Мне не страшно теперь умирать

Любовь Дмитриевна Бурнашева
Мне не страшно теперь умирать

– Говорил же, потеряешься, – Неожиданно появился Слава, – Пойдем быстрее, нам готовиться надо, скоро наш выход. Что-то случилось? Лиля, что случилось?

Но она не слышала его, смотрела широко открытыми глазами мимо него всё так же прижимая к лицу ладони. Слава довел её до гримерки, убрал руки от лица и попытался напоить водой.

– Ты останься здесь, пожалуйста, посиди. Нам на сцену, девочка моя, уже пора. Вдруг ты опять потеряешься?

–Я с вами, – Занервничала Лиля, – Мне нужно увидеть, – И замолчала, зажав ладонью рот.

– Хорошо, только никуда не отходи, где я тебя поставлю, чтобы там и стояла. Поняла? – Слава поднял её лицо, она кивнула.

Лиля стояла за кулисами, мысленно собравшись, стараясь не думать о недавней встрече с мужчиной из её сна. Ей нужно было увидеть выступление своей группы, услышать, как примет их зал. Провожая взглядом парней, Лиля случайно взглянула на другую сторону сцены. Там стоял он. Больше она ничего не видела и не слышала. Слава с парнями под громкие аплодисменты ушли со сцены, и из-за волнения прошли по другому выходу. На сцену вышла следующая группа. Лиля не расслышала её название, но имя солиста ударило по сердцу – «Владимир.» Тот взял микрофон в руки и будто почувствовал её взгляд на себе, стал искать глазами по залу. На середине песни случайно повернулся и увидев Лилю за кулисами, он стал подходить ближе, обращаясь песней к ней:

Там на грани рассвета,

Силуэт в лунном свете,

Ты нездешнею птицей

Пела песню без слов.

Появилась из бездны,

Чтобы снова исчезнуть,

Во вчерашнее завтра,

Разорвав сети снов.

Нет тебя в этом мире,

Ты из прошлого вышла,

Может в следующей жизни,

С тобой встретимся вновь?

Закончив петь, он поклонился и быстро пошел в её сторону. Молча взял Лилю за руку и повёл за собой. Пройдя несколько поворотов коридора, они зашли в небольшую комнату, заваленную коробками и старыми костюмами. Отряхнув стул от пыли, он посадил на него Лилю, сам сел напротив. Несколько минут молча они смотрели друг на друга. Собравшись с мыслями, он восхищенно сказал:

– Ты, настоящая, ты живая! Ты существуешь. Ты же мне всю жизнь снишься. Я искал тебя, всегда, везде, – Он стал целовал её руки, не отрывая взгляд от неё, – Как ты могла столько времени прятаться от меня? Я тебя сегодня увидел, подумал опять ты мне снишься. До сих пор не вериться. Ты знаешь, я все свои песни тебе посвящаю. Я тебя нарисовал, твой портрет всегда со мной, – Он нервно засмеялся, – Ты думаешь, я ненормальный?

– Нет, ты мне тоже снился. Расскажи, а как ты написал песню, которую сейчас пел.

– Это было много лет назад. Я ночевал в какой-то гостинице, в небольшом городке, уже не вспомню названия. Мы тогда много выступали, названия городов не запоминались. Ночью сквозь сон я услышал песню, но сон ли это был, не знаю, может померещилось. Ко мне в окно пыталась влететь большая чёрная птица, она била крыльями по стеклу и пела. Я очнулся, зажег свет, за окном мелькнула тень, а слова песни остались в голове. Подумал с ума схожу или с похмелья показалось, но эта птица прилетала ещё несколько раз, пока я там был. Эта песня стала моей самой любимой, и когда я пою её, то становиться грустно и тяжело на душе, будто я потерял что-то очень важное для себя. – Он продолжая целовать ей руки, рассказывал о себе.

Лиля молча слушала, борясь с нахлынувшими чувствами.

– Нам не нужно будет расставаться? Ты останешься со мной? – Владимир заглянул в глаза, – Я так счастлив, что нашёл тебя. Нам о многом нужно поговорить.

Тут Лиля вспомнила про мужа:

– Нам пора, меня ищут. Мы поговорим об этом потом, а сейчас проводи меня. Я не одна здесь. Мы еще поговорим обо всем. Пойдем, нам пора, – Она встала и пошла к двери, Владимир вздохнув пошел за ней следом.

– Мы завтра встретимся? Может сейчас поговорим, я не хочу тебя отпускать. Ты сейчас хочешь покинуть меня? – Владимир проводив Лилю, не хотел её отпускать, – Ты сейчас хочешь уйти? – Он растерялся и не мог подобрать слова, чтобы остановить Лилю.

Она кивнула и провела рукой по его лицу. Он потянулся к её губам, но тут послышались шаги и голоса. Из-за угла вышел Слава:

– Лиля! – Закричал он, – Где ты была? Мы потеряли тебя.

– Она была со мной, мы разговаривали, – Владимир сделал шаг вперед, пытаясь загородить Лилю, и протянул руку для приветствия. – Здравствуйте.

Слава немного смутился при виде такой знаменитости.

– Мне нравятся ваши песни, – Сказал Владимир.

– Вы слышали их? – удивился Слава.

– Да, несколько песен мне понравились, и как я понял, это Лиля пишет вам тексты. Я хочу сделать ей заказ, – Он повернулся к ней и улыбнулся с нежностью в глазах, – Надеюсь вы мне не откажете?

– Мы подумаем, – Слава ответил за неё, – Лиля устала сегодня, она отдохнет, и мы дадим вам ответ, – Он обнял жену и повел к выходу.

Роман шел позади и несколько раз оглянулся, он видел, что Владимир остался стоять на том же месте и смотрел им вслед, не сводя глаз с Лили.

– Лиля, ты почему молчишь, тебе понравилось наше выступление? – Обратился Слава к жене. Парни, сидевшие за столом, тоже посмотрели на неё, – Иди к нам, отметим первый день. Лиля, что-то случилось? Ты сегодня на себя не похожа и молчишь весь вечер.

Но она не слышала, замерла возле окна, всматриваясь в ночное небо, водя пальцами по стеклу, рисуя какие-то знаки.

– Не трогай её, переволновалась наверно, – Роман подал Славе бокал, – Столько сразу на неё навалилось.

На второй день с утра Лиле не здоровилось, и она отказалась ехать.

– Я лекарство положил на стол, у тебя температура опять поднялась, наверно продуло на балконе, – Слава сел рядом, – Завтра ты нужна нам, новую песню будем петь и потом будет награждение. Я случайно услышал, что твои стихи всем очень понравились. Отдыхай, девочка моя. – И уже подходя к двери, обернулся, – Скажи мне, о чем вы разговаривали с Владимиром?

Лиля удивленно подняла глаза, ей послышалась в его голосе ревность и задумалась, держа в руках кружку с чаем:

– О прошлом, – Немного помолчав ответила.

– Не понял, о чем?

Но Лиля ничего не сказала, а Славу заторопили, и он вышел из комнаты. Она снова легла, долго смотрела на стену, и уснула. «Над головой сквозь сон услышала голос, зовущий её, голос Владимира и полетела навстречу к нему, туда в прошлое. Из самых дальних уголков души стали вытекать струйки воспоминаний, которых не должно было быть. В прошлой, которой по счету она не помнит, далекой жизни они были вместе, но как всегда недолго. Она ушла рано по его вине, а он до конца той своей жизни не мог простить себе этого и забыть её. В этой жизни боль и любовь вернулись к нему как наказание, проснулись в нём. Судьба и смерть посмеялась над ними, устроив эту встречу и позволив заглянуть туда. Это испытание и проделки от тех, кто кружит, посмеиваясь вокруг, заставляя её вернуться к ним, не давая до конца вспомнить.»

Проснулась Лиля от звонка. Слава хотел узнать, как она себя чувствует и наговорил много нежных слов, от которых стало немного легче. Лиля заказала ужин в номер и стала ждать возвращения мужа с группой. Те вернулись поздно ночью, довольные, веселые.

– К нам сегодня подходил твой вчерашний знакомый, – Слава, подавая ей чашку с чаем, увидел, как у нее дрогнули руки, – Он тебя искал. Привет тебе передал. – Резко поднял на неё глаза, но Лиля не отвела взгляд, открыто и с любовью смотрела на мужа. У него стало легко на сердце, – Завтра, счастье моё, последний день.

– Да, завтра у нас решающий день, давайте отдыхать, – Лиля подошла к Славе, обняла, прошептала на ухо, – Чтобы не случилось, я люблю тебя. Ты слова новой песни еще раз перечитай.

Слава хотел поговорить с ней, расспросить о песне, но она села к нему на колени и обняла. От нежности у него перехватило дыхание, слова застряли, и они сидели молча, наслаждаясь теплом друг друга. Он поднял её на руки, положил на кровать и поцеловав, заглянул в глаза, увидев там любовь к нему, он забыл обо всех мучивших его сомнений и утонул в нахлынувших страстных чувствах. Во всех её поцелуях, словах, движениях, стонах он не заметил изменений, она была все такая же, его жена, его любимая, и утоляя свое желания, он давал ей больше, чем обычно, говорил много ласковых слов, целуя её более страстно, заставляя её испытывать наслаждение еще сильнее, давая понять, что только с ним она может это испытывать, и никто другой не сможет ей этого дать. Погружая её в мир страсти все глубже, заставляя задыхаться и стонать от бушующего в ней, им же разожжённого огня желания.

Слава уснул, а Лиля полежала немного рядом с ним, потом поднялась, и бесшумно стала ходить по комнате. Подходила и долго смотрела на спящего мужа, потом снова ходила, прижав руки к лицу. В комнате вдруг стало светло, это луна зловещая, чужая, заглянула в окно и своим кроваво-красным мёртвым светом разлилась по полу. Лиля замерла, всматриваясь в её свет, пытаясь заглянуть за него. Молящим жестом протянула руки к луне, но мёртвая луна не ответила на мольбы. Лиля опустилась на пол и заплакала. Проснувшись утром Слава не заметил следов неспокойной ночи на её лице, она была как всегда с лучистыми глазами, только немного бледной.

Они шли по коридорам, но теперь Слава уже не отпускал Лилю от себя, боялся, что снова кто-нибудь уведет или она заблудиться. Пообещав, что никуда не отойдет от двери Лиля переоделась в другое платье и вышла из гримёрки в коридор. Она смотрела на проходивших мимо людей, пытаясь разглядеть среди них Владимира. Её окликнули и повернувшись она увидела Дениса. Рядом с ним, держа его под руку, была всё та же девушкой, всё также ярко накрашенная, одетая в длинное, узкое платье. Денис поклонился и взял руку Лили в свою:

– Рад вас видеть, вы сегодня прекрасны, и наконец-то я увидел вас не бледной и в красивом платье, – Он улыбнулся, а Лиля смутилась. – Сегодня будет награждение, открою вам тайну, – Он наклонился к ней поближе, – Ваши песни всем понравились. О, кого я вижу – Он окликнул подходившего к ним Владимира, – Здравствуй, друг, позволь тебе представить нашу поэтессу.

 

– Мы знакомы, – Прервал его Владимир, и обратился к ней, – Я рад вас видеть, я вчера искал вас, но мне сказали, что вам нездоровилось. – Он заглядывал в глаза, пытаясь что-то сказать.

– Когда вы успели познакомиться? – удивился Денис.

– В первый день, но у меня такое чувство, что мы с Лилей всю жизнь знакомы.

Лиля молча слушала их, не отводя глаз от Владимира. Они соперничали между собой, спорили кто с ней познакомился раньше, тут из гримерки, услышав громкий разговор, вышел Слава.

– А вот и муж нашей красавицы, – Радостно воскликнул Денис, – Очень рад вас видеть. Очень хорошо, что тут мы все вместе собрались. А теперь, друзья мои, послушайте меня. Я хочу всех вас пригласить завтра, с вашими группами, на прогулку по городу, посмотрим местные музеи, церкви и закончить празднованием в ресторане. – Денис показал на всех присутствующих. -Так мы отпразднуем нашу победу.

– Но результаты будут известны только сегодня, или ты что-то знаешь? – спросил Владимир, повернувшись к нему.

– Результаты мне известны, и итог такой, мы все тут втроём победители, сами знаете кто первый, – Показал на себя, – Второй наш гениальный Владимир, ну а третье место, вы, Слава, и должны за это сказать спасибо своей жене, пусть она и странная у вас, – Он засмеялся, вспомнив как она напугала его своим поведением, – Но ужасно талантливая. Секреты я вам раскрыл, пока никому об этом не говорите. Завтра утром вам сообщат, во сколько за вами заедет машина. – И он размашистым шагом направился дальше, в свою гримерку, а его девушка семенила за ним, быстро переставляя ноги в узком платье.

Они остались стоять втроём в коридоре.

– Нам пора собираться, – Слава первый нарушил молчание и потянул Лилю за собой в комнату.

– Постойте, – Владимир сделал шаг вперёд, – Мне нужно поговорить с Лилей. Буквально пару слов. – Он обратился к Славе.

Лиля успокаивающе провела рукой по груди мужа:

– Иди, мы тут поговорим.

Слава нехотя зашёл в комнату. Как только дверь за ним закрылась, Владимир схватил Лилю за руку и быстро повёл её за собой. Они пришли в ту же самую комнату, что и в прошлый раз. Владимир дрожащими руками гладил Лилю по волосам. Попытался обнять и поцеловать, но она остановила и сделала шаг назад.

– Прости, но…

Он прервал:

– Почему? Почему? – Голос дрожал, как и руки.

– Мы поговорим завтра, обо всем, сегодня еще не время, – Лиля посмотрела в пыльное окно, – У нас завтра будет много времени. Сегодня я ничего тебе сказать не могу.

Он сел на стул, опустил голову вниз:

– Я не спал эти ночи, мне плохо. Что происходит я не знаю. Ты мне везде мерещишься. Ты мне нужна, и я не хочу с тобой расставаться. Я пробовал напиться, но водка меня не берет. Какие-то призраки, тени, птицы за окном они давят, душат. Я задыхаюсь. Что это, ты мне можешь сказать? Что происходит?

Лиля погладила его по волосам:

– Нам нельзя было встречаться, но раз так получилось, то я попробую тебе помочь, но только завтра, – Опять погладила по голове и заглянула в его серые, такие родные глаза, – Пойдем, нам пора. Тебе ещё выступать, а я буду рядом, я буду слушать твою песню. Я помогу тебе, но только завтра.

Лиля вовремя подошла к гримерке, оттуда уже выходили Слава с парнями. Проводив их до сцены, она ещё раз напомнила мужу:

– Слава, милый мой, ты слова через себя пропусти, это я говорю тебе – «Верь, мне.» – Она смотрела ему в глаза, – Не нужно думать о плохом. Я очень тебя люблю, ты это знаешь. Люблю тебя.

Слава нервничал и только кивал головой. Роман стоял рядом, молча слушал наклонив голову, потом хлопнул Славу по плечу рукой и толкнул его на сцену. Уже подойдя к микрофону Слава оглянулся и увидел, как к Лиле подошел Владимир. Ревность захватила его, злость заполнила его душу и он, повернувшись к залу пел, рассказывая зрителям свою историю любви, историю песни. Вложил туда все свои эмоции, открыто обращаясь к ним, делясь с ними переживаниями, искал у них понимая и сочувствия. Голос звучал искренне и мощно. Зал взорвался, и под эти овации, ведущие пригласили Лилю. Она растерялась, но Слава подбежал и вывел её на сцену, сверкнув глазами на Владимира. Яркий свет прожектора светил прямо в лицо. Людей в зале было много, очень много, казалось тысячи, ей дарили цветы, что-то спрашивали. Слава увидел растерянность жены и отвечал на вопросы за неё. Лиля не заметила, как они снова оказалась за кулисами. Владимир с группой, проходя мимо Лили, дотронулся до неё рукой, улыбнулся, показал глазами, чтобы не уходила.

– Можно я послушаю, пожалуйста, он просил написать ему текст, а я не знаю, что он поёт, голос почти не знаю, – Умоляюще посмотрела на мужа.

– Хорошо, но я постою рядом с тобой. – Обняв её спереди руками, он прижал к себе и встал так чтобы было видно всю сцену, или чтобы Владимир увидел Лилю в его объятиях.

Лиля не слышала слов его песни, её накрыла волна его боли, злости и ревности, когда Владимир увидел Лилю в объятьях мужа. Несколько раз он с яростью в глазах посмотрел в их сторону и выплеснул всю злость в песню. Таких аплодисментов и криков – «Браво» – тут ещё никто никогда не слышал. Его просили спеть на бис и ещё долго не отпускали со сцену, но Лиля этого не видела, Слава увел её, как только прозвучали последние аккорды.

В гостиницу они приехали поздно и продолжили праздновать в номере. Лиля была рада за успех своей группы, но её мучило беспокойство, что после выступления она больше не видела Владимира и его не было, когда всех участников пригласили выйти на сцену. Посидев немного за столом и чувствуя усталость, парни ушли в свой номер, Слава тоже лег и быстро уснул, а Лиля лежала и чего-то ждала. Она уже засыпала, когда в стекло кто-то постучал легко и неуверенно. Лиля проснулась, прислушалась, стук в окно повторился, она подошла и немного приоткрыла окно. Огромная чёрная волна обрушилась сверху, затягивая в свою воронку и унося за собой. От неожиданности Лиля задохнулась, провалилась в бездну. Её потащило в темноту, сверкающую красными огнями и летящими молниями, пронзающими тело насквозь. Сквозь шум и грохот воды слышался тихий хриплый шепот и смех, летящих рядом с ней черных полупрозрачных птиц. Собрав последние силы сделала рывок и вынырнула на поверхность. Окно с громким стуком захлопнулось. От шума проснулся Слава и увидев Лилю, лежавшую на полу в луже воды, подбежал к ней:

– Что случилось, что с тобой, девочка моя? Ты почему вся мокрая?

Она пыталась вздохнуть, но воздуха не хватало, она захлебывалась от воды. Слава поднял её на руки и укачивая как ребенка, стал ходить по комнате. Лиле от его тепла стало легче, и он положил её на кровать, сел рядом, закутал её в одеяло. Слава в таких случаях всегда чувствовал себя беспомощным, не знал, что делать, как помочь? Ему оставалось только сидеть рядом, гладить жену по волосам и целовать ей руки, при этом не спрашивать о том, что происходит, ответа ему все равно она не скажет. Лиля благодарно смотрела на мужа и через силу улыбалась. Показала жестом, чтобы лёг рядом и прижалась к нему, подождала пока Слава уснёт, достала блокнот и записала туда, не глядя, сжимавшие сердце слова. Сил и желания перечитывать не было. Снова прижавшись к мужу, поблагодарила за то, что он есть в её жизни, за его любовь.

Телефонный звонок разбудил Славу рано утром. Лиля спала, и он решил её не будить, вспоминая ночное происшествие. Заказал завтрак в номер, и подошел, чтобы открыть окно. Взгляд упал на стол, на лежавший на нем листок, и Слава наклонился посмотреть. Он знал, что Лиля не любит, когда читают написанное те, кому это не предназначалось, но Слава взял листок в руки и сам от себя не ожидая, стал читать. Смысл текста ему был непонятен, он сел и несколько раз перечитал.

– Слава, не нужно читать, это не тебе, – Лиля сидела на кровати, подогнув под себя ноги и недовольно смотрела на мужа.

– Прости, я не видел, когда ты это написала, – Он отложил лист, но тут же снова взял его и подошёл к Лиле, – Мне не понятно, что это означает?

– Это не тебе, – Еще раз повторила.

– Я это понял. Это ты ему написала? – Намекая на Владимира.

– Да, это ему. – Лиля взяла лист из рук мужа.

– Почему мне кажется, что вы знакомы? Вы с ним разговариваете как близкие друзья или как, – Попытался подобрать слово, более подходящее, но вырвалось, – Любовники? Он смотрит на тебя с любовью или мне это кажется? Объясни мне, пожалуйста, я твой муж, я имею право знать.

– Я не смогу объяснить, я сама не знаю, – Она немного помолчала, опустив глаза вниз, – Поверь мне, все что могу и разрешено сказать, это прошлое.

– Лиля, какое прошлое? Ты сама говорила, что в других городах ты никогда не бывала, только с нами ты выезжала, с музыкантами ты не была знакома, даже на концерты ты не любила ходить, пока мы с тобой не познакомились. Его не было в твоей жизни, о каком прошлом ты говоришь? – Голос переходил на крик.

– Я не могу тебе объяснить, – Она покачала головой, – Тебе придется поверить. Этого вообще не должно было быть, – Закрыв руками лицо, она заплакала, – Не должно! Почему смерть мою память не забрала? Почему позволила помнить?

Слава растерялся, он понял, лучше не расспрашивать ни о чем, ему этого не понять. Он сел рядом, обнял и стал успокаивать:

– Прости, я сорвался, мне наверно действительно не надо это знать. Твои тайны мне никогда не разгадать. Милая, прости, что лезу с расспросами. Я очень боюсь тебя потерять. Милая, может не поедем никуда, сами погуляем по городу?

– Нет, – Лиля вытерла ладонью слезы, – Нужно ехать. Ты потерпи, всё что сегодня произойдет, так нужно. Не злись, пожалуйста, я сама хотела бы этого избежать, но уже поздно, ничего не изменить. И если можно, поменяйте наши билеты на завтра. Нам надо домой, я очень устала, мне негде взять сил, тут все чужое и странное.

Старый собор, возле которого назначили встречу, поразил Лилю своими размерами и величием. Он стоял на горе, нависая над городом, сверкая многочисленными куполами под полуденным солнцем. Все уже собрались возле лестницы, ведущей к дверям храма и вспоминая вчерашнее награждение переговаривались между собой. Лиля заметила, что Владимир всех сторониться и смотрит на неё издалека, исподлобья. Его темно-русые волосы сегодня не были собраны как обычно в хвост, и мешали ему, закрывая серое от бессонницы, лицо.

Экскурсовод, рассказывая историю собора, повел всех по широкой лестнице наверх. Лиля немного отстала, и тут же к ней подошел Владимир.

– Ты пил всю ночь? – Она заглянула ему в глаза, убрала волосы с его лица и подала бутылку с водой.

– Да пил. Спасибо, – Он стал жадно пить, – Праздновал вчера, хотелось напиться и уснуть, но почему-то как встретил тебя, водка меня не берет. Почему, может объяснишь мне? Я начинаю с ума сходить, – Он загородил собой дорогу. – Расскажи мне, и плевать на твоего мужа, пусть потерпит пока мы разговариваем, – Владимир стал злиться, но заметив, как у неё расширились от испуга глаза, сделал шаг в сторону. – Я не понимаю, что происходит, ты обещала мне сегодня рассказать. Лиля, я скоро от всего этого с ума сойду.

– Пойдем, – Она взяла его под руку. – Мы поговорим, но не здесь. Мы сначала в храм зайдем.

Наблюдая за ними сверху, Слава сжимал от ревности кулаки. Лиля подошла к мужу, всё так же держа Владимира под руку и оба мужчины посмотрели друг на друга с нескрываемой враждебностью. Пока экскурсовод рассказывал, Лиля ходила от одной иконы к другой, и что-то внимательно высматривала в ликах святых. Возле одной остановилась и упала на колени. Слава подбежал чтобы поднять, но она остановила его жестом. Владимир тоже подошёл, и они оба встали позади неё. Лиля плакала, Слава сквозь рыдания услышал слова – «За что?» и посмотрел на Владимира, тот тоже услышал эти слова, и они недовольно переглянулись между собой, каждый в душе обвиняя другого за её слезы. Лиля тяжело поднялась, прижалась к иконе лицом, поклонилась, прошептала – «Спасибо,» и повернулась к ожидавшим её мужчинам, посмотрела на них глазами, сверкавшими ярким зелёно-синим огнем.

– Слава, мне нужно с ним поговорить, – Лиля кивнула на Владимира, – Не теряй меня, так нужно, иначе плохо будет всем нам. Не спрашивай ни о чём, все что мне можно сказать, я сама скажу. Это ненадолго, я позвоню тебе.

Она повернулась к Владимиру и поманила за собой. Слава остался стоять один, растерянным взглядом провожая жену, потом повернулся к иконе, возле которой плакала Лиля, стал рассматривать её. На ней было изображение женщины с младенцем. Слава был атеист и не разбирался в иконах, но сейчас ему захотелось помолиться, излить ту боль, что была на сердце. Не зная молитв, обращался к иконе своими словами:

 

– Помоги, не за себя прошу, за жену свою. Помоги ей, она такая маленькая, слабенькая, дай ей силы справиться со всеми бедами, со всеми, кто причиняет ей боль. Я очень боюсь её потерять.

Выйдя из собора, Слава стал искать глазами Лилю и увидел их стоявшими внизу на набережной реки, при этом Владимир что-то говорил, жестикулируя, махая перед ней руками, в одной он держал белый лист, Лиля стояла перед ним, потом повернулась и пошла вдоль реки.

– Слава, я не понял, а где Лиля? – спросил Роман, остальные тоже посмотрели по сторонам. – Слава, зачем ты её отпустил, – Роман, прищурив глаза всматривался в идущие по набережной силуэты.

– Она не поедет с нами, – Он не хотел, чтобы увидели Лилю рядом с Владимиром и заторопился к машине. – Рома, посмотри, можно ли наши билеты поменять на завтра?

Внизу величаво, неторопливо бежала широкая, могучая река, раскинувшись между городом и скалами. Выйдя из собора Лиля несколько минут смотрела на реку и ей захотелось вдохнуть тот воздух, что ветром кружит над ней, она искала спасения у реки. Владимир чувствовал себя плохо после последних событий и шел за ней, не задавая никаких вопросов. Они шли вниз к набережной молча, и всё так же молча она протянула ему, написанный ночью текст. Владимир присел на лавочку:

Где-то на стыке веков,

Там, где мерцание света.

За гранью реальных снов,

Виден блик силуэта.

Как ты простила меня?

Жизнь на руках моих тает,

Твоими слезами звеня,

В небеса уплывает.

Ты шепчешь: – Не затми ты солнце,

Твои глаза чернее ночи,

Моя душа тебя прощает,

Моя душа к тебе вернется.

Ты шепчешь: – Не затми ты сердце,

Любовь ещё вернуть мы сможем,

Через века, через столетье,

Ты жди меня за горизонтом.

Твою я душу успокою.

Птицей бескрылой лечу,

К свету твоей души,

Даже во сне я шепчу,

В гневе солнце свое не затми.

Где-то на стыке веков,

Там, где мерцание света,

За гранью реального снов,

Тают два силуэта.       

– Это было наше с тобой прошлое? И я правильно понял, что я убил тебя там, в прошлой жизни? – Он подошел к ней, – Как можно знать, что там было? Это разве возможно? Лиля, я ничего не понимаю, – Он взмахнул листком в воздухе, – Это нереально.

– Прости, так бывает, – Голос был тихим, и Владимир наклонился ближе, чтобы расслышать, – Смерть может оставить память, не всю, какие-то моменты. Я не должна была тебе этого говорить, и мы не должны были встретиться в этой жизни. Нам встреча с тобой на следующую жизнь дана. Но если сейчас не исправить, то в следующей произойдет тоже самое, – Слезы появились на глазах, она прижала руки к груди, и повышая голос, сказала, – Это страшно умирать от рук любимого и на его руках. Умирая, видеть его глаза, когда он понял, что натворил, а исправить не может.

– Так было, а за чем, за что я это сделал? – Ошеломленный услышанным ответом, он повернул Лилю к себе, заглядывая в глубину глаз. – За что я мог убить любимую женщину?

– Я много уже сказала, и мне за это придется расплачиваться. Не любит смерть рассказов о себе. Она страшна.

– Лиля, останься со мной, я в обиду тебя не дам, останься, – Владимир попытался прижать к себе. – Я буду тебя защищать от всего плохого, моя любовь велика, я смогу уберечь тебя.

Лиля убрала его руки и пошла вдоль набережной, всматриваясь в даль, она искала что-то глазами, останавливалась, вслушиваясь в шум волн реки. Владимир шел позади, обдумывая её слова, всё ещё не веря, что мог так поступить. Но и не верить тоже не мог, он видел доказательства слов, он вспомнил, что призраки темных птиц стучались к нему в окна и в шепоте этих птиц он слышал что-то похожее на её слова. Лиля, увидев беседку на берегу, у самой воды, быстрым шагом пошла к ней. Владимиру после всего пережитого было тяжело поспевать за ней, и он немного отстал. Войдя в беседку, Владимир сел отдышаться. Всматриваясь в даль Лиля стояла к нему спиной, потом резко повернулась, невидящими глазами цвета бутылочного зелёного стекла посмотрела на него. Он не заметил, как она оказалась рядом, как будто птица пролетела, наклонилась над ним и заглянула сверху в самую душу. Голос стал низким, тяжелым.

– За все нужно расплачиваться. Ты не отдал тот долг. Ты много грешишь сейчас. Если хочешь, чтобы вы с ней были вместе там, – Почему-то от третьего лица говорила Лиля, – Ты должен заплатить. Искупить свой грех. Душу очистить от черноты.

Лилю затрясло, она села рядом и закрыв глаза, тяжело вздохнула. Потом достала блокнот и стала что-то там писать, сложив листок напополам она передала его Владимиру:

– Не читай сейчас, потом, дома прочитаешь.

Владимир от всего увиденного и услышанного не смог найти слов, чтобы ответить. Они сидели молча.

– Лиля, что же нам делать? Мы только встретились, я искал тебя столько лет и теперь должны расстаться? Но я не хочу тебя отпускать, я душой чувствую, что ты мне родная, ты мне нужна, – Наконец, Владимир собрался с мыслями, – И я вижу, что я тебе тоже нужен. Я не хочу с тобой расставаться. Я люблю тебя и в твоих глазах я вижу любовь ко мне.

– Да, нужен, но мы не сможем быть вместе. Эта трагедия опять повториться. Мне страшно так умирать. – Слезы опять заблестели на глазах. – Я помню эти предсмертные боли. Помню твои глаза.

– Почему ты думаешь, что так было? Что там такое у нас с тобой произошло? И почему ты думаешь, что так сейчас будет?

–Ты ещё не расплатился за прошлое, – Голос опять стал тихим, – Я много сказала и мне наказание за это будет, – Помолчала немного, всматриваясь в небо и вдруг решительно повернулась к нему, – Но я не хочу снова потом, там, – Она махнула рукой куда-то за горизонт, – Я не хочу снова это испытать. Пусть я в этой жизни буду наказана. Это будет немного легче, чем умирать от твоих рук и видеть ужас в твоих глазах.

Она поднялась и стала кругами ходить по беседке. Шум приближающего ветра привлек внимание Владимира. Вдоль реки, против течения, выворачивая реку наизнанку летел ураган, заливая волнами берега, срывая со скал камни. Он со всей силы обрушился на беседку, бил порывами, пытаясь перевернуть. Небо потемнело, затягиваясь черными тучами. Пытаясь защитить Лилю от ветра Владимир потянулся к ней, но она остановила его. Только тут он увидел, что ветер кружит вокруг неё, стоящую в центре вихря, не задевая, а сам же он еле держался на ногах, вцепившись обеими руками в деревянный столб. По крыше беседки застучали, усиливаясь с каждой секундой капли дождя. Струи ливня закрыли стеной беседку со всех сторон и в ней стало темно. Ветер так же внезапно стих, как и начался. Лиля вытянула руки под струи дождя, и они засверкали, заискрились, освещая внутри беседку. В шуме барабанящего по крыше дождя послышался детский смех. Прислушиваясь к нему, Лиля сама заулыбалась. Капли дождя залетели во внутрь беседки, кто-то, играя, шутя, обрызгал её, и она засмеялась, повернулась к Владимиру. Её глаза засверкали исходившим изнутри зелёным мягким огнем. Владимир спокойно смотрел на всё вокруг происходившее, вдруг память в нем проснулась, он вспомнил её, именно такой, любимой, странной и знающей будущее. Смутно вспомнил, что ревность не давала ему покоя, и он в порыве ярости убил её. Вспомнил её глаза в тот момент, когда из них уходила жизнь и ужаснулся от содеянного, от той боли на душе, что испытал в тот момент. Он решил для себя, чтобы этого вновь не повторилось, он примет всё, что она скажет и выполнит это.

– У тебя есть ребенок, девочка, маленькая, годика три-четыре. Ты ей очень нужен. Она совсем одна, ей страшно и очень плохо. В ней есть что-то от меня, – Лиля улыбнулась, вглядываясь в небо. Дождь заканчивался. Тучи, разгоняемые ветром, расползались от беседки во все стороны исчезая за крышами города и скалами, – Ты должен найти её, это она подавала знаки тебе и мне.

– Ребенок, у меня? – Пытался вспомнить, кто из его многочисленных бывших женщин мог родить, – Мне никто не говорил про ребенка.

– Ты все узнаешь, когда найдешь. Она теперь знает какой ты, и она сама тебе поможет, только подмечай знаки. Она защитит тебя от теней. Если не сделаешь этого, то никто не спасет тебя от них. Кара за открытие их тайн будет страшной. Поверь мне.

Рейтинг@Mail.ru