В руках насильников. Попробуй выжить!

Лили Рокс
В руках насильников. Попробуй выжить!

Вытраханная ладонь

Его проклятое хозяйство напоминает мне, на ощупь, мелкую продолговатую картофелину. Его крайняя плоть напоминает мне шкуру змеи, она точно такая же скользящая и чешуйчатая. Он заставляет меня крепче сжать свой член в моей руке.

Обычно, он не просил сделать это так сильно. Он создает из моей ладони, какое-то подобие тоннеля и начинает просто трахать его!

Каждый раз, когда старик почти полностью выводит своего зверя из моей ладони, я ощущаю, как он напрягается всем телом, а потом снова проталкивает член внутрь туннеля.

Его головка сначала сильно расплющивается, оставляя за собой добрый след смазки, а затем начинает скользить более активно. Так продолжается несколько минут. Я просто держу ладонь, а он трахает меня в нее, закрыв глаза и кажется, забыв обо всем на свете.

Черт, как же его тупая мамашка запугала его, что он никогда в жизни даже не пытался завести отношения с женщиной! Во всем, что сейчас происходит, виноваты, в большей степени, его идиоты-родители. Испортили ему психику, воспитали в изоляции от нормальных людей, не дали образование…

Старик продолжает молча, и со счастливой физиономией на лице, трахать импровизированный туннель, а я ощущаю, как моя висящая рука, изрядно затекла. Но я боюсь пошевелить ею и навлечь на себя снова гнев этого морского дьявола.

Стараюсь внешне оставаться равнодушной и просто молча выполнять свои обязанности, хотя мне это ужасно противно. Будет лучше, если он перестанет меня истязать, а вместо этого будет вот так вот, трахать мои ладони. Уж это я смогу перетерпеть!

Стиснув зубы, я пытаюсь не думать о своей кованой судьбе, заставившей меня выносить все выпавшие на мою долю испытания. Мои нервы уже настолько сдают, что по ночам меня просто ломает не только от боли, но и от нервного перенапряжения.

Еще немного и у меня таким макаром, очень скоро уже сдадут нервы окончательно, мне и сейчас очень сложно дается сдерживать эмоций.

Едва заметные волны мелких судорог начинают бегать по телу старика. Его закрытые глаза дергаются и все лицо иногда так перекашивает, что мне становиться жутко.

Он прикусывает губы, сжимая их сильно-сильно и начинает еще быстрее двигаться. Неужели, этот черт хочет кончить мне прямо в ладонь. Опасность этой затеи в том, что на пути залпу из спермы находиться моё лицо! Если он сейчас выстрелит, то попадет мне либо в глаз, либо в нос, либо в губы!

Пытаюсь не меняя позы, осторожно отодвигать свое лицо так, чтобы он не заметил. Старик продолжает трахать ладонь, не раскрывая рта и зажмурившись, иногда протяжно поскуливая, как новорожденный щенок.

Его горячее старческое хозяйство двигается в моей ладони, словно слизень, открывая вход в туннель, а потом неотвратимо вползая внутрь.

Сейчас он напоминает мне настоящего секс-терминатора. Иногда он замирает, не издавая ни единого звука, и мне кажется, что он сейчас кончит. Обычно, после этого он полностью теряет интерес к “эротическим играм”. Но он все не заканчивает, а продолжает свои размеренные, хорошо отточенные движения, продолжая планомерно трахать мою ладонь, словно это настоящая женская промежность. Могу поклясться, что он только что изобрел этот вид секса! Никогда раньше я даже не слышала о таком!

Грезы о прошлом снова уносят меня в далекое детство, и я вспоминаю, как мама укрывала меня на ночь… Как я впервые упала с велосипеда и поцарапала себе коленку… Как у меня пропал котенок и я почти месяц плакала и пыталась найти его, доставая всех жителей деревни.

На моем лице заиграла улыбка. Я полностью ушла в себя и забыла, где я нахожусь и что со мной происходит.

Меня приводит в чувства старик, так жестоко и вероломно возвращая в эту жуткую реальность. Этот подонок начинает, кажется, закругляться со своим удовлетворением похоти. В тот момент, когда волны оргазма уже вовсю проносятся по всему его телу, он весь сжимается и хрипит. Я уже привыкла к этому хрипу и он меня больше, кажется, не пугает.

Еще миг и его змеиное семя польется на меня. Я максимально отодвинула голову, чтобы защитить лицо, но совсем защититься от удара не удастся: он всё-равно попадет на меня, и надеюсь, что это будут волосы. Это, хотя бы, не так противно.

Удивительно, как этот человек ассоциируется у меня с чем-то мерзким и неземным. Словно он прилетел с другой планеты и пытается поиметь меня своими щупальцами. И я в ужасе ожидаю, когда он кончит, и почему-то боюсь этого, словно он брызнет в меня не мужским семенем, а кислотой, которая сожжет мою кожу.

Нет, нужно успокоиться и просто сделать свою работу на совесть. Пусть старый извращенец кончит. Только так я смогу от него избавиться на сегодня! Стараюсь абстрагироваться от всех моих болевых ощущений и сосредоточиться только на движении члена в моей ладони.

Черт, как же мне победить это мерзкое чувство, что я глажу ядовитую змею? Может быть, попробовать представить, что я глажу мокрого котенка? Вроде так, уже не очень противно… Напрягаю воображение и вуаля: передо мной маленький мокрый котенок, которого я глажу своей ладонью… Да, только этот котенок дико воняет мужским ссаньем и оставляет слизь, словно через мою ладонь пролезают огромные жабы одна за другой. Каждая из них задевает меня и их липкая жижа впитывается в мою кожу, вгрызаясь в нее намертво… Ну вот, опять… Снова меня несет не туда! Как же это противно, трогать член этого старого подонка!

– А мама еще просила писать ей в рот, – внезапно слышу голос старика, который до этого только сопел, кряхтел и иногда тяжело кашлял.

От его слов меня прошибает пот. И что? Что мне ему сказать на это? Я должна как-то отреагировать на его откровенность? И для чего он это мне говорит? Уж не хочет ли он… Боже, только бы он не додумался! Я точно не выживу! Лучше уж пусть трахает мою ладонь, это я, уж как-нибудь, вынесу! Если этот старый гад захочет пописать мне в рот, я точно убью себя, я не позволю ему сделать это со мной!

– Принцесса, тебе нравится мой ужик? – ласковым голосом спрашивает старик, явно намекая на то, что хочет общения.

– Да, – коротко отвечаю я, слегка поколебавшись.

На этот раз я выбрала правильный ответ, старик явно остался доволен и отстал, продолжает пыхтеть и двигать тазом.

– Сожми его еще сильнее, да, вот так! Еще сильнее! – он закашливается, но быстро восстанавливает дыхание и начинает стонать. Его руки трясутся и все его тело охватывает мандраж.

Мне кажется, что он вот-вот расплачется от наслаждения. Странно, но снова ловлю себя на мысли, что мне его нисколько не жаль. Прекрасно понимаю, что этого монстра создали его родители и окружение, но я бы с радостью сейчас столкнула его в море и смотрела бы, как он тонет! Да, красивое было бы зрелище!

Но вместо этого, мне приходиться ублажать его! Ощущаю себя полным ничтожеством, не способным принимать даже малейшие решения. Никогда бы не подумала, что стану пленницей на корабле и попаду в руки такого отъявленного садиста-шизофреника.

Его член уже сильно напрягся и старик хаотично дергается, постоянно сбиваясь с ритма. Представляю, что творится у него в башке, если он даже собственные движения не может скоординировать.

И вот, великий момент свершился и вонючая сперма старика смачно брызжет в меня, заливая мне ухо, щеку и частично попадая на лоб.

– Да, да! Отлично! Моя принцесса! У нас получилось! – лепечет он заплетающимися губами. – На сегодня ты можешь быть свободна, я распоряжусь, чтобы тебя отвели в твои покои.

Мои покои!!! Это он ту клетку в отсеке для всякого хлама называет моими покоями? Черт, какой же он гад! Он издевается надо мной, после всего, что сотворил с моим телом! Нет, все-таки он не слабоумный, он изощренный маньяк!

Он что-то бормочет и ходит по каюте. Я его, явно уже не интересую. Отлично, это именно то, что мне было нужно! Сразу бы так! Если бы этот подонок сразу кончал, то ему не приходилось бы столько мучить меня и тратить свое время! Не понимаю, что заставляет его делать это со мной? Неужели, заложенная родителями программа настолько блокирует его здравый рассудок?

Старик нажимает на кнопку-звонок, после чего за мной приходит все тот же самый матрос, который всегда сопровождает меня.

А может быть… Вдруг у меня есть шанс? Может предложить прямо этому матросу помочь мне освободиться за вознаграждение? У меня ведь больше нет доступа ни к кому с этого корабля… Этот матрос – моя единственная надежда… Эх, была не была! Чего я теряю? Что плохого может произойти, если я намекну ему? Если только расскажет старику… А тот накажет меня. Ну и пусть! Он всё-равно меня каждый день наказывает, надо попытаться спастись! Придется рискнуть!

Разговор с матросом

В очередной раз, бесчувственный матрос ведет меня в моё “логово”, где меня ждет проклятая клетка и замасленное одеяло, которое уже полностью пропиталось моей кровью и мочой. Да, и не только мочой… Когда старый подонок вливал в меня кипяток, у меня были серьезные проблемы довольно продолжительное время.

Из меня постоянно вытекала кровь и какие-то ошметки, бог знает чего. Я думала, что из меня просто куски мяса выходят. Боль была адская и я на полном серьезе, прощалась с жизнью. Не знаю, как я пережила такое… Но не думаю, что это просто так бесследно пройдет: рано или поздно, это аукнется, даже если мне удастся сбежать из этого ада.

Только недавно мой кишечник перестал беспокоить меня каждую минуту и ограничился только редкими прострелами и тупой ноющей болью, к которой, я кажется, уже так привыкла, что сложно представить, что когда-то жила без нее.

Дополнительной проблемой в последние дни для меня стали нежданные гости. Например, несколько дней назад и позавчера, ко мне ночью “заходили на огонек” пара матросов и, как следует, оттрахали меня. Да так сильно натерли мне все, что я потом долго испытывала дискомфорт и ощущение сильного жжения. Нужно отдать должное, они не били меня и не заставляли делать ничего “сверх меры”, хотя, в моем состоянии, мне довольно сложно терпеть эти нападки в минуты моего единственного отдыха…

 

Эти подонки смеялись надо мной, обзывали и унижали. Не знаю, что я сделала им такого, что заслужила с их стороны такое отношение. Вместо человеческого сочувствия, я получила жуткое и “бессердечное насилие”, если его можно так назвать.

Когда один из них навалился на меня и сдавил мне ребра, которые все еще болели после издевательств старика. Я стала кричать и просить его остановиться. Тогда он еще больше стал сдавливать моё тело, наслаждаясь моими слезами и болью. Никогда не забуду этого подонка! Его взгляд… Он говорил о многом. Ему не нужно было ничего говорить, я просто видела в них его мертвую прогнившую душу! Он получал наслаждение от того, что насилует меня и причиняет страдания. Не знаю, как объяснить это словами, но я в ту ночь осознала что-то новое для себя. Словно передо мной открылась душа всех этих подонков и я поняла, что они из себя представляют. Если бы была моя воля, я бы уничтожила их всех!

Я снова и снова думаю, что мне делать, как сбежать отсюда?! Больше нет сил терпеть все эти издевательства! Единственный шанс – этот мой провожатый. Этот матрос, и мне нужно сделать все, чтобы он заинтересовался помочь мне! Нужно выполнять свой план спасения, включить свое обаяние, если оно, конечно, сработает в таком моем жутком виде.

Матрос закрепляет цепочку к моему ошейнику и помогает открыть клетку, чтобы мне было удобнее туда залезть. Какая забота!

Сейчас он уйдет, а потом вернется через несколько минут и принесет мне эту проклятую кашу, которую меня тут заставляют есть. Интересно, сами они пробовали эту дрянь? Видимо, они уже списали меня со счетов и не считают правильным тратить на меня продукты. Видят во мне игрушку своего чертового призрака-капитана, словно я не живое создание и у меня нет никаких чувств и желаний!

Сжечь бы этот чертов корабль со всеми его обитателями! Такие мрази, каждый из них, не должны жить! Идея неплохая, только в моем положении, трудно осуществимая…

– Помогите мне, пожалуйста, – начинаю я осторожно заговаривать с матросом, пока он протягивает мне ложку с этой безвкусной жижей.

Он делает вид, что не слышит, хотя я вижу, что его руки слегка задрожали. Он продолжает протягивать мне ложку и смотрит в сторону.

– Вы знаете, что он там со мной делает? – снова пытаюсь вывести его на разговор.

– Не знаю и знать не хочу! Это не моё дело! Ты есть будешь? – спрашивает матрос, явно нервничая.

– Он убьет меня! Мне осталось недолго, помогите мне отсюда сбежать! Я сделаю для вас все, что скажете! Можете связаться с моими родителями? Они достанут денег, сколько скажете… – снова начинаю умолять и слезы покатились ручьем при упоминании о родителях.

– Черт бы тебя побрал, – бросив тарелку на пол, кричит матрос и хватается за голову. – Я не могу тебе помочь, тебе понятно?! Капитан хочет развлекаться с тобой, и пока ты с ним, он не лезет в наши дела. А мы не лезем в его дела!

– Но ведь я живой человек, неужели, вам меня не жалко?! Мне очень больно! – кричу я уже в исступлении. – Показать, что он со мной делает?

– Не надо! – коситься в мою сторону парень, – Сам вижу. Но помочь ничем не могу. Мы должны были тебя передать заказчику, но он поднял кипишь. Любовь у него к тебе, серьезная… Жить без тебя не может, говорит. Так что… Терпи. Ты еще долго продержалась. Может быть, теперь он будет меньше тебя бить.

Продолжаю реветь, вытирая слезы грязными ладонями. Это единственный человек, который способен мне помочь, но все мои попытки – не способны обрести успех. Но, хотя бы, он со мной разговаривает, и это уже хорошо. Может быть, не все еще потеряно?

– Можно мне помыться и обезболивающее? Я уже больше трех недель не мылась… – начинаю слегка наглеть, но лучше брать быка за рога сразу, пока есть возможность.

– Это я могу тебе устроить, – слегка подумав, отвечает матрос. – Сиди тут. Я сейчас уточню и приду.

Он уходит, оставив меня одну наедине с моим горем и отчаянием. Я жду его более получаса и вот, он снова появляется в моем трюме.

– Тебе повезло, капитан дает добро, – улыбается он и отстегивает меня от ошейника.

– Капитан? – переспрашиваю я, не совсем понимаю, о ком идет речь, тот злобный старик, который меня пытает каждый день, вряд ли дал бы добро на это.

– Мой отец, – слегка запнувшись, произносит парень. Он взял управление корабля на себя и занимается всеми делами. Ну… я имел в виду, занимается рыболовством, – слегка запнувшись, добавляет он, – А тот, старый капитан, он владелец судна, отец взял его под опеку и управляет всем.

– Понятно, так твой отец решает здесь все? – спрашиваю я, заставив парня нервничать.

– Ну, вроде как, да. Но насчет тебя – он не отпустит, даже не надейся. Ты слишком много знаешь лишнего. Те люди, которые тебя продали – жестоко отомстят, если узнают, что мы тебя отпустили. Это недопустимо! – снова обрубив все мои надежды на спасение, сообщает матрос.

– Но я никому не скажу, клянусь! Поговорите с ним, пусть он отпустит меня! – снова начинаю умолять, ощущая, как моё сердце просто выпрыгивает из груди. А вдруг, сработает?!

– Нет, точно не отпустит… – снова опустив глаза, произносит парень.

– Но ведь вы даже не пробовали…

– Я же сказал, это бесполезно! – чуть ли не кричит матрос, перебивая меня, – Он сразу скажет, что это исключено. Извини, я не смогу тебе помочь!

На моих глазах снова появляются слезы, мне становиться сложно дышать, но мне уже нечего сказать, моё сознание отказывается воспринимать существующую реальность. Я не верю, что попала в лапы каких-то браконьеров, которые решили за меня мою судьбу…

– Хотя, у тебя есть шанс спастись от твоего мучителя! – прерывает мои мысли парень, опустив глаза, – Но от тебя потребуется кое-что взамен.

– Я готова! Скажите, что я должна сделать и я сделаю!

Матрос загадочно улыбается и ничего больше не говоря, ведет меня за собой, схватив за ошейник.

Он проводит меня через палубу и тащит в ту сторону, где располагаются каюты. Моё сердце сжимается, неужели, он снова ведет меня к старику? На улице ощущаю свежий воздух и снова чувствую волны, старое корыто качает, но меня уже не так сильно укачивает, как в самом начале. Словно мой вестибулярный аппарат уже настолько привык, что мне совершенно плевать на любые качки.

– Скажи, старый капитан тебя уже успел оприходовать? – слышу неожиданный вопрос от сопровождающего.

– Что значит “оприходовать”? – непонимающим тоном спрашиваю его.

– Ну он тебя пока только бьет или уже трахает, как женщину?

– Пока только бьет… – осторожно отвечаю ему и внимательно смотрю, ожидая продолжения разговора. Почему он задает мне такие странные вопросы?

– Это хорошо, – снова загадочно произносит матрос и улыбается.

– Я уже не первая жертва на этом корабле? – начинаю догадываться я.

– Бинго, ты уже, наверное, тридцать третья любовь старика! – криво улыбнувшись, отвечает парень.

– И что будет дальше? – ощущаю, что начинаю холодеть от страха. Что-то не нравится мне этот тон матроса…

– Ничего особенного, когда он начнет тебя трахать, то станет легче.

– В смысле? Не понимаю…

– Ну бить будет меньше, потерпи еще немного, – снова улыбнувшись говорит матрос и открывает передо мной дверь в каюту.

Слегка толкнув меня в спину, он вынуждает меня зайти во внутрь и входит за мной, закрыв дверь на замок.

– Сейчас я сделаю тебе ванну, сможешь как следует помыться, – он идет к шкафу и достает огромное белоснежное полотенце, а я стою, как вкопанная у входа и смотрю на его хоромы. Ничего себе, номер-люкс! Кто бы мог подумать, что на такой развалине, как этот корабль, можно увидеть такое!!! А у старика комнатушка, самая что ни на есть – простецкая. Сразу видно, кто тут вес имеет…

– Что, нравится моя скромная обитель? – весело спрашивает он.

– Да, – кое-как выдавив из себя, киваю ему в ответ. – Не ожидала такое увидеть.

– Да, бизнес приносит хорошие деньги. Так, проходи в ванную и располагайся. Можешь пользоваться всем, что найдешь в этом пакете. – он протягивает мне большой пакет, в котором я вижу всевозможные банные принадлежности, явно принадлежащие кому-то.

– Это чьё?

– Не важно, это все, тому человеку больше не понадобится, можешь забирать себе все, – ехидно улыбаясь отвечает парень.

– Это вещи какой-то девушки, которая жила тут до меня? – не унимаясь, допрашиваю его. Мне не очень приятно осознавать, что я буду пользоваться вещами девушки, которую, возможно, запытали тут до смерти.

– Я же сказал, не важно! Бери и иди! Мне некогда с тобой нянчиться, время пошло, у тебя ровно час! – грубо обрывает меня матрос и схватив за ошейник, бесцеремонно тащит в ванную. Затолкав меня, он закрывает дверь и я слышу, как он закрыл дверь на замок с той стороны…

Неожиданно, мне приходит в голову идея, а ведь я тоже могу закрыться тут, в этой ванной и не впускать никого! Они не достанут меня, либо им придется ломать дверь! Смогу избежать этих долбанных пыток! Не думая больше ни о чем, я быстро закрываю засов и отхожу от двери, облегченно вздыхая.

Осознание того, что я в полной безопасности тут, позволяет мне немного расслабиться. Я набираю воду и залезаю в нее. Вода еле теплая, но она обжигает мою израненную кожу.

Услышав шаги, я чуть не поскользнулась от страха. В каюте кто-то ходит… Засов с той стороны двери открыли и кто-то попытался зайти в ванную. Черт, зачем я закрыла дверь? Это было временное помутнение. Теперь мне точно не разрешат снова вернуться сюда и уж точно, матрос теперь не станет помогать.

– Я сейчас, извините! – я быстро выбираюсь из ванной, падая по пути. В последнее время сил совсем не осталось и с координацией появились проблемы.

Открыв засов, я снова залезаю в ванную и сажусь в воду, испуганно глядя на дверь.

Она открывается не сразу, а через несколько секунд, заставив меня напрячься всем телом. Когда я вижу, что это мой временный покровитель, то облегченно вздыхаю. Черт, ну а кого я еще планировала увидеть тут?

– Встань и покрутись немного, – с ходу просит матрос, не говоря ни слова о запертой изнутри двери.

Мне не очень нравится его просьба, но я ее выполняю.

– Отлично! Теперь повернись спиной и наклонись! Раздвинь ноги! – командует парень.

Снова выполняю просьбу и жду, что он прикажет дальше. В какой-то момент я понимаю, что я стала слишком послушной игрушкой в руках мужчин. Меня настолько запугали и сломали, что я боюсь ослушаться, боюсь нового наказания и боли…

– В общем, у меня к тебе есть предложение, – задумчиво произносит матрос. – У тебя есть выбор, ты можешь продолжать посещать ежедневно старика и бог знает, что он там с тобой еще будет вытворять. А можешь жить в моей каюте, я буду трахать тебя, а затем передам заказчику, когда мы снова вернемся в тот порт. Это будет, где-то через неделю. Решать тебе, но я могу гарантировать, что не нанесу тебе увечий и ты сможешь залечить свои раны, чтобы предстать перед покупателем в хорошем виде.

– И старик больше не будет бить меня? – с надеждой в голосе спрашиваю я. Черт, да это же такая удача! Избавиться от старика и просто ублажать одного матроса, который, кстати, еще и симпатичный и чистый, в отличие от мерзкого старого подонка.

– Ты больше не увидишь его! Я позабочусь об этом, да и с кормежкой будет получше, – подмигивая говорит матрос.

– Я согласна! – улыбаясь, киваю я, понимая, что кажется, вытянула счастливый билет.

Много раз подряд я намыливаю тело и смываю с себя въевшуюся грязь. Засохшая кровь и загноившиеся раны доставляют проблемы, но я стараюсь не обращать внимание, я уже привыкла к боли и даже сроднилась с ней. Хотя, иногда вода так сильно обжигает поврежденную кожу, что я вскрикиваю от болевых ощущений.

Краем глаза поглядываю на моего матроса, а он ничего… Если бы встретила его в обычной жизни, может быть, даже влюбилась бы. Может быть, не все еще потеряно? Может быть, я смогу, за целую неделю, убедить его отпустить меня?

Мысли снова забегали во мне, зарождая надежду в душе. Надежда… Как мама часто смеялась, шутя надо мной: “Надежда умирает последней”. Никогда не понимала ее юмора, но сейчас, вспоминаю ее слова с тоской и болью в сердце. Как я хочу ее увидеть снова! Ради нее, я готова выдержать все и попытаться вернуться домой! Надежда умирает последней! А это значит, что я не умру, я попытаюсь выжить и вернуться!

– Готова? – строго смотрит на меня парень и я понимаю, что он уже хочет насладиться своей наградой за моё избавление.

– А старик не будет меня искать? – боязливо спрашиваю я, нехотя вылезая из теплой воды.

– Я скажу ему, что ты утонула. Упала при качке и мы не смогли тебя выловить.

– И он поверит? – удивляюсь я. Старик конечно не блещет умом, но он ведь не совсем идиот.

 

– Несколько раз уже срабатывало! Верит каждый раз, – усмехнувшись, говорит матрос, – Выходи, вытирайся и иди в постель, я сейчас подойду.

Я осторожно передвигаюсь босыми ногами по холодному полу и иду к кровати. Залезаю под одеяло. Боже, как же я давно не спала под одеялом в нормальной чистой постели!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru