Лес душ

Лори М. Ли
Лес душ

Посвящается каждому, кто когда-либо думал, что недостоин


Lori M. Lee

FOREST OF SOULS


Copyright © 2020 Lori M. Lee


© Д. Кандалинцева, перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Словарь


ТИЙ (произносится как ТИ-ий, ударение на первый слог) – огромный континент, состоящий из трех отдельных государств: королевства Эвейвин, Ньювалинской империи и земель Казаина.

Мертвый Лес – старинный Лес, в котором можно найти лишь мертвые деревья, захваченные злыми, жаждущими мести душами.

Драгуль – подвид драконисов, чьей исторической родиной обитания является королевство Эвейвин, живут в заповедниках, и позволить себе содержать их могут лишь люди дворянских и благородных кровей. Также являются скакунами королевской стражи.

Дрейк – самый распространенный подвид драконисов, очень большие и сильные, используются как вьючные животные, а также для передвижения людей.

Драконисы – гигантские двуногие ящерицы. У них мощные, сильные спины и лапы с короткими когтями на пальцах; огромные головы под стать длинным, тяжелым хвостам. Размеры и формы их голов могут отличаться в зависимости от подвида. Чешуйчатые тела могут быть различных цветов и оттенков.

Сокол – почтовая птица, обученная доставлять короткие послания и/или срочную корреспонденцию между различными опорными пунктами земель Тия. Соколами управляют местные магистры, специализирующиеся на изучении соколов.

Человек – одна из трех доминирующих рас на Тии, у которой, однако, нет способностей или дара использовать магию. Говорят, что люди были созданы из костей падшего бога солнца, из-за чего получились слишком твердолобыми, поэтому магия не может подобраться к их душам.

Тенеблагословленный – одна из трех доминирующих рас на Тии, которая обладает талантом управлять и манипулировать тенями. Говорят, тенеблагословленные были созданы из крови и ихора падшего бога солнца, что даровало им способности использовать магию, властвующую над темными элементами.

Шаман – одна из трех доминирующих рас на Тии. Говорят, что шаманы были созданы из трех осколков души падшего бога солнца, что даровало им силы контролировать элементы и власть прикасаться к душам других.

ЭВЕЙВИН (произносится как Э-вей-вин, с ударением на первый слог) – королевство, которым правят люди; население Эвейвина также по большей части состоит из людей.

Блейды – элитные воины Эвейвина.

Бирт – огромный портовый город на западном побережье Эвейвина.

Старуха-демоница – старшая из Сестер. Она является хранительницей земли. На портретах изображается как очень старая, показывая тем самым дряхлость самого мира, и уродливая, потому что она отдавала всю свою красоту земле, ничего не оставив для себя. Ее кожа темная, как кора дерева, а волосы тонки и бледны, как нити паучьих сетей. Ей возносят дань каждый первый день весны.

Соколиная воительница – третья по старшинству из Сестер. Она является защитницей. Пилигримы и путешественники часто молятся именно ей, прося о безопасной дороге, а солдаты просят ее покровительства и помощи, когда жаждут одержать победу в битве. Ей возносят дань каждый первый день зимы.

Хатчлеты (Гильдия королевы) – ученики, обучающиеся первый год в Гильдии королевы. Им обривают головы, чтобы они были похожи на новорожденных. Они носят желтые пояса.

Монахи – хранители храмов и верные последователи Святилища Сестер.

Мать-змея – вторая по старшинству из Сестер. Она является сторожем и оберегает тех, кто ей предан. Она воспитывает веру и награждает своих последователей. Ей возносят дань в день летнего солнцестояния.

Гильдия принца (принцессы) – обязательная подготовительная школа, где все дети, как крестьянского, так и дворянского происхождения в возрасте от одиннадцати до тринадцати лет, живут в закрытом кампусе в столице Вос-Тальвин в течение трех лет. Их обучают основным предметам, таким как история, медицина и некоторым другим наукам, в дополнение к обучению преподают боевую подготовку, обучают сражаться и использовать оружие. Второй ребенок, рожденный у правящего монарха, является главой и руководит Гильдией.

Гильдия королевы (короля) – необязательная добровольная школа, позволяющая завершить финальную стадию обучения после Гильдии принца для тех, кто желает вступить в ряды королевской армии или королевского войска. Включает в себя четыре года тренировок, а также углубленное изучение истории, математики, тактики ведения войны и другие предметы. Каждый год ученики зарабатывают новый титул: хатчлеты (или новорожденные), вейны (или отлученные), вирлинги (или познавшие), виверны (или уподобленные драконам).

Тень королевы (короля) – главный шпион, которого нанимает королева/король Эвейвина, он доставляет секретные послания за границу и в пределах страны королеве/королю. Иногда Тень также выполняет работу наемного убийцы.

Рейвин – титул, который носят знатные люди в Эвейвине.

Святилище Сестер – основная религия в Эвейвине. Обычно называют Сестрами: Старуха-демоница, Мать-змея, Соколиная воительница и Близнецы.

Рожденные шаманами – шаманы из Эвейвина; больше ничем не отличаются от шаманов из Ньювалинской империи.

Близнецы – младшие из Сестер. Сияющий близнец (приносит удачу) и Бледный близнец (приносит беды и несчастья). Они выглядят как юные девушки с бледной, точно луна, кожей и темными, словно ночь, волосами. Никогда невозможно сказать наверняка, кто из них приносит несчастья, а кто удачу. Однако Сияющего близнеца обычно можно отличить по звездам, вплетенным в ее волосы. Бледный же близнец носит корону в виде серебряной луны. Сестра удачи обычно сдерживает вторую, однако если Бледная Сестра пришла одна, это очень плохое предзнаменование.

Вос-Тальвин (произносится как Вос-ТАЛЬ-вин – ударение на второй слог) – главный город и столица Эвейвина.

Вейны (Гильдия королевы) – ученики второго года обучения в Гильдии королевы. Они носят зеленые пояса.

Вирлингы (Гильдия королевы) – ученики третьего года обучения в Гильдии королевы. Их волосы уже вырастают достаточно длинными, чтобы собрать на затылке в волчий хвост. Они носят синие пояса.

Виверны (Гильдия королевы) – ученики четвертого, финального года обучения в Гильдии королевы. Их волосы уже достаточно длинные, чтобы получить право заплетать их в косы и украшать перьями. Они носят красные пояса.

Ньювалинская империя, или НЬЮВАЛЬ (произносится как Нью-ВАЛЬ, ударение на последний слог), – королевство, которым правят шаманы и которое населено преимущественно шаманами.

Дыхатели – шаманы-воздушники, способные повелевать ветром, преображая его, или же заставить кого-либо задохнуться, вытянув весь воздух из легких противника. Они также умеют красть человеческие голоса и безупречно пародировать их.

Брумисы (произносится как БРУ-ми-сы, ударение на первый слог) – шаманы-воздушники, способные повелевать ветром, преображая его, или же вызывать туман, а также создавать чудовищ из грозовых туч. Они используют магическую атаку или заклинание, при котором магическое воздействие способно проходить сквозь них, не нанося ущерб; однако это не работает с физическими атаками.

Бернеры – шаманы-пламенители, способные повелевать огнем, вызывать его и манипулировать. Самые могущественные из них даже способны создавать чудовищ из чистого огня и серы, которые будут защищать своих хозяев и сражаться на их стороне.

Драгокин – подвид драконисов, который обитает исключительно в Ньювалинской империи. Они приручаются и используются для верховой езды, выбираются для каждого шамана раз и на всю жизнь, являются их напарниками. Их чешуя рассеивает свет и может отличаться по оттенкам, на голове у них есть четыре рога цвета слоновой кости или черного цвета, они очень быстро скачут. Драгокины способны подскакивать в воздух во время битвы, нападать и растерзывать своего соперника когтями, в то время как их наездники нападают с помощью оружия.

Земельники – шаманы, обладающие одним из трех ремесел, позволяющих менять структуры почвы: форджеры, терранисы и стоунскины. Их отличительным признаком являются глаза цвета изумрудов.

Фамильяры – души зверей, которые воплощены шаманами в физической форме с помощью магии после смерти. Иногда их называют Маленькими Богами. Когда создаются узы, фамильяры получают возможность использовать магию шамана, которая и придает им физическую оболочку. Взамен шаман использует фамильяра как канал связи, через который получает доступ к магии.

Пламенители – шаманы, обладающие одним из трех ремесел трансформировать огонь: бернеры, вирмины и консьюмеры огня. Их отличительным признаком являются глаза цвета рубинов.

Консьюмеры огня – шаманы-пламенители, которые способны сами превращаться в дым и огонь.

Форджеры – шаманы-земельники, которые способны управлять и манипулировать металлами. Из них получаются талантливые кузнецы и ремесленники.

Светодарители – шаманы-сиятели, которые способны красть «свет», или жизнь, у одного и отдать другому или же оставить чужую жизненную энергию себе.

Сиятели – шаманы, обладающие одним из четырех ремесел трансформировать свет: светосшиватели, светодарители, целители душ или губители душ. Их отличительным признаком являются глаза цвета топаза или янтаря.

Мирриим (произносится как МИР-ри-им, ударение на первый слог) – столица Ньювалинской империи. Лишь шаманы могут войти на территорию ее земель, так как на город наложены магические чары.

 

Шаманское призвание – пять магических элементов, согласно которым распределяется каждый из ньювалинских шаманов: огонь, земля, ветер, вода и свет. Каждое призвание имеет три (или четыре) ремесла.

Шаманское ремесло – особый магический талант, которым владеет шаман.

Целители душ – шаманы-сиятели, которые способны направлять души, помогая им после смерти пройти путь в загробный мир или обратно в мир живых. Ныне живущие уже и не помнят, чтобы хоть раз на протяжении всей истории появлялся целитель душ. Существует лишь одна история, согласно который основатель Мирриима, наложивший на город чары, являлся таковым.

Губители душ – шаманы-сиятели, которые способны вырывать душу из тела животного; очень редко появляются и такие, которые способны вырвать душу не только из животного, но и из человека или другого шамана.

Сеяльщики – шаманы-водники, способные с помощью магии ускорять рост растений и помогать семенам прорастать.

Светосшиватели – шаманы-сиятели, которые способны собирать и создавать свет даже в темноте. Они также умеют использовать свою магию, чтобы сшивать свет внутри других людей. Являются талантливыми лекарями.

Стоунскины – шаманы-земельники, которые способны превращать самих себя в камень. Тем не менее они по-прежнему могут двигаться, превратившись в камень, из-за чего их кожа практически неразрушима, и они обладают удивительной силой в подобном состоянии. Продолжительность времени, на которое они могут обращаться в камень, ограниченна.

Суриаль (произносится как Су-РИ-аль, ударение на второй слог) – бог солнца, из которого, как гласят легенды, были созданы все расы. Ему поклоняются шаманы.

Темперсты – шаманы-воздушники, которые способны вызывать и управлять ветром и бризом, а также бушующими бурями. Самые могущественные даже способны вызвать ураганы и смерчи.

Терранисы (произносится как ТЕР-ра-ни-сы, ударение на первый слог) – шаманы-земельники, которые способны двигать почву и скалы. Самые могущественные из них даже способны вызывать землетрясения или же создавать чудовищ из камней и земли, которые сражаются в битве на их стороне.

Правдоискатели – шаманы-водники, которые могут использовать воду как источник для поиска истины. Они также могут сказать, кто говорит правду, а кто лжет.

Вортисы (произносится как ВОР-ти-сы, ударение на первый слог) – шаманы-водники, способные управлять и манипулировать водой. Самые могущественные из них даже способны вызывать волны приливов и отливов или же создавать водяных чудовищ, которые сражаются в битве на их стороне.

Водники – шаманы, обладающие одним из трех ремесел, с помощью которых могут повелевать водой: сеяльщики, вортисы или правдоискатели. Их отличительным признаком являются глаза цвета сапфиров.

Воздушники – шаманы, обладающие одним из трех ремесел, с помощью которых могут управлять и повелевать ветром: темперсты, брумисы или дыхатели. Их отличительным признаком являются глаза цвета аметистов.

Вирмины – шаманы-пламенители, способные повышать температуру какого-либо объекта, воздуха или человека. Могут в прямом смысле вскипятить кровь человека или расплавить железное оружие своего противника.

Казаин (произносится как Ка-за-ИН, ударение на третий слог) – королевство, основная часть населения которого состоит из кланов тенеблагословленных.

Обречители – тенеблагословленные, наделенные талантом создавать полнейшую тьму.

Заклинатели – тенеблагословленные, наделенные талантом переносить свойства драгоценных камней на оружие, например прочность алмазов или цвет рубинов. Также способны временно передавать некоторые качества другим людям и животным.

Огнерожденные владыки – один из самых могущественных кланов в Казаине. Говорят, магия их верховной королевы пахнет как сера, а также считается, что она способна извергать пламя.

Работники плоти – тенеблагословленные, наделенные талантом управлять и манипулировать плотью и костями. Известны как великолепные врачеватели и смертельно опасные воины.

Ворота – тенеблагословленные, наделенные талантом создавать дверные проемы сквозь тьму и перемещаться на большие расстояния мгновенно.

Хатчлет – новорожденный виверн.

Хлау – титул казаинского принца.

Некромант – могущественный тенеблагословленный, способный управлять мертвыми телами и приказывать им подняться (не наделяя душой).

Пенумбрия (произносится как Пе-НУМ-бри-я, ударение на второй слог) – один из крупнейших городов в Казаине; расположен в тайном месте, поэтому туда можно попасть лишь с помощью теневой магии.

Мастера Теней – тенеблагословленные, наделенные талантом управлять тенями.

Вин – молодой виверн, который еще не научился летать.

Вирлинг – юный виверн, который научился летать, но еще не полностью вырос.

Виверн – крылатое существо, чьей естественной средой обитания являются Казаинские горы. Хотя его тело и покрыто чешуей, у него длинный, похожий на плеть хвост, однако на кончике хвоста у него можно увидеть сверкающие перья. Также перьями покрыты суставы его конечностей, а иногда и голова. Виверны быстро летают и бегают. Также являются компаньонами тенеблагословленных. В некоторых кланах обряд взросления подразумевает поимку и укрощение виверна. Они становятся компаньонами до конца жизни, даже отправляются на битвы вместе со своими всадниками.

Глава 1


Земля черная после ночного дождя – идеальное утро для теней.

Когда я подхожу к дверям башни своей наставницы, мои промокшие перчатки едва успевают коснуться тяжелой деревянной створки, как та уже открывается сама. С полдюжины замков шумно стучат и лязгают. На лице Кендары, слепой женщины, чьи глаза всегда замотаны шарфом, отражается поразительная презрительность.

– Сирша Ашвин, безмозглая ты дурында, – говорит она низким, кладбищенским голосом, – много же тебе потребовалось времени. – Она разговаривала со мной добрее, когда я была младше. Может, поэтому ее голос по-прежнему вызывает у меня лишь улыбку, даже когда она меня отчитывает.

– Меня не было всего час, – говорю я, захлопывая за собой дверь.

Кендара фыркает, возвращаясь к своему креслу у открытого балкона. На полу на балконе начерчен белый круг, достаточно большой, чтобы уместить двоих рукопашных бойцов. Я заработала там ран больше, чем могу сосчитать, однако эта башня является идеальным местом для проведения тренировок, она высоко и далеко от бдительных глаз народа, которым кишит дворец. На сиденье ее кресла лежит кинжал, и Кендара поднимает его с такой легкостью, будто бы видит. Садится и проверяет остроту лезвия толстой кожей на своем большом пальце.

Для того, кто видит ее впервые, она выглядит как женщина пожилого возраста, ее волосы уже поседели, и остались лишь несколько упрямых чернеющих прядей. Возрастные веснушки усеивают ее темно-бронзовую кожу, которая на несколько тонов темнее моей. Однако ее вовсе нельзя назвать немощной. Кинжал в ее руках и оружие, украшающее ее стены, вовсе не для декораций. Она королевская Тень, а последние четыре года еще и моя тайная наставница.

– Я бы управилась в два раза быстрее, – ворчит она и тянется к точильному камню, что покоится на полу. – И мне бы не потребовалось всюду хвастаться своими талантами.

Мой нос морщится, пока я снимаю перчатки. Открываю рюкзак и ищу герб, который сняла с южной сторожевой башни города. Признаю, может быть, я помахала стражникам, когда карабкалась по стенам.

– Я не хвасталась, – уже привыкла не удивляться (и перестала отрицать), когда оказывается, что Кендара знает о том, о чем никто другой не мог бы узнать. – Просто немного хотелось повеселиться.

– Тень ни по каким причинам не выдает своего присутствия. В чем же тогда смысл быть Тенью?

Я протягиваю ей герб.

– Но я ведь еще пока не Тень, – говорю я, подчеркивая интонацией слово «пока» и надеясь, что она поймет, к чему я клоню.

– И не станешь, если будешь продолжать вести себя как дура с манией величия, – точильный камень падает на пол, когда Кендара забирает герб из моих рук. Она пересекает комнату, останавливаясь у большого стола и бросает серебряную луну Эвейвина в пламя своего камина.

– Что ты творишь, полоумная ведьма? – кричу я, бросаясь к ней.

Языкам пламени требуется секунда, чтобы взяться за свою добычу, так как герб все еще влажный от дождя. Однако огонь все же успевает пробраться сквозь тонкую материю, сияя синими языками на месте вышитой паучьим шелком луны. Темная копоть тянется по трубе. Запах жжет мне ноздри, и я пытаюсь от него отмахнуться, смахнуть в сторону открытого балкона.

– Глупая девчонка, – бормочет Кендара, убирая кинжал. Она открывает шкафчик, криво висящий на стене рядом. – Я не хочу, чтобы эта гадость была в моем доме. – Осыпая меня проклятиями, она шарит по полкам, которые битком забиты всякой всячиной.

Я снова бросаю косой взгляд на камин и обгоревшие остатки герба. Не желая признавать этого, я все же ее понимаю. Когда-то на эвейвианских гербах был выткан белый сокол, вцеплявшийся когтями в веточку цветущей сливы. Однако когда королева Мейлир заполучила трон восемь лет назад, она сменила герб на серебряную луну, символ Бледной Сестры, что навлекает несчастья и беды.

– Поэтому ты отправила меня выкрасть герб? – спрашиваю я. Дым вьется по комнате, тусклый и едкий, жалящий глаза и оседающий у меня на языке и в глотке. Кендара все еще занята, так что я подхожу к балкону, где воздух чище.

С высоты нашей башни столица Вос-Тальвин выглядит, как огромное, неуклюжее нагромождение камней и статуй, но кое-где виднеются еще и изогнутые зеленые крыши. Дальше, за городскими стенами, земли стелются далеко на юг, точно цветущая парча, вышитая золотыми нитками раннего утра. Ленты теней тянутся вдоль горизонта, привлекая мой взгляд к восточным границам. Даже на таком расстоянии этот вид вызывает холодок, бегущий по моему позвоночнику. Мертвый Лес украшает восточную границу как морщинистая, мертвенно-черная линия сгоревшей материи.

– Я давала тебе задание выкрасть герб со сторожевой башни, – говорит Кендара, снова привлекая к себе внимание. Я возвращаюсь и сажусь рядом с камином, пока она вытаскивает что-то крошечное из шкафчика. – Но я же не говорила тебе приносить герб мне.

– Ну что ж, теперь я даже не смогу повесить его обратно, – говорю я, но наша пустая перебранка уже забыта, когда она кладет браслет на стол передо мной. Быстро глянув на Кендару, которая кивает, разрешая мне прикоснуться, я провожу пальцами по узору, выгравированному на украшении. Гладкая поверхность блестит, как белый нефрит. – Из чего он сделан?

– Из кости тролля.

Мой палец замирает на браслете. Заинтригованная, я наклоняюсь ближе, чтобы его рассмотреть. Браслет не толще, чем мой мизинец.

– Я бы и не подумала, что у троллей кости такие тонкие.

Кендара хмыкает, я давно уяснила, что она всегда так делает, когда недовольна моей необразованностью. У нее припасено для меня много разного рода хмыков.

Взяв браслет в руки, я поворачиваю его к солнцу, лучи которого просачиваются через окно балкона и рассеиваются в задымленном воздухе комнаты. Отполированная поверхность отражает красивых солнечных зайчиков, оттенки которых различаются, начиная цветом теплого масла и заканчивая насыщенным желтым, как старинные пергаменты. Ювелир, что изготовил браслет такого изогнутого вида из кости, сохранил его естественную элегантность. Металлическая застежка сделана в виде лепестков лотоса, что позволяет снять пластинку на кости и надеть браслет. Он прекрасный, но в то же время и пугающий, учитывая его происхождение.

– Это тебе, – говорит Кендара.

Я чуть не роняю украшение. Однако быстро прихожу в себя, сжимая тролличью кость в кулаке.

– Я… эм. Спасибо. Это очень… любезно. – Я щурюсь. – И непривычно. Почему ты отдаешь его мне?

Кендару можно описать многими словами, но точно не как любезную женщину. Именно поэтому я и восхищаюсь ею отчасти. Она никогда не станет притворяться кем-либо, всегда останется ворчливой и прямолинейной, в любой ситуации.

Кендара отворачивается, однако я успеваю заметить, как она слегка поджимает губы. Не улыбается – Кендара вообще никогда не улыбается, – однако мышцы вокруг ее рта дрожат и изгибают губы, как будто она пытается спародировать улыбку. Однако этого вполне достаточно. Настоящая улыбка выглядела бы почти точно так же.

 

– Тролли являются существами медлительными, однако очень сильными, – говорит она мне. Получается, мне самой придется расшифровать назначение браслета. – Любой, кому не посчастливится попасть в лапы тролля, вряд ли проживет достаточно долго, чтобы поведать другим об этом.

– Но ты говоришь так, как будто испытала подобное на собственном опыте. – Я открываю часть кости, прикрепленную к металлическому лотосу, и обвиваю браслет вокруг своего запястья, прежде чем закрепить деталь обратно на место. Он такой легкий, что едва осязаемый.

– У меня очень много опыта, однако все это не твоего ума дело. – Кендара беспокойно перемещается по своей мастерской, возвращая флакончики с неизвестными жидкостями в шкафы, а книги складывая обратно на полки.

– К счастью, ты вряд ли столкнешься с троллями в Эвейвине. Или вообще где-либо на Тие. Последняя их колония погибла вскоре после того, как шаманы забрали себе восточные земли.

Насколько же древний тогда этот браслет, если ни одного тролля уже нет в живых на Тии на протяжении тысячи лет? И подобная вещь, должно быть, очень редкая и дорогая.

– Полагаю, это не означает, что ты отправишь меня на поиски свежих ребер, чтобы сделать ожерелье в комплект?

– Все знали, что троллей почти невозможно одолеть с помощью магии, – говорит она, совершенно меня игнорируя. Еще один из ее многих талантов.

И хотя я понятия не имею, зачем ей все эти книги, ведь я прочла их все, каждый томик, что она умудрилась уместить на своих бесчисленных полках, я все-таки помню один параграф, где объяснялось, как останки могущественных чудовищ, таких как тролли, сохраняют в себе некоторые магические качества, какими обладали при жизни. Шаманы часто делали амулеты, как этот браслет, из костей таких чудовищ. Однако не украшения.

– Это талисман, – говорю я, поворачивая браслет на своем запястье. Он все еще прохладный, хотя должен был уже нагреться от моего тела.

В зависимости от того, из какого существа сделан талисман, кости могут не только защищать от внешней магии, но и даровать магические таланты сами по себе. Или же усиливать и менять способности их владельца. Такие талисманы большая редкость.

Но кость тролля?

– Защита от магии, – моя улыбка становится шире, а сердце ускоряется, как птица, вспорхнувшая в небеса, которая очень долго мечтала о свободе. – У меня будет защита от магии?

Неужели момент, о котором я грезила на протяжении последних четырех лет, наконец-то настал? Неужели она наконец-то даст мне звание своего официального подмастерья?

– Почти у всех вас есть, – бормочет она. Я мысленно осыпаю ее проклятиями из-за того, что ее слова вызывают у меня дрожь – мало того, что она оскорбляет меня, намекая, что мне нужна защита, так еще и напоминает, что я не единственная из ее учеников. Осознание того – страх того, – что я с легкостью могу потерять все, ради чего трудилась все эти годы, и мое место может занять один из моих безымянных противников, никогда не покидает мои мысли.

Кендара дергает свой шарф. Несмотря на все, чему она меня научила, знаний о ее прошлом у меня до сих пор очень мало. Я не знаю, есть ли у нее семья, где она выросла, настоящее ли ее имя Кендара или как вообще выглядит верхняя часть ее лица.

Однако я научилась узнавать ее по-другому. Хотя она и требует от меня уважения и чести, которые заслуживает как человек старше меня, она ненавидит, когда ей слепо подчиняются. Кендара всегда подстрекает мою любознательность, несмотря на то что называет меня порой глупой. Она постоянно вынуждает меня преодолевать себя и проверять, как далеко я могу зайти, но только в рамках установленных ею самой правил.

Ее ярая независимость и несносная честность являются теми качествами, что изначально убедили меня довериться ей несколько лет назад; эти качества, которые, может, оскорбили бы других, для меня были достойными восхищения. Что-то, к чему стоит стремиться.

За четыре года, что я провела с ней, ее тренировки были суровыми и неумолимыми. Я крала фрукты из королевских садов. Меня заковывали цепями и бросали в затопленный колодец. Заставляли прокрасться в логово спящих скальных скорпионов с вплетенными в мои волосы колокольчиками. Каждое задание проверяло мои навыки и мою решительность. В конце концов, задачей Тени ведь является доставлять королеве секреты как союзников, так и врагов, а также тихо убирать с ее пути любого сильного соперника. Кендара никогда не считала меня недостойной. Она одна из тех немногих людей, которая не приравнивает мои права по рождению к правам, которые я заслужила своим упорством и трудом. А когда я стану Тенью королевы, никому и не будет дела до того, кем я была раньше, учитывая, чего я достигла.

– Я слышала, ты будешь сопровождать хатчлетов в долину Крайнес сегодня, – ее губы недовольно изгибаются. Она уже не в первый раз выражает неприязнь к тюрьме. И хотя я с ней полностью согласна, у меня недостаточно смелости, чтобы отказаться. Это бы означало, что я критикую королеву, а никто, кроме Кендары, не осмеливается на подобное.

Так что я просто говорю:

– Да.

Она делает жест рукой, точно прогоняя меня.

– Ну так ступай. Они уже собираются во дворе Гильдии.

Разочарование наносит мне боль, быстро, жестоко, как и все ее удары. Мне осталось провести в Гильдии меньше месяца до выпускного, до того, как королевская армия отправит меня черт знает куда. Меньше месяца, чтобы доказать Кендаре, что я заслуживаю остаться здесь и учиться, стать ее официальным подмастерьем. Каждый прошедший день, когда она не говорит мне о своем решении, точно удар под дых.

Проглотив свое желание возразить, сдавливающее и терзающее мне глотку, я поднимаюсь на ноги, и моя коса ударяет меня по спине. Я натягиваю рукав своей серой униформы поверх браслета и спрашиваю:

– Где ты вообще его раздобыла?

Кендара снова поднимает свой кинжал и точильный камень с пола, однако вместо того, чтобы опять садиться на свое привычное место перед балконом, она опускается в кресло-качалку у камина.

– Тень должна хранить свои секреты.

– Лишь некоторые.

– Однако сегодня следует хранить в секрете все. А теперь проваливай, безмозглый ребенок. – Она пододвигается ближе к камину, настолько близко, что я начинаюсь беспокоиться, не дотянутся ли до нее языки пламени. Однако, похоже, она способна запугать даже огонь, ибо тот не осмеливается даже подобраться дальше ее пальцев ног.

Мои шаги бесшумны, когда я прохожу вдоль комнаты ее мастерской. Если хоть одна половая доска скрипнет, Кендара не будет вызывать меня несколько дней. В ее присутствии быть чем-то меньшим, чем она сделала меня, станет для нее личным оскорблением.

– Спасибо за подарок, – я подхожу к двери, исцарапанной и усеянной тяжеленными замками. Прежде чем уйти, ухмыляюсь и бросаю ей через плечо: – Психованная карга.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru