Эскортница поневоле

Лили Рокс
Эскортница поневоле

Настоящая извращенка

Но все имеет свойство заканчиваться, вот и парни были уже на пределе. Я была разочарована тем, что так и не успела кончить. Когда оргазм был уже на подходе, Мария потребовала кончить ей в рот. Я ненавидела ее в этот момент. Как же она задолбала со своими тараканами! Приперло ей именно в такой ответственный момент! Это так эгоистично с ее стороны!

– Да, дай мне свое семя, милый. Кончи мне в рот. Прошу тебя кончи мне в рот, – повторяла она.

Они поднялись и стали перед нами, а мы встали на колени прямо на диване и открыли рты, высунув языки навстречу потоку спермы, готовому вот-вот вырваться из горячих членов.

– Кончите на нас, мальчики, – повторяла Мария как заведенная. – Я хочу увидеть вашу сперму, я хочу почувствовать ее. Смотри на мой шаловливый язычок, я хочу почувствовать ее вкус.

Я не особо уже была заинтересована. Не знаю, почему Мария так сильно любит сперму? По сравнению с ней, я так, всего лишь любитель. Мне нравится сосать, но чтобы вот так трястись от того, что тебе кончают в рот… Наверное это не совсем нормально.

Они кончили почти одновременно, чуть ли не утопив нас в фонтане спермы. Она попала на щеки, волосы, губы, рот и на язык. Даже в глаз немного залетело. Я ощущала на своей коже ее тепло. Мария тоже вся была в сперме, но этого было ей мало, она вылизала оба члена до блеска, а потом и мое лицо.

– Слизывай с меня! – приказала она капризным голосом.

Я не стала спорить и вылизала всю сперму на ее лице.

Когда мы проводили парней и приняли душ, я начала потихоньку собираться домой. Мария улеглась на диван и продолжала держать руку между своих ног, продолжая смаковать недавние события.

– Почему ты никогда не трахаешься? – задала я вопрос, давно мучивший меня. – Почему не подпускаешь к себе мужчин? В чем прикол высасывать сперму?

Она посмотрела на меня оценивающим взглядом, но ничего не ответила.

– Ладно не хочешь, не рассказывай, – надула я губки и продолжила собираться. Несколько минут перед зеркалом, поправила макияж и пошла по направлению к двери. Смс уже сообщило, что такси дожидается меня перед входом в отель.

– Не обижайся, – сказала Мария, когда я была уже двери. – Тебе не надо этого знать и будет лучше, если ты никогда не узнаешь.

Я кивнула и вышла. Но этими словами она только подогрела мой интерес к этой теме. Все это было странным. Я видела, как она изнемогает от желания, как жаждала заполучить один из этих членов себе в вагину или задницу, так и облизывалась, когда они трахали меня одновременно.

Блин, снова возбуждаюсь от этих воспоминаний. Что-то было не так с Марией, я видела, что это не болезнь, и не психологическое явление. Она просто не пускала в себя мужчин и мне до жути захотелось выяснить причину.

Но сейчас пора отправляться домой и ложиться отдыхать. На завтра намечался очередной прием и я была приглашена, как представитель самой модной галереи в городе. Это была честь. Мне необходимо было выполнить небольшую работу, а потом наслаждаться прекрасным вечером. Дорогие закуски, изысканные вина и приятные знакомства. В моем деле это один из важнейших пунктов.

Незаметно для себя я уснула в такси. Снилось что-то невообразимое. Мелькали сотни членов, я пыталась всех взять в рот, уделить внимание каждому, но мне никак не удавалось этого сделать, а потом мне снилась Мария, которая была одета в наряд для бдсм-игр, с плетью в руках. Она избивала меня, а потом начала трахаться с каким-то мужиком, который жестко засаживал ей огромный член в задницу, а я смотрела на это со стороны, связанная по рукам и ногам и не могла пошевелиться.

Не самое доброе утро

Просыпалась я тяжело. Сначала свет ударил в глаза и я зажмурилась, но когда немного привыкла, снова подняла веки и огляделась. Я была на диване, не совсем чистом, связанная по рукам и ногам, рядом с диваном был стол со стулом.

Все стены вокруг были абсолютно белыми, правда цвет уже немного померк. А потом я увидела треногу и камеру на ней, которая была включена и снимала меня.

Помещение, в котором я находилась было необычным. Окон не было видно, все четыре стены были абсолютно белыми, хотя им не мешало бы обновить насыщенность цвета.

Даже двери и то не было видно. Что-то похожее я видела по телевизору, кажется, в таких комнатах держали психов, только они были еще обиты мягкой подкладкой, чтобы те не разбили себе голову. Но я, вроде как, была в своем уме и не планировала сходить с ума.

Хотя… Мне вообще иногда кажется, что я давно тронулась на фоне секса. Но сейчас это неважно. Почему я так спокойно обо всем этом рассуждаю? Учитывая, что руки и ноги мои связаны и некоторые аксессуары в комнате указывают на явное присутствие маньяка. Неужели, я снова в плену?

Сама не знаю, но особого страха не было, только сожаление, что что-то не сделала, что-то не успела, а где-то поленилась. Наверное, об этом думают все умирающие или те, кого ждет близкая смерть.

Поворот судьбы

Я сидела на диване и рассуждала о сложности бытия о жизни и смерти. А потом меня словно молнией прошибло. А почему я сижу, и даже не пытаюсь спастись? Неужели я смирилась со своей судьбой и даже не дам последний бой? Нет, такого я себе не позволю сделать! Несмотря на мою странную заторможенность, словно я накануне принимала какие-то наркотические средства, я все-таки могла здраво рассуждать. Просто ощущалась сильная усталость в теле, а также несвойственная мне апатия.

Пришлось сделать над собой усилие, чтобы согнать это наваждение и заставить тело работать. Я начала всячески пытаться избавиться от веревок. Руки еле слушались, и меня разбирала злость, но я продолжала пытаться освободить себя.

Я плакала и грызла эти чертовы путы зубами, выкручивала руки и постепенно мне удалось ослабить узлы и вытащить руки. Затем я занялась веревками на ногах, но они никак не хотели идти на сотрудничество. Пришлось провозиться намного дольше, прежде чем я смогла встать и пройтись по комнате.

Ноги были словно из ваты. Но через какое-то время мне удалось стоять ровно и не шататься. Теперь я начала осматривать место, куда меня поместили и ничего, стоящего внимания, здесь не было. Диван в центре и камера, направленная на него. Для чего она? Я посмотрела на нее и ничего необычного не увидела. Лишь красная лампочка, которая периодически мигала и все.

В расстройстве я уселась на все тот же диван и начала смотреть в камеру. Было немного холодно, на мне все еще было платье со вчерашнего вечера и при этом не было белья.

Что я помню? Почему-то все мысли возвращаются к Марии. Кажется, она последняя, кого я видела. Или она мне только приснилась? То ли сон, то ли реальность. Такое чувство, что мне вкололи что-то очень жесткое. Я так плохо себя не чувствовала даже после сильного алкогольного отравления.

Неожиданно я почувствовала холодок со спины. Едва уловимое движение, так мне показалось. Я медленно повернула голову и увидела за спиной мужчину. Он был одет в кожаные штаны и жилетку, а на голове кожаная маска с прорезями у глаз и рта. Сердце мое остановилось. Вид этого мужика не сулили ничего хорошего и его взгляд это подтверждал.

Я оцепенела, почувствовав, как по телу побежал мороз. В груди застрял ком, а в ушах почему-то появился сильный гул. Все закружилось. Черт, только не сейчас! Мне именно в этот момент нужен здравый рассудок!

Невольно я отпрянула и упала на пол. Мужчина ринулся за мной, схватил меня за волосы и потащил обратно на диван. Он бросил меня, как какой-то мешок, как мусор, а потом ударил по лицу. Было больно, очень больно, когда он повторил.

Сердце бешено колотилось. Пыталась кричать и закрываться руками, но это все было бестолку! И в какой-то момент я начала так сильно кричать, что сама не ожидала, что могу так громко вопить.

У меня жгло в горле от такого крика, а слезы длились мощным потоком, какому бы позавидовал водопад. Я потеряла ощущение реальности. Внутри было ощущение, что в меня вставили петарду, и она мощным залпами разрывала меня изнутри, обжигая каждую клеточку моего тела. Меня трясло так, словно меня посадили на электрический стул.

Мужчина не реагировал, а просто продолжал методично избивать меня. Он бил меня до тех пор, пока из носа не пошла кровь. Но самое странное, что он ничего не требовал, просто избивал меня и все.

– Пожалуйста, хватит! Что вам нужно от меня? Чего вы хотите? – кричала я в перерывах, когда он переводил дыхание от побоев.

Но на слова он тоже не реагировал, они словно разбивались о стену безразличия.

Когда он устал меня избивать, то так и оставил на диване, захлебывающуюся кровью. Спустя минуту я отключилась, а когда проснулась, почувствовала, как сильно болит лицо.

Кровь уже перестала течь и высохла. Я поднялась и огляделась. На столике рядом с диваном лежал небольшой таз с водой и полотенце, а рядом с ними тарелка с какой-то похлебкой. Прежде всего я умылась и вытерла мокрым полотенцем засохшую кровь, а затем выпила похлебку, столовых приборов мне не дали.

После я снова уселась на диван и начала плакать. Было обидно, я совершенно не понимала, что происходит? Для чего я этим людям? И почему от меня ничего не требуют? Если бы меня похитил маньяк, то давно бы уже убил или изнасиловал, а этот просто пришел и избил. Мой мозг отказывался понимать весь этот кошмар.

Под эти мысли я отключилась и проснулась только после сильного хлопка от закрывающейся двери. Я вскочила и снова увидела мужчину в кожаной одежде. Теперь в его руках была плеть. Он медленно подошел ко мне, а я инстинктивно вжалась в диван. Он замахнулся и опустил плеть мне на плечо, а потом начал бить меня по всему телу, куда ему удавалось попадать.

Я пыталась сопротивляться и выставила руки под удары, но он схватил мои руки, сильно дернул и положил меня на живот, а затем начала покрывать ударами плети мою спину, бедра и задницу.

 

Через несколько минут он остановился, и я почувствовала, как задирается мое платье. Плетью он начал водить вдоль моего влагалища с легким нажимом.

На этот раз он делал это медленно, даже нежно – это был контраст по сравнению с недавними его действиями. Мужчина по прежнему молчал, но я почувствовала, как ручка плети ненамного проникла в мою промежность.

Вот, еще немного глубже. Плеть погрузилась в меня на несколько сантиметров. Другой рукой он начал поглаживать мои ягодицы. В какой-то момент я подумала, что может он сейчас в итоге просто оттрахает меня и свалит. А может быть, мне удастся хоть что-то выудить из него?

Мне бы понять, где я и почему меня тут держат. Есть ли у меня шанс выбраться живой? А может он скажет в конце концов, кто он, нахрен, такой?

Но этот козел трахал меня только ручкой плети, как каким-то дилдо. Сильнее, еще сильнее он не останавливался, пока не добился от меня реакции. Смекнув, чего ему от меня нужно, я начала постанывать. Выходило не особо убедительно, но вроде бы, прокатило. Этому идиоту показалось, что я получаю удовольствие, хотя на самом деле, он мне нафиг чуть не содрал кожу, трахая этой штуковиной на сухую.

Удовлетворившись результатом, извращенец вышел и скрылся в стене. Я не успела заметить где именно, лишь уловила легкое движение у дальней стены.

Следующие несколько часов я провела в одиночестве, наедине со своими мыслями. Но и этого было достаточно, чтобы придумать и передумать сотни вариантов, в какую же заварушку я попала.

На самом деле меня страшила лишь одна мысль. Мысль о том, что я снова превращусь в сексуальную рабыню и через некоторое время опять буду рада выполнять любую прихоть хозяина.

В ожидании боли

Через несколько часов после этого снова пришел этот же тварина. Его костюм был неизменен. Он долго смотрел на меня. Просто смотрел и молчал. Я под его тяжелым взглядом снова вжалась в диван.

На миг мне показалось, что он безумен. Не только потому что он меня избивал, нет… По его безумному взгляду. Черт, да он же явный шизоид! Я в руках имбецила, который не отдает отчета своим действиям! А это еще страшнее, потому что с таким точно невозможно договориться!

Мое сердце замерло в ожидании. Он стоял и смотрел, никаких эмоций я у него не могла считывать.

Я окончательно убедилась, что он псих. По замедленным движениям, по взгляду, по многим факторам было видно, что он неуравновешен. Откуда я это знала? Сложно сказать. Видимо всплывали какие-то знания, которые я успела получить на уроках психологии.

Серьезное расстройство психики, хоть что-то я помнила из факультативных уроков по психологии в школе, которые нас заставляли посещать в добровольно-принудительном порядке.

Я опустила ресницы, надеясь, что он расценит это как покорность. Нам рассказывали, что психов нельзя провоцировать, иначе будет еще хуже. Сложнее всего было унять дрожь. Страх так сильно колбасил меня, а в мыслях я постоянно рисовала картину ближайшего будущего. Что я буду делать, если он сейчас снова набросится на меня и начнет избивать? Все лицо горит после прошлого его прихода.

Когда он начал приближаться, я почувствовала настоящий ужас. Мне не было, пожалуй, так страшно даже когда он меня бил.

Схватив меня за волосы, он приподнял и бросил мое тело на кровать, словно тряпичную куклу, а затем навалился всем весом, скрепляя мои запястья какими-то веревками, которые он достал из кармана.

Это был настоящий ад. Предчувствие скорой кончины от мучительной боли не отпускало. Я не могла даже плакать, настолько была ошарашена всем происходящим и скоростью действий этого извращенца.

Он встал надо мной и начал пристально всматриваться в мое разбитое лицо. Его взгляд пугал еще тем, что мужчина не моргал. Это я заметила только сейчас.

Мужчина в маске смотрел на мое избитое и опухшее лицо, и у него не было никаких эмоций. Только ненависть. Всепоглощающая и неумолимая. Мне было страшно смотреть на этого садиста. Но, я все же смотрела, потому что не могла отвести взгляд.

Он слегка дернулся навстречу ко мне, а затем ударил по лицу. Я закричала и забилась в истерике, пытаясь инстинктивно освободить руки. Бесполезно. Все бесполезно!

Этот подонок сделал несколько выпадов в мою сторону, ударяя по лицу, а затем возвращаясь в исходное положение и наблюдая за моей реакцией. Я подумала, что если у него совершенно нет адекватного сознания, то он воспринимает это все, скорее всего, как игру.

А затем он отошел от меня и вернулся с плеткой. Я успела увидеть краем глаза, что на концах плети поблескивают в свете лампы небольшие заостренные крючки. Очень похожие на рыболовные, только больше, толще и страшнее.

Когда он размахнулся и первый раз ударил, я думала, потеряю сознание. Боль была настолько адской, что я не сразу поняла, что произошло. Удар пришелся по ляжкам, задев слегка лобок. Коготки впились в нежную кожу, а потом этот урод резко дернул за рукоятку…

В этот момент я почувствовала, как разрывается моя плоть и как из меня выдирают куски. В полном отчаянии я пыталась выбраться не жалея сил. Мне казалось, что еще чуть-чуть, и я смогу освободить руки.

Что буду делать дальше, я не думала. Слишком сложно для такой ситуации обдумывать на столько шагов вперед. Единственное, чего мне хотелось, это избавиться от жуткой боли.

Он размахнулся и ударил еще раз по животу. Снова вопль, в глазах потемнело. Я на миг буквально услышала, с какой скоростью бьется мое сердце, словно весь остальной мир перестал существовать.

Очнулась только на третьем ударе, который пришелся по груди. Моя новая грудь приняла на себя удар, но почему-то это было уже не так больно, как в первые два раза. То ли я привыкла к этой боли и морально была готова, то ли искусственная грудь помогает снизить чувствительность.

К моему счастью, садист отбросил в сторону плеть и начал пальцами ощупывать места повреждения. Его потные пальцы, касаясь открытых ран, добавляли новой боли к той, что уже была.

Я подняла голову на свои связанные руки. Мои кисти болели от такой активной борьбы с бечевкой, и теперь мои запястья выглядели довольно жутко.

Они сплошь покрылись ранами от тугой бечевки, но это было ничто в сравнении с тем, как кровят открытые раны от встречи с острыми крюками. Я непроизвольно завыла. А мой мучитель продолжал стоять и смотреть. Он словно созерцал картину в музее. Было видно, что ему нравилась эта картина моих мучений.

Он на несколько секунд отошел, а когда снова появился на своем рабочем месте, в его руках я увидела провода. Я не сразу сообразила, для чего он это взял, а когда увидела это жуткое приспособление для пыток, то сразу же поняла, эта тварь хочет пытать меня током.

– Мммм! – в моих глазах застыл страх, я начала еще сильнее дергаться, разрывая себе запястья в кровь.

Кажется, аромат моего страха витал в воздухе. Было ощущение, что его можно даже потрогать. Эффект был достигнут.

Он не спеша подошел ко мне и начал приготовления. В глаза он уже не смотрел, и сам он излучал такое спокойствие, что меня это пугало еще больше.

Мужчина наступил на кровать одним коленом, все еще держа в руке инструмент пытки. Я опять завизжала, что было сил, но его это не останавливало.

Он зацепил на мои соски прищепки, от которых шли провода, а еще два провода оказались где-то в районе моей промежности. Он что-то долго там колдовал, прикрепляя провода таким образом, чтобы один заходил внутрь промежности, а второй прямо в анус.

– Отвали, козел! Не делай этого! Прекрати! – визжала я, брызжа слюной и выпучив глаза.

Мужчина склонился ко мне, так близко, что я почувствовала его мерзкое дыхание. Он заглянул в мои глаза и в этот момент я поняла, что он улыбается, хоть и не видела его лицо под маской.

Он замер на мгновенье, остановив взгляд на моем измученном лице. На секунду, мне даже показалось, что ему стало меня жаль. А затем я с силой тряхнула головой и четким ударом зарядила этой сволочи меж бровей.

Он взвыл так громко, что я подумала, его в данный момент режут на куски. Человек в маске завертелся на месте, держась на лоб, а затем убежал из комнаты.

Это был мой маленький триумф. Может быть, он не вернется? Поймет, что со мной лучше не связываться и я могу дать сдачи, даже когда связана и когда меня пытают?

Спустя минуту, я привела свои эмоции в порядок и принялась размышлять. Мне нужно выбираться отсюда. Этот псих, явно тут не один. Он недоразвит и это теперь очевидно. Значит, тут есть кто-то еще. Кто-то разумный и он наблюдает.

Я осмотрелась, камер нигде не было видно. Может они скрытые? Кто это все мог подстроить? Мария? Она конечно, сука, но не до такой степени. Нет… Она на такое не способна. Я ее за столько времени хорошо изучила. Она пакостливая и мелочная, но это уже слишком. Не ее уровень. За этим всем стоит кто-то другой…

Мои мысли прервал вернувшийся монстр. Он быстро подошел ко мне и начал проверять закрепленные на мне провода. Его руки действовали четко и методично, он был прямо как хирург на операции.

Мужчина отвязал мои ноги и резким движением перевернул меня на живот, раздвинув мои ноги в стороны и туго привязал их обратно к спинке кровати. Руки у меня остались скрещенными, при этом бечевка теперь была натянута так, что я вообще не могла пошевелиться лишний раз без боли.

Спустившись с кровати, он встал где-то сзади, видимо осматривая свое деяние. А затем он включил ток…

Время остановилось, превратившись в сплошную боль. Я не могла понять, что именно у меня болит, болело все и сразу. Я билась головой о подушку, пыталась кричать, но изо рта вырывался только хрип.

Что в этот момент делал мой палач, я не видела. Все, кроме боли, перестало существовать. Наверное, если бы он в этот момент просто убил меня, то я была бы ему благодарна.

Я пребывала в состоянии ужаса, кажется, вечность. А потом, когда очнулась, его уже не было, а я лежала на кровати уже на спине. Кто-то любезно заклеил пластырем все мои раны и вытер кровь с тела. Грудь была перевязана, но мне казалось, что мне ее выдернули с корнем. Внутри была тупая ноющая боль.

Лицо немного сводило от засохшей спермы на нем. Кажется, этот гад забрызгал меня своим семенем, но я этого уже не помню. К моему счастью, я отключилась, не выдержав боли.

Сейчас же, пытаясь восстановить картину произошедшего, я ощущала весь тот ужас, в котором оказалась. Мне было холодно и гадко. Я была грязной, потной, из рта разило несвежим дыханием, ужасное самочувствие.

Злое собеседование

Я кое-как встала и подошла к столу, где снова была вода с полотенцем и миска с похлебкой. Умывшись и стерев пот мокрым полотенцем, снова опрокинула похлебку, заполнив желудок, избавившись от чувства голода.

Чувство времени я уже давно потеряла. Я не имела понятия сейчас день или ночь, а сколько я здесь уже нахожусь, так и подавно. По ощущениям кажется, что прошла целая вечность, а может и больше. Жутко болела голова, поэтому я попыталась прилечь и расслабиться, чтобы хоть как-то снять боль, когда-то читала, что есть такая практика. Через час лежания мне действительно стало легче, и я уснула.

Сколько я спала, не имею ни малейшего представления, но очнулась я от того, что кто-то зашел. Я инстинктивно дернулась, решив, что это опять мой мучитель, но подняв голову, я увидела перед собой женщину.

Она была красивой и жутко надменной. Все в ее внешности говорило о том, что она считает всех вокруг лишь грязью под ногтями. Мужчина в маске появился следом, он принес стул и поставил позади женщины. Она села и посмотрела на меня. Видок у меня был тот еще. Избитая и израненная, местами грязь и кровоподтеки, а лицо сильно опухло.

– Кто вы? – задала я вопрос женщине. – Что вы от меня хотите?

– Меня зовут, Сара, – ответила женщина. – Я хотела с тобой познакомиться.

– Для чего?

– Ты слывешь, в определенных кругах, уникальной девушкой, – сказала она.

– Это в каких же, интересно? – я постаралась держаться с ней на равных, хотя в моем положении это делать было практически невозможно. Я выглядела жалко в этом жутком состоянии, да и чувствовала себя соответствующе.

– Не важно, это не имеет отношение к моему делу. Важно то, что ты оправдала мои надежды. Редко кому удается удовлетворить Грега, – она кивнула в сторону мужчины. – Он не вышел лицом, но у него есть определенные потребности.

Я косо посмотрела на мужчину в маске. Если его потребность избивать женщин, то его бы хорошо было придушить, чтобы не мучился сам, и других не мучил.

– Он довольно редко кончает. Его сложно довести до оргазма, и мы пробовали многих девушек, но все было не то. Не всем удавалось возбудить в нем интерес, а потом, если даже и удавалось его завести, не все его могут довести до финала, как бы ни старались. Но не ты. Тебе удалось это сделать, дважды. Это то, что мне нужно.

 

– И что вам нужно? – язвительно спросила я. – Хотите держать меня тут и избивать, пока я не сдохну? А потом найдете другую жертву, которая будет возбуждать вашего неадекватного извращенца? Кто он вам, сын?

– Не важно, кто он. Я хочу предложить тебе работу, – ответила женщина, не обратив внимания на мою интонацию. – И это не работа в подвале, как ты могла подумать. Мне нужна опытная эскортница. А то, что было здесь, считай, что это была проверка. Своего рода, собеседование.

– А обычные методы собеседования вас уже не устраивают?

– Мне необходимо было убедиться, что ты подойдешь. Ты хорошо прошла испытание с Грегом, плюс не сломалась, когда тебя избивали и держали в страхе. Это говорит о том, что ты сильная девушка и сможешь устоять перед любыми трудностями, а они будут.

– С чего вы взяли, что я соглашусь? – меня уже все это начинало доставать. Она говорит обо всем так, словно я рабыня, но я уже давно свободный человек! Да я лучше сдохну, чем снова окажусь в рабстве!

– Потому что у тебя не будет выбора, – ответила она и бросила на стол несколько фотографий, на которых были мои родители. – Если ты хочешь, чтобы они не пострадали, то сделаешь все, что я тебе скажу.

Меня охватил страх. Я могла пережить почти все, что делают со мной, но не могла позволить, чтобы причинили вред папе и маме.

– Ах, ты тварь! – крикнула я, но продолжить мне не дали. Грег подскочил ко мне и ударил по лицу.

Я на миг замолчала, затем снова подняла на нее глаза. Она сидела с довольной ухмылкой на лице, видимо ей понравилось, как ее шавка быстро среагировал на оскорбление.

– Ты знаешь, кто за мной стоит? – продолжила я после того, как немного отошла от удара. – Меня скоро найдут и вам придется иметь дело с ним.

– Позволь перебить тебя, – ответила женщина. – Я знаю, на кого ты работаешь. С ними все обговорено, и ты теперь работаешь на меня. Это, – она кивнула в сторону фотографий. – Всего лишь подстраховка, чтобы у тебя было чуть больше мотивации. Если ты успешно выполнишь задание, тебя ждет более чем щедрая компенсация. И да, я гарантирую тебе полную свободу. Ты больше не будешь работать на них и перестанешь быть сучкой этой извращенки, Марии Маркес.

Меня словно по голове ударили. Я лихорадочно пыталась сообразить, что же такое случилось, но после того, как я услышала о полной свободе мне уже ничего не нужно было. Я лишь мечтала, как пошлю всю их организацию подальше и смогу быть снова свободной и независимой. Не то, чтобы мне плохо жилось, но это все равно не то. Общение с Марией постепенно начинало напрягать, и я никогда не знала, что она придумает в следующий раз. Эти дружеско-потребительские отношения меня тяготили, и я все чаще задумывалась о том, чтобы найти способ избавиться от них.

– Что нужно делать? – спросила я.

– Я достаточно состоятельная и влиятельная женщина. Чтобы добиться независимости и уважения в мире мужчин, мне приходилось работать сутками напролет. Неделями я не видела свою единственную дочь и потеряла ее доверие и любовь. Между нами возникла стена непонимания и даже – ненависти. Несколько месяцев назад мы поссорились, очень сильно поссорились. Моя девочка бросила учебу и уехала со своей подругой в путешествие по странам востока. Но ее подруга оказалась продажной тварью, она заманила мою девочку в бар, где ее опоили и продали работорговцам, в сексуальное рабство, – добавила она с горечью в голосе. – Я так понимаю, что ты в курсе подобного и знаешь, каково это – быть рабыней, – я кивнула, а женщина продолжила. – Но дальше ее след теряется и мои люди долго не могли найти Веронику, так зовут мою дочь.

– Но недавно до нас дошла информация, – продолжила Сара после небольшой паузы. – И вот это фото, – она бросила на стол еще одну фотографию, на которой были изображена миловидная блондинка в восточном наряде. – По имеющимся данным, Вероника находится в гареме одного из самых влиятельных шейхов Средней Азии и моего влияния просто недостаточно, чтобы достать ее оттуда. Здесь замешана и политика и еще много всего. Остается лишь одно – побег. Но все мои агенты так и не смогли добраться до цели. Поэтому мои аналитики предложили внедрить девушку в гарем, которая сможет проникнуть и очаровать шейха сделать так, что он будет визжать от одного упоминания об этой девушке и сделает все для нее, а самое главное, способную организовать побег изнутри. Вот для чего была вся эта проверка и ты, милочка, прошла ее.

– Я все прекрасно понимаю, но я же не спецагент, у меня нет подготовки в такого рода делах. Я всего лишь умею хорошо ублажать мужчин и минет мой весьма хорош, но не до такой степени, чтобы лишать мужчину рассудка. Я просто умею хорошо ублажать и предугадывать желания, вот и все. Но я не самая лучшая в этом деле.

– Это и нужно. Все мужики, особенно на востоке, думают только членом. А с остальным дело решаемо. Ты пройдешь ускоренный курс всему, что необходимо знать в этой ситуации. И тогда сможешь вытащить мою девочку из этого ада. Я прошу тебя, как мать – помоги мне.

– Хорошо, – ответила я, приняв решение. – Я помогу вам, но с одним условием.

– Я слушаю.

– Вы оставите в покое моих родителей. А когда все будет кончено, я не желаю слышать ни о вас, ни, самое главное, о Марии и ее организации. Вы можете мне это гарантировать?

– Могу, – уверенно заявила женщина и я, почему-то, ей поверила. Чувствовалась в ней скрытая сила. – А теперь, прошу за мной. Тебе нужно привести себя в порядок, – улыбнулась она и пошла к открытой двери. Я последовала за ней.

– И я больше не хочу ублажать вашего Грега! Он за эти дни изуродовал меня так, что я даже не знаю, сколько времени понадобиться для восстановления! – я показала на свой живот, которому больше всего досталось.

– Да, тут он перестарался. Я его уже отругала. Он больше не будет. – улыбнулась она.

Это выглядело так, словно я пожаловалась, что ее сын разбил окно мячом, а она извиняется, что мол ребенок маленький и не до конца понимает, что делает.

Все-таки она еще та мразь. Если будет возможность, я разберусь и с ней и с ее вонючим отпрыском. Кто знает, может быть спасу не одну жизнь? Судя по ее разговору, они тут частенько держат девушек и пытают, возможно, до смерти.

Да уж, не завидная смерть… Сдохнуть ради того, чтобы какой-то полоумный ублюдок кончил. Тьфу, вот же твари!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru