Беларусь легендарная


Беларусь легендарная

© Кузнецов И.Н., составление, 2020

© ООО «Издательство «Вече», 2020

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2020

Предисловие

Среди жанров устно-поэтической прозы наряду со сказками заметное место в белорусском фольклоре занимают легенды и предания. В дореволюционных публикациях и в фольклорных сборниках советского периода они помещались вместе со сказками или разбросанно появлялись в периодической печати.

И все же нельзя сказать, что народное творчество белорусов не привлекало внимания собирателей фольклора, этнографов, историков, писателей. Уже в первой половине XIX в. легенды и предания белорусского народа в той или иной мере находят свое место в русских и польских изданиях. Некоторые из них появляются в литературных обработках или вплетаются в художественную ткань произведений известных и малоизвестных писателей – белорусских, русских и польских.

Польский поэт Адам Мицкевич (1798–1855), родившийся на Новогрудчине, воплотил в высокой поэтической форме многие крестьянские поверья, обычаи и легенды. Например, в поэме «Свитезянка» он воссоздает давнее народное предание. Стоял среди лесов красивый город. Мирно в нем жили горожане. Но напал на город враг, уничтожил всех его защитников-мужчин, тогда женщины, чтобы не дать посторонним завладеть родным городом, затопили его в озере…

На материале белорусских легенд и преданий возникают произведения и в прозе. Среди них: «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах» Яна Барщевского (1794–1851). На берегу большого озера Нещердо, что на Витебщине, стоит усадьба. Зимой, когда озеро замерзает, через него прокладывают санный путь. И каждый путник может попросить пристанища у гостеприимного хозяина усадьбы, шляхтича Завальни. Когда случается буря или ненастье, Завальня зажигает на окне свечу, чтобы указать замерзшему и уставшему путнику путь к дому, к теплу. В качестве платы хозяин просит лишь рассказать интересную историю.

В 50-70-х гг. XIX в. белорусские легенды и предания все чаще появляются в общих этнографических и краеведческих описаниях отдельных местностей Беларуси. Здесь нужно отметить заметки П.М. Шпилевского («Об основании Минска», «Курган около Заславля»), К. Тышкевича («Литовский камень», «Приветственный порог»), С.В. Максимова («Как возникло Кобылье болото», «Светлое озеро»).

К сожалению, почти все легенды и предания публиковались еще не в настоящих записях, то есть не в аутентичных текстах, a в пересказах. В этом проявилось, видимо, отношение тогдашних собирателей народного творчества к легендам как к произведениям второстепенным, не имеющих таких художественных достоинств, как другие жанры фольклора.

Только в 80-х гг. XIX в., с выходом в свет классических фольклорно-этнографических сборников Е.Р. Романова, П.В. Шейна, М. Федоровского и позже В.М. Добровольского, раскрылось богатство сказочного эпоса и других видов народной прозы белорусов. Все эти авторы-составители были хорошими знатоками белорусского народного творчества. Появились и первые точные фольклорные записи легенд и преданий.

В последнее десятилетие XIX в. обращение к народным изустным рассказам стало заметным явлением. Наибольшее количество преданий о курганах, городищах, урочищах поместил в работе «Белорусские древности» историк-краевед А.Н. Сементовский, о мифологических персонажах («Из области верований и сказаний белорусов») – П.П. Демидович. «Простонародные приметы и поверья, суеверные обряды и обычаи, легендарные сказания о лицах и местах» собрал в Витебской Белоруссии Н.Я. Никифоровский. Определенную дань этой «моде» отдал и белорусский этнограф А.Е. Богданович, создав на основе народных устных преданий классический труд «Пережитки древнего миросозерцания у белорусов».

В начале XX в. и в предреволюционные годы белорусские легенды в записях появляются в лучших русских и польских фольклорно-этнографических изданиях того времени. Выходят они и отдельными книгами. Например, легенды о Боге, святых, народных верованиях и др. в сборнике А.К. Сержпутовского «Сказки и рассказы белорусов-полешуков».

В советское время дело собирательства и публикации белорусских народных легенд и преданий продвигалось мало. Несколько активизировалось оно только в 70-80-х гг. ушедшего века в связи с подготовкой многотомного академического издания белорусского фольклора. Основным источником для нашей книги послужили из этого собрания «Легенды і паданні» (1983) (сост. М.Я. Гринблат и А.И. Гурский; редактор тома А.С. Федосюк, переводы тестов на русский язык и художественная обработка Н. Бунько, И. Кузнецова, И. Саверченко и др.).

О сотворении мира и земли

Бог и его противник

Когда-то Господь ходил по воздуху. Видит – пузырь висит, и в пузыре кто-то пищит. Господь спрашивает:

– Кто ты такой, почему пищишь в пузыре?

А он говорит:

– Бог!

– А кто же я?

– А ты, – говорит, – над богами бог.

– Ну, если я над богами бог… – взял Бог и разодрал пузырь.

Вышел оттуда черт и идет рядом с ним.

Говорит Господь:

– Как бы нам с тобой земли отыскать? Потому что хоть нам и без земли жить можно, а по-настоящему так жить нельзя. Есть, – говорит, – в океанской бездне земля – иди и достань ее оттуда: ты это сможешь сделать.

Ну, тот полез, взял земли в руки и еще попрятал в рот; и ту, что из рук, Богу отдал, а ту затаил от Бога.

Потом Господь говорит:

– Ну, мы эту землицу посеем.

Господь землицу посеял, землица стала расти. И у черта во рту стала расти. Ему стало трудно тогда уже. Потому он после трудов тех бросился от Бога и давай харкать, изо рта землю выкидывать. И где харкнет изо рта больше, там горы, курганы делаются; и где землю выкинет изо рта, и где немного харкнет, там ровнее; и где плюнет – там мхи, болота…

(Е. Романов)

Господь Вседержитель. Икона

* * *

Сначала была одна только вода; по ней ходил Бог.

Вот раз он идет и видит – плывет водяной пузырь.

Вот и говорит Бог:

– Стой!

Пузырь остановился.

Говорит Бог:

– Лопни!

Пузырь лопнул, из него выскочил черт и говорит:

– Что тебе надо, Господи?

Тогда Бог говорит:

– Надо бы сделать что-то твёрже, чем вода, а то неудобно ходить.

Вот и стали Бог с чертом предполагать, как это сделать нужно. Удумал Бог, что в воде лежит кусок земли и говорит черту:

– Достань-ка ты ту землю.

Черт как бултыхнется! А через три дня выскочил: набрал черт полный подол земли да еще за щеку напихал. Тогда Бог стал рассеивать ту землю по воде. Куда ни кинет – станет земля; и рассеял всю землю из подола. А что заложил черт за щеку, про ту умолчал, Богу не сказал. Тогда Бог говорит:

– Чтоб на земле выросли деревья и травы.

Вот и стали расти на земле деревья и травы, и у черта за щекой стали расти деревья и травы. Раздуло черту рот, нельзя ему ни пить, ни есть. Долго крепился черт. Раз стало ему совсем невмоготу, а тут и Бог идет. Пустился черт бежать, да как плюнет, да как харкнет – так все и выхаркал изо рта. Куда плевал черт, там и стала заболоченная земля с деревьями и травами.

Так вот откуда болота!..

(П. Шейн)

Откуда горы и болота

Сотворил Бог землю. Выгладил, выделал – любо посмотреть. Гладкая, кругленькая, как скворчиное яйцо. Отступил немного поодаль и удивляется своей работе, что хорошо удалась. В то время черт уже был, сидел он за кустом и от злости трясся. Зависть его брала, что Бог так хорошо все сделал. Как только Бог скрылся за небесными воротами, а их целых семь, черт давай со злости когтями землю рвать и бросать. Куда бросит – гора, куда плюнет со злости – болото. Сделал землю такой, какой мы ее и видим. Сам зарылся глубоко в землю и сделал там свое княжество. Землю Бог переделывать не захотел, так как были уже люди; куда их девать во время ремонта. Так и осталось до наших времен.

(С. Сахаров)

О происхождении дьявола и болот

Шел Спас по синему морю, видит, море начинает пениться, начинают бить необыкновенно сильные волны, появился громаднейший водяной столб. Спас подходит к этому столбу и видит в середине его живого великана, который поворачивается, но не может встать. Спас взял этого великана и бросил на берег. Явился такой красавец, что красоте его изумился сам Спас. Спас взял этого красавца и поставил его начальником над всеми ангелами. Этот красавец и начал внушать ангелам неповиновение к Богу. «Зачем, – говорит, – будем мы повиноваться Богу. Что такое чудесное сделал Бог, сотворив человека? Мы и сами сделаем такого же человека, еще лучшего». Некоторые из ангелов и соблазнились словами этого великана и помыслили в себе: «В самом деле, зачем мы будем повиноваться Богу? Пойдем и сделаем такого же человека».

Отправились и давай мутить небольшие озера и реки; трудились до такой степени, что от работы лица их сделались черными, как уголь. Долго они мутили реки и озера, появились разного рода насекомые, пресмыкающиеся и ползающие, но человека сделать не могли. Тогда пришел к ним Спас и посмотрел на них с гневом. Лица этих непокорных ангелов сделались ужасно страшными; на головах выросли рога; вместо языков у них явились огненные жала. Другие ангелы взглянули на них, испугались и отступились от них, а они и остались. Так как они помутили воды, превратили их в болота, то им и назначено жить в них. Впоследствии им стали давать различные имена: черт, дьявол, сатана, бес и т. д.

(П. Шейн)

Происхождение гор

Черт добыл песок со дна моря, а Господь из этого песка сотворил землю ровную и широкую, как кленовый лист. Черт (он был тогда в образе лебедя) утаил от него часть земли и сделал из той земли горы.

 

– Зачем ты понаделал таких гор? – спросил Господь у черта. – Человеку трудно будет подниматься на них.

– Ах, Господи, это и хорошо, что трудно, – говорит черт. – О вас вспомнит человек и меня тоже не забудет… Когда будет он, задыхаясь, на гору подниматься, так скажет:

– Помоги, Господи!

А как с горы станет спускаться, верно, и меня упомянет:

– Черт меня понес на такую высоту: тут и голову сломать можно.

(В. Добровольский)

Где черти живут

Был один очень прыткий ангел на небе и не хотел Бога слушать, так Бог его выкинул с неба долой. Сидел этот Люцыпер долго один на земле, а после и просит Бога:

– Очень, – говорит, – мне одному скучно; смилуйся, сделай мне товарищей одного, другого!

Бог взял чернил, пустил капельку, и появился другой черт. Люцыпер заметил, где Бог поставил те чернила, украл их и давай брызгать везде – так и натворил миллион чертей, целое войско, и повел их к Богу на небо.

– Выходи, – говорит, – будем воевать. Теперь царство уже мое.

А Бог стоит себе. Что-то издалека загудело, блеснуло. Люцыпер удивился:

– Что это?

Бог говорит:

– Это моя армия идет.

Только сказал, – гром загремел, молнии заблистали, стали летать – страх! Все небо всколыхнулось, затряслось. Черти так и попадали – куда который: кто в болото, кто в воду, кто в лес, кто в поле – куда попало. С тех пор там и сидят.

(П. Шейн)

Как у черта рога нашлись

В начале света черти были без рогов, но раз встретился черт с Господом Богом и говорит ему:

– Какой-то ты странный.

А Господь:

– Это ты странный, ведь на тебе рога.

Черт тот щуп, щуп на голове, правда, есть.

И, застыдившись, ушел. С этой поры у каждого черта рога.

(М. Федоровский)

О сотворении человека
(Из собрания В. Добровольского)

Абака

Думает Господь: вот я сотворил небо и землю, – нужно сотворить людей.

Сотворил Бог Адама и отлучился, потому что был недостаток материала (для дальнейшего творения).

Боясь, что аггел осквернит сотворенного человека, Господь сотворил абаку и приставил караулить Адама:

– Hе пускай никого к этому человеку, пока я не приду.

Является аггел:

– Пусти меня, абака, к Адаму.

Абака огрызается.

– Пусти меня, а то я тебя заморожу.

Дьявол напустил холода на абаку, а абака (он был голый и холода сильно боялся) согнулся и стал дрожать.

– Пусти меня, тебе шубу дам!

Абака допустил дьявола к человеку, за это его дьявол шерстью покрыл.

Оттого что абака Божьего повеления ослушался, его в церковь Божию не допускают, а кошку (она в этом не повинна) запускают частенько в церковь ловить мышей.

С тех пор абака называется уже не абака, а собака.

А сатана удалился, только обхаркал, оплевал, обгадил человека.

Приходит Господь:

– Что, абака, согрешил ты? Откуда на тебе такая шерсть?

– Господи, виноват я перед тобой: смутил меня сатана.

Дьявол случился поблизости.

– Как ты смел, дьявол, человека смущать?

– Не извольте, Господи, беспокоится: я сделал хорошо.

– Как так?

– Возьмите скверну с этого человека и выверните ее вовнутрь. Если от внутренней нечистоты начнется у него кашель, то он, кашляя, сначала на вас подумает и вас помянет: «Ах, Господи, какой кашель!..» Ну, как плюнет, потом ногою разотрет: «Тьфу, нечистая сила ко мне привязалась…»

Как черт посоветовал, так Бог и сделал. Потому что черт говорил:

– Если Адам будет здоров, то и вас, Господи, и меня он позабудет.

С тех пор у человека бывает кашель.

Адам и Ева

Господь сотворил Адаму рай, и Адам уже некоторое время находился в раю.

Задумался Господь, что у него один человек:

– Давай выну у Адама во время сна девятое ребро и сотворю из ребра ему жену.

Господь положил сотворенную им женщину около спящего Адама.

Адам просыпается:

– Е-во! Что это такое значит: лег я один, а теперь уже нас двое.

Господь и не придумывал имя Адамовой жене – так и осталась она Ева.

Господь поводил Адама и Еву по раю и указал им, какие фрукты можно есть, а какие нельзя.

Долго Адам и Ева жили в раю в согласии. И вот дьявол подкрался к Еве и искусил ее.

– Всякие фрукты вы кушаете, а вот те, какие самые хорошие, Господь вам есть запретил.

Ева, по совету дьявола, сорвала яблоко с запрещенного древа и Адаму дала. Яблоко это не удалось проглотить Адаму: оно так и застряло в его горле косточкой, и с тех пор у человека в горле и сидит эта косточка.

Первые люди на земле

Как человек огонь добыл

После того как Бог изгнал первого человека из рая, то человек начал дрожать от холода. Тогда Бог велел ему взять два куска крепкого дерева и тереть их. Человек послушал Бога, и от его труда дерево загорелось и согрело человека. Подсмотрел черт, как человек греется, украл у него немного на розжиг огня и поджег хворост, так что поднялось пламя наравне с лесом. А черт, чтобы погреться, как прыгнет в огонь, так вся шерсть его и опалилась, и весь он обгорел, будто головешка. Он потому такой и черный, только зубы и белки глаз белые. Увидел черт, что огонь жжется, да и отнес его в ад, чтобы тем огнем мучить грешные души. С того времени огонь служит и людям, и злу. Огонь нам светит, нас греет, дает тепло, но может принести и немало зла.

(А. Сержпутовский)

* * *

Первый огонь прилетел к нам с Перуном. Как загорелся один курень из хвороста, то люди сбежались отовсюду и давай хватать головешки и в своих куренях перепрятывать!

Но с этим огнем никому не повезло. Пока одному старому колеснику, который кроме колодок точил и веретена, не пришла в голову светлая мысль. О том, чтобы попробовать кружки на веретене вытачивать ясеневым клинком, а не вырезать ножом, как он это делал ранее.

– Почему нет? – говорит колесник сам себе. – Ясень тверже, поэтому должен взять более мягкую березу, вот и давай попробуем.

Заострив ясеневый клинок, приставил его к веретену. И, сильно прижимая, начал шморгать клинком, как смычком, то сюда, то туда, с каждым разом быстрей и быстрей, даже, смотри, пошел дым из веретена, да так пахнет, будто от огня. Он это дальше стал шморгать и еще быстрее, и быстрее, уж лоб стал мокрый да из веретена искры посыпались. Так человек нашел настоящий огонь. Тогда люди повсюду погасили тепло Перуна и завели домашний огонь. И с тех пор стали лучше жить.

(Ч. Петкевич)

Камни

Раньше камни росли большие, как дома. Один раз шла Матерь Божья и сбила пальцы о камень, заплакала и сказала:

– Ах, дай Боже, чтобы вы такие уже не росли.

С той поры камни хоть и растут, но понемногу и уже не такие большие.

(М. Федоровский)

Как Бог пустил солнышко в хату

Когда мир начался, люди не знали, как хату ставить, наконец поставили; опять не знают, что сделать, чтобы в ней видно было. Так одна женка все носит решетом солнышко и пускает в дом, а мужик мешком. Подошел человек и спрашивает:

– Что это вы, люди, делаете?

Они начали сетовать:

– Вот поставили хату и никак солнышка не наносим, все темно и темно.

Тот человек говорит:

– Что вы мне дадите, если я вам пущу солнышко в хату?

Они говорят:

– Что хочешь, то и дадим.

А не знали, что это был сам Бог. Так он им говорит:

– Я ничего от вас не хочу, только дайте слово, что в любой день примите жаждущего человека, которого накормите и позволите ему переночевать.

Они согласились. Тогда Бог им окна врезал, и видно в хате стало.

(М. Федоровский)

Земля и небесные светила

Откуда свет пошел

Когда Бог сотворил свет, то солнышко не хотело светить на злых и начало жаловаться Богу, что ему трудно всегда светить. Тогда Бог наказал солнышко и велел ему светить только днем, a ночью, когда играют злые силы, не светить, а отдыхать.

Небо сделано так, что оно имеет семь слоев, или пластов. Мы видим только первое небо. А Бог живет аж на седьмом. Из чего сделано небо, никто не знает.

(А. Сержпутовский)

Земля

Святая земелька кормит нас и всякое зверье; носит на своих плечах, никогда не сетуя, не стеная, а как Бог пошлет смерть, то прилепишься к ней, и ей не претит, когда нас черви точат.

Мать-земля все принимает, а всякое нечистое более всего, и еще и благодарит за это, a если хочешь знать, как она благодарит, то навези навоза да и посей рожь, так и будешь знать. Наши деды и родители не зря говорили: тем, что земля родит, поделись с нею; например, ешь сам хлеб, а солому отдай родной землице…

Никого и ничего нет богаче земли: сколько она родит хлеба, сколько дает железа! Из земли копают глину на печи, на горшки да на побелку. Да мало ли в недрах ее богатств! Кто, в конце концов, дает чистую воду? Дает святая мать земля…

(Ч. Петкевич)

Про месяц

Месяцу Бог велел светить людям ночью, пока солнышко опочивает. Только месяц очень ленивый, он плохо светит, потому Бог и велел, чтобы он каждые четыре недели перерождался. Вот почему он одну неделю молодой, другую растет до полной луны, третью – полная луна, а четвертую – совсем пропадает.

(А. Сержпутовский)

О рождении месяца

Из представлений о рождении месяца наиболее запало в память одно: Бог, когда луна состарится, крошит ее на звезды. Один кусочек кладет в лоханку, для закваски. Звезды падают туда, и начинается делаться опара, тесто подходит и переливается через край. Так и рождается месяц.

(М. Лужанин)

Пятна на Луне

Были у отца два сына, два удалых молодца. Не захотели они жить дома, заниматься черной мужицкой работой, а пошли по свету искать легкого хлеба и хорошей жизни. Вышли они из дома вместе да пошли по одной дороге, но вскоре подошли к перепутью. Вот старший брат и говорит:

– Чего нам ходить вместе? Вместе мы найдем только одно добро, а как пойдем раздельно, то можем попасть и на два.

– Пойдем раздельно, – согласился младший брат, – но если кто на что-нибудь наткнется, что-нибудь добудет, то будет его, то сделает ему славу.

Как сказали они, так и сделали. Старший брат пошел направо, а меньший – влево. Мир велик. Долго они ходили, долго искали счастья; каждый по-своему искал то, что ему нравилось. Старший брат пришел в чужое царство, нанялся на службу к одному богатому и знатному пану. А этот пан ездил аж к самому царю, да и брал с собой своего верного и ловкого слугу. Увидел раз его царь, пригляделся, да и забрал к себе. Живет старший брат у царя пан паном, всего ему довольно, разве птичьего молока не хватает. Живет, никакой беды не знает.

Долго ходил и младший брат по всему миру, много видел и доброго и злого, но злого больше, чем хорошего. Ему не хотелось сидеть и потреблять то добро, которое имел, но хотелось все увидеть, все попробовать, и сладкое, и горькое. Вот так он ходил, как неприкаянный, пока не пришел туда, где был старший брат. И начал он там учить людей, как на свете жить, чтобы всем было хорошо, чтобы все были счастливы. Стали о нем говорить вокруг, начали к нему собираться люди и слушать его разумные речи. Услышал о нем старший брат, пошел и он посмотреть, какой такой появился мудрец, не призывает ли он к бунту людей. Пришел, но не узнал брата, послушал его, да и донес царю, что появился такой-сякой человек, который призывает к бунту народ. Рассердился царь да приказал схватить бунтовщика. Захотел старший брат еще лучше выслужиться перед царем, собрал шайку царских слуг, пошел и убил меньшого брата. Но ему стало так страшно, что не знал, куда и деться. Вот бежит он ночью мимо леса, взглянет на луну, и та бежит, перенимая действия его. Он встанет, и луна в том же состоянии. Он побежит, и луна побежит. Бежал он, бежал, пока не выбился из сил и не упал. Лежит он и смотрит на луну. Пригляделся и видит там, как брат убивает брата. Тогда-то он и догадался, кого убил своими руками. Но тут и дух из него вон. С тех пор всегда видно, что на луне стоит брат над убитым братом.

(А. Сержпутовский)

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru