Необычные последствия развода

Лита Марсон
Необычные последствия развода

Глава 1

За окном – осень. Желтые листья кружатся на ветру, падают в лужи, снова взлетают ненадолго, когда прохожий задевает их ногой. А я сижу у окна и размышляю о своей жизни. И начинаю приходить к выводу, что человек похож на осенний лист – кружится, думает, что будет вечно парить в воздухе, а потом падает, и взлететь сам уже не может – требуется пинок – от судьбы, от близких людей, от чужих людей – от кого угодно. Но полет опять не длится долго – и ты снова падаешь, и во второй раз падать куда больнее… Но человек упорно старается взлететь снова и снова, зная, что будет больно, но понимая, что остановиться он не может, и жизнь продолжается, даже если твое сердце рвется от боли. Кажется, об этом даже писали классики: о птицах, бросающихся грудью на шипы, о парусе, который жаждет бури. Ну вот, я даже ничего нового не способна придумать. Все уже написали до меня, я лишь могу повторять чужие фразы, мысли, идеи. А в собственной голове царит унылая пустота.

Вот на такие грустные темы я думала в тот осенний день, сидя на подоконнике в своей квартире. Хотя могу ли я называть ее своей? Неделю назад я развелась, и квартиру наверняка придется продать или разменять. Пока что мой бывший муж даже вещи свои не забрал, приходит раз в два дня за чистыми носками, а я смотрю на него и думаю: «Как чужой стал, а совсем недавно солнышком называл и руки целовал». Грустно, но закономерно. Почему? Да потому, что наши отношения уже сразу были обречены на провал. Жаль, что я это поняла только тогда, когда пару недель назад он сказал:

– Милая, давай разойдемся.

«Милая»! Он называет меня так, предлагая развестись? Я думала, что это неудачная шутка, я не верила, что наши отношения, которые длились уже почти три года, могут так резко закончится. Мне понадобилась неделя, чтобы все осознать, чтобы понять, что это всерьез, наяву. Что моя налаженная, стабильная жизнь, которой я так гордилась, теперь закончилась. Что теперь делать, я не знала, поэтому часами сидела у окна на кухне или на диване в комнате и напряженно думала о том, как такое могло произойти. Мой муж не затруднял себя объяснениями, он просто подождал, пока я приму его решение, мы сходили в ЗАГС, оформили развод, и теперь я его вижу только раз в два дня.

Интересно, а когда запас носков закончится, он будет так же продолжать приходить? Или будет приходить за полотенцами, или за наволочками, или даже может за простынями?

Я поняла, что начинаю смеяться, и обреченно подумала: «Ты сходишь с ума». Но смех никуда не уходил, к нему лишь добавились слезы. Меня затрясло, стало трудно дышать, навалилось чувство страха, казалось, что я больше никогда не смогу сделать глубокий вздох. Всхлипы были все чаще, сдавило горло, а я все никак не могла себя успокоить. В глазах стало двоиться, потом картинка стала совсем мутной, и я зажмурилась, но это не помогло. Закружилась голова, руки и ноги стали ватными, и я медленно опустилась на пол, ощущая невероятную слабость. Но сознание не потеряла, хотя была уверена, что сейчас отключусь. Наоборот. Лежа на полу, я поняла, что снова могу нормально дышать, да и в целом состояние резко улучшилось. Открыв глаза, я поняла, что странное наваждение исчезло как по волшебству. Наверно, я просто перенервничала. Но нельзя себя доводить до такого, развод ведь не конец света. Верно?

Уговаривая себя, я побрела в комнату и резко остановилась на пороге. На экране выключенного телевизора была огромная надпись, сделанная белыми буквами – «Ты заплатишь за все». Меня начало трясти, на подгибающихся ногах я подошла к телевизору и потрогала буквы. Они были вырезаны из обычной белой бумаги и наклеены на экран с помощью клея. Когда я потянула букву «В», она легко отошла от поверхности. Уронив ее на пол, я трясущимися руками стала отрывать остальные буквы. Вскоре на экране остались лишь засохшие капельки клея. Я посмотрела на горку бумаги, лежащую на полу, и сердито сказала:

– Ну и кто это мог сделать?

Вопрос был очень актуальным, так как ключи от квартиры были только у меня и у мужа, а свою связку он отдал мне в день развода. Позавчера он заходил, и после его прихода никакой надписи не было. Да что там после его прихода – полчаса назад ее еще не было. Я ушла на кухню посидеть у окна, и, если бы кто-то зашел в квартиру, я бы услышала это. У меня завелись приведения? Или домовой решил пошутить? Почему-то мне в голову лезли только паранормальные объяснения случившегося – вероятно, это последствия развода сказываются. Надо прийти в себя и попробовать мыслить логично.

Я побрела в ванную. Включив воду, я долго смотрела на себя в зеркало. Зрелище было не очень утешающим. Мне всего-то двадцать пять лет, а выгляжу на все сорок. Лицо серое, усталое, под глазами круги, волосы блеклые. Обычно я выгляжу немножко получше – у меня ухоженные, блестящие русые волосы до плеч, радостные зеленые глаза и веселое лицо, глядя на которое люди думают, что мне еще нет и двадцати. А сейчас в волосах кое-где уже виднеются седые пряди, хотя еще вчера их точно не было. Да и вообще я за один день утратила веселость и как будто даже состарилась.

Наверно, мой муж, уходя, забрал с собой всю мою жизненную энергию. Мой муж… то есть мой бывший муж… Неожиданно я с полной силой осознала, что он уже навсегда стал бывшим мужем, он ушел из моей жизни, и больше не будет меня целовать по утрам, обнимать, когда мне грустно или холодно, не будет поддерживать в трудные минуты – я осталась одна. Чувство одиночества навалилось на меня, и я застонала. Машинально я потянулась достать из шкафчика бумажные салфетки – на случай, если вдруг заплачу – и вдруг поняла, что что-то не в порядке. Дверка шкафчика всегда была закрыта неплотно, шкафчик был старый и его уже давно надо было выкинуть. А сейчас дверка было очень плотно закрыта, как будто под ее краешек подложили кусочек бумаги или ткани. Раскрыв шкафчик, я убедилась, что так оно и есть – весь он был забит обрывками бумаги, на которых на каждом была уже знакомая надпись, написанная черным маркером – «Ты заплатишь за все». Внезапно меня охватила злость. Что это еще за шутки? Кто смеет надо мной так издеваться? Захлопнув шкафчик, я побежала на кухню. Надо проверить, нет ли еще где-нибудь этих мерзких посланий.

Через полчаса я недовольна констатировала, что чья-то шутка зашла слишком далеко. Надписи были везде: в шкафчиках на кухне, в туалете, с обратной стороны занавесок, даже под диваном. Кое-где бумага уже покрылась пылью, где-то надпись была совсем свежей. Все надписи были одинаковы по содержанию, и все были либо вырезаны из бумаги, либо написаны черным маркером на белых листах. Везде они были прикреплены так, чтобы не испортить предметы – сильнее всего пострадал телевизор, на котором остались капельки клея, остальные предметы не были попорчены.

Оставался открытым вопрос, что мне теперь со всем этим делать. Звонить в полицию? Нанимать частного детектива? Пожаловаться родителям? Рассказать бывшему мужу? Последняя идея напомнила мне, что сегодня мой бывший должен прийти за очередной порцией вещей. Так как носки закончились уже в прошлый раз (я специально проверила в шкафу), мне не терпелось узнать, что за повод он придумал на этот раз. Поведение бывшего меня довольно сильно изумляло. Зачем ему нужны эти походы ко мне? Может, он хочет убедиться, что я страдаю без него, и таким образом повысить свою самооценку? Да это вроде на него не похоже.

– Ой, он уже совсем скоро должен прийти! – спохватилась я и опрометью метнулась собирать противные бумажки, но опоздала – раздался звонок в дверь. Проклиная того идиота, который устроил мне эту историю с надписями, я открыла дверь.

– Опять открываешь дверь, не спрашивая, кто там? – упрекнул меня бывший, входя в коридор.

– Тебя это уже не касается, – устало ответила я. Если во времена брака я еще была способна на какие-то оправдания, сейчас у меня на это не было ни сил, ни желания. Бывший посмотрел на меня и вздохнул:

– Я все равно о тебе беспокоюсь, ведь ты мне не чужой человек.

– Саш, ну давай не будем об этом, хорошо? У меня нет настроения. Забирай, что тебе там было нужно, и уходи.

– Послушай, Арта… – знакомое обращение резануло мне слух, и я рявкнула:

– Я для тебя больше не Арта! Меня зовут Марта и изволь ко мне впредь так и обращаться! Придумал тоже мне! На собачью кличку похоже!

Саша мрачно глянул мне в глаза и кивнул. С чего я так завелась? Ну да, меня зовут Марта, а Саша всегда меня называл Артой, и мне это нравилось. Хотя в своей жизни я видела немало собак с такой кличкой, тут уж не поспоришь. Наверно, для мужа я и была такой преданной собачкой: приносила еду, откликалась по первому зову, всегда была готова на все, лишь бы увидеть его улыбку. Такая неожиданная мысль ошеломила меня, и я выронила из рук собранные в кухне обрывки надписей.

Бывший нагнулся, собрал их и начал рассматривать, а затем спросил:

– Что это?

– Я не знаю, честное слово. Само появилось.

– Где и когда? – допрос продолжался. Подавив желание вытолкать муженька за дверь, я решила, что мужской взгляд на произошедшее не помешает. Хочется ему побыть рыцарем в глазах бывшей жены – вперед и с песней, если только это поможет мне разобраться в этой затянувшейся шутке. Я рассказала все, что знала по поводу бумажек, заверила Сашу, что никого не впускала в квартиру, никому ключи не давала и что появление последней надписи на телевизоре точно произошло в момент, когда я было в квартире абсолютно одна. Высказавшись, я ощутила облегчение и порадовалась, что Саша пришел. Кстати, а зачем? Надо спросить.

– Зачем ты пришел сегодня? Носки вроде закончились.

– Какие носки? Ты о чем вообще? – нахмурился бывший. А я вдруг поняла, что он выглядит совсем иначе, нежели во время прошлого визита. Во-первых, за два дня он умудрился отрастить длинные волосы, которые заплел в жидкую косичку. Неужели в салоне наращивал? Во-вторых, он выглядел загорелым и похудевшим, даже подтянутым, хотя еще пару дней назад таким не был.

 

– Да нет, неважно, забудь, – вяло отмахнулась я, не понимая, как за столь короткий срок человек может так кардинально поменять свою внешность. Возможно, я все-таки потеряла сознание и пролежала в отключке пару недель?

– Насколько я помню, я забрал отсюда все свои вещи еще пять месяцев назад, – строго ответил незнакомый знакомый бывший муж.

– Да ну? Получается, я действительно была в коме так долго? Или ты специально нарастил волосы, намазался автозагаром и притащился сюда сводить меня с ума? Хотя что-то не складывается, но я уверена, что именно ты виноват…

Я бы еще долго продолжала свою тираду, но Саша захохотал так громко, что мне пришлось замолчать. Отсмеявшись, он пробормотал:

– Что-то настолько нелепое могла придумать только ты. Я просто в восторге от твоей фантазии, а список твоих претензий меня восхищает. Видимо, странные записки окончательно столкнули твою крышу с привычного места, но тут моей вины нет. Давай-ка лучше обсудим, откуда они могли взяться.

Молча признав его правоту, я жестом пригласила его пройти в комнату, где выдала всю куцую информацию о надписях. С удобством усевшись на диване, бывший задумчиво сказал:

– Тебе нужен профессиональный взгляд на ситуацию. И у меня есть один знакомый человек на примете. Он бывший полицейский. Сменил род деятельности по настоянию жены, теперь работает вместе со мной программистом. Но мужик толковый, лет двадцать проработал в полиции, всякие случаи повидал. Вдруг посоветует что-то дельное?

«В моей жизни теперь сплошные бывшие. Бывший муж, бывший полицейский – тенденция наводит на размышления. Но вдруг и правда мне этот очередной бывший поможет – надо попробовать.» Вслух я сказала:

– Я согласна.

– Тогда я позвоню ему прямо сейчас.

После недолгих переговоров по мобильному Саша радостно сообщил, что «толковый мужик» подойдет в течение получаса. Закончив разговор, бывший повернулся ко мне и сказал:

– Я зайду денька через три, расскажешь, как у тебя обстоят дела с твоим таинственным происшествием. Ты не волнуйся, мой приятель разберется, какие у тебя завелись привидения. Ну, до скорого!

Не знаю, муженек торопился куда-то по делам или просто хотел, чтобы я с его специалистом общалась наедине, но ровно через тридцать минут после его ухода раздался звонок в дверь. На пороге стоял мужчина лет пятидесяти, одетый в строгий костюм и с таким же строгим выражением на лице. Посетитель внимательно осмотрел мое лицо, зачем-то глянул на часы, кашлянул и спросил неожиданно тихим голосом:

– Вы Марта?

– Да, а вы, вероятно, коллега Александра?

Мужчина засмеялся:

– Вы так официально говорите: «коллега», «Александр» … Да, я работаю с Саней вместе, и он попросил помочь вам в каком-то запутанном деле. Меня зовут Сергей. Очень приятно.

– Взаимно, – я пожала протянутую руку и тут же принялась объяснять обстоятельства дела, принесла вещественные доказательства и ответила на все вопросы. Сергей во время всего повествования отмечал что-то в миниатюрном планшете, который извлек из внутреннего кармана при первых же моих словах, и сейчас он продолжал свое занятие, хотя я уже давно замолчала. Вскоре посетитель отложил гаджет и сообщил:

– Дело очень запутанное.

– Вы не поверите, Сергей, я уже догадалась, – грустно усмехнулась я.

– Да, я понимаю, но и вы поймите – незаметно попасть в квартиру, в которой уже кто-то находится, при этом это было не один раз, ведь записок много, и они все разной давности, то есть это кто-то уже давно спланировал, при этом учел, например, тот факт, что вы под диваном обычно не подметаете, а значит, все записки увидите только тогда, когда специально обыщите квартиру. Значит, кто-то наблюдал за вами, узнавал ваши привычки, ваши вкусы, сделал дубликат ключа от квартиры, выжидал подходящего момента, был в курсе вашего развода и что вы будете дома одна. То есть человек к этому готовился задолго до появления первой записки. Вы успеваете за моей мыслью? Отлично! Следовательно, это человек из вашего прошлого, тот, кого вы когда-то обидели, или какой-то старый враг со школьных или студенческих времен, вряд ли с последнего места работы, ведь вы там совсем недавно. Еще один важный момент. Наш подозреваемый это определенно человек пенсионного возраста, с устоявшимся мышлением, не привыкший к современным реалиям. Подобное расточительство бумаги для нашего поколения, да и для молодежи – вещь абсолютно недопустимая. Представляете, сколько деревьев погибло ради этих клочков? Страшно представить!

Поэтому я хочу вам посоветовать – поанализируйте свою жизнь, вот сразу после моего ухода сядьте и начните вспоминать, с кем вы ссорились, с кем что-нибудь не поделили в жизни, на кого злились, и кто на вас злился. Вот прямо по порядку, начиная с детского сада или первого класса. Возможно, вы кого-то обидели в вашем давнем прошлом, и теперь этот человек, или его родители решили вам отомстить. Я больше склоняюсь к мысли о родителях, раз мы ищем человека в возрасте. Но вспомнить вы должны именно тех, с кем у вас были конфликты, все остальное я сделаю сам. Тогда, когда вы составите список возможных обиженных, позвоните мне, я вам оставлю свои контактные данные. И тогда я проверю весь ваш список и выясню, кто это сделал. Вы последуете моему совету?

– Я не знаю, честное слово, у меня никогда не было врагов, я удивлена, что кто-то может на меня злиться, но я попробую, я попробую вспомнить всю свою жизнь и надеюсь, что мы найдем мерзавца.

– Или мерзавку, – добавил Сергей, после чего откланялся.

Глава 2

После его ухода я долго не знала, чем бы мне заняться. Довольно тяжело просто так сесть и начать вспоминать, кого ты обидел в своей жизни. Поэтому я старательно пыталась занять себя другими делами – убрала в квартире, даже попылесосила, что я терпеть не могу, выбросила все послания и очистила экран телевизора от остатков клея, затем села за ноутбук и прочитала все последние новости в интернете на любимом сайте новостей.

Но и привычный сайт сегодня показался каким-то незнакомым. Заголовки разительно отличались от вчерашних, как будто за прошедшие сутки мир стал другим. Или я схожу с ума, или уже давно свихнулась, других объяснений у меня не было. Хотя еще есть третий вариант. Возможно, это все часть плана того человека, который подкинул записки. И его цель – заставить меня сомневаться в собственной адекватности. Значит, мне необходимо поймать негодяя и узнать всю правду. А для этого я должна погрузиться в прошлое. Странный метод, но выбора у меня не было.

Чувствуя себя на редкость глупо, я села на диван и закрыла глаза. Так… детский сад… первый класс… с чего бы начать? И тут неожиданно в мозгу возникло яркое воспоминание.

… Я стою, одетая в зеленую курточку и коричневые штанишки. Вокруг дети радостно бегают и собирают осенние листья. А я собираюсь залезть на детскую горку, но боюсь. Залезаю один раз, другой, добираюсь до середины лесенки и не могу залезть дальше, так как очень боюсь высоты. Смутно понимаю, что даже если залезу на самый верх, съехать по горке никак не смогу, но все равно упорно лезу. Все вокруг меня подгоняют и ворчат на меня, что я им мешаю. А я отважно ставлю ногу на железную ступеньку, залезаю до середины и снова спрыгиваю на землю. Другие дети меня прогоняют от горки, и я ухожу собирать желтые и красные листья…

Сколько же мне было тогда? Пять, шесть лет? Это было так давно, странно, что я до сих пор так четко помню, как пыталась достичь своей цели и все-таки съехать с горки, но так ни разу и не сделала этого за все годы, что провела в детском саду. Если не ошибаюсь, я вообще ни разу не съехала с детской горки. Как же мешает жить страх высоты! Откуда он у меня взялся? Стоило только задать себе этот вопрос, как снова нахлынуло воспоминание.

… Очень холодно, на улице зима, я стою на лестнице, закутанная в шубу и огромную теплую шапку. Рядом стоит мама и закрывает дверь на ключ – мы собираемся идти гулять. Я делаю шаг вниз по ступенькам, но моя нога соскальзывает… Мимо глаз несутся ступеньки, полсекунды – и я уже лежу внизу…

Удивительно, что я это вообще помню, пусть и смутно, ведь мне тогда, по маминым рассказам, было всего три годика! Мама тогда ужасно испугалась, вызвала «Скорую», но со мной все было в порядке, всего лишь легкое сотрясение. Огромная шапка и толстая шуба спасли меня. Но видимо, в моем мозгу отпечатался сильный страх перед высотой, лестницами, падением, который с годами перешел еще и на лифты, эскалаторы, приставные лестницы и подъемники, то есть на все изобретения человечества, связанные с высотой. Возможно, этот страх повлиял и на другие сферы жизни, не связанные с высотой напрямую, но связанные с падениями, так как я боюсь кататься на роликах, коньках, не люблю аттракционы и вообще избегаю всех занятий и мест, где есть большая вероятность падения. Возможно, моя жизнь от этого менее интересна, чем у других людей, но меня это мало волнует, я привыкла к своему страху и знаю, что с ним бороться бесполезно. Уж если это и правда психическая травма из детства, то бороться с этим можно только с помощью психоаналитика, а я им не верю.

Ладно, хватит на сегодня воспоминаний и размышлений. Пора идти спать, а завтра с новыми силами взяться за анализ своей жизни. Хоть мне совет Сергея и показался немного нелогичным, других вариантов, как раскрыть это дело, у меня нет.

Спала я этой ночью плохо, мне снились злые дети, отталкивающие меня от огромного стола с пирожными. Дети ругались на меня, что я неповоротливая, уродина, и вообще никому не нужна. Я тянулась к столу, пыталась ухватить лакомство, и вдруг неожиданно дети пропали, я подошла поближе и увидела на столе горы восхитительной еды. Никто не мешал мне наслаждаться кушаньем, я съела столько, сколько в реальной жизни и за неделю бы не осилила. Внезапно вместо стола появился Саша. Мы стояли рядом в каком-то пустом и тихом парке, он грустно смотрел на меня и мне становилось страшно. Муж тихо произнес:

– Ты же понимаешь, что я не зря прихожу к тебе… А разве ты не заметила, что записки появились после нашего развода? Кто мог знать, как часто ты подметаешь под диваном и в какие шкафчики ты заглядываешь раз в году? Кто мог сделать дубликат ключей, кроме меня? Кто знает, как можно незаметно проникнуть в квартиру? Ты думаешь, что ответ спрятан в твоем прошлом? Ты ошибаешься – ответ знаю я, но ты должна сама догадаться, зачем я к тебе прихожу. Иначе все бессмысленно. Ты должна найти ответ сама. Подумай – ведь это же очевидно. И еще – помни, что я люблю тебя. Даже если я ушел от тебя, это не значит, что мои чувства прошли. Я по-прежнему люблю тебя. Если ты найдешь ответ, я вернусь к тебе и больше никогда не уйду. Но ты должна догадаться, ты должна понять!

И бывший муж испарился, а я осталась одна среди бескрайнего парка…

Когда я проснулась, мое сердце колотилось как сумасшедшее. Что за дикие идеи лезут мне в голову? К сожалению, Саша во сне во многом был прав, после разговора с Сергеем мне и самой приходило в голову, что знать все подробности моей жизни может только муж. Но зачем ему это? Я должна найти ответ… Или все-таки ответ кроется в моем прошлом? Может, это как-то связано? Что же мне делать – рыться в прошлом или попытаться расспросить Сашу? Тем более он стал первым признаком того, что все не так. Может, он специально изменил свою внешность и что-то испортил в моем компьютере, чтобы усилить эффект?

От размышлений у меня разболелась голова. Лучше схожу сегодня к родителям, заодно поищу свои детские фотографии, которые смогут помочь мне вспомнить своих детских врагов. Выйдя на улицу, я глубоко вдохнула и почувствовала, что воздух кажется мне необычайно свежим. В нашем городе было достаточно парков и скверов, чтобы воздух оставался достаточно чистым, но сегодня он был особенным, звенящим и питательным, как после затяжных гроз. Может, после развода я стала острее воспринимать все окружающее?

Мама с папой жили совсем недалеко от меня, но сегодня дорога к ним показалась мне короче обычного, как будто я туда перенеслась силой мысли, до такой степени я погрузилась в свои размышления. Как хорошо, что сегодня суббота и они оба будут дома, я смогу наконец-то с ними поговорить и рассказать обо всем – и об истории с записками, и о своем разводе. К сожалению, за последнюю неделю я не успела ни разу зайти к родителям, а по телефону делиться такой новостью не хотелось. Мне даже стало интересно, как они отреагируют. Мама была против Саши, против нашего брака, значит, ее эта новость должна порадовать. Но я не успела додумать эту мысль – меня снова затянуло в вихрь воспоминаний.

… Я сижу на кухне в квартире родителей, напротив сидит мама, она хмурится. Но я так счастлива, что едва замечаю это, ведь Саша сделал мне предложение! Он и правда любит меня! Мы встречались всего пару недель, и я была абсолютно уверена, что это он – мой единственный, моя вторая половинка. И когда мои ожидания потвердились обручальным кольцом, я была на седьмом небе от счастья. Но когда за Сашей закрылась дверь (он приходил просить моей руки у родителей по всем правилам), а папа пошел в комнату смотреть телевизор, мама позвала меня на кухню и, судя по выражению ее лица, собирается сказать что-то не очень приятное. Я сижу и жду молча, но праздничное настроение начинает исчезать. К моему удивлению, мама начинает свою речь издалека:

 

– Ты помнишь, как в школе ты в первый раз получила диплом отличницы?

– Да, конечно, в седьмом классе, – машинально отвечаю, не понимая, к чему это мама клонит. А она продолжает:

– А помнишь, как получив такой диплом в третий раз, ты перестала ему радоваться и начала вопринимать как должное, как плату за твои старания в учебе?

– Мама, я все это помню! – не сдерживаюсь я. – К чему ты все это говоришь сейчас, когда я уже закончила школу, учусь в университете и собираюсь замуж?

Мама качает головой и задумчиво говорит:

– Я надеялась, что ты сама поймешь. Для тебя сейчас возможность переехать в отдельную квартиру, жить своей семьей, с любимым человеком это огромная радость. Но все в жизни надоедает, и поверь моему опыту, твой Саша не тот человек, который сможет поддерживать в тебе радость от семейной жизни надолго. Он заставит тебя страдать. Я это вижу так же ясно, как солнце на небе в ясный летний день. Мое материнское сердце не умеет лгать, оно хочет уберечь мою доченьку от страданий и поэтому заставляет меня говорить тебе все это. Прости меня, Марточка, но тебе не стоит выходить за Сашу.

– Но мама, как ты не понимаешь, я все это понимаю, что брак – это не только счастье и взрыв эмоций, что еще существует быт, и семейные кризисы, но это моя жизнь, и я хочу через это все пройти. Ты не сможешь меня вечно беречь от проблем!

– Дорогая, ты не поняла меня, – мама качает головой и снова смотрит на меня с такой тоской в глазах, что я вздрагиваю. – Я хочу, чтобы ты жила семейной жизнью, строила свою семью, сталкивалась с проблемами и решала их сама, как настоящий взрослый человек. Но не с Сашей. Брак с ним – это ошибка. Саша не твой единственный. Пойми это, пока не поздно, пока он еще не заставил тебя страдать.

От этих маминых слов я начинаю сердиться, вскакиваю, сметая со стола сахарницу, и бегу к дверям. Ночевать я сегодня намерена у жениха…

Я открыла глаза и сообразила, что стояла на лестнице возле квартиры родителей и полностью ушла в свои воспоминания. Я помнила это день, помнила, как в слезах убежала к Саше, но так и не смогла рассказать ему о разговоре с мамой, ограничилась объяснением, что мы поссорились по пустякам. После этого мама всегда общалась с Сашей очень вежливо, никогда не показывала своего отношения к нему, и так и не возобновила этот разговор. Но я помнила ее слова, и в день развода в моей голове постоянно билась мысль: «Мама была права». Да, она была права – Саша заставил меня страдать, а если это он придумал затею с записками, тогда она просто вдвойне права. Интересно, что она скажет теперь, когда узнает о моем разводе? Наверно, скажет что-нибудь на тему: «Я тебя предупреждала».

Я ошиблась – мама была в шоке, но не из-за моего развода.

– Послушай, доча, я не понимаю, о чем ты говоришь. Что с тобой происходит? Может, ты недавно головой ударилась? Скажи, ты нормально себя чувствуешь? Не скрывай от нас ничего! Мы же с папой тебе не чужие люди! Мы волнуемся за тебя! – мама нервно ходила по кухне взад-вперед, а я стояла у двери и изумленно наблюдала за ней. Затем решилась вставить словечко, пока мама переводила дух:

– Я надеялась, что это окажется шуткой или сном, я просто не могла поверить в это… и до сих пор не могу. Я все надеюсь, что он войдет в дверь квартиры и скажет, что это ошибка, что все в порядке… – голос сорвался и я не договорила.

– Что же, теперь ты можешь наконец-то вернуться домой, – безапелляционно сказала мама. – Твоя комната ждет тебя, сегодня же перевози свои вещи, хватит тебе уже сидеть в одиночестве и ломать голову, почему это произошло. Столько времени прошло, а ты все пережевываешь эту ситуацию! Сколько можно? Я тебе сто раз повторяла – Саша герой не твоего романа. Значит, не стоит по нему слезы лить. Возвращайся домой и живи своей жизнью – начни жить своей жизнью!

– Что ты имеешь в виду?

– Да то, что во время брака ты была как преданная собачка! – услышав от мамы свои собственные недавние мысли, я оторопела, а она безжалостно продолжила: – Хватит уже жить как приложение к мужу! За время брака я ни разу от тебя не услышала, чего ты сама хочешь, чего ты хочешь добиться, даже что ты сама думаешь по какому-нибудь вопросу. Только Сашино мнение – Саша то, Саша се… Я уже начала думать, что нет у меня больше дочери, что теперь у меня только есть зять и его верный слуга-оруженосец в твоем лице. Ты перестала быть собой. Ты забросила все свои увлечения, ты почти перестала выходить из дома, ты перестала чем-то интересоваться. Да ты посмотри на себя! Вот сходи в ванную и посмотри в зеркало. Полюбуйся, в кого ты себя превратила!

– Мама, но это естественно – ведь не зря говорят, что в браке исчезают понятия «я» и «ты» и появляется новое понятие «мы», – попробовала я возразить, но мама гневно перебила:

– В вашем браке не было никаких «мы», был только Саша, только его мнение, только его интересы, только он, он, он! И, как бы к нему не относилась, я готова признать, что в этом случае это была не его вина. Ты сама себя превратила в тряпку, поэтому я и говорю – сходи в ванную и глянь в зеркало!

Я покорно побрела в указанном направлении. Что я там могу увидеть нового? Я и так прекрасно понимаю, что после развода выгляжу не лучшим образом, но при чем здесь все это? Убедившись, что мое отражение в зеркале ничуть не изменилось за последние сутки, я пришла обратно на кухню. Мама уже ждала меня с ворохом каких-то фотографий в руках. Она выудила из кучи одну и ткнула ее мне под нос:

– Смотри! Это ты за неделю до знакомства с Сашей! А вот еще одна фотография – день вашей свадьбы! А теперь сравни свое выражение лица вот с этой фотографией – это вторая годовщина вашей свадьбы. И посмотри, какое у тебя стало безразличное и покорное лицо. Посмотри – присмотрись как следует. Тогда, надеюсь, ты поймешь меня.

Я взяла все три фотографии и начала сравнивать. На первой фотографии я стояла возле входа в квартиру с мусорным пакетом – мама тогда очень радовалась, что сумела сфотографировать меня в самый неожиданный момент. Я стою, уронив мешок на пол, и смеюсь – так забавно мама выглядела, притаившись на лестнице с фотоаппаратом. Мама вообще у меня просто супер – веселая, любит пошутить, любит всякие забавные моменты, и даже записывает все смешные и курьезные истории, происходившие в нашей жизни.

Когда мы с папой подарили ей цифровой фотоаппарат на день рождения, она сначала отнекивалась и утверждала, что не сумеет в нем разобраться. Но мы настаивали, и вот уже через несколько недель мама превратилась в папарацци.

На второй фотографии мое лицо светится счастьем, ведь я выхожу замуж, я смотрю на мужа с обожанием – в тот день я видела только его.

Третья фотография заметно отличалась от первых двух. Во-первых, на ней я не улыбаюсь, во-вторых, я сижу, опустив глаза, в-третьих, несмотря на праздник, никто на этой фотографии не выглядит радостным – ни я, ни Саша, ни папа (мама фотографировала, поэтому она не запечатлена, но и она в тот день была не очень радостной). Я отчетливо припомнила этот день – нашу вторую годовщину.

… Уже с утра все идет не так, как надо. Мы с Сашей собираемся к родителям, но у него нет чистой рубашки. Саша говорит, что он может одеть футболку или джинсовую рубашку, но я против. Я сердита на себя – как я могла не подготовить для него чистую рубашку в такой важный день? Саша пытается меня развеселить, говорит, что рубашка не главное в жизни, что он сам виноват, что не подумал о том, что ему одеть. Но я хмурюсь, и он перестает шутить, и мрачно ждет, пока я выстираю и выгляжу для него рубашку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru