Монмартрская сирота

Луи Буссенар
Монмартрская сирота

Глава XXX

Выйдя на свободу, супруги Дэрош сочли наиболее разумным скрываться до полного восстановления здоровья.

Они считали бесполезным и даже опасным искать защиты у американского правосудия; не говоря уж о том, что суд слишком бы затянулся и обошелся бы очень дорого, он, кроме того, несомненно, высказался бы за обвиняемых, так как в этом краю с законами церемонятся меньше, чем где бы то ни было, если они невыгодны миллионерам. С другой стороны, обратиться к правосудию значило открыться врагу и, следовательно, навлечь на себя новые преследования, чего они отнюдь не желали.

Приятель Стального Тела принял гостей со свойственным лесному бродяге гостеприимством, и они стали быстро поправляться.

Стальное Тело стал кумиром супругов Дэрош. Они осыпали своего молодого друга бесконечными благодарностями и ласками. Ему пришлось рассказать им с мельчайшими подробностями все, что произошло со времени их похищения, и, как ни скромничал Стальное Тело, они догадывались, что он всюду играл главную роль, и благодарили его без конца.

Молодой человек чувствовал себя очень скверно. Его мучила совесть при воспоминании об измене милой, доброй и нежной Элизе, которую он ни на минуту не переставал любить. Но в то же время перед ним во всей красе вставал образ Дианы, с ее черными, пылающими глазами, прекрасным бледным лицом, обольстительной, чарующей улыбкой, и он думал:

«Я – отвратительное существо; это несомненно. Я не в силах забыть Диану… Она меня приворожила… Но ведь я люблю, обожаю Элизу… Я готов идти на смерть по одному ее слову… Что же это значит? О как я несчастен!.»

Заметив, с какой любовью молодой человек говорит о Элизе, супруги втайне лелеяли надежду, что молодые люди полюбят друг друга и их счастье будет для ковбоя достойным вознаграждением за его самоотверженное участие в судьбе семьи. Едва оправившись, они стали собираться в путь и предложили своему спасителю погостить на ранчо. Разумеется, Стальное Тело с радостью принял предложение.

Они взяли три билета до Спрингвилла, ближайшей от Монмартра станции, и уселись в удобные вагоны Южной компании.

Не без основания боясь путевых приключений, Стальное Тело вооружился с головы до ног и вооружил своих спутников.

Они выехали из Денвера ночью.

Половина пути прошла вполне благополучно; они пили, ели, спали и радовались перспективе увидеть, наконец, дорогую Элизу и ранчо Монмартр со всеми находящимися там друзьями.

Наступило утро. Кровати были сложены, и вагоны приняли обычный вид. Друзья выпили по чашке чаю, закусили и вышли на площадку полюбоваться чудесной панорамой берегов Рио-Гранде, – этой огромной реки, сопровождающей линию железной дороги до мексиканской границы.

Поезд шел обыкновенным ходом и находился между станциями Valverde и Fort Mac-Rae.

Вдруг слева, в двадцати метрах от поезда, показался белый дымок и раздалось несколько ружейных выстрелов. Одна пуля попала в паровозный колокол и со звоном разбила его вдребезги.

Пассажиры от неожиданности вскочили со своих мест и с ужасом спрашивали друг друга, что произошло.

Послышались проклятия, женские и детские крики, треск взводимых курков.

– Что это!.. В чем дело?

– Бандиты!.. Атака поезда!.. Нападение десперадо!

Всех охватила паника – поднялась невообразимая суматоха.

Вскоре последовал сильный толчок, точно паровоз наткнулся на препятствие, и поезд сначала замедлил ход, а потом остановился.

При первых же звуках выстрелов друзья догадались, что нападение на поезд (которое, кстати сказать, становится все более и более редким явлением даже в самых пустынных уголках Америки) было подготовлено их врагами.

Почувствовав толчок, Дэрош, как опытный механик, тотчас же сообразил, что он произошел не из-за загромождения пути или аварии машины, а был вызван быстрым поворотом тормоза. Несомненно, машинист был в заговоре с бандитами и умышленно остановил поезд.

В мгновение ока Дэрош вскочил в соседний вагон и пробрался на площадку паровоза. Он не ошибся: ни машиниста, ни кочегара там не оказалось – оба выскочили в момент нападения на поезд.

Опытной рукой он взялся за тормоз, и через несколько секунд поезд дрогнул и двинулся, мало-помалу ускоряя ход.

Бандиты, бросившиеся к поезду, только тогда поняли смелый маневр Дэроша, когда поезд пришел в движение.

С проклятиями и ревом несколько человек кинулись к паровозу, но Стальное Тело, разгадав намерения своего друга, был настороже. Не целясь, он сделал в бандитов несколько выстрелов, что образумило нападавших. К нему присоединились более решительные пассажиры, вооруженные револьверами, и Дэрош, ставший волей судеб машинистом, мог под их прикрытием беспрепятственно вести поезд.

Дэрош когда-то работал машинистом, и поэтому в совершенстве знал все части локомотива. Поезд, управляемый искусной рукой, двигался правильно и мерно.

Нападение произошло неподалеку от границы. Спасенные каким-то чудом, пассажиры, знавшие по опыту или понаслышке о свирепости и зверствах пограничных бандитов, не могли прийти в себя от радости. Мужчины, женщины и дети с громкими криками: «Ура!» – приветствовали бесстрашного спасителя, который с изумительным хладнокровием и искусством вел паровоз по совершенно незнакомой линии без помощи кочегара.

Г-жа Дэрош и Стальное Тело тоже приняли участие в овации.

Во всех вагонах только и было разговоров, что про нападение да про смелого француза. Везде царили шум и веселье.

Только в последнем вагоне было несколько мужчин, не разделявших общей радости. Они сидели на разных скамьях, стараясь не подать виду, что близко знакомы друг с другом.

Один из них, небольшого роста, одетый в изящный бархатный костюм, с дымчатым пенсне на носу, казался особенно возбужденным.

Он нервно хлопал хлыстом по своим лакированным сапогам с золотыми шпорами и с бешенством говорил сквозь зубы соседу:

– Скоты!.. Их идиотская радость меня раздражает… Опять провалились мои планы!

– Нет, миссис Диана, партия еще не проиграна. Она лишь несколько осложнилась, – ответил ей вполголоса один из таинственных пассажиров.

Три четверти часа спустя поезд остановился на вокзале Fort Mac-Rae.

Дэрош мог наконец оставить свой пост у машины и присоединиться к супруге, которая всю дорогу страшно волновалась, боясь нового нападения.

Без машиниста и кочегара поезд не мог дальше двигаться. Следующего поезда, с которым должны были приехать вызванные по телеграфу из города новые работники, надо было ждать шестнадцать часов.

К счастью, в Fort Mac-Rae оказалась гостиница, в которой пассажиры могли кое-как устроиться и перекусить.

Стальное Тело и супруги Дэрош решили не дожидаться поезда, а приобрести лошадей и отправиться верхом на ранчо Монмартр, которое было всего лишь в тридцати пяти лье от вокзала.

Ими двигало страстное желание поскорей увидеть Элизу, а также то обстоятельство, что и с конечной станции им пришлось бы сделать двадцать лье лошадьми.

Покупка лошадей и необходимых съестных припасов отняла у них не более часа.

Когда небольшая группа скрылась за горизонтом, тот самый пассажир, который в вагоне обменялся с Королевой Золота несколькими фразами, пригнулся к ней и шепнул ей на ухо:

– Видите, миссис Диана, партия еще не проиграна. Не позже чем завтра пустыня возвратит их нам.

Глава XXXI

Стальное Тело был убежден, что нападение на поезд было организовано не профессиональными бандитами с целью наживы, а отрядом Дианы, получившим, очевидно, приказание во что бы то ни стало схватить беглецов в пути. Он поэтому не сомневался, что за ними будет послана погоня.

По его расчетам до ранчо было приблизительно восемнадцать часов верховой езды. Имея по две смены крепких прерийских лошадей, он нисколько не боялся бы погони, тем более что друзья были недалеко, если бы не крайняя слабость г-жи Дэрош. Как бы то ни было, выбора не оставалось: приходилось торопиться.

Первая часть пути прошла вполне благополучно. Беглецы меняли лошадей каждые два часа, давая им по десять минут отдыха.

К ночи было уже сделано около половины пути, и на горизонте стали ясно видны очертания гор, через которые нужно было перевалить, чтобы добраться до Монмартра.

Решили устроить привал, так как г-жа Дэрош чувствовала себя крайне утомленной. Стальное Тело приготовил ей постель из свежей, душистой травы и стреножил коней.

Ночь прошла спокойно.

Но чуть забрезжило, лошади стали выказывать признаки беспокойства. Дэрош и Стальное Тело догадывались, что близка погоня.

Они разбудили г-жу Дэрош и, быстро оседлав коней, пустились в путь.

По мере того как рассветало, на горизонте яснее обрисовывалась величественная громада гор.

– Нам придется перебраться через верхушку гор? – спросил Дэрош.

– Нет, – ответил Стальное Тело, – нам незачем взбираться на вершину, и только благодаря этому мы сможем уйти от погони. На полпути к вершине есть ущелье, а в нем скрыт подземный ход, известный лишь мне да Черному Орлу. Мы никогда его не исследовали, но по разным признакам я уверен, что он проходит через всю гору. Успеем добраться до этого подземелья – и мы спасены.

Лошади между тем фыркали, мотали головами и всячески выражали беспокойство.

– Черт возьми! – вскричал Стальное Тело. – Дело неладно!

– Да, – сказал Дэрош.

– В чем дело? Не скрывайте от меня ничего, – обратилась г-жа Дэрош к молодому человеку.

– Да скрывать не к чему. Мы опасаемся погони.

– Что же делать?

– Гнать лошадей и поскорей добраться до гор. Только там мы будем в безопасности.

Прошло около часа.

Лошади мчались во всю прыть. Г-жа Дэрош чувствовала страшную ломоту во всем теле, но ни одним словом не выдавала своих страданий.

Стальное Тело время от времени подымался на стременах и оглядывался назад. Один раз ему почудился блеск металла на солнце.

 

По мере приближения к горам рельеф становился холмистее; там и сям подымались скалы.

Стальное Тело остановил в одном месте спутников и взобрался на ближайшую скалу метров десять высотой. Вглядываясь вдаль, он заметил на расстоянии двух-трех лье кавалерийский отряд, казавшийся издали рядом черных точек.

– Гром и молния! За нами следуют по пятам! – вскричал он. – Остается одно – гнать лошадей вовсю…

Всадники пришпорили коней и понеслись вихрем. Благородные животные, как бы понимая опасность, не щадили сил. Они скакали по дороге, круто подымающейся вверх и стиснутой, как горный поток, между двух хребтов.

Беглецы были уже на порядочной высоте и могли без труда разглядеть внизу отряд, состоявший примерно из шестидесяти человек. За отрядом скакал целый табун сменных лошадей.

О сопротивлении не могло быть и речи. Нужно было искать спасения в бегстве.

Подъем становился все круче и круче. Лошади выбивались из сил; их учащавшееся дыхание предвещало, что они скоро упадут от усталости.

Пришлось дать им передышку.

Неприятель, впрочем, был в таких же условиях.

Друзья снова двинулись в путь.

Г-жа Дэрош героически выносила страдания, не выдавая их ни звуком. Стальное Тело, однако, с беспокойством замечал, что лицо ее стало мертвенно-бледным и глаза страшно воспалены. Вдруг она покачнулась в седле и инстинктивно ухватилась за гриву мустанга.

– Что с вами? – воскликнул Стальное Тело, поддерживая ее рукой.

– У меня не хватает сил… Привяжите меня… к седлу…

Ковбой остановил лошадей, снял ее, как ребенка, с седла и положил на траву. Дэрош смочил ей слегка лицо холодной водой, и она, придя в себя, прошептала:

– Я страшно ослабела… Но нужно добраться… туда. Друг мой, дай мне виски…

Дэрош протянул ей бутылку, и она, никогда не пившая ничего, кроме воды, сделала несколько глотков этого возбуждающего напитка.

На ее бледных щеках показался румянец, и, поднявшись на ноги, она воскликнула твердым голосом:

– Едем! Нужно спешить!

Снова начался утомительный подъем. Казалось, что они никогда не доберутся до желанного ущелья. Несмотря на быстрый бег лошадей, верхушка гор как будто ничуть не приближалась.

С другой стороны, благодаря оптическому обману, создавалось впечатление, что неприятельский отряд приближается с неимоверной быстротой.

Лошади опять стали задыхаться. Стальное Тело опасался, как бы на них не нашел столбняк.

Необходимо было дать им передохнуть.

Ковбой и Дэрош взяли по булыжнику и стали растирать онемевшие члены лошадей.

Этот массаж несколько освежил животных, и они вновь энергично возобновили путь.

Оставалось уже не более часа езды до моста, где был скрыт подземный коридор, когда одна из лошадей упала, точно громом пораженная столбняком.

Такая же судьба ждала с минуты на минуту и других лошадей.

Снизу долетали уже голоса преследователей, но беглецы были примерно двумя часами впереди и решили дать в последний раз отдых лошадям.

Они вторично растерли животных, дали им поваляться на земле и пощипать травы, а затем, сами изнемогая от усталости, продолжали путь.

Неприятельский отряд был совсем уже близко. Казалось, вот-вот он настигнет беглецов.

После получасовой быстрой езды Стальное Тело остановил своих спутников и радостно воскликнул:

– Мы спасены!

Оба супруга вопросительно посмотрели на него, не видя перед собой ничего, кроме бесконечной дороги, лентой подымающейся к вершине горы.

– Слева, в нескольких метрах отсюда, есть крутой обрыв. Вы не замечаете его, потому что он замаскирован высокой травой. На краю его есть тропинка, которая и приведет нас в подземелье, известное лишь мне и Черному Орлу. Я уже здесь однажды скрывался. Бодрее!

Г-жа Дэрош, нервное возбуждение которой угасало, опять оживилась.

Беглецы сошли с седел. Стальное Тело снял с лошади лассо, оружие, съестные припасы и другие предметы первой необходимости. Затем он повернул лошадей в сторону обрыва и погнал их вперед громким гиканьем и уколами ножа.

Несчастные животные, обезумев от боли, собрались с последними силами и помчались к обрыву.

– Зачем вы это сделали? – спросил ковбоя Дэрош.

– Чтобы обмануть наших преследователей; не видя лошадей, они подумают, что мы перевалили через гору.

– Но ведь нас выдадут лошадиные следы!

– Ничуть! Лошади не подкованы, а горная дорога так камениста, что копыта не оставляют на ней следов… Ну, теперь в путь!

И он повел их к обрыву.

Когда г-жа Дэрош увидела висевшую над пропастью узкую каменистую тропинку, по которой нужно было пройти несколько метров, чтобы добраться до созданного природой тоннеля, у нее закружилась голова – и она не могла сделать ни шагу.

Стальное Тело попросил ее завязать глаза платком. Она повиновалась, он поднял ее, точно ребенка, на руки и с изумительным хладнокровием и ловкостью, которой позавидовал бы самый искусный гимнаст, понес драгоценную ношу.

Дэрош осторожно подвигался за ними, следя за каждым шагом Стального Тела, чтобы в случае нужды поддержать его.

Несколько минут спустя они добрались до входа в подземелье, совершив чудеса ловкости и, изнемогая от усталости, расположились тут же отдыхать.

Час спустя мимо них прошел, построившись строго парами, неприятельский отряд, состоящий ровно из шестидесяти человек.

Маневр Стального Тела увенчался полным успехом. Не видя лошадей и ничего не подозревая, конный отряд размеренным шагом продолжал подъем.

Отдохнув, друзья решили тронуться в путь.

По расчетам Стального Тела, коридор проходил через весь хребет и должен был вывести их по ту сторону горы.

У них не было факелов и приходилось идти в темноте ощупью, ежеминутно натыкаясь на образовавшиеся, быть может, веками водяные лужи.

Переход был длинным и крайне утомительным. Путники шли несколько часов, потеряли счет времени и не знали, продолжается ли еще день или уже наступила ночь.

Как ни хотелось им скорее выйти из спертой атмосферы подземелья на чистый воздух, усталость брала свое, и друзья, будучи не в силах продолжать путь, расположились на отдых.

Сон стал уже властно смыкать их отяжелевшие веки, как вдруг подземелье вздрогнуло от оглушительного, громового раската. Ошеломленные, беглецы вскочили на ноги, и перед их глазами предстала необычная картина.

Глава XXXII

Элиза с лихорадочной поспешностью готовилась к намеченной ею экспедиции.

Не страсть к золоту, конечно, побуждала ее торопиться: она не питала никакого пристрастия к проклятому металлу, ставшему в ее глазах олицетворением несчастий.

Как были они счастливы, пока его магнетический блеск не омрачил светлый ум ее бедного отца!

А теперь… Сколько треволнений, сколько мук и горя!

Да, нужно во что бы то ни стало отыскать источник всех этих бед, возвратить спокойствие любимому отцу, вернуть прежнюю счастливую жизнь, полную солнечного света и безграничной свободы.

После многих тщетных попыток Жо был наконец найден и исчезло таким образом последнее препятствие к осуществлению ее плана.

Старый негр рассказал ей с мельчайшими подробностями все, что знал относительно клада; он не упустил ни одной ничтожнейшей детали.

Он описал ей шаг за шагом дорогу к горам, где скрыто было золото, не сомневаясь, что найдет его без труда.

– Но, мой бедный Жо, ты тогда обладал зрением, – сказала она старику, с горечью глядя на его изуродованное лицо. – Теперь же, увы! эти изверги ослепили тебя и тебе трудно будет найти Воздушный Город.

– О, нисколько, моя маленькая Элиза. Я помню все, что я видел в пути. Там была скала… там было одно-единственное дерево… там был ручей… Горы до облаков… Я поведу вас сам и буду указывать дорогу говоря: «Повернуться налево… Идти прямо…» О, это очень легко.

– Ты думаешь, мой друг?

– Я уверен. И есть еще другое, что следовало бы сделать.

– Что именно, мой дорогой Жо?

– Взять тех лошадей, которых мы туда брали вместе с муше[2] Дэрошем. Лошади были там два раза и знают дорогу.

– Да, это верно, – согласилась Элиза. – Мы завтра же отправимся в путь, и ты будешь нашим проводником.

Старый негр тихонько засмеялся.

– Это очень смешно, – сказал он, – зрячие, которых ведет слепой.

В тот же день Черный Орел и Канадец роздали команчским воинам огнестрельное оружие, которое индейцы приветствовали кликами радости. Воинов было около пятисот человек, и они составляли, благодаря ружьям новейшей конструкции, довольно грозный отряд.

Даже Черный Орел, обыкновенно сдержанный и степенный, не мог скрыть своего удовольствия и радовался, как дитя, глядя на команчей, вооруженных винтовками, точно солдаты белых.

Вместе с оружием каждый из воинов получил по полсотне патронов и на неделю съестных припасов.

Ковбои во главе с Джеком Курильщиком должны были неотлучно оставаться на ранчо и быть всегда готовыми к отпору в случае внезапного нападения.

Вечером того же дня Фрэд, по-прежнему робевший в присутствии Элизы, собрался с духом и спросил молодую девушку, разрешает ли она ему ее сопровождать.

– Ну конечно, Фрэд, – ответила она сердечно, – я иначе и не думала. Вы войдете в состав генерального штаба вместе с Колибри, Красной Лилией, Черным Орлом и Жако, – прибавила она, шутя.

Фрэд покраснел от радости:

– Благодарю, благодарю вас, мисс Элиза, я очень счастлив. Пусть только представится случай, и вы увидите, сильны ли у Фрэда Рэнджера чувства привязанности.

– Я вам верю без доказательств, Фрэд. Да вы мне уже доказали свою преданность… Итак, Фрэд, до завтра!

На другой день ранним утром небольшая армия тронулась в путь, следуя за своим слепым проводником.

Как и все «первобытные» люди, Жо обладал поразительной способностью чутьем угадывать направление. Дорога, со всеми ее поворотами и неожиданными препятствиями, крепко запечатлелась в его памяти. Он ехал впереди отряда, нимало не затрудняясь, и ни разу не отклонился от правильного пути.

Иногда он останавливал коня и обращался с указаниями к Элизе, ехавшей рядом с ним.

– Элиза, дорогая малютка, вы видите там большой одинокий кедр, – спрашивал он ее во время подобных остановок.

– Да, мой друг, я вижу его верхушку.

– Хорошо! Когда мы пройдем мимо него, мы найдем маленький лес розовых магнолий… Затем надо пройти равнину дикого овса…

Топографические замечания слепого отличались замечательной точностью.

За одиноко стоящим гигантским кедром показалась благоухающая рощица розовых магнолий, а затем и поле, поросшее диким овсом.

К ночи устроили привал. Лошадей стреножили, и они жадно набросились на сочную траву, а люди после легкого ужина удобно расположились на ночь под охраной часовых.

Утром маленькое войско продолжало путь, не замедляя и не ускоряя своего размеренного шага.

По мере того как отряд приближался к горам, Элиза все сильнее и сильнее начинала сомневаться в удачном результате экспедиции.

Дело в том, что Жо, прекрасно знавший дорогу до самой скалы, не ручался, однако, за то, что разберется в бесконечных извилинах подземелья.

На вопросы Элизы, куда идти после того, как им удастся добраться по лестнице до вершины, он не мог ответить ничего положительного:

– Мы найдем там маленькие комнатки… Много маленьких комнаток… Там мы с муше Дэрошем видели ракуна, который показал нам дорогу дальше.

Вот все, что мог ей сказать старый негр.

– Но как найдем мы путь в разветвленных ходах пещеры? – спросила его Элиза.

На лице старика появилась хитрая улыбка, и он поспешил ее успокоить:

– Вы разве не знаете, что муше Дэрош нарисовал все ножом на старой коже, которая покрывает мне спину?

– План?

– Да, план!.. Он самый!

Элиза совершенно забыла об этом оригинальном и практичном изобретении, о котором отец так увлеченно рассказывал ей и матери.

План был налицо. Но как им пользоваться? Ни Жако, ни Колибри, ни Черный Орел, ни сама Элиза ничего не понимали в этом деле.

На выручку явился Фрэд:

– Не беспокойтесь, мисс Элиза: мы, золотоискатели, часто обязаны прибегать при работе к различным чертежам, и потому я без труда разберусь в нашем подвижном плане.

На следующий день отряд был у подошвы горы, в которой были высечены жилища Воздушного Города.

Фрэд отозвал в сторону Жо и попросил его обнажить спину, желая снять для удобства копию с плана на бумагу.

Каково же было изумление золотоискателя, когда вместо плана он увидел на обнаженной спине негра лишь идущие вкось и вкривь бесформенные и полуистертые рубцы.

 

Можно было подумать, что кожу старика обработали какой-нибудь едкой щелочью.

План никуда не годился.

Фрэд бросился к Элизе, чтобы поделиться с ней этим досадным открытием, как вдруг раздался оглушительный грохот – гора сотряслась от основания до вершины.

2Муше – испорченное monsieur.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru