Свидание с новым хозяином

Лили Рокс
Свидание с новым хозяином

Мой любовник

Стою под проливными струями душевой. Вода быстро смывает с моей головы остатки шампуня, я запрокидываю голову и прикрываю глаза, наслаждаясь тёплыми каплями. Чувствую, как остатки семени изливаются из меня и удивляюсь тому, как много ее было внутри. Я быстренько все промываю. Тянусь к скрабу, набираю небольшое количество в ладошку и провожу ею по бедру, аккуратно размазывая.

Пытаюсь сосредоточиться на этом занятии и отвлечь себя от неприятных мыслей, и даже не замечаю, как шторка душевой медленно отодвигается в сторону. Я стою спиной к выходу и не успеваю повернуться, как крепкие руки Александра обхватывают мою талию и к моей спине прижимается горячее обнаженное тело.

Я чувствую как его губы покрывают мою шею поцелуями, а через секунду поворачиваюсь и заглядываю в его глаза. Он улыбается, я невольно улыбаюсь в ответ. Провожу рукой по его торсу, пальцами очерчивая рельеф, затем беру за руку и тяну за собой вглубь душевой кабины.

Он прижимается ко мне, я чувствую его горячее дыхание. И, кажется, не только дыхание… Его член уже твёрдый, упирается в меня и ждёт, когда до него наконец дотронутся. И как ему удаётся так быстро возбуждаться после оргазма? Невероятный мужчина…

В моей руке оказывается мягкая мочалка и я тянусь за гелем для душа. Выдавливая некоторое количество на мочалку, я добиваюсь большого количества пены и дотрагиваюсь до его груди, проводя по ней вдоль ключиц. Наблюдаю за реакцией.

Он расслабляется, но от моих прикосновений его член твердеет и становится больше. Я довольно усмехаюсь и продолжаю его намыливать, нарочито опускаясь все ниже и ниже.

Провожу мочалкой по изгибу бёдер и возвращаюсь выше, к спине. Он очерчивает пальцами моё тело, пока я с нежностью мою его. Медленно наклоняясь, я добираюсь руками до мошонки Александра и якобы невзначай дотрагиваюсь пальцами до головки члена.

Мой Ангел томно выдыхает и чуть запрокидывает голову, шумно сглатывая слюну. Его кадык дёргается, я вижу как сильно он хочет этого, но не тороплюсь. Вальяжно размазываю пену по ягодицам, вокруг мошонки и вдоль ствола, специально заостряя внимание на том, чтобы тщательно все помыть. Вверх-вниз. Все должно быть чисто, верно?

Смотрю на него исподлобья, он смотрит на меня сверху и в его глазах читается дикое желание. Я откладываю мочалку в сторону, струи воды тут же смывают остатки пены с возбужденной плоти. Обхватываю руками член и провожу рукой по всей длине, помогая воде справиться с задачей. Александр закусывает губу.

– Ольга… – хриплым басом произносит он. Я поднимаю на него взгляд и внимательно смотрю прямо в глаза. – Что ты делаешь?

Слова даются ему тяжело, так как в этот самый момент я провожу рукой по члену ещё раз, чуть сжимая у основания.

Другой рукой я начинаю ласкать яички, от чего Александр издаёт тихий короткой стон. Мне нравится слышать его удовольствие, поэтому в ту же секунду мои губы обхватывают головку, а язык очерчивает её по всей округе.

Он рвано выдыхает, запускает свои руки в мои волосы, собирая их в небрежный комок, и с небольшой силой сжимает в кулаке, стараясь взять ситуацию под контроль. Я тут же начинаю плавные движения головой, насаживаясь на его член примерно наполовину, втягивая щеки и лаская его изнутри языком.

Александр чуть надавливает на мой затылок, но тут же ослабляет хватку, а я сама с каждым движением все больше и больше стараюсь вобрать его в себя. Для меня это не впервые, и раньше я уже много раз ласкала его ртом. Но теперь – все по-другому.

Вспоминаю, как делала минет другим мужчинам, о ком думать совершенно не хочется. Пытаюсь вспомнить наш первый раз с Александром. Как же нам было хорошо вместе, когда мы тайно встречались на съемных квартирах! Я была замужней женщиной, а он был лучшим другом моего сына. Мы словно шпионы шифровались, чтобы никто не узнал про наши отношения!

Сейчас мы тоже вынуждены шифроваться, но ситуация в корне изменилась. Теперь он женат… Жизнь повернула все так, что наши дорожки на время разбежались в разные стороны, но мы не перестали любить друг друга. Этот разрыв только лишний раз доказал, что мы созданы быть вместе!

Он был таким властным… Всегда знал, чего хочет. Он был самоуверенным доминантом, но только не сейчас. В голове всплывает образ того момента, как он сжимал мои плечи и мог отвесить пощечину в самый пик наслаждения, говоря этим самым, что скоро кончит.

Теперь он тихонько касается моего затылка, легко толкается бёдрами вперёд и извергается внутрь. Нежно, мягко. Он был совершенно не такой, как сегодняшний Александр. В нем была сексуальная ярость, он был Господином, и я скучаю по тому жесткому типу, который мог быстро поставить меня на колени и грубо взять силой. Мог выпороть или заставить лизать его ноги.

Сейчас же он напротив, едва сжимает и тянет мои волосы, и мне не больно, я почти не чувствую его доминирование в сексе. И я надеюсь, что со временем привыкну к такой резкой перемене темперамента.

Где-то в глубине души я надеюсь, что когда у него будет меньше стрессовых ситуаций, все будет, как и прежде. Просто хочется, чтобы к нему вернулась прежняя звериная страсть.

Порой, когда он набрасывался на меня, конечно же, меня это пугало, но в какой-то степени это было даже возбуждающе.

Сейчас он стал слишком мягким, и я никак не привыкну к такому его амплуа. Кажется, теперь я руковожу балом, а я не привыкла к этой роли. Он толкается в меня чуть сильнее и шумно стонет от удовольствия.

Я мечтаю, чтобы он доминировал даже в этой ситуации, хотя и немного переживаю, что могу снова потерять контроль от любви и полностью ему отдаться. Как в тот самый момент, когда позволила Александру прикоснуться членом моего анала. Но сейчас все иначе… Да, бывает волнительно и даже немного не привычно, но, в конце концов, все получается волшебно. Незабываемо.

Я на секунду вынимаю его член из своего рта, облизываюсь и томно произношу:

– Пожалуйста, не сдерживай себя.

Дыхание сбивается, я волнуюсь, правильно ли поступаю, что разрешаю ему действовать на полную. Фактически, я снова доверяю ему свою жизнь, когда он очень сильно подвел меня однажды.

Но я решаюсь и доверяю ему. Я знаю, что он не причинит мне снова эту боль. Он больше никогда не уйдет от меня к другой. Об этом уже не может быть и речи. И я знаю, что мне с ним будет хорошо. Нужно просто подождать, всего лишь немного подождать…

Александр скользит по мне взглядом и заостряет внимание на моих губах. Я обхватываю его член ладонью и чуть сжимаю его, двигая рукой в такт движения головы.

Одновременно с этим продолжаю ласкать его яички, аккуратно их массируя. Струйка слюны стекает по моему подбородку, но тут же смывается каплями воды, падающими сверху. Я чуть отодвигаюсь, выпускаю его член изо рта и жадно вдыхаю недостающий воздух, но ни на секунду при этом не прекращая ритмично двигать рукой.

Пальцами сжимаю головку, кручу рукой вокруг плоти и приподнимаю глаза, чтобы посмотреть на его реакцию.

– Ох… – выдыхает со стоном он, а я обхватываю губами головку и начинаю посасывать, не прерывая зрительный контакт.

Он прикрывает глаза, закусывает губу и дёргает бёдрами, прося больше. Прося глубже. Я повинуюсь и заглатываю его чуть ли не на всю длину, издавая при этом неприлично глотающие звуки.

Я чувствую как его предсеменная жидкость стекает по стенкам моего горла, поэтому провожу языком внутри дырочки его пениса, слизывая жидкость и принося Александру ещё больше наслаждения.

Любимый сильнее надавливает на мой затылок, заставляя взять его полностью, до основания. У меня получается это сделать и я издаю гортанный стон. Он управляет мной сильно, настойчиво, но не грубо. Старается быть мягче. Зачем? К чему эти телячьи нежности? Ведь я позволяю ему все на свете.

Жизнь с его новой молодой женой сделала из него нечто странное. Он словно потерянный в этом мире, будто из него вытащили стержень. Но я надеюсь, что своей любовью и подчинением снова смогу помочь ему обрести этот стержень.

Чуть задеваю краем зубов его нежную кожу, чувствуя, как головка его члена мягко проскальзывает внутрь моего горла. Воздуха становится все меньше, возбуждения все больше. Ощущаю, как пульсирует моя промежность.

Александр толкается все быстрее и быстрее, я удерживаю рукой основание пениса, второй рукой хватаюсь за его бедро.

– М-м-м-м, – одобряюще протягиваю я. Он довольно прикрывает глаза. Мне так нравится смотреть, как он получает удовольствие… Как теряет контроль, но старается взять себя в руки. Такой сексуальный.

– Я так… Я скоро кончу… – мычит он, а для меня это знак.

Вспоминаю наше вчерашнее свидание в лесу и снова пропускаю через себя то приятное чувство, когда он кончал мне прямо в рот. Мне нравится доводить его до такого состояния, нравится чувствовать его кульминацию. Я могла бы и сейчас позволить ему излиться внутрь меня, но мне хочется попробовать что-то, что мне понравится больше.

Мне предпочтительнее сейчас наблюдать за семяизвержением, за тем, как дёргается его член и как громко и протяжно он при этом выдыхает. Как белая жидкость стекает по подбородку, шее, груди, минуя возбужденные соски.

Мне нравится видеть, как он толкается в мои руки, в мой ротик. Я быстро принимаю решение. Сейчас я хочу, чтобы он кончил прямо на меня, хочу, чтобы провел членом по моей щеке, размазывая эякулят. Будет не страшно что-то испачкать, мы в душе и вода сделает свое дело.

Возбужденная этой идеей, я отодвигаюсь, быстро вынимаю его член изо рта и начинаю быстро ему надрачивать, при этом выгибаясь в спине и выставляя вперёд груди.

– Саша… – громче зову его я. – Смотри.

Он с усилием приоткрывает глаза и пытается сфокусировать взгляд на мне и на моей руке, которая неистово быстро делает скользящие движения. Его бедра резко дергаются, я приближаюсь вплотную, чувствую, что он вот-вот дойдёт до самого пика. Александр сильно вбивается в руку, его кулаки сильно сжимают копну моих волос, он дёргается и кончает, сопровождая это громким стоном наслаждения.

 

Белая густая жидкость разбрызгивается по моему лицу, я приоткрываю рот и высовываю язык, позволяя себе словить некоторые капли. Но я не глотаю, выпускаю семя и даю ему стечь по моему подбородку. Александр отпускает мои волосы, кладёт свою ладонь поверх моей и проводит ею по члену, выдаивая все больше и больше спермы.

Он кончает мне на грудь, а я ещё сильнее выгибаюсь и провожу набухшими сосками по головке члена, снимая все остатки. Мы вместе наблюдаем за тем как его семя стекает с моей груди и я чувствую, насколько сама влажная от возбуждения. Ещё несколько секунд я поглаживаю его, пока он восстанавливает дыхание, а вода все с меня смывает.

Мой Ангел осторожно убирает мои руки с себя, и помогает мне приподняться. Он прижимает меня к холодной стене и впивается в мои губы настойчивым поцелуем. Я что-то мычу в его губы и отвечаю на поцелуй, обвивая руками его шею. Он проводит языком по моим губам и углубляет поцелуй. Его руки скользят по моему телу и я расслабляюсь, полностью отдаваясь ощущениям.

Спустя какое-то время горячая вода сменяется на прохладную, возбуждение спадает и я постепенно отстраняюсь. Александр тем временем нащупывает давно забытую мочалку, повторяет мои движения, намыливая её гелем для душа, и проводит пеной по моему телу. Он с нежностью начинает отмывать мои груди, проводя между ними, под ними, внимательно разглядывая каждую. Я смотрю на него и облизываюсь. Затем мы вместе смываем с себя остатки пены и наслаждаемся прохладным душем.

Мы покидаем душевую и вместе берёмся за полотенца. Я начинаю вытирать его голову, плечи, грудь, ягодицы, он в это время так же вытирает полотенцем моё тело.

Александр запускает пальцы в свои волосы, придавая им творческий беспорядок, а я расчесываю свои пряди и чищу зубы. Не говорим ни слова. Но слова пока и не нужны. Хотя я чувствую, как ему хочется спросить, почему я простила его и снова впустила в свою жизнь. Ему хочется избавиться от постоянного чувства вины передо мной, но я не знаю, как ему помочь в этом. Возможно, именно из-за этого чувства вины он и стал таким, какой он есть.

Мягкий, нежный, внимательный… Но я воспринимаю это, как мягкотелость. Не хочу ему говорить об этом, но как только он связался с этой Алиной, он потерял себя.

Уж не знаю, что она с ним такое сделала, отчего он превратился в овощ, но он никогда таким не был. И моя задача помочь ему вернуться в прежний облик. Обрести себя, снова стать уверенным в себе.

Не начинаю разговор первой, а жду, когда он начнёт сам. Вместе одеваемся, я замечаю, что он надевает другую одежду, не в той, которая была на нем, когда он пришел ко мне.

Алина сразу же заметит это и у него в доме снова будет скандал. Опять отмечаю, что мой прежний Александр, который всегда был рассудителен во всем, предусмотрителен и расчетлив, никогда бы не допустил такой оплошности. Что же с ним произошло, что он так изменился? Не перестаю удивляться!

Вынужденно нарушаю тишину:

– Саша…

– М? – он застегивает пуговицы на рубашке.

– Тебе нужно одеть другую рубашку, эта запасная, зачем ты ее достал?

– О, я старую по старой привычке снял и бросил в корзину для белья, а потом достал новую, это все машинально…

– Понимаю, но тебе сейчас нельзя нервировать Алину, ради Димы… Иди достань из корзины рубашку и нижнее белье и одень это, домой придешь и там сменишь.

Представляю, как это не приятно для него, но ему придется пойти на такие жертвы, или дома его будет ждать страшный скандал. Она итак из него выпила все соки, за полгода у него на голове появилось множество седых волос, и это в 22-то года!

Александр хмурится и тихо бурчит:

– О… Ну окей…

Он выглядит таким растерянным, ему явно не хочется уходить. И я его могу понять. Дома его ждет настоящий ад. Алина весь день ждет, когда он переступит порог, чтобы как следует выплеснуть на него свой яд.

Александр на полном серьезе боится, что она его отравит и ничего не ест дома. Даже чай не пьет.

– Не хочу уходить… Мне так хорошо с тобой…

Я издаю смешок:

– Давай так, еще три месяца пусть покормит грудью, а потом мы ее начнем готовить к разводу, договорились?

Он удивляется:

– Ты уверена? Ты сможешь простить меня и не вспоминать мои ошибки? Ты серьезно хочешь, чтобы я остался с тобой?

– Да, – я подхожу к нему, накрываю своими ладонями его плечи и попутно поправляю воротник рубашки. – Я точно уверена. Я хочу, чтобы ты остался здесь. Со мной. Ты сможешь пообещать мне больше не заставлять меня страдать? Или давать повод для ревности? Бросать меня одну и уходить с друзьями на свои идиотские тусовки?

– Малыш, – его голос слегка дрожит. – Я уже сказал, что был полным идиотом. Я осознал свою ошибку и такого больше не повториться.

– Ты разведешься с этой стервой и женишься на мне?

– Да… – неуверенно произносит Александр, но через секунду произносит уже более чётко. – Да, если ты уверена, что хочешь этого.

Я довольно улыбаюсь, а он продолжает:

– Мне почти каждую ночь снятся плохие сны. Кошмары. Ты улетаешь в другую страну и оставляешь меня одного. Я лечу за тобой, но нигде не могу тебя найти. Каждый раз я просыпаюсь в холодном поту…

– Хм, тебе каждый раз снится, что мы расстаемся?

– Ну не так часто в последнее время, но все-равно бывает. Я не хочу тебя терять. Я без тебя не смогу жить.

Всего одна ошибка

Жизнь удивительная штука… Мой любимый мужчина, мой Ангел и мой Господин, ради которого я вообще существую на этом свете – живет теперь с другой. Молодая и коварная девица увела его от меня, но ей не удалось заполучить его целиком. Его душа осталась со мной. И мне это доставляло своеобразное моральное удовлетворение.

Александр осознал свою ошибку, и как только его молодая жена перестанет кормить грудью, я позволю ему вернуться ко мне. Не хочу, чтобы ни в чем не повинный малыш страдал из-за наших ошибок. А пока, мы тайно встречаемся с любимым. Снова эти тайные встречи, как когда-то давно, когда мы только-только начинали наши отношения.

Это было так давно! И теперь в нашей жизни вновь много страсти и любви, я снова ощущаю себя нужной и наша сексуальная жизнь наполнена новыми красками.

После двух лет нашей совместной жизни и полугодовой разлуки, он осознал, что ни одна женщина не сможет заменить меня, а его временное помутнение и увлечение молоденькой курочкой принесло ему столько горя и разочарования, что он вмиг повзрослел и пересмотрел всю свою жизнь. Та, что казалась ему прекрасной принцессой, превратилась в постоянно недовольную всем бабу.

Мне его необдуманный поступок тоже принес немало слез, но надо отдать должное, Александр понял, что ему для счастья не нужен гарем, не нужно постоянно менять женщин. Все, что ему нужно – чтобы любимая женщина была рядом. Пока он не потерял меня, он этого словно не видел. А может, не хотел видеть…

Если бы он только знал сколько боли и страданий я пережила, сколько слез было пролито, сколько алкоголя выпито. Антидепрессанты и снотворное стали моими постоянными спутниками, я принимала их как обычные витамины. Мысли о суициде много раз посещали меня, но смелости постоянно не хватало.

Теперь же, он стал другим. И я принимаю его таким, каким он стал, и надеюсь, что когда мы снова сможем быть вместе, нас уже не сможет развести даже целый отряд стервозных и развратных красоток.

После того как мы снова стали встречаться, я как будто заново родилась. Я радуюсь каждому дню, каждому мигу. Я хочу жить!

При мысли об Алине, разлучившей меня с Александром, внутри все закипает. Я ненавижу эту стерву каждой клеточкой своего тела. Скорее бы прошло время, и любимый вернулся ко мне. Наверное, я слишком категорична, что запрещаю сделать это прямо сейчас.

Он давно уже мечтает уйти от ненавистной ему жены, которая постоянно устраивает скандалы и мотает ему нервы. Но в тот день, когда я увидела их малыша, завернутого в сверток, брошенного матерью – со мной что-то произошло. Не могу я причинить ему вред. И переживаю за него, как за своего родного ребенка.

Алина и без того слишком нервная, а если Александр сейчас скажет ей, что окончательно уходит, то у нее пропадет молоко. И что еще хуже, она опять бросит ребенка и свалит куда-нибудь. В прошлый раз ее не было целую неделю, для нее это нормально. Эта горе-мамаша без проблем может бросить ребенка с кем попало и уйти в загул.

Именно поэтому мы теперь встречаемся тайно и морально готовимся к тому, что Алина психанет и уйдет, бросив сына. И я готова приютить мальчика, я готова стать ему настоящей матерью, которая будет о нем заботится и любить. Ведь это сын моего любимого мужчины, его частичка. Тем более этот малыш так похож не моего Ангела, просто его мини-копия!

Эта мегера догадывается, где пропадает ее муж, она каждый день устраивает истерики и проверяет его телефон. Александр очень сильно похудел и мало спит. Возможно, это бумеранг, который послала ему судьба за мои страдания. Кстати, эта мысль тоже доставляет мне удовольствие. В последнее время мне безразличны чужие проблемы, обиды и боль. Я не имею не малейшего желания кому-либо сочувствовать.

Он немного рассказывает, но я и без слов все знаю. Сложно жить с ненавистным человеком. Каждую минуту он сожалеет, что поддался искушению и связался с ней. Но обратно уже ничего не вернуть. Как говорится, что сделано, то сделано. От этого искушения у них появился ребенок и забыть все просто так теперь невозможно.

Для меня до сих пор остается загадкой, зачем он женился на ней, ведь уже тогда у них были дикие проблемы? Он так и не дал мне вразумительного ответа. Думаю, он что-то к ней все-таки чувствовал, просто не хотел в этом признаваться, зная о моей чрезмерной ревности. Запутался мой мальчик и потерял голову. Сейчас я точно знаю, что он ее не любит. Более того, он ее не может видеть!

Мне приходится уговаривать его идти домой, чтобы присмотреть за сыном. Мало ли что эта ненормальная там надумает? Жаль, что я не могу забрать ребенка, ведь я ему – никто. А в нашей стране отец не может просто так взять и забрать сына, нужно признавать Алину не вменяемой, чтобы опеку отдали Александру.

Если бы не ребенок, то мы бы оба давно уже благополучно забыли про Алину и перестали играть в эти тупые игры. Хотя, что-то в наших отношениях появилось новое. Некая изюминка, которой не хватало ранее.

Теперь мы ценим каждое мгновение, проведенное вместе. Он приходит ко мне, и я понимаю, что скоро ему нужно уходить. Это, конечно же, огорчает меня, и я с огромным усилием отгоняю от себя эти мысли, стараюсь настроить себя на позитивный лад.

Пусть Алина догадывается о нашей связи, она ничего не сможет доказать. Мы действуем очень осторожно. Вчера мы увлеклись и Александр вернулся домой очень поздно, но всё обойдётся, в следующие разы мы будем вести себя более предусмотрительно, так что все будет нормально.

Кто ж знал, что я в свои 50 лет стану любовницей молодого 22-летнего парня, который будет бегать ко мне от молодой жены? Я, конечно, выгляжу отлично, слежу за собой, да и фигура лучше, чем у многих молоденьких фифочек. Но паспорт предательски напоминает мне о возрасте.

Мы через многое прошли. Он помогал мне встать на ноги после сложнейшей операции, вдохнул в меня жизнь. Вместе мы пробовали секс со свингерами, а также посещали специализированные клубы и занимались оргиями. Со стороны могло показаться, что секс для нас всегда был в приоритете, но это было не так.

Для нас было важным наше взаимопонимание. Мы были словно две половинки одного яблока, упавшего с дерева жизни. Мы знали те грани, за которыми кончается добро и начинается зло и старались не нарушать правила. А потом мы погрязли в рутине… Полгода я винила Александра в том, что именно он разрушил наш дивный союз, но я сама тоже приложила к этому немало усилий. Мы оба виноваты в этом, а сейчас мы пытаемся склеить разбитую чашу и зализать друг другу раны.

Сейчас мы оба уже не те, что были раньше. Мы как два облезлых кота, побитых жизнью, но желающих вернуть прошлое или хотя бы, воссоздать похожие условия светлого прошлого…

Долгое время я сопротивлялась его пристрастию к доминированию, а сейчас понимаю, что мне именно это и нужно было всегда! Именно это и привлекало меня в нем… При виде своего Господина, мне хочется просто упасть перед ним на колени, склонив голову и покорно выполнять все его приказы.

Когда ко мне пришло осознание, что потребность в подчинении мужчине для меня то же самое, что и потребность в дыхании или во сне, он уже ушел к Алине и кажется, уже состоял с ней в браке.

Осознав, ЧТО я потеряла, мне хотелось восполнить этот пробел и я пустилась во все тяжкие. Только сейчас я понимаю, что для того, чтобы посчитать вереницу этих бесконечных самцов мне не хватит пальцев на руках. Да, наверное, за всю мою жизнь у меня столько партнеров не было, как в период расставания с Александром.

 

Но ни один мужчина не мог сравниться с моим господином. Моим единственным хозяином, которому я всецело принадлежала и всегда буду принадлежать, пока бьется мое сердце. Мой Ангел идеален.

Именно он открыл для меня этот странный мир, полный жгучих эмоций и наслаждения, от которого я уже не смогу никогда отказаться. Это стало для меня своего рода наркотиком, на которой меня подсадили, и я не хочу останавливаться.

С горечью я понимала, что мне ведь действительно повезло, что я встретила на своем пути такого мужчину, как Александр. Не было необходимости искать секс на стороне, внимание других мужчин, утопать в глупых оправданиях, типа я задержалась на работе или заехала в гости к подруге, или в поиске мест, для того, чтобы удовлетворить все свои желания.

Все это есть у моих подруг и знакомых, но у меня все было иначе. Все что я когда-либо представляла в своих фантазиях и о чем мечтала, все это ждало меня дома. Дома был мой личный рай.

Мы строили свои отношения на доверии. Он никогда не давал мне повода для ревности, но я всегда ревновала его несмотря ни на что. Я съедала и себя и его, страдая изо дня в день и проклиная судьбу, что она дала мне такого мужчину. Я была просто дурой. Слишком поздно пришло осознание этого факта.

В то время, когда многие женщины искали приключений на свою пятую точку на стороне, я могла это сделать дома с собственным мужем и не испытывать чувства сожаления или вины. Я получала опыт с другими мужчинами и Александр был этому только рад. Наши друзья-свингеры подарили нам множество теплых моментов, которые я оценила только когда все потеряла. Эх, вернуть бы то время назад!!! Сделать это, увы невозможно.

Как мы зажигали! В такие моменты мне казалось, что во мне просыпается моя вторая сущность, скрытая от окружающих и доступная лишь одному человеку. Ему. Он стал настоящим владельцем моего тела, которое безоговорочно ему подчинялось.

Он смог найти то, что уносило меня из реальности, а потом делал со мной всё, что хотел. А я была и не против, потому что это стало смыслом моей, уже другой, скрытой от людей, жизни.

Раздался звонок в дверь, я знала, что это пришел он. Мой идеальный мужчина во всех смыслах этого слова. Моей радости небыло предела, при каждой нашей встрече я волновалась как школьница.

– Почему мы больше не практикуем бдсм? Ведь нам это так нравилось – спрашиваю я его, как только он переступает порог моей квартиры.

Он удивленно смотрит на меня, словно я спрашиваю какую-то чушь. Не узнаю его в последнее время. Ну не может человек так измениться всего за полгода!

– Малыш… я так устал… – он тяжело вздыхает, а я таю того, что он по-прежнему называет меня малышом, мне так хочется быть всегда его малышкой, даже когда мне будет 70 или 80 лет. Это не зависит от возраста, это состояние души! – Давай немного повременим, пока что-то не хочется ничего менять, мне итак хорошо с тобой…

– Саша, что с тобой случилось? Ты так изменился! – не выдерживаю и решаю вывести его на разговор. – Где тот огонь, что бы раньше?

– Тебе что-то не нравится в наших отношениях? – он начинает заводиться. Хороший знак, все же лучше, чем взгляд овоща.

– Да, черт возьми! Я хочу своего прежнего господина, – я замолкаю, видя, как он отводит взгляд. – Прости, милый. Я понимаю, что ты переживаешь и что у тебя сложности в семье, но я хочу, чтобы ты снова стал самим собой!

– Тебе не нравится наш секс? – с ноткой нескрываемой злости прозвучал этот вопрос.

– Мне все нравится! Я люблю тебя и всегда кайфую, когда мы занимаемся любовью, но что-то очень изменилось. Ты этого не видишь? Нет прежнего огня в твоих глазах!

– Огня нет? – Александр вспыхивает и гневно смотрит. – Хочешь поиграть?

– Да! Хочу! Давай вспомним наши первые дни!

Александр подходит ко мне вплотную, задирает халатик и грубо сжимает ягодицу, оттягивая кожу. Боль прокатывается по телу и я ощущаю сумасшедший заряд, как же мне этого не хватало!

– Еще! Пожалуйста, еще! – почти шепотом умоляла я.

Он снова повторяет движение, а затем резко бьет меня по лицу. Не сильно, но достаточно убедительно. Я сразу же встаю перед ним на колени, памятуя наши прежние игры в господина и рабыню. Боже, как же давно это было! Я уже успела забыть эти дикие ощущения, когда внутри все переворачивается от страха, возмущения, опасения, ожидания…

– Ты все еще хранишь наши игрушки? – спрашивает Александр.

– Прости, я все выкинула, когда переезжала… Мне было больно хранить их… – в этот момент я проклинала себя за тот поступок.

– Ничего, у меня есть идея, – он берет шелковый пояс с моего халатика и обматывает его вокруг моей шеи.

Что он задумал? Смотрю ему в глаза с собачьей преданностью. Что же мы сделали с нашими отношениями? Ведь нам было так хорошо вдвоем! Ни один мужчина не мог мне дать того, что давал Александр. Да и никто не пытался, пожалуй…

Он умело завязывает петлю, чтобы ненароком не придушить меня, но старается затянуть ее так, чтобы она создавала мне некий дискомфорт и напоминала каждую секунду, что я его рабыня.

Я вздрогнув, прижимаюсь головой к его колену. Ощущаю, как его теплые руки касаются моей шеи.

– Потуже… – прошу я, бросая на него проникновенный взгляд.

Александр делает то, что я прошу. Он затягивает узелок так туго, что, наверно, теперь мне это причиняет боль, но вместе с этим приносит наслаждение.

– Он одним движением отключает меня от внешнего мира. Когда его пальцы скользят по моим глазам, подбородку, шеи, меня, словно, уносит куда-то очень далеко. Я просто обесточена. Я целиком и полностью принадлежу ему. Ему одному, Моему Господину, ведь я его верная рабыня.

Кажется, что все мои эмоции сосредоточились в одном месте. Я не ощущаю ничего кроме дикого желания. Будто, мной управляет не разум, а клитор. Я не могу себя контролировать. Всего чего я хочу, это почувствовать его внутри себя.

Всё вокруг затихает, только сердце выстукивает ритм в терпком ожидании. В такие моменты я превращаюсь в нечто, что только и может двигать задницей и бесконечно течь. Мной движет животная страсть, которой хочется ещё и ещё…

А его это возбуждает. Моё раскрасневшееся лицо и громкие стоны, смешавшиеся со слезами, показывают, какую власть он имеет надо мной и моим телом. В глазах всё расплывается, даже его силуэт, но я знаю, что ему это доставляет удовольствие.

Иногда он останавливается и оставляет меня в таком состоянии, наблюдая за моими движениями, рождающимися в муках желания. Наверно, ему это нравится. Смотреть на меня после этого. Не знаю, сколько проходит времени, оно попросту утопает в моих стонах и мольбах о продолжении.

И ведь это опьяняет, заводит сильнее боли и унижений. Когда в самый неожиданный момент он насаживает меня на свой член, и я кричу ещё громче, кончая почти сразу. Это всегда похоже на взрыв. Из лёгких, будто, выкачали весь воздух. Остается одна эйфория.

После этих моментов моя жизнь буквально разделяется на два этапа. Одна сущность, подобно дикому зверю, уползает в темноту, а другая пытается жить дальше.

Он понимает, что мне это даётся гораздо сложнее, чем ему. Наши попытки вернуть бдсм-игры в наши отношения. Порой мне даже кажется, что мне это надо больше, чем ему.

Но если ему это не нужно, то это уже совсем не то… Я вижу блеск в его глазах, в нем что-то просыпается, когда он применяет силу и доминирует, но также что-то останавливает его…

После нашего дикого секса я долго не могу отдышаться, пояс довольно сильно сдавил мне горло, и я даже несколько раз чувствовала, что вот-вот потеряю сознание. Александр почему-то обеспокоен этим, что раньше в нем не особо наблюдалось.

В довершении к моим нелегким мыслям, он даже предлагает всё прекратить, от чего я впадаю в жёсткий ступор. Как можно отказаться от того, что держит меня на плаву? Что, если я живу ради этих моментов, а вне этого просто существую, как безвольное тело?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru