Бежать? Нет, остаться!

Лизевра
Бежать? Нет, остаться!

С температурой все было так же плохо. Выпила горячий чай и снова провалилась в сон.

В таком состоянии я провела практически всю неделю. Максим каждый вечер заезжал ко мне и заботился. Я чувствовала себя маленькой девочкой, которую уговаривали съесть «ну, хотя бы ложечку», чего-нибудь.

Первый раз он заявился в понедельник. Я весь день провела в кровати, и почти все время спала. В пять часов вечера я проснулась от настойчивого стука в дверь, который изредка сменялся звонком, не менее настойчивым. С каким трудом я оторвала себя с постели, вы даже представить это не можете. До двери я шла целую вечность, хотя квартирка у меня не большая.

На лестничной клетке стоял Максим, шикарно одет, прямо с иголочки. В костюме, с укладкой, в начищенных ботинках и я, лохматая, в растянутой одежде с грязной головой и вялым внешним видом в целом.

– Я тебя разбудил?

– Да. – Я прошла вглубь квартиры.

Пока он разувался, я поставила чайник.

– Ты голодный? – Надо его покормить, всё-таки с работы человек.

– Я сам со всем разберусь, иди, ложись!

На кухню он зашёл уже в футболке и спортивных штанах. И где только раздобыл? Уже потом я заметила, что пришёл он с большой спортивной сумкой.

– Ты ела сегодня? – Спросил меня, наливая в кружку кипяток.

– Нет, я весь день спала. Только чай.

– Сейчас что-нибудь придумаем – открыл холодильник в поиске продуктов.

– Максим, я ничего не хочу. Сам поешь, пожалуйста, а мне не надо. Спасибо.

Уже через пару минут, на сковороде шкварчали вчерашние манты. Их было немного, на один раз ему хватит, а у меня аппетита вообще не было.

– Ты, не против если, я у тебя останусь, не хочу тебя одну в таком состоянии оставлять.

– Не против. Я тебе в гостиной постелю, там диван большой, раскладывается, тебе не будет тесно.

– Спасибо.

Пока он ужинал я разложила диван и застелила постельное. Спросите, почему в постель не пригласила, да потому что заразить его не хочу. Очень хотелось заснуть в его могучих руках, но рисковать не стоит.

– У тебя ключи запасные есть? – Послышалось с кухни.

– Да, а тебе зачем? – Понимаю, мы мало знакомы, но ничто внутри не кричало и не сигналило, что не стоит ему доверять.

– Не хочу тебя утром будить, когда на работу пойду, да и вечером, вдруг, как сегодня получиться.

– Хорошо, я оставлю их на полке при входе.

Положила ключи на видное место, закинулась таблетками и ушла спать. Силы медленно покидали меня.

Так и потянулись все оставшиеся дни моей болезни. Вечером, Максим неизменно приходил ко мне, открывая дверь запасным ключом, а я и не возражала, ужинал и мы заваливались смотреть телевизор, если мое состояние мне это позволяло.

К концу недели температуры у меня уже не наблюдалось, а дома сидеть совсем надоело.

В пятницу, медведь также заявился ко мне, хотя в присмотре я уже не нуждалась. Температура покинула меня два дня назад, а он продолжал приходить. А я что, я не возражала. Пришедший в пятницу он так и остался у меня на выходные.

– Может, сходим сегодня куда-нибудь? Тебе наверное надоело дома сидеть.

–Да, я уже на стену лезу от того, что выйти отсюда хочу.

– Отлично тогда собирайся! Я заеду за тобой через час.

Исчез из квартиры, будто его тут и не было.

Что мне надеть? Субботнее утро радовало ярким и теплым солнышком и располагало к платью, но все же не знаю, куда мы пойдем, поэтому оденусь более практично.

В своем гардеробе я откопала бриджы, яркого лимонного цвета. Шифоновую лавандовую блузку без рукавов с легким принтом. Белые босоножки и такого же цвета сумочка. Вроде, неплохо получилось. Волосы собрала в высокий хвост, шикарной мою прическу нельзя было назвать, но сойдет, с макияжем вообще заморачиваться не буду. Кого мне там соблазнять, Медведя что ли? Так он и так меня уже в самом моем неприглядном вид видел, и не сбежал, так что туши и блеска для губ, хватит.

Предоставленный мне час истек, когда я уже застегивала босоножки. Машина с Медведем стола у подъезда, быстренько заскочив внутрь, мы двинулись к месту назначения.

Все-таки хорошо, что я именно так оделась, потому что приехали мы в парк аттракционов и в платье не было бы ой, как неудобно. Сам Максим был, в простой белой поло и джинсовых шортах, обувь вызвала мое удивление, он был в сандалиях. Нет, ничего плохого я в этом не вижу, да и смешного тоже, просто, когда все вокруг ходят в кроссовках или кедах, забываешь, что у мужчин существует ещё и другие виды обуви.

Яркие татуировки, контрастировали со светлой кожей, а на белом фоне футболки привлекали к себе ещё большее внимание окружающих.

– Начнем наш развлекательный день? – энтузиазма в его голосе было, хоть отбавляй, но делать нечего раз уж согласилась.

– Если честно, на аттракционах не каталась уже лет десять! Но пошли, вспомним молодость – и засмеялась, будто нам по пятьдесят, а не третий десяток.

Мы начали с простеньких, не вызывающих страха каруселей. Цепочные качели отнесли меня далеко в мое детство, когда ветер треплет твои волосы от того, что они раскручиваются быстрее, а мимо тебя проноситься зелень деревьев, люди где-то там внизу. Впереди тебя человек раскидывает руки, и наслаждается этим полетом, этой свободой. И ты следуешь его примеру, и так хорошо, ничто не заботит тебя в этот момент только полет, свобода.

Следующей наше остановкой был «вальс», после которого я долго приходила в себя и предложила просто погулять по парку, пока не дойдем до тог, что нас обоих заинтересует. Максим был полностью за, и оставил меня приходить в себя на лавочке в тени деревьев. Вернулся через пару минут с большим комом сладкой ваты.

Мы углубились в парк, пошли гулять в совершенно другую от каруселей сторону. В этой части парка почти никого не было, все приезжали сюда исключительно из-за аттракционов. Зато здесь были маленькие тропки, которые петляли по лесу в разных направлениях и большие тропинки, по которым чаще всего бродили гуляющие. Выбрав одну из таких тропинок, мы шли и подшучивали друг, над другом уминая сладкую вату. Вышли к огромной ступенчатой лестнице. Старая, она давно «несет» свою службу в этом лесу, при этом не выглядела заброшенной, видно, что по ней часто ходят.

– А почему ты именно сегодня пригласил меня на прогулку – завела я разговор, когда мы вышли на очередную аллейку.

– А чего ждать? Погода отличная, ты уже выздоровела, да и надоело тебе в четырёх стенах сидеть. А завтра тебе будет не до этого, потому что к рабочей неделе начнёшь готовиться.

– Ух ты, какая забота! – Подтрунивала я над ним.

– Да! Вот такой я заботливый.

Медленно мы вышли к другой части парка, где стояли совершенно другие аттракционы, нечета тем, на которых мы катались до этого. Эти были больше, ярче, и собирали намного больше людей. Запуска каждого из них ждали, как деда мороза в новый год, потому что они не работали беспрерывно, а только по часам.

– Ну что пошли? – Азарт, и предвкушение в его глазах полностью отражали мои.

– Идем! – Взяв его за руку, потащила ближе к нужному нам объекту.

-–

Аттракцион, на который мы пошли, называется «Марс». Огромная конструкция маятником раскачивалась из стороны в сторону, с каждым разом все больше и больше, пока в какой-то момент не замирала на самой верхушке и пассажиры не зависали вниз головой, а потом падала вниз, очерчивая полный круг и так несколько раз.

Визг и крики не прекращались ни на минуту. Столько эмоций можно испытать там наверху. Следующий заезд планировался через пятнадцать минуть после окончания этого и мы поспешили купить билеты.

– Неужели не боишься? – Максим с интересом смотрел н а меня.

– А чего бояться? Страх это часть нашей жизни, но если всего боятся, то ты никогда не вкусишь эту самую жизнь! Тем более это просто карусель, а не важнейший шаг в нашей жизни.

– Какая мудрая женщина мне досталась.

– Надо успеть до тридцати, после ты меня на этого монстра точно не затащишь!

– Посмотрим!

После окончания заезда все сходили с платформы ошалевшие, но довольные, а кто-то говорил что «больше ни ногой». Эмоции у всех были разные, но их было так много, что именно они создавали всю атмосферу вокруг этого аттракциона.

Аниматоры активно зазывали собравшихся зевак прокатиться на марс не стесняясь прыгать и кричать, о том, что «самый классный» аттракцион именно у них. И ведь это срабатывало, сомневаюсь, что без участия этих ребят машина имела бы такой успех и спрос. Посмотреть на запуск собиралось очень много людей.

Настало время нашего заезда. Мы сели в предпоследний ряд с конца, почти на самом краю. Максим первым делом пристегнул меня и все тщательно проверил, а уже потом проделал все манипуляции с собой. После того, как все проверил уже специальный человек, у меня начался мандраж. Ладони вспотели, и я крепче ухватилась за то, чем была пристёгнута.

– Накрыло? – Но у него волнения не было, лишь бесенята в зрачках плясали безумные танцы.

– Да!

«ПОЕ-Е-Е-ЕХАЛИ-И-И-И!» Закричал аниматор, и мы медленно поехали.

Мучительно медленно маятник раскачивался, но как только амплитуда набралась высокая, уже было не до смеха. Ветер в ушах шуршал, но нисколько не заглушал крики пассажиров. Рядом со мной весело смеялся Макс, иногда кричал от радости. И вот мы зависли на самой вершине, мгновение тянулось вечно. Маятник медленно начал падать, описывая круг, вот тогда наступила эйфория. Адреналин бежал по вена, напрочь сметая страх. Мне хотелось ещё, больше и больше. Чтобы карусель крутила нас бесконечно. Вот в чем вкус жизни. В моментах подобных этому. Ярких эмоций, неважно от чего ты их испытываешь, главное, чтобы они были.

Сходила с аттракциона, я немного пошатываясь, ноги совершенно не держали меня и Максу пришлось выводить меня словно марионетку.

– Ну как понравилось?!

– Очень! Давно такого не испытывала, разве, что в прошлые выходные.

 

– Не знаю, сплав по реке вызывает совершенно другие эмоции.

– А я не про сплав, а про вечер в палатке. – С жирным намеком сказала ему. Весёлость тут же ушла из его глаз, но появилось нечто другое горячее, от чего моя грудь вздымалась все чаще а дыхание стало тяжёлым.

Да, тогда испытываемые мной эмоции были похожи на эти, и если бы болезнь не заковала меня в кровать, то у нас в то же воскресенье была бы горячая ночь, но не сложилось, значит, так надо было.

На улице вечерело, солнце медленно клонилось к закату. Люди медленно расходились, а парк постепенно пустел.

– Предлагаю закончить нашу вылазку более спокойной каруселью!

– Колесо обозрения?

– Какая ты догадливая. Да, именно им!

Мы купили билеты и медленно направились в сторону карусели. Народу собралось очень много. Желающие завершить свой день прекрасным видом на город выстроились в огромную очередь. Мы встали в самом конце, нам некуда было спешить.

– Постой здесь, я сейчас! – Убежал, куда именно я так и не успела понять.

За мной тоже выстроилась уже приличная очередь, а уже собравшаяся активно продвигалась вперёд. Наблюдая за людьми, я заметила, что почти все желающие прокатиться были парами. Влюблённые пришедшие на свидание в парк. А мы тогда кто? Да я определённо испытывала к Максиму чувства, но можно ли это назвать влюблённостью? Он незаметно для меня проник мне под кожу, в моё сознание, ни минуты не проходило без мыслей о нем. Даже ночью он умудрялся являться ко мне во снах. Одно я точно могла сказать, я скучаю по нему, когда его нет рядом со мной, хочу утонуть в его сильных и нежных объятиях, слушать его сильный голос и тонуть в его глазах. Сильный, уверенный в себе, приручил меня, что и бежать уже не хочется, а наоборот хочу остаться!

И куда это нас приведёт, Кристина? Опять к отправной точке? Не буду об этом думать. Будь, что будет, авось выйдет что-то невероятное.

– А вот и я! – Передо мной появилось два рожка с мороженным. – Не знал, какое ты любишь, поэтому взял ванильное.

– Именно его я и люблю – не сдержалась и подмигнула ему.

Мы увлеченно ели мороженое, а наша очередь стремительно приближалась. Мы не успели доесть лакомство, как подошла наша очередь. Мы сели в кабину и медленно начали подниматься. Чем выше мы поднимались, тем прохладней становился ветерок, да и мороженое, не добавляло тепла.

– Замерзла? Иди ко мне! – Сам посадил меня к себе на колени.

Максим уже давно съел свой рожок, а я только доедала. Детство в одном месте заиграло, и я не сдержалась, ткнула ему мороженкой прямо в нос, испачкав самый его кончик.

– Эй, ты что творишь? – Смеясь и вытирая свой нос, проговорил он. – Ну, держись, сейчас ты у меня получишь.

Выхватил из моей руки остатки мороженого, и начал тыкать им мне в лицо я уворачивалась как могла, но все было тщетно, все губы и местами на щеках было мороженое.

–Стой! – Продолжая смеяться, останавливала его. – Все! Хватит, я поняла. Теперь я вся в нем. Я же тебе только кончик, а ты.

– Сейчас все исправлю. – Он наклонился и краткими поцелуями собрал мороженое с щёк.

Когда его губы приблизились к моим, он остановился и не пытался продолжить, давая мне возможность остановить его. Я сама к нему потянулась. Прохладный и сладкий поцелуй, зажег мен как спичку. Так нежно, так сладко.

– Очень вкусно, – неразборчиво пробормотал он и снова обрушил свои губы на мои.

Тщательно собирая все остатки сладости, он целовал каждый миллиметр моей кожи, иногда подключая язык. Когда вся сладость была собрана, поцелуй из невинного перерос в глубокий, требовательный, дарящий уже не нежность, а нечто другое, первобытное. Я с охотой отвечала ему, не хотелось останавливаться. Руки блуждали по его мощным плечам, груди. Жаль футболка препятствовала моему исследованию. Языки сплетались все больше и точка невозврата была уже близко.

– Милая, остановись. У нас впереди много времени. Давай насладимся закатом? – он мягко остудил мой пыл. Хотя, я чувствовала, что-то недвусмысленно упиралось мне в бедро.

Рейтинг@Mail.ru