В руках насильников. Попробуй выжить!

Лили Рокс
В руках насильников. Попробуй выжить!

Теперь ты моя шлюха

Слышу шаги за дверью, кто-то идет сюда! Боже, помоги мне! Кто-то заходит и идет ко мне. Пытаюсь разглядеть, но не могу еще выше приподнять голову и вижу только ноги.

– Проснулась уже, как спалось? – слышу знакомый до ужаса голос!

Пытаюсь промычать что-то вразумительное, но во рту все так пересохло и кажется, что мой рот тоже опух. Этот голос! Это же мой чертов работодатель, который пытался пленить меня и мою подругу Веру!

Он садится передо мной на корточки и склоняется, пытаясь разглядеть мое тело.

– Да, здорово тебя вчера отделали… Но ничего-ничего. Не переживай! На днях придет твой покупатель и ты переедешь в другое место. – мечтательно произносит он, – Вот осталась бы работать в моем доме, все бы было по-другому. И надо было тебе сбегать? Чем я тебе был по душе? Да, черт с тобой! Главное, что я теперь смогу на тебе неплохо заработать.

Он дотрагивается до моего носа, и я вскрикиваю. Сергей смеется.

– Что, больно? Ну, ничего. Зато ты помогла женщине справиться с ее моральной травмой. Ты должна гордиться собой! Она меня так благодарила, говорит, уже три года спать не могла от злости, а сейчас, ее словно отпустило. Ты у нас просто ангел! – снова смеется, весело этому козлу.

– Дайте воды… – шепчу я.

– Ах, да. Сейчас. – он уходит и уже через минуту возвращается с бутылкой воды. Помогает мне пить. Пытается потрогать мой нос, вызывая у меня все новые и новые приступы боли. Я даже и не могла предположить, что он такой жестокий! Когда мы с Верой работали в его доме по хозяйству, он не проявлял себя, как садист. Почти месяц мы ухаживали за его мамой, готовили еду, убирались. Он всегда был галантным и приветливым. Моя подруга вообще была от него без ума! Влюбилась в него по уши!

Все было идеально, пока в один из дней он не объявил, что мы его рабыни. Он сказал, что теперь мы должны теперь пахать на него бесплатно. Если бы я знала, что меня ждет, то не пыталась бы сбежать… И я совершенно не в курсе, куда делась моя подруга… Мы вместе с ней пытались сбежать, но ее здесь нет…

– Да, разукрасила она тебя не слабо… Просил же, не портить товарный вид! Ну ничего, не переживай, – улыбается Сергей своей обворожительной улыбкой, – Когда ты доберешься до своего нового хозяина, все твои синяки пройдут.

Что же он такое несет? Что значит, когда я доберусь до своего нового хозяина? Куда он меня хочет отправить и к кому? Мысли крутятся в голове, становится нереально страшно и меня снова начинает трясти, как в лихорадке.

– Новый хозяин? – словно во сне бормочу я, не в силах произнести больше слов.

– Да, тебя купил какой-то представительный мужчина, – равнодушным тоном говорит Сергей, словно намекая, что устал от разговора со мной, – Не спрашивай кто он, я не знаю. Тебя передадут через посредника. У тебя кстати нет морской болезни?

– Ммммм? – только и могу вымолвить я, лицо и губы так опухли, что уже почти не шевелятся.

– На корабле, говорю, поплывешь! Надеюсь, тебя не укачает! Мы оформили тебя, как прачку на корабль, ну а назад, как ты уже поняла, дороги уже не будет… – он скучающе зевает и встает.

– Нет! – пытаюсь кричать, но у меня это совсем плохо получается. – Вы меня продали? – еще более хрипящим голосом шепчу ему. Не могу в это поверить, неужели, все это происходит в реальности? Я в каком-то задрипанном подвале, меня жестоко изнасиловали и избили какие-то страшные люди, а теперь еще и продали, как какую-то корову на рынке! Нет, этого всего не может быть, я видимо сплю!

– Отпустите меня! – снова шепчу Сергею, ощущая, что связки окончательно меня подводят.

– Ладно, отдыхай, мне некогда с тобой разговаривать, если тебе что-нибудь нужно, то просто вспомни, что ты никто и звать тебя никак, никто тебя не будет слушать, никому не интересны твои жалобы. Постарайся это принять и тебе станет легче жить. Отныне ты моя шлюха, мне принадлежит твоя жизнь, а через пару недель, у тебя будет уже новый хозяин, которому ты будешь служить верой и правдой. – Сергей встает и уходит из подвала, оставив меня разбитую и растоптанную лежать в холоде и темноте.

Эта ночь – одна из самых жестких ночей. Я то засыпаю, то снова просыпаюсь от дикой боли, сковавшей все мое тело и превратившей его в неповоротливое бревно, да я и чувствую себя, как бревно, которое медленно жгут на костре, а оно не в силах встать и уйти.

Под утро мне все же удалось уснуть. Разбудил меня чей-то противный мужской голос и не дав мне даже разлепить ресницы, этот незнакомец быстро откинул мою голову назад и мой рот заполнил его член.

От внезапного пробуждения, я испуганно смотрю на приближающийся и быстро удаляющейся живот какого-то бугая, но лицо его, я увидеть не могу. Он сидит прямо надо мной на своей заднице, приподняв мою голову и надев ее на свой проклятый член.

Пальцы насильника сильно сжимают мою челюсть, я не в силах ему сопротивляться. Мои руки связаны и мне ничего не остается делать, как безропотно ждать, когда закончиться эта экзекуция.

Член, проникающий в мой рот, настолько толстый, что почти полностью заполняет мой рот, и его противный вкус застарелых выделений и мочи вызывает у меня жуткое отвращение. Мне повезло и этот мерзавец быстро спускает в меня, а затем, также быстро уходит. Я долго отплевываюсь и откашливаюсь, а затем снова проваливаюсь в глубокий сон.

Не знаю, сколько времени мне удалось поспать, ощущение такое, что совсем не много. Меня снова пробуждает прикосновение чьих-то пальцев, которые я чувствую на своей челюсти. Сейчас снова будут насиловать в рот.

Слезы режут глаза, мужчина несколько раз задевает мой нос, заставляя меня вскрикивать от боли. Его это забавляет. Он делает это специально! Конченый моральный урод, таких на месте расстреливать надо!

Очередной мужчина перестраивается ко мне грубо хватает меня за уши, тянет к себе. Он делает все настолько грубо, что я испытываю боль в носу, словно мне пытаются выдернуть его с корнем. Возможно, это чертова гадина психованная – сломала мне нос.

Когда его мужской инструмент начинает скользить во мне, наполняя мой рот не менее отвратительными вкусами, как и член предыдущего насильника, я больше не выдерживаю и пытаюсь вырваться. Но мужчина держит меня очень крепко и продолжает двигаться так, что мне сложно дышать.

Испугавшись за свою жизнь, я окончательно прихожу в себя и пытаюсь сфокусировать взгляд на трахающем мой рот члене.

Размер этого инструмента немного меньше, чем предыдущий, но из-за грубости и жесткости, он доставляет мне гораздо больше неудобства.

Мужчина слегка приподнимает мою голову и позволяет мне отдышаться. Я жадно вдыхаю воздух и с ужасом смотрю на торчащий из грязных рабочих штанов мужской член. Детородный орган этого насильника весь черный, и грязный, и мне страшно думать о том, что эта мерзость, только что была у меня во рту. Спазмы не заставили себя ждать и меня начинает выворачивать. Слюни обильно выходят из меня вместе с семенем предыдущего насильника.

Мужчина хватает меня за голову и снова пытается засунуть свой противный отросток. Я начинаю кричать и умолять его не делать этого, прошу пощадить. Но он снова бьет меня по носу и на этот раз так сильно, что я теряю сознание. Когда я прихожу в себя, это тушка просто лежит на мне и размеренно имеет меня в рот, словно женское влагалище.

Когда этот очередной маньяк кончает меня, я с облегчением вздыхаю. Но этот мужчина не дает мне выплюнуть его семя. Требует, чтобы я все проглотила. Я с ужасом смотрю на него, пытаясь найти в его глазах, хоть каплю человечности.

С виду, обычный человек, на улице увидела бы такого, никогда не подумала бы, что он маньяк! Среднего роста, полный, пивной животик внушительного размера, футболка с хищного вида волком.

Поднимаю глаза и испуганно смотрю на него. Седая голова, с небрежно заросшей бородой и усами, умиляюще подергивается от удовольствия. Он улыбается, открывая свой поганый рот и я вижу, что у него уже нет почти половины зубов.

– Надеюсь, тебе понравилось, шлюшка? Не зря тебя хвалили, ты стоишь тех денег, что я отдал за тебя! Жаль, что не смогу с тобой еще порезвиться, но если успею, то завтра забегу к тебе еще раз! – он снова бьет меня ладонью по носу и я зажмуриваюсь от боли, забывая обо всем на свете и особенно, о противном послевкусии после знакомства с этим подонком.

От резкой боли у меня темнеет в глазах, я не ощущаю носа вообще, только эта чертова пульсация, от которой кажется отходят электрические заряды и бьют по голове, разрывая ее на части. Все мое лицо, словно месиво, один огромный синяк!

Единственная мысль, мелькает в голове: “Только бы он больше не бил!” Скорее бы он ушел, подонок беззубый! Но он продолжает стоять и смотреть, хотя и планировал свалить! Что-то говорит, но от боли у меня все так сжалось, ощущение, что я на время оглохла.

– Давай, пососи еще немного, чего тебе стоит? Одним больше – одним меньше, я буду вспоминать тебя и дрочить скучными вечерами! – он снова нависает надо мной и его гениталии начинают щекотать мои губы и задевать больной нос. – Рот открой, тварь! Сейчас снова ударю!

Угроза действует на меня и я испуганно открываю рот, инстинктивно, закрывая глаза. Подонок пытается просунуть в меня свой полуспящий отросток, который уже, впрочем, не так сильно воняет, как раньше. Вся грязь с его детородного органа теперь в моем желудке…

Черт, зачем я об этом подумала? От одной этой мысли меня снова начинает выворачивать. Лучше не думать об этом, так будет лучше. Скорей бы он уже наигрался и ушел. У меня будет время немного отдохнуть. Сколько еще таких, как он, придет ко мне сегодня? Когда все это кончится?

– Языком поработай! Что лежишь, как неживая? – кричит он на меня и снова пытается атаковать мое больное место. Не успеваю отвернуться, его ладонь снова задевает нос.

– Вытащи язык, дура! – снова слышу приказ.

Взвыв от боли, я вытаскиваю язык и пытаюсь что-то изобразить. Никогда раньше я не занималась ничем подобным. Я толком и не знаю, что от меня требуется.

 

Но угрозы и побои этого мужчины действуют на меня, магически, уже через минуту я понимаю, что делать и с трудом, но выписываю языком геометрические фигуры на его члене.

Мой бедный язык, это единственное место, которое еще что-то чувствует и корень его уже тоже болит от перенапряжения. Насильник не спешит кончать во второй раз быстро и наслаждается моими страданиями. Периодически он замахивается и делает вид, что снова ударит меня. В этот момент я зажмуриваюсь и вскрикиваю, а он сидит, склонившись надо мной и ржет, как идиот.

После этого подонка, поток мужчин не заканчивается. Периодически, появляется Сергей, он тоже трахает меня, время от времени, наслаждаясь моим унизительным положением.

– Не хотела быть моей домработницей? Теперь, ты моя шлюха! Пока я не передам тебя посреднику, ты будешь обслуживать всех, кто за тебя заплатит! А очередь уже приличная собирается.

Сергей с таким удовольствием издевается надо мной, словно ему доставляет удовольствие унижать меня. Если остальные просто трахают и бьют, то этот человек пытается заставить меня страдать морально.

В полном отчаянье, я продолжаю умолять его отпустить меня, хотя понимаю, это бесполезно.

Не знаю, сколько времени прошло, все словно в тумане. Члены сменяют друг друга и меня постоянно бьют. Может быть, я уже давно умерла и попала в ад? Очень похоже на это…

Несколько дней показались для меня вечностью. Но надо отдать должное времени – мой нос слегка “успокоился” и не доставляет мне больше такой дьявольской боли. Хотя… может быть, я просто привыкла уже к этой самой боли?

На корабле

Свернувшись калачиком, я лежу в углу какой-то клетки из металлических прутьев. Подо мной деревянный пол из старых потемневших досок. Не помню, как я сюда попала… Сергей что-то говорил о том, что передаст меня посреднику и я поплыву на корабле. Неужели, я уже на корабле?

Снаружи до моего слуха доносятся завывание ветра и шум волн, бьющихся о борт деревянного корабля. Вокруг меня все раскачивается и стонет под действием разыгравшейся стихии. Меня снова и снова укачивает, и стоит мне только закрыть глаза, как начинает тошнить.

Лежу и смотрю во все глаза по сторонам, пытаясь понять, где я и что происходит. Меня не пытаются бить, не пытаются насиловать, и это уже радует. Но что со мной будет дальше? Кому меня продали? Для какой цели? Неужели, теперь моя участь предопределена?

Буря над моей головой пугает, но с другой стороны, пугает еще больше неизвестность моего ближайшего будущего. Я лежу на боку, укутавшись с ногами в длинный балахон, в который меня нарядили, пока я спала. Наверное, Сергей мне вколол что-то такое, что я проспала тот момент, когда меня перевозили.

Теперь я на корабле, и мне очень холодно и страшно, а также слегка жутковато из-за бушевавшего за бортом шторма.

Где-то над моей головой слышатся какие-то звуки. Я вся напрягаюсь и пытаюсь всмотреться, но ничего не вижу. Вот снова, какой-то звук! Кто-то вставляет ключ в замок, скрипит дверь и внезапно я вижу подошедшего ко мне молодого человека. Он долго копается со связкой ключей, словно пытаясь угадать, какой из них подойдет к моей клетке. Затем он начинает примерять каждый из них. Я все это время, сижу еле дыша, не понимая, что будет происходить дальше.

Открыв клетку, он хватает меня за руку и пытается вытащить из клетки. Я сопротивляюсь.

– Идем со мной! Тебя вызывает к себе капитан! – говорит парень, жадно разглядывая меня.

Я осторожно вылезаю из клетки и встаю на ноги. Очень сложно стоять на ступнях, которые только-только зажили после ожогов, но до сих пор я ощущаю сильный дискомфорт. Безумная женщина оставила о себе воспоминания, ступни еще долго будут помнить ее пытки…

Но я пытаюсь стоять, несмотря на боль и неудобства. Смотрю на матроса, который пришел за мной. Молодой, сильный, но довольно неприятный на вид. Не то чтобы некрасивый, тут дело в другом… Что-то не так с ним. Его можно охарактеризовать, нелицеприятный.

Делаю несколько шагов и только сейчас осознаю, как хорошо, когда у тебя не связаны руки! Пытаюсь идти, но постоянно наступаю на подол своего странного одеяния. Не понимаю, где Сергей его вообще взял? Это похоже на какой-то мешок… Он весь дырявый и протертый и его длина такова, что он полностью скрывает мои ноги.

Парень постоянно идет рядом со мной, словно боится, что я сейчас убегу. Идиот! Куда я денусь с корабля?! А может быть… Разбежаться сейчас и прыгнуть в воду? Утонуть и дело с концом! Не мучиться больше и не терпеть все эти издевательства! Итак уже понятно, что я не смогу выбраться из того места, куда меня везут.

Засмотревшись на то место, где по моему мнению может быть “спасение от мук”, я замираю на месте, но парень грубо толкает меня в спину и я делаю шаг, запутавшись в своем мешке и падаю, больно ударив колени.

Ко мне подходит еще один парень и вдвоем с первым, они быстро поднимают меня и тащат за руки, чуть ли не приподняв над землей. На палубе меня еще больше начинает укачивать. Ветер сбивает с ног и кружит голову. Волны с такой силой бьются о борт корабля, что меня несколько раз задевают их брызги.

Мое промерзшее тело уже не в силах сопротивляться пронизывающему ледяному ветру и я ощущаю, как меня просто трясет в лихорадке.

Где-то дальше я вижу, как суетятся матросы. Вокруг разбросаны различные вещи, какие-то ведра, веревки, ящики. Не совсем понимаю, что это за корабль такой и почему он настолько старый.

– Капитан, ваше пленница, – матросы буквально затаскивают меня в каюту и ставят перед стариком, от взгляда которого, у меня побежали мурашки по коже.

Встретившись взглядом с этим жутким стариком, я поспешно опускаю глаза, чтобы не умереть от страха. Настолько он мне кажется безобразным и ужасным!

В моем представлении, капитан судна, ну черт с ним, даже захудалого корыта, это представительный человек в белой форме с эмблемами на погонах, с бородой и трубкой, может быть, слегка хромающий. Как правило, собранный, опрятный, властный мужчина… Но то, что я увидела, далеко от того образа, который я себе рисую при мысли о капитане.

Передо мной стояло чудо-юдо, бомжеватого типа, сгорбленный, обросший, грязный… А когда он улыбнулся, мое сердце ушло в пятки. Улыбка настоящего маньяка! И это их капитан? Они серьезно?

Этот экземпляр демонстративно обходит меня и осматривает. Затем отдает приказ рукой своим приспешникам, чтобы они раздели меня. Я это поняла не сразу, а после того, как они стянули с меня этот чертов балахон, являющейся единственной моей защитой от этого злого мира.

– Свободны! Будете нужны, позову вас, – кричит на них капитан и я краем глаза вижу, как он ковыляет в сторону кровати.

Черт, прямо как настоящий капитан пиратского судна! Только не хватает на плече попугая, а так, все, как в мультфильмах о пиратах: старый, грязный и хромает! Если бы это не было рыболовное судно, то подумала бы, что нахожусь на настоящем пиратском судне.

Продолжая стоять совершенно голая, я ожидаю своей новой участи. Наверное, сейчас этот верзила захочет воспользоваться моим телом, ну что же, я уже так привыкла к насилию у Сергея, что смогу немного потерпеть, зато у меня будет возможность, хоть немного согреться. Никогда бы не подумала, что холод может быть настолько угнетающим!

Старик долго что-то ищет на своем заставленном всякими бумагами столе, а затем поворачивается ко мне и я вижу, что он сжимает в своей руке веревку. Неужели, меня снова будут связывать?

Хозяйским шагом, он снова обходит меня и ощупывает мои голые плечи своими ледяными руками, а затем берет за руку и подводит к столу. Толкая в спину, он вынуждает меня лечь животом прямо на весь тот мусор, что лежит передо мной. Я послушно нагибаюсь, ожидая, что он сейчас будет входить в меня сзади. Что ж, это лучше, чем сосать его старческий член со сморщенными яйцами. Сейчас сделает свое дело по-быстрому, а затем меня снова отведут в клетку.

При воспоминании о клетке меня передергивает. Не знаю, что хуже: находиться там, в жуткой мерзлоте, или в этом помещении, где меня явно будут использовать, как подстилку. Мужчина, трогающий меня, вызывает такое отвращение, что хочется плакать!

Омерзительное чувство растекается по телу. Нет, это не страх, что меня будут снова трахать, это что-то более ужасное. Осознание того, что моё тело, от каждого прикосновения к нему этих прокуренных и грязных рук, само становиться грязным. А вместе с телом, оскверняется и моя душа…

Старый капитан продолжает стоять и осматривать меня, держа в руке сложенную вчетверо, грубую веревку. Я могу видеть его только мельком. Он стоит в метре от меня справа, куда повернута моя голова.

Он просто стоит и стучит этой веревкой по своей ноге, словно примеряя что-то. Неужели, будет связывать? Мне придется снова испытать это проклятое чувство беспомощности, когда тебя трахают, а ты не можешь пошевелиться!

Старик делает в мою сторону несколько шагов и я зажмуриваюсь, затаив дыхание. Его шершавая ладонь касается моих ягодиц, и я не выдерживаю и начинаю слегка выть от страха. Словно не контролирую себя. Страх парализует моё тело, а от холода я уже на грани безумия, зуб на зуб не попадает, больше всего сейчас, мне хочется просто исчезнуть!

Наглая ладонь мнет мои ягодицы, ощупывая внутреннюю сторону бедер, задевает мою промежность. Стараюсь молчать, стиснув зубы, чтобы не разреветься во весь голос. Чувствую себя настолько униженной! Стою тут голая, перед этим мерзким созданием, а он, словно мой хозяин, ощупывает мою плоть, щипает кожу, раздвигает ягодицы, заглядывает во внутрь.

Его пальцы все больнее и больнее сжимают мою кожу, и я уже не в силах сдерживать рыдания, ощущаю, что моё тело подбрасывает от всхлипываний.

Насладившись тактильными ощущениями от соприкосновения с моей кожей, старик, кажется, остался довольным, по крайней мере, я слышу это по его довольному сопению. Приоткрыв глаза, пытаюсь наблюдать за его действиями. Не знаю, чем мне это поможет, но я должна все контролировать! Не хочу, чтобы этот морской черт застал меня врасплох.

Жесткая порка

В какой-то момент, он встает передо мной и я вижу его жадный взгляд, полный похоти и звериной жажды. Он пугает меня… Он берет веревку, которую он уже сложил в четыре раза и обматывает ее вокруг своей руки.

Огромные петли из толстой и тяжелой, пропитанной смолой, грубой веревки свисают вниз, и до меня, внезапно, доходит, что он задумал.

Этот негодяй только что соорудил незатейливое орудие для порки. Меня прошибает пот. Неужели, это все происходит в реальности? Меня сейчас будут пороть?

Морально, я не готова к порке, памятуя те избиения, которым меня подвергали в подвале совсем недавно. Я готова была вскочить со стола и упасть перед стариком на колени. Хотела умолять, чтобы он не бил меня, чтобы просто оттрахал, как следует, как ему будет угодно, а я все вытерплю, только без дополнительных побоев!

Веревка уже достаточно громко рассекает со свистом воздух, примеряясь к моим ягодицам. Еще миг и это средство экзекуции начнет истязать меня, а я буду стоять тут, как забитая дура, безропотно подставив для наказания свое тело и бояться, при этом, даже слова молвить!

– Пожалуйста, не бейте меня! Умоляю, – еле тихо плачу я и пытаюсь повернуть голову по направлению к старику.

Петли на концах свисающих веревок выглядят довольно жутко, возможно, это даже хуже, чем порка ремнем… Все зависит от силы удара этого старика, и как он будет меня пороть… Если он захочет, то сможет выбить из меня всю душу этими массивными узлами и просмоленной веревкой, которая больше похожа на шланг.

Мужчина делает два шага назад, громко кряхтит и со всего размаху бьет, мои ягодицы и ноги через долю секунды примеряют на себе всю его силу. Все тело пронзает сильный удар. Ощущение, словно сразу четыре кулака одновременно попытались отправить в нокаут мои ягодицы и ноги.

Не выдержав резкой боли, я начинаю визжать, чувствуя, как резко сокращаются мои мышцы. По телу пробегает волна жара и мне становиться не до холода. Во мне все горит, словно кто-то повысил температуру в помещении.

– Прошу вас, не надо! Не наааадо!!! – кричу я ему, но не рискую вставать, наверное, я слишком труслива… Настолько труслива, что уже не способна даже к малейшему сопротивлению… Только пищать из угла, как забитый котенок, которого дети побивают камнями.

Этот подонок совершенно не слушает меня! Я стою на холодном полу босыми ногами, а старик ходит вокруг меня и смотрит, видимо выбирая, куда еще ударить.

Его руки грубо хватают меня за левую ногу и с силой тянут ее в сторону. Он делает это настолько резко и быстро, что я едва могу осознать, что происходит. Он быстро отходит и наносит очередной удар.

 

На этот раз меня обжигает еще сильнее. Один из узлов попадает по ключице, больно ударив кость. Мне кажется, что у меня на время, пропало зрение. Вместо крика из моей груди вырывается сильный хрип. Я делаю глубокий вдох и в этот момент, получаю удар по спине.

Боже, зачем он это делает? Удар за ударом сыпятся на меня, а я, потеряв счет времени, пытаюсь хватать воздух и увернуться, скользя грудью по столу вниз.

Старик снова и снова поднимает меня за волосы и укладывает на стол, затем бьет по ягодицам. Это менее больно, чем по спине. Поняв это, я намеренно сползаю, чтобы он после этого бил только по ягодицам, он встает рядом со мной и держит меня за шею, чтобы я не пыталась уйти от ударов.

Мир для меня перестает существовать, все превращается во что-то незначительное, кроме этих чертовых ощущений!

Мои голова и живот все также плотно прижаты к поверхности большого стола, своим телом я уже успела “смести” часть мусора, заботливо хранящегося на нем.

Мне кажется, что я полностью покрыта синяками, а ребра вот-вот сдадут свои позиции и сломаются. Мне очень страшно, оказывается, я так сильно хочу жить! Одна только мысль о том, что этот изверг сейчас “запорет” меня до смерти, заодно сломав мне все кости, – пугает до безумия!

Услышав характерный свист взмывающей в воздух проклятой веревки, я зажмуриваюсь, готовясь принять удар и искренне надеясь, что он придется на самые мягкие ткани, где боль не вызывает такую агонию, что хочется умереть на месте, лишь бы не испытывать больше этого ужаса ни секунды.

Эта странная экзекуция не находит в моем представлении интерпретации и понимания в ее необходимости. Даже порку плетью и ремнем, которую мне организовывал Сергей и его дружки – я могла бы понять. Эти гады возбуждались от моих криков и им нравилось смотреть, как дымится моя кожа от каждого удара, краснея и лопаясь от безысходности.

Но этот старик решил устроить мне какую-то нереальную порку, с применением странного инструмента пыток. Зажмурившись, я ожидаю новой боли, и каждая доля секунды становиться невыносимо длинной и мучительной.

Моя чувствительная кожа не готова к такому, и даже в страшном сне, я не смогла бы представить, что окажусь в подобной ситуации. Мне некуда бежать, мне не спастись! Я не знаю, что будет дальше! Я думала, что меня будут использовать для секса, но то, что со мной происходило все эти дни, не укладывается в моей голове! Это просто ад! Меня окружают настоящие садисты и маньяки, словно я притягиваю их чем-то…

Я снова слышу свист веревки, разделяющий мое сознание на несколько частей, которые, в свою очередь, разрывают мой мозг, вступая в конфликт между собой.

Но старик не спешит меня бить, он словно дразнит меня. Наслаждается моими страданиями и страхом, грязный подонок.

Вместо удара я ощущаю, как по моей горящей коже заскользили ворсистые волокна и грубая ткань окаменевшей от времени веревки, пытается “ласкать” меня, но у нас с ней изначально не сложились отношения, ее лицемерные ласки для меня ничего не значат. Моя кожа горит, а под кожей, словно копошатся черви, адская боль стреляет снова и снова. Ребра хрустят при дыхании и мне кажется, что если я приподниму свою тело, то они просто рассыпятся в порошок и я уже никогда не буду прежней.

Порка ремнем мне теперь кажется детской забавой, ведь после нее у меня болела только кожа. Старик же бьет меня так, что страдают мои внутренние органы и кости!

Проклятый изверг усердно водит по моему телу этой дрянью, надеясь, видимо, что меня его движения возбудят. Три раза он проводит концами веревок снизу-вверх вдоль ложбинки между моих ягодиц.

Доставившие мне столько страданий проклятые узлы касаются меня и я продолжаю вздрагивать, не доверяя им.

Грубые, но тонкие ворсинки проникают между ног, пытаясь охватить тыльную стороны бедер, старик еще больше расставляет мои ноги и ему уже ничего не мешает водить там своим орудием побоев.

Грубые волокна щекочут края половых губ, слегка царапая их, и иногда я ощущаю холодные пальцы старика, которые жадно щупают мою, еще совсем недавно, бывшую девственной плоть.

Холодная тяжесть просмоленной пеньки продолжает гулять по телу, пытаясь задеть мою промежность. Эти коварные веревки пытаются усыпить мою бдительность, и их скользящие прикосновения к моим обнаженным прелестям, всего лишь уловка, чтобы снова причинить мне боль.

С замиранием сердца и жутким содроганием, я напряженно ожидаю того проклятого момента, когда это щекотание полностью прекратится, а пенька взовьется в воздухе, а затем ударит. И ударит она теперь, уже по совершенно иной цели. Мне даже страшно представить, что я почувствую в этот момент… Пытаюсь сжать зубы, как можно плотнее, чтобы успеть снова зажмуриться перед началом новой порки и не прикусить язык от новой порции боли.

Старик, к моему счастью, неожиданно начинает кашлять. Так сильно и громко, что мне кажется, он просто сдохнет с минуты на минуту.

– Черт, – покряхтывая мне под ухо, он идет к комоду и что-то достает оттуда. Смачно сморкается. Я вижу, как он ковыляет в мою сторону, но свою чудо игрушку он отбрасывает в сторону.

Неужели, пронесло? Неужели, он больше не будет бить? Мое тело продолжает биться в судорогах, все мышцы ног и спины болят так, словно меня переехал трактор. При каждой попытке пошевелиться, в пояснице что-то замыкает и отдается болью по всему телу. Видимо, этот гад попал мне там в какое-то сплетение или задел что-то важное… Иногда, я сожалею, что не учила в школе анатомию, эти знания сейчас мне, возможно, могли бы спасти жизнь…

Старик что-то долго ищет, шастая сзади меня. Я слышу, как он отбрасывает какие-то вещи. И вот он подходит ко мне и снова касается. Я замираю. Стараюсь не дышать, продолжая неподвижно лежать на столе, прислонившись всей грудью и животом, все также с широко расставленными ногами, показывая всему миру и в частности, проклятому старику, все свои прелести.

Его пальцы осторожно щипают мои половые губы, затем он присаживается на корточки и целует мои ягодицы, затем снова и снова пощипывает половые губы, при этом, продолжая кашлять и кряхтеть.

И вот, он берет меня за руку и дает понять, чтобы я поднималась.

– Иди на кровать! – командует он.

Я кое-как встаю, тяжело дыша и зажимая больные ребра, пытаюсь вдохнуть полной грудью. Этого я сделать никак не могу и меня это приводит в ужас. При каждой попытке сделать вдох, мои ребра болят так, словно они сломаны! А что, если…

Нет! Не буду думать о самом худшем! Если бы он мне сломал хоть одно ребро, то я не могла бы вообще передвигаться… Наверное это так…

А если я ошибаюсь? Что я знаю о переломах? Может быть, мне срочно нужна медицинская помощь, а я сейчас нахожусь тут, на корабле, рядом с человеком, который готов растерзать моё тело! А остальной персонал ему в этом способствует!

– Иди к кровати и ложись на нее, – следует приказ, и он тащит меня прямиком к его лежанке. Я осторожно выпрямляюсь и шатаясь, пытаюсь передвигать ноги, хотя меня шатает так, что я вот-вот упаду. Ноги не держат, да и тело отказывается подчиняться мне.

– Пожалуйста, не делайте мне больно! Я ничего плохого не сделала! Я только хотела заработать денег и поехала с подругой, – начинаю нести чушь, испытывая новую волну дикого страха.

Старику плевать на мои речи, он даже не смотрит на моё лицо. Его взгляд прикован к моей промежности. Капитан без особого стеснения, нагло разглядывает мой безволосый лобок и выпирающий слегка наружу клитор.

Меня охватывает паника, и я пытаюсь прикрыться руками, но он грубо убирает их и быстро кладет меня на кровать, затем раздвигает мои ноги, согнув их в коленях.

Я боюсь пошевелиться, не знаю, что ему еще взбредет в голову. Он совершенно не реагирует на мои мольбы. Он даже не разговаривает со мной! Словно я пустое место! Только постоянно отдает приказы, прямо как своим матросам!

– Раздвинь руками губы, – снова командует он, я дрожащими руками касаюсь своих половых губ и медленно раздвигаю их, с ужасом смотря на него. Что у него в голове? Что он задумал?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru