Монмартрская сирота

Луи Буссенар
Монмартрская сирота

Глава XI

Возвратимся, однако, к тому, что происходило в Золотом Поле, когда два отряда неслись во весь опор навстречу друг другу.

Один из них, состоявший из Элизы, Колибри, Стального Тела, Черного Орла с его индейцами, Жако Канадца и ковбоев с ранчо Монмартр, был сравнительно невелик.

Другой состоял из каких-то незнакомцев и находился под командой амазонки, редкая красота которой носила какой-то странный характер; он был вчетверо многочисленнее первого!

В голове Стального Тела как молния блеснула мысль:

«Будь я один… с этими всадниками, лучшими в мире… с нашими дикими лошадьми… по револьверу в руке… адский огонь… В миг бы прорвали мы цепь этих молокососов… Но с двумя девушками на руках это немыслимо…»

Оба отряда продолжали стремительно нестись навстречу друг другу.

В рядах нападавших раздались торжествующие крики.

Стальное Тело презрительно улыбнулся и прижал к себе крепче Элизу.

– Не бойтесь! – прошептал он, ударом длинных шпор заставил Букин-Билли встать на дыбы, повернул его на месте под прямым углом и опустил повод.

Пегий мустанг на мгновение как будто застыл, а затем, опустив уши и оскалив зубы, точно зверь, готовый броситься на добычу, одним прыжком перескочил через тротуар, находящийся по левую сторону.

В момент скачка Стальное Тело успел скомандовать:

– Налево, за мной!

Перескочив через тротуар и оказавшись перед входом в таверну Джошуа Отравителя, лошадь Стального Тела, которая была великолепно выдрессирована и привыкла повиноваться самым неожиданным командам хозяина, влетела в раскрытую настежь дверь и врезалась в толпу посетителей.

Можете себе представить, что за вой, ругань и проклятия, перемешанные с грохотом бьющейся посуды, раздались в ответ на внезапное вторжение.

Это был настоящий разгром… На полу валялись разбитые столы, сломанные скамьи, сбитые с ног «джентльмены»… Общий вид таверны напоминал посудную лавку, в которую ворвался взбешенный бык.

Букин-Билли промчался как ураган по огромному залу, щедро раздавая по дороге направо и налево укусы и удары копытами.

Жако Канадец, Черный Орел, управляющий ранчо Монмартр и другие, стоявшие в первом ряду, с интересом следили за смелым маневром своего предводителя и ждали команды.

Вождь краснокожих испустил военный клич команчей, протяжный и переливчатый:

– Аоууу!.. иа!.. оууу!.. иаааа!..

– Не боитесь? – спросил добряк Жако у Колибри, которая сидела перед ним в большом мексиканском седле.

– Нисколько, – ответила девушка, сверкнув глазами.

Маленькие степные лошадки перескочили через тротуар и, мчась бешеным галопом за Букин-Билли, закончили дело, с таким успехом начатое Стальным Телом.

В мгновение ока весь отряд очутился в зале среди груды обломков, образовавших непривычный для степных скакунов ковер.

Джошуа Отравитель, стоя у прилавка и глядя на эту столь для него печальную картину, орал во всю глотку и рвал на себе волосы.

Ковбои между тем удовлетворили охватившую их страсть разрушения и, хохоча до упаду, остановили наконец лошадей.

Этот ловкий и отважный маневр длился не более пятнадцати секунд.

В тот самый момент, когда последний ковбой перескочил через тротуар, черный жеребец прелестной амазонки промчался мимо фасада.

Прелестной красавицей владел бешеный гнев: щеки ее стали еще бледнее, губы искривились, а глаза сверкали огнем.

Положение и в самом деле становилось комическим.

Это моментальное исчезновение войска, которое было объектом нападения, действительно могло взбесить и обескуражить.

Молодая женщина испустила гневный крик, и ее отряд, будучи не в состоянии замедлить аллюр лошадей, промчался как ураган мимо окон под градом насмешек, которые, не скупясь, расточали им ковбои.

В таверне поднялась невообразимая суматоха.

Пьяницы, оглушенные, сбитые с ног, смятые лошадиными копытами, пытались подняться и снова падали на пол, усеянный осколками разбитой посуды и залитый кровью.

В воздухе стоял печальный стон: крики бессильной злобы, вопли отчаяния и предсмертные хрипы сливались в адскую какофонию.

– С коней, друзья! – прозвучал голос Стального Тела и покрыл на мгновение окружающий шум.

Ковбои вмиг соскочили с седел и стали усмирять лошадей восклицаниями и поглаживаниями. Славные животные сразу успокоились и застыли на месте, несмотря на окружающий содом.

– Теперь очистите залу, – скомандовал Стальное Тело.

Ковбои, повинуясь приказанию, хватают крикунов в охапку, тащат их, толкают, «потчуют» ударами сапог сопротивляющихся и выбрасывают их ка улицу.

Труднее было справиться с теми, кто находился в глубине зала.

Недолго думая, Стальное Тело приказал запереть их в погреб.

Все это, разумеется, было выполнено мгновенно.

Шум стал мало-помалу стихать, но зато все слышнее и назойливее становились упреки и угрозы Джошуа.

– Я разорен… Вы меня разорили!.. – орал он. – Пусть дьявол зажарит мои кишки, если вы мне за это не заплатите, подлые ковбои!..

– Эй ты, полно там!.. – крикнул ему Стальное Тело. – Друзья, у нас всего лишь пять минут, чтобы подготовиться к защите… Соберите в кучу все обломки… Забаррикадируйте вход!.. Так!.. Теперь поставьте лошадей поперек и укройтесь за ними… Оружие в руки… Приготовьте патроны… Они сейчас начнут атаку.

Понимая, как дорога каждая минута, ковбои стали быстро готовиться к отпору, не теряя веселости – коренной черты их характера.

Все были в великолепном настроении.

И почему бы, в самом деле, не веселиться? Во-первых, им удалось освободить Элизу, их маленькую благодетельницу, столь добрую и снисходительную к проказам этих взрослых детей, – Элизу, которая так часто ухаживала за ними во время болезни, перевязывала им раны, живо интересовалась их радостями и печалями, словом, была для каждого из них близким и отзывчивым другом; подобные услуги не забываются этими людьми, способными не только на разгул и безумные выходки, но и на самопожертвование.

Среди луж крови, копоти, спиртных паров она узнавала каждого, называла по имени, горячо благодарила их за участие, с каким они к ней отнеслись.

Растроганные столь глубокой благодарностью, которую они, по их мнению, не заслужили, эти простые люди искренне приготовились, не колеблясь, защищать Элизу изо всех сил и, если понадобится, даже пожертвовать собой.

Кроме того, их приводили в неописуемый восторг перипетии такого отважного предприятия, даже если оно бы стоило жизни многим из них.

Вдруг откуда-то раздался выстрел.

Это Джошуа Отравитель в припадке гнева схватил револьвер и, прицелившись в Стальное Тело, спустил курок.

Индеец, однако, вовремя заметил это движение.

Он быстро подтолкнул снизу вверх руку хозяина таверны, и пуля пролетела мимо, лишь слегка задев шляпу Стального Тела и разбив вдребезги бутылку, стоявшую на полке.

– Спасибо, краснокожий, – весело сказал ковбой.

Вмешательство индейца привело Джошуа в еще большую ярость; с бешеным взглядом, пеной, идущей изо рта, он разразился самой отборной руганью:

– Мерзавец!.. Гадина!..

Джошуа прицелился в Черного Орла.

На этот раз вождь не дал ему выстрелить.

Он слегка наклонился, ловко прыгнув, очутился под держащей револьвер рукой владельца заведения, потом, схватив его под бока и согнув, как тростинку, положил на стойку, уперся коленом в грудь и вытащил скальпировальный нож.

Негодяй догадался, что индеец собирается совершить над ним ту страшную операцию, которую его соплеменники обычно проделывают над побежденными врагами.

– Сжалься… смилуйся!.. – заревел он, объятый паническим ужасом.

Индеец захохотал горловым смехом и без малейшего сожаления или колебания схватил в охапку пышную шевелюру, которая так заманчиво развевалась на черепе Джошуа.

Придерживая левой рукой волосы, индеец провел правой на голове круговой надрез острым как бритва ножом.

Джошуа завопил, как дикий зверь, и отчаянно забился.

С виртуозностью, достойной лучшего применения, кожа была срезана сразу до самой кости.

Красная линия, начинаясь на середине лба, удивительно точно тянулась до затылка и оттуда снова к середине лба с противоположной стороны, пройдя поверх ушей.

Индеец дернул шевелюру левой рукой, и кожа с сухим треском отделилась от головы, обнажив голый пурпурно-красный череп.

Эта операция называется скальпированием.

Шевелюра побежденного врага – почетный трофей для индейцев Северной Америки, поэтому они всегда стремятся завладеть ею.

Они с гордостью украшают себя ужасными трофеями – и даже теперь, по крайней мере у индейцев браво, количество снятых скальпов служит мерилом доблести воинов.

Скальпы – их почетные знаки.

Ковбои с видом знатоков следили за операцией Черного Орла, которая заняла не больше времени, чем извлечение больного зуба, и бурно аплодировали.

Многие из них, несомненно, проделывали то же самое в дни жестокой нужды, когда приходилось ничем не гнушаться. Дело в том, что на скальпы падки американские коллекционеры, которые ценят их довольно дорого – от ста пятидесяти до двухсот долларов. Спрос на этот товар так велик, что трудно удовлетворить всех желающих.

– Работа недурна, сказать нечего, – важно заявил Жако Канадец на старофранцузском наречии. – Но, черт возьми, этакое кровопускание может вызвать хронические головные боли!..

Весь в крови, которая струилась по лицу и запекалась в бороде, Джошуа без чувств упал на прилавок. Колибри, с детства привыкшая к подобным сценам, равнодушно смотрела на происходящее, а Элиза, возмущенная до глубины души, закрыла глаза и заткнула уши, чтобы ничего не видеть и не слышать.

Между тем приближалась минута, когда, по расчету Стального Тела, должны были вернуться неприятели.

Отряд действительно уже приближался легкой рысью.

К нему пристали те золотоискатели, которых «тарантуловая» настойка не окончательно еще лишила способности двигаться.

 

– Внимание, друзья! – спокойно произнес молодой человек.

Послышался звук заряжаемых карабинов – и воцарилась глубокая тишина.

Потрескивали лишь черепки посуды под копытами лошадей.

В сопровождении двадцати всадников прелестная амазонка появилась у входа в таверну, где, спрятавшись за лошадьми, залегли ковбои.

Она остановилась, окинула смелым взглядом группу и с презрительным видом, какой принимают обыкновенно американки, разговаривая с мужчинами, проговорила громко и властно:

– Хелло! Между нами, кажется, какое-то недоразумение. Вы ведь славные ребята и не прочь заработать по сотне долларов… Не правда ли. Решено, что ли?.. По сто долларов на брата?..

Это неожиданное предложение вызвало среди ковбоев движение, которое молодая женщина приняла за готовность заключить сделку, поэтому она продолжала говорить таким тоном, как будто бы все уже было решено:

– Итак, вы присоединяетесь к моему отряду, а эту маленькую француженку, которая убегает и прячется, выдаете мне.

Отряд Стального Тела заволновался и громко запротестовал.

Бледная, негодующая, с дрожащими от волнения губами, Элиза прошла вперед. Остановившись перед амазонкой, она смерила ее с ног до головы гордым взглядом и сказала, отчеканивая каждое слово:

– Француженка не убегает и не прячется. Вы хотите завладеть ею, посягнуть на ее свободу… на жизнь, быть может. Попробуйте, если смеете.

Амазонка, не ожидавшая от девушки такой твердости и решимости, ответила ей, кусая губы:

– Ваши слова ни к чему не приведут, моя милая; через минуту ваши защитники покинут вас – и вы будете в моей власти. Господа, – обратилась она к ковбоям, – предлагаю вам по двести долларов вместо ста. Это изрядная сумма!

– Да, вы действуете, как истая американка, – бросила ей Элиза, пожимая плечами. – Но не таких людей вы встретили. Мои защитники – честные и неподкупные люди!

– Вот это хорошо сказано, – раздался со стороны ковбоев чей-то грубый голос. – Мы не продажны и будем защищать вас до последнего вздоха; это так же верно, как и то, что я – Джек Курильщик. Не правда ли, друзья?

– Браво! Браво!.. – кричали с энтузиазмом ковбои. – Можете на нас положиться.

– А, так вы отказываетесь! – вскричала разгневанная амазонка. – Хорошо! Вы поплатитесь за это! Что же касается вас, моя малютка, то пеняйте на себя одну, если что-нибудь приключится с вашими родителями!..

– Вы говорите – мои родители… Что могут иметь общего с вами мои отец и мать, взятые в плен бандитами?

– Это уж мое дело, моя крошка! И вы скоро пожалеете, что противились мне.

Элиза почувствовала, как гнев туманит ей голову.

Она инстинктивно подняла револьвер, направив его на издевающуюся над ней амазонку.

– Я должна была бы вас убить, как кровожадного зверя – какой-то таинственный голос говорит мне, что вы будете для нас демоном зла… Но я не убийца…

Амазонка звонко расхохоталась и быстрым движением подняла коня на дыбы.

При этом стал виден стоявший сбоку молодой человек, одетый в живописный мексиканский костюм; Элиза не успела опомниться, как он метнул лассо по направлению к ней.

Открытая петля была уже над головой девушки, как вдруг в этот момент загремел выстрел из карабина.

Глава XII

Это был выстрел Стального Тела.

Он прицелился и спустил курок с той молниеносной быстротой охотника степей, которая поражает даже лучших стрелков цивилизованных стран.

Ему удалось уловить мгновение, когда незнакомец, метнув лассо, протянул руку в ожидании, когда петля упадет на плечи девушки. Рука оставалась еще четверть секунды в том же положении, а затем бессильно опустилась, раздробленная пулей.

– Карамба! – вскрикнул раненый. – Мерзавец искалечил меня!

Как раз в это время петля обвилась вокруг шеи Элизы. Лошадь, приученная к таким упражнениям, уперлась передними ногами в землю и дернула лассо прикрепленное к седлу с помощью массивного железного кольца.

Элиза, однако, была не из тех жалких созданий, которые в минуту опасности окончательно теряют голову и падают в обморок, вместо того чтобы проявить всю свою энергию и сохранить хладнокровие, необходимые при подобных обстоятельствах.

Вероломная атака застала ее врасплох, но не привела в замешательство.

Она прошла школу своих друзей-команчей, знакома была со всеми хитроумными приемами, которыми пользуются в пустыне, и знала, как с ними бороться.

Быстрым движением она протянула руки и опустила голову. Страшная петля соскользнула, не достигая цели, на землю, и человек с раздробленной рукой разразился градом отборных ругательств, которыми испанский язык – нужно отдать справедливость – далеко не беден.

Ловкость, с какой Элиза высвободилась из-под петли, вызвала дружное «браво!» ковбоев и радостные рукоплескания Колибри, а Черный Орел в знак одобрения величественно покачал головой.

Крики и проклятия раненого вывели почему-то из терпения всегда спокойного Жако Канадца.

– Да перестанет ли, наконец, он реветь, этот парень! – воскликнул он с сердцем. – Можно подумать, что его отправляют на тот свет… Из-за одной пули столько шума…

Стальное Тело расхохотался, что окончательно вывело из себя незнакомца, и ругань его стала еще яростнее и грязнее.

– Канадец прав, – прервал его Стальное Тело своим насмешливо спокойным голосом, – вы поднимаете много шума из-за пустяков. Это было с моей стороны лишь предостережением, я вас пощадил, хотя мог бы убить наповал.

– Ты лжешь, негодяй! – вскрикнул раненый.

Несмотря на свое хладнокровие, ковбой вздрогнул, но, сдержавшись, сказал медленно, с ударением на каждом слове:

– Я не негодяй и никогда не лгу. Все, кто знаком со мной, знают это прекрасно. В вашем отряде есть несколько господ, на лице которых еще не изгладились следы моих шпор. Эти джентльмены могут засвидетельствовать, что Стальное Тело…

– А, так это вы тот знаменитый ковбой?.. Мы готовы принять ваши услуги за любую цену…

– Мадемуазель Элиза Дэрош только что вам заявила, что мы не продаемся… Прекратите браниться и болтать лишнее. Не забывайте, что если вы еще живы, то обязаны этим лишь моему терпению и не злоупотребляйте им… Вы только что заградили нам дорогу с целью уничтожить наш отряд… Вы совершили, таким образом, заведомо враждебный акт, который нельзя ничем оправдать…

– Но вы меня ранили!..

– Молчать, когда я говорю! Теперь вы намерены преградить нам путь… Ваши попытки завладеть мисс Дэрош равносильны объявлению войны. Вы, очевидно, добиваетесь битвы; ладно, будем драться!.. Что касается вас, сударыня, – сказал он, почтительно склоняясь перед амазонкой, наблюдавшей за ним с презрительным и в то же время любопытным видом, – то не угодно ли вам отсюда удалиться. Стычка будет серьезная, и я буду в отчаянии, если вас заденет какая-нибудь шальная пуля.

– А если мне заблагорассудится остаться здесь? – возразила она резким голосом. – Если мне не страшны эти пули, которых вы так из-за меня боитесь…

– Как вам угодно, сударыня. Я исполнил свой долг. Будь что будет…

Пока велись эти переговоры, к всадникам приблизились золотоискатели.

Во главе их шел Фрэд, потрясая винтовкой.

Помятый, со свежими следами шпор ковбоя на лице, он хотел отмщения.

Незнакомец после нескольких неудачных попыток всунул, наконец, свою истерзанную, раздробленную руку, в ожидании перевязки, за борт камзола и героически приготовился участвовать в бою.

Как ни бесстрашны были ковбои, но положение их было критическим.

Зная, как важен первый решительный удар, Стальное Тело решил прибегнуть к стремительной и внезапной атаке.

Он окинул опытным взглядом друзей, лежащих с суровым и решительным видом за живыми баррикадами, держа винтовки наготове.

Его честность не позволила ему, однако, начать атаку, не предупредив неприятеля.

– Мы хотим отсюда уйти… Прочь с дороги! – крикнул он громовым голосом.

– Нет!.. Нет!.. Смерть ковбоям!..

При этом возгласе Стальное Тело быстро лег на землю и скомандовал:

– Пли!

Раздалось сразу двадцать пять выстрелов, сопровождаемых шипящими, характерными для картечных ружей звуками.

Каждый ковбой наметил себе противника среди врагов, и залп, направленный в самую гущу скучившихся на мостовой всадников, произвел среди них страшное опустошение.

Люди и лошади, как скошенные, падали наземь, извиваясь в предсмертных судорогах. Ужасное впечатление от этой картины усугублялось душераздирающими криками агонии умирающих.

Осаждающие, заранее торжествовавшие победу, совсем не ожидали подобного поворота событий.

Видя, что не менее четверти отряда вышло из строя, амазонка, побагровев от бешенства, выстрелила из револьвера в клубы дыма, застилавшего вход в таверну. Вслед за ней разрядили ружья и ее всадники, но этот первый неприятельский залп причинил ковбоям мало вреда, так как они были скрыты клубами дыма.

У них были убиты две лошади и ранены два человека.

Однако пассивность такого метода борьбы начинала тяготить ковбоев – этих сынов необъятного простора, этих кочевников, вся жизнь которых проходит в длинных переходах с места на место.

Как ни превосходили их силы неприятеля, они все же жаждали сражения под открытым небом; ими владело страстное желание врезаться в отряд врагов и пробиться сквозь ряды рассвирепевших всадников и бешеных жеребцов.

Стальное Тело угадывал это желание и вполне его разделял, но он не осмеливался на столь опасный шаг.

Да, этот головорез, никогда ни перед чем не останавливавшийся, сотни раз рисковавший своей головой, чуть ли не в первый раз в жизни стал жертвой сомнений и колебаний.

Он смотрел долгим взглядом на Элизу, зардевшуюся под его пламенным взором, и, тронутый видом прелестной девушки, ощущал сердцем огромную потребность в преданности, самопожертвовании и героизме.

Будучи даже не знаком с молодой девушкой, Стальное Тело сначала принял участие в ее судьбе, руководствуясь лишь страстью к приключениям и привязанностью к своему другу Жако Канадцу.

Теперь же, видя, как несчастна Элиза, он мысленно дал себе клятву вырвать ее из рук злодеев и возвратить родителям, даже если бы для этого ему пришлось бы поджечь всю страну с четырех концов.

Такие мысли отрывочно мелькали у него в голове, пока он напряженно думал, как найти выход из создавшегося положения.

Наконец, он догадался.

«Динамит!..» – шепнул он про себя.

В европейских странах, как известно, производство, продажа и применение этого взрывчатого вещества регламентированы государством.

В Америке производство его общедоступно, а употребление не ограничено никакими законами.

В Золотом Поле его используют для обнаружения и разработки золотоносных жил.

Из-за опасных свойств динамит должен храниться в герметически закрытых сосудах и быть доступен далеко не каждому.

Но это не так.

Вследствие свойственного им безразличия янки беспечно таскают его повсюду, невзирая на частые катастрофы с многочисленными жертвами.

Как у всех местных владельцев заведений, самолично расправляющихся из-за отсутствия полиции со строптивыми посетителями, у Джошуа Отравителя было несколько ящиков, где хранились оружейные принадлежности.

Стальное Тело открыл один из них и, порывшись, нашел динамитный патрон.

Он быстро просверлил его и, присоединив к найденному тут же бикфордову шнуру, бросился к дверям.

– Итак, вы не намерены оставить нас в покое? – крикнул он наступавшим.

В ответ раздалось лишь несколько проклятий, и в него стали целиться из дюжины револьверов.

Тогда он со зловещим хладнокровием вынул изо рта дымящуюся сигару, поднес ее к фитилю и стал раздувать огонь.

Фитиль занялся – и никакая сила в мире, казалось бы, не могла предотвратить взрыв, который должен был произойти с секунды на секунду.

Нисколько не думая о страшной опасности, которой он подвергался, Стальное Тело кинул со всего размаху патрон, который, описав в воздухе кривую, упал в центр неприятельского отряда.

Заметив его движение, противники сразу поняли, в чем дело, и их охватил ужас.

Стальное Тело неподвижно стоял со скрещенными на груди руками под направленными в него дулами револьверов, но никто из врагов не осмелился выстрелить.

Они мгновенно рассыпались в разные стороны, как стая воробьев.

Лишь амазонка бесстрашно оставалась на месте, спокойная, точно смерть потеряла над ней свои права.

Ловким прыжком соскочила она с коня, спокойно нагнулась и кончиками своих изящных пальцев, затянутых в перчатку, подняла патрон, фитиль которого едва слышно потрескивал.

Свидетели этой удивительной сцены на мгновение застыли в томительном ожидании.

Мужчины и женщины, друзья и враги – все затаили дыхание при виде этого поступка, говорившего о необычайной смелости молодой женщины.

 

Грациозным движением руки бесстрашная амазонка кинула патрон в находившийся недалеко «claim», и тотчас же раздался взрыв, похожий на пушечный выстрел.

Шепот изумления и одобрения пробежал по рядам индейцев и ковбоев; а между тем среди этих людей было немало храбрецов.

Ни разу не дрогнула ее рука, ни один мускул прекрасного лица не выдал волнения. Горделивая и властная, она стояла, устремив на Стальное Тело магнетический взгляд черных глаз, и долго не сводила его, будто желая очаровать ковбоя.

Он чувствовал, что все его существо вспыхнуло пламенем.

Сердце взволнованно забилось, и от напряжения кровавой пеленой заволокло зрачки глаз, которые он не в силах был от нее оторвать. Это была дуэль взглядов. Ее глаза, черные и глубокие, в которых отражалась упорная, несокрушимая воля, встретили его взгляд, блестящий и острый как стальной клинок…

Пристыженные своим беспорядочным бегством, в особенности тем уроком храбрости, который им преподала женщина, всадники снова стали группироваться вокруг амазонки.

Отважная попытка Стального Тела не дала, таким образом, никаких результатов, и ковбою пришлось снова начать борьбу, исход которой из-за столь сильной противницы был неизвестен.

Стальное Тело, не знавший до сих пор врага, который мог бы ему противостоять, и убежденный в справедливости защищаемого им дела, пришел в страшный гнев.

– Гром и молния! – заворчал он. – Будь вместо нее мужчина, я бы живо спровадил его… на тот свет!

Между тем лошадь амазонки, замечательно выдрессированная, подбежала к своей госпоже, выделывая грациозные курбеты.

Стальное Тело чувствовал, что из-за этой женщины ускользнет и надежда на спасение.

Он сильно хлопнул в ладоши перед мордой лошади, и она, испугавшись, отпрянула назад.

В этот момент он сжал в кулаке правую руку молодой женщины, просунул эту руку под мышку и сказал ей очень вежливым, хотя и несколько насмешливым тоном:

– Сударыня, вы у меня в плену.

Однако она, будучи истинной американкой, привычной к спорту, обладала такой силой, которой мог бы позавидовать любой мужчина.

Придя в себя от неожиданности, она энергично дернула плечом, но тщетно: рука ее была как в железных тисках.

Ее всадники с яростным криком подскочили к борющимся.

– Сударыня, – обратился к ней ковбой, – прикажите своим людям удалиться отсюда на расстояние выстрела из карабина, в противном случае…

– В противном случае? – спросила она с иронией.

– В противном случае я вас убью.

В ответ на его слова она громко расхохоталась и тем же ироническим тоном сказала:

– Нет, вы не убьете меня. Вы не посмеете… Кроме того, это было бы слишком подло.

– Вас целая сотня, а нас всего двадцать пять человек… Вы нападаете на нас без всякого повода… Вот это, действительно, подлость…

– Берегитесь!

– Вы подвергаете опасности нашу жизнь, а между нами есть две молодые девушки – такие же женщины, как и вы… Кроме того, мы защищаемся…

– О, я отомщу… я отомщу вам за это оскорбление…

– Прикажите вашим прохвостам удалиться!..

– Не хочу.

– В таком случае я отдам вас Черному Орлу.

– Неужели!

– Да! Я скажу ему: вождь, вот женщина, которая хотела погубить твою дочь и ее подругу – француженку.

– Ну, и что ж?

– Увидите, разделяет ли краснокожий предрассудки людей белой расы. Увидите, помешает ли ему ваш магнетический взор укротительницы зверей привязать вас к столбу пыток и проделать над вами страшную операцию скальпировальным ножом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru