Новая жизнь

Людмила Моховикова
Новая жизнь

Лебедь, Рак и Щука в квадрате

Иван Иванович – начальник Ботиза машиностроительного предприятия, то есть бюро по организации труда и заработной платы, сидел задумчиво за столом и как бы перебирал бумажки, вникая в них. А на самом деле хмуро поглядывал на своих подчиненных, изредка приглаживая свои седеющие черные волосы широкой ладонью. Вот недоволен он своими подчиненными. По сути, его коллектив в данный момент – Лебедь, Рак и Щука в квадрате. Не всегда так было. Раньше у него был другой состав, но, увы, двое ушли на пенсию, взял молодых – парня и девушку, а они оказались Раками, то и дело упираются, не слушают его приказаний…

А Щуки у него итак уже были. Но о них не хочется и думать. Одну только Катерину можно назвать Лебедью. Характер замечательный, покладистый, ответственный. Да и хороша собой. Наградила же природа таким станом. Грудь высокая, талия тонкая, хотя уже двоих родила, бедра крутенькие, захватывающие воображение каждого мужчину. А как взглянет большими голубыми глазами в обрамлении черных, длинных ресниц, так совсем сердце замирает. И не у него одного. Да, да он видит. Ею любуются многие мужчины, он даже ревнует. Хотя как он может ревновать? Она замужняя женщина, а он женатый мужчина. Он как бы грешит перед Господом, нарушает Заповедь – не пожелай жены ближнего своего. Он старается не желать, но почему-то внутренне знает, что с Катериной он был бы совершенно другим человеком – уверенным и счастливым. И она была бы счастлива. А то у нее муж чуть ли не алкоголик, который мучает ее ночными дебошами. А у нее двое детей. Один уже пошел учиться в школу, другого она водит в садик. Недавно выяснилось, что у него что-то с глазами… Нет, нет… это она ему сама не говорила, у них не такие уж доверительные отношения. Он… страшно сказать… подслушал, когда Катерина рассказывала в обед об этом Марии Ивановне. Он притворился, что углублен в работу. Ничего не слышит, не видит, а сам внимал с содроганием.

Вот что он по жизни научился, так это сохранять спокойствие на лице, когда внутри все клокочет… Правда, это ему боком вышло, инсульт то у него был из-за Верки – гадины жены. Прости Господи, что так говорю. Но если она гадина, все делает на зло. Он весь измучился. Инсульт из-за нее был, лицевой нерв дергался, потом все прошло. Столько уколов ему сделали, что ужас. А вообще о чем-то это он? Кажется, начал размышления с того, что коллектив у него плохой, все в разброд работают.

А так нельзя, неправильно. Они Ботиз – должны организовывать четко работу на производстве, явка, зарплата, прием, увольнение, отпуска, присвоение разрядов – все через них проходит. Попробуй только, кому зарплату неправильно начислить, тут же такой вой до небес поднимется. Поэтому всем нужно четко работать, самим показывать пример добросовестного исполнения своих обязанностей и приличного поведения. А эти Раки – Сергей да Люба и опоздать могут на работу, и какими – то обалденными приходят, что еле двигаются, не говоря о том, что они соображают в эти туманные дни. Потом выясняется на обеде, что ночь провели в ночных барах. Любе давно пора одуматься, замуж недавно вышла. А Сергею надо больше об учебе в финансовой академии думать, третий курс уже… Как их приструнить?

А что делать со Щуками? Это он, конечно, о Валентине, старой деве, холеной, беломраморной красавице с черными до плеч прямыми волосами с зелеными глазами и несколько крючковатым носиком. То была сладкозвучная такая, на всех мужиков, как на кандидатов в мужья смотрела, а сейчас рассвирепела, всех мужиков стала ненавидеть, всем хамит, А у них мастера одни мужики, все каждый день в начале смены приносят данные о явке, с ними почтительно нужно, а она встречает всех иронично:

– Ну, принесли… неужели все верно… вечно вы что-нибудь напутаете…

Приятно ли человеку такое выслушивать? Он ей столько раз замечание делал, а она опять… зыркнет да ляпнет…Все ему назло, все назло. Щука! Одно слово. А еще в любви ему объяснялась. Все ушли, а она к нему на шею бросилась, на цыпочки встала, так как он большого роста:

– Люблю, люблю безмерно, вы такой… такой замечательный… – жарко зашептала, обнимая.

Ему пришлось сурово сказать:

– Одумайтесь, что вы творите? Я женат!

Прослышала, видать, что он с женой несчастлив, вот и стала объясняться. А она ему вовсе не нравится. Эта беломраморная ехидна. А кто вообще проболтался, что у него плохо с женой? Ну, конечно, еще одна Щука- Мария Ивановна. Он вместе с ней в плановом институте учился. Даже жениться хотел, такая она хорошая, да скромная казалась. Личико у нее было миленькое с прямым носиком, шоколадными прекрасными глазами. Только фигура у нее не нравилась – тяжеловатая, талии вообще нет. А что с ней с годами будет, думал тогда? Вообще бамбеттой будет неподъемной. А тут вдруг Верка, ее дальняя родственница, приехала. Востроглазая, с длинными льняными волосами, шустрая, грациозная с тонкой талией и бедрышками такими пышненькими… Правда, потом оказалось, что это такой зрительный эффект, из-за покроя специального юбок. Эти женщины ведь могут всякие эффекты соорудить, чтобы околпачить бедных мужчин. В общем, он как на вечеринке пригласил ее танцевать, как взялся за тонкую талию, так и не смог выпустить весь вечер. Мариша, конечно, в ужасе смотрела на него… А потом вообще ошеломляющее событие. Верка необъяснимым способом увела его с вечеринки к своей тетке в маленькую, душную комнату, и так страстно начала его целовать…Да… страшно вспомнить… Он с ума сошел…Он на все решился, и через месяц, который пролетел мгновенно в любовных утехах, сделал предложение. Что с ним такое было? Конечно, сумасшествие…Он даже не узнал, кем Верка работает, а она оказалась парикмахершей. Потом он даже обрадовался. Дома подстригать его будет. Ну и обкорнала она его однажды…со зла… О чем это он? Опять о Верке. Или нет… еще об одной Щуке в его коллективе – Марии Ивановне, бывшей Марише, так вот, она истинная, невправимая Щука, которая до конца дней будет гвоздить, колоть его глазами, мысленно говоря:

– Ну что, наелся, женившись не на мне, а на Верке.

Зачем он только эту Маришу взял к себе в заместители? Неуверен был в своих силах, она казалась надежным подспорьем в бабском коллективе. Такой и была. Пока с Веркой не начались дрязги. Она с ней общается, а потом все разбалтывает в коллективе… Так что все знают, у него плохие отношения с женой. Она пьет, ему изменила. Он простил, но случился инсульт, так переживал, а сейчас опять что-то не то…

Ну и о чем это я, подумал с тоской Иван Иванович. Как дальше работать с этими Раками и Щуками. С Катериной – Лебедем – ему легко работается, когда он старается не замечать ее груди и талии…и, конечно, бедер… Ну, все мы мужики такие охочие до женской красоты…

– Иван Иванович! – услышал он.

Поднял голову, перед ним стоял Сергей и язвительно на него смотрел. Долговязый, тощий, в джинсах-дудочках с вечно взъерошенными светлыми волосами.

– Вы просили сделать справку по отпускам.

– Сделал?

– Нет. Учебные учитывать? – Сергей глупо ухмыльнулся, округлив серые глаза.

– Ты же знаешь, что я прошу сделать очередные отпуска по графику.

– А расчет положенного количества дней отпуска сделать?

– Ты что темнишь, – тихо сказал Иван Иванович. – Это совсем другая справка.

– А… ну понял… У нас в финансовой академии, – начал говорить торопливо Сергей.

– Для меня твоя финансовая академия на указ, – прервал мрачно Иван Иванович.

– Ладно, понял.

Сергей еще язвительней улыбнулся и сел на место, почти лег на стол, запустив руки в волосы. Ну что за поза в рабочее время, раздраженно подумал Иван Иванович. Но ничего не стал говорить, только рукой погладил сердце, чтобы успокоиться.

Сергей

Достал я Ивана Ивановича сегодня, подумал Сергей. И буду доставать… этого холеного, кареглазового мужика высокого роста с широкими плечами. Завидно на него смотреть. Подумать только каждый день является в костюмчике, то сером, то черном, белой рубашке, разных галстуках. Причем, видимо по настроению надевает. Если черный, то приходит мрачный, голубой – улыбается, красный – аж весь сияет. Зеленый галстук наденет – приходит спокойный, и весь день его невозможно вздрючить никаким вопросом.

И еще изводят его вечно начищенные до блеска крупнокалиберные ботинки. Какая бы погода ни была, ботинки у него сияют. А это высший пилотаж для мужчины так следить за собой…И вообще он очень выдержанный, очень, даже если раздражен, голос все равно не повышает, еще тише, значительней говорит. А лицо вообще становится каменным.

Да, серьезный у него соперник, думал с тоской Сергей, На пенсию еще долго не уйдет. А он – Сергей что, так и будет просто инспектором. Он должен как то отличиться, чтобы его заметили и повысили в должности. Но, честно говоря, он еще недостоин, учится неважно, на трояки… На экзаменах так волнуется, что руки дрожат.

А, может, от пива уже руки дрожат? Вечно они с Ленкой перебирают… с этой своей вечной подружкой, против которой вечно выступает мама. И внешний вид ее ей не нравится. Мышиные глазки, курносый носик, где ты такую уродину нашел, шипит мама. Да еще выпивоху. А он и сам не знает, как она к нему привязалась. Ему сначала лестно было, что девушка обратила на него внимание, а сейчас от нее одна беда.

Что-то в его жизни не так, подумал Сергей, а главное он какой-то злой стал. Вот на Ивана Ивановича постоянно злится, так его глазами и хочется уколоть. Сергей посмотрел на Ивана Ивановича. О, как это он не заметил, что у Ивана Ивановича сегодня черный галстук, значит мрачное у него настроение. Тоже, наверное, его гвоздит мыслями. А мысль говорят материальна.

Сергей вдруг почувствовал, что у него заныл зуб, причем все сильней и сильней. Он вскочил с места. Зубной боли он боялся страшно.

Сергей быстро подошел к Ивану Ивановичу, который мрачно на него взглянул:

– У меня зуб болит, – выпалил Сергей.

 

– Ну и что! – хладнокровно произнес Иван Иванович.

– Какой вы черствый, – нервно вскрикнул Сергей. – Отпустите меня в больницу.

– А справку сделал?

– Какой вы безжалостный! – произнес опять нервно Сергей.

– Ладно-ладно, иди в больницу, – нахмурился Иван Иванович. – Завтра сделаешь. Только приходи трезвый.

– А когда это я приходил пьяный? – возмутился Сергей. – Что вы вечно ко мне придираетесь?

– Успокойся, ты мужчина, – сказал тихо Иван Иванович.

– На что вы намекаете? – прошипел зло Сергей.

– Иди в больницу, – опять тихо сказал Иван Иванович. – Не баламуть людей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru