск, что нас замочат. Но, если тебя это немного успокоить, эта Далила выглядит вполне безобидно, и даже ранимо что ли. Если бы не её возраст, я бы с ней не особо церемонилась в беседе и постаралась выведать для нас больше информации. Но, как знаешь, стариков надо уважать.

Когда Арсен впервые увидел Далилу в его уме лишь мельком мелькнул эпитет: Жалкая толстуха. Разумеется, вполне беззлобно и безэмоционально. И, конечно, ничего такого вслух в адрес малознакомых и хорошо знакомых он не высказывал.

От внешне плохо проявляемого волнения он взял веник и стал, так для виду, подметать полы.

– А этот, мой обидчик… Как там его звать… Калита. Придёт?

Аэлита в это время переписывавшаяся со своим колобочком и попутно вравшая о поездке на реку с друзьями с ночёвкой, отгрызла кусочек от узкого тонкого ногтя и выплюнула остаток на кафель. Потом резко дёрнула к себе ворот хлопчатобумажной широкой футболки и принюхалась.

– Не знаю. Наверное. Далила сказала, что мы с ним подходим по характеру. Охотно верю. Дед мне уже в парке понравился.

Она быстро слетела со стула в ванную со словами.

– Я вся потная и грязная. Одолжишь мне чистую майку и шорты!

Арс вздохнул и полез за вещами в небольшой шкаф.

– Наверное, скоро мне придётся прикупить тебе одежды и начать запасаться всякими йогуртами и фруктами.

Он просунул ей сменку через полуоткрытую дверь и задал ещё один беспокоивший вопрос.

– А их лидер? Что думаешь?

Сквозь шум воды донеслось.

– А, как-нибудь, договоримся. Он тоже дедушка. Приятно иметь дело с порядочными людьми.

Глава 12

Далила вошла в рабочий кабинет Агния. Он как всегда сидел в стуле-кресле, погрузившись носом в какие-то бумаги.

Увидев её он откинулся к большому мягкому подлокотнику и расплылся в широкой счастливой улыбке.

– Свет моей жизни, как ты? Пришла понаблюдать за моей работой?

Далила сморщила нос в сторону заваленного стола и присела рядышком на красивый широкий диван, выполненный в старинном стиле.

– Очень надо.

Хрисанф знал, что ей вся эта "белиберда и ерунда" неинтересна, поэтому отодвинул в сторону ноутбук, неспешно встал и лег рядом с женщиной.

– Как прошло? Испугалась?

Далила вынула из кармана домашнего платья жевательную резинку со вкусом мяты и мелиссы и принялась жевать. Это заняло минут тридцать.

Агний положил голову на её ноги и неотрывно следил за её жующим лицом.

Вскоре она выплюнула жвачку на ладонь и кинула её в канцелярскую мусорную корзину, стоявшую возле стола.

Выглядела раздражённой. Впрочем, как нередко.

Хрисанф приподнялся с насиженного места, потянулся за поцелуем, но Далила раздражённо отвернулась, поэтому он просто обнял её.

– Прости, что побеспокоил. Тебе пришлось отправляться в такую даль.

Далила ругнулась и отстранилась от мужа.

– Постоянно издеваешься надо мной. А девчонка ничего. Тебе понравится. Авантюристка, как ты и Калита.

Агний шёл вниз по её рукам, как бы впитывая губами и носом её злость и раздражение.

– А Иванов? И ты же знаешь, что я никогда не был авантюристом. Не обзывай меня так.

Далила смягчилась и погладила его волосы.

– Разве это обидное слово… Ладно. Хорошая девочка. А парня с ней не было.

Глава 13

После десяти вечера в дверь весьма вежливо постучали. Арсен пошёл открывать. Немного покашливая и неглубоко покланиваясь в прихожую проник тот самый злочастный старик с парка.

На деле он оказался довольно живым и шустрым для своего возраста. Среднего роста, не слишком плотного телосложения, волосы преимущественно седые. За семьдесят, но держится бодро, заинтересованно, но как будто немного сдержанно, скромно, подавляя любопытство и природную любознательность.

Он мял в руках старомодную шляпу и пристроил к стене малоприметную трость.

– Позвольте, с вашего разрешения, представиться: Евгений Поликарпович Калита.

Арсен, не зная как действовать принял его пальто, кивнул и повесил одежду на крючок.

– Арсен… Иванов Арсений Николаевич.

Ему как-то стало неловко от того, что назвался полностью, но потом подумал, что это нормально при такой разнице в возрасте.

Из кухни вынырнула Аэлита, чуть ли не подбежала к гостю и радостно протянула ладонь для рукопожатия.

– А я – Аэлита! Ну, если соблюдать все сопутствующие случаю церемонии – Аэлита Вячеславовна Золотарева!

Арсен задумчиво прислонился к дверному косяку.

Господи, как сложно! Я и свое имя хотел при получении паспорта укоротить до: Иванов Ким Николаевич, но потом лень стало. А Аэлитка рассказывала, что у неё было вообще двойное имя, но ей это было в напряг, поэтому уже в детстве поменяли документы.

Он молча наблюдал, как эти двое рассыпались в своей, опять-таки, природной дружелюбности. Потом все прошли на кухню и присели за стол переговоров. Калита немного покашлял для виду, чтобы придать голосу твёрдости и чёткости, затем смял шляпу в нечто пирожковое произнёс залпом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru