Русская оргия

Лили Рокс
Русская оргия

Стыдно за свои мысли. Стыдно за свое недоверие. Александр часто повторяет мне, что настоящая любовь подразумевает доверие. Он ждет, когда я созрею и перейду на новый уровень наших отношений и перестану его ревновать. И я даже в голове не могу смоделировать эту ситуацию… Не представляю, как я смогу спокойно сидеть дома, зная допустим, что он с какой-то другой женщиной на свидании…

И я действительно хочу ему доверять! Просто не знаю, что делать с моими чувствами, куда засунуть эту проклятую ревность, чтобы перестала меня тревожить!

Он закрывает дверь и медленно подходит ко мне, а я в этот момент испытываю сильное волнение. Меня буквально колбасит от дикого возбуждения…

В тот момент, когда он скидывает с себя одежду, у меня буквально замирает сердце. В этот миг я словно рождаюсь заново! Боже, как же мне хочется почувствовать его мощный инструмент внутри себя! Когда Александр входит в меня и наполняет изнутри – это неописуемое счастье!

Но пока мы ограничиваемся исключительно оральными ласками, потому что Александр боится повредить меня после операции. И я понимаю его. Он так перенервничал!

После этой проклятой аварии меня собирали по кусочкам, и как ни странно, все кости практически остались целые, отделались легким испугом, а вот внутренние разрывы каких-то многочисленных органов, чуть не стоили мне жизни. Еще чуть-чуть и меня бы унесло на тот свет.

Мне до сих пор делают физиотерапию, обещают что эти процедуры помогут улучшить координацию движений. Также со мной каждый день работает психолог, помогая поднять мой моральный дух.

Но ничто не может мне так помочь и вдохнуть в меня жизнь, как любовь близкого человека! Его бесконечная безусловная любовь, его забота обо мне – они творят чудеса!

Я никогда бы не подумала, что молодой любовник будет так выхаживать меня. От этого мне еще больше стыдно за свои мысли и беспричинные подозрения. И самое обидное, что я не могу ни с кем поделиться этим, не могу сказать психологу, иначе меня сочтут сумасшедшей.

Когда-нибудь придет тот момент, когда Александр снова начнет долбить меня своим могучим стволом, разрывая мою матку на тысячу частей и заставляя меня метаться под жестоким напором.

А пока я делаю все возможное, чтобы Александр не чувствовал себя обделенным, стараюсь ему дарить его любимые ласки настолько, насколько позволяет мое положение.

– Саш, да ты не бойся, все в порядке, мне уже не больно, можешь делать это сильнее, – смотрю ему в глаза и вижу его страстный огонь. Этому парню дай только волю, он затрахает до смерти!

Он с волнением смотрит на меня, затем, уже не в силах сдерживаться, хватает мою голову и страстно натягивает ее на свой торчащий ствол. Легкий победоносной стон и мой Ангел уже наращивает обороты.

Боже, всю жизнь бы предоставляла ему свой рот, лишь бы он был счастлив! Но к сожалению, этого совершенно недостаточно. Зная характер моего парня, могу с уверенностью сказать, что ему нравится разнообразный секс.

Он любит доминировать, его возбуждает жесткая порка, связывание, принуждение… а сейчас, в связи с тем что он не может меня связать и выпороть, наверняка это печалит его. А меня расстраивает то, что я не могу дать ему желаемое…

– Хочешь, мы попробуем сбоку? – наивно спрашиваю я, видя, как ему неудобно трахать меня в рот в этой жуткой позе. Да, поза не самая удобная, несмотря на то, что это вип-палата, больничная кровать оставляет желать лучшего.

Не знаю почему, Александр всегда выбирает именно эту позицию, хотя на мой взгляд, это не самое удобное положение для минета. Держась за изголовье кровати, одной ногой он встает на пол, а вторую, перекинув через меня, ставит коленом на подушку. Так его член максимально близок к моему лицу и касается моих губ. Мне при этом не нужно напрягать тело, любимый делает все сам.

Яички приятно щекочут подбородок. Я закрываю глаза и представляю, что мы находимся не в больнице, а дома. А через миг уже начинается бешеная скачка.

Но с учетом моего послеапперационного пложения, заниматься таким экстремальным оральным сексом – риск. Одно неверное движение, и Александр может причинить мне боль. Его это нервирует и возможно поэтому, он не может полноценно расслабиться. Я вижу это, но не знаю, как помочь…

Его жажда утолить сексуальный голод настолько сильна, что он не может себя сдерживать. Иногда он ложится вдоль кровати, сдвигая меня чуть дальше так, что его таз оказывается прямо передо мной. О, это еще тот квест! Тоже не самая удобная поза, но больше уже для меня.

Из-за слабости я не могу двигать головой в том ритме, который бы устраивал его. В общем, наши сексуальные игры теперь – это катастрофа. И мне так хочется, чтобы меня поскорее выписали! Думаю, мы сможем значительно расслабиться в нормальной обстановке и на хорошей кровати. И нам не придется больше таится в этих больничных стенах, опасаясь, что нас рассекретят.

Секс на стреме конечно интересен, но когда он постоянен – это так нервирует.

Почему я, превозмогая боль, пытаюсь ублажать своего мужчину? Откуда вообще такая самоотверженность? Ответ очевиден – я люблю его! Не просто люблю, а боготворю!

Я всю жизнь во всём сомневалась, и Александр не стал исключением: в нём я сомневалась больше всего. Но эта авария и моя беспомощность, открыли мне глаза на многие вещи. Я просто увидела все по-другому.

То, как он меня поддерживал меня после операции, как помогал встать на ноги, выхаживал – ни один человек не сделал бы ничего подобного для меня! Иногда вначале я срывалась и предлагала ему бросить меня, но он всегда оставался верным, он не отвернулся!

И то, что я для него делаю, это всего лишь малая часть того, что я могу ему дать!

За период моих мучений я много раз пересматривала наши отношения! Нет, я не переставала его ревновать к каждому столбу, но у меня появилась уверенность и самое главное – желание жить и подняться на ноги! Только ради него я просыпаюсь каждое утро и пытаюсь вставать. А затем я хожу, хожу и хожу, через “не хочу”, через сильную боль, через слабость… Я делаю это ради него, чтобы поскорее восстановиться.

Моя душа тянется к нему! Я понимаю, что теперь моя жизнь принадлежит только Александру! Из-за аварии, когда я чуть-чуть не умерла, только мысль о нём помогла мне не сдаться и пытаться выкарабкаться из этой ямы смерти.

Я не могла умереть. Только не сейчас! Я так хотела снова увидеть его, снова обнять и почувствовать тепло его кожи! Мне было невыносимо больно думать о том, что моя жизнь кончится так глупо в тот момент, когда я только обрела счастье. Это было бы чертовски несправедливо!

Если со стороны может показаться, что Александр просто берет и сношает в рот тяжелобольную умирающую женщину, и что он поступает как настоящий подонок – то на самом деле всё обстоит по-другому, не так как может показаться на первый взгляд.

Он не хотел этого делать, именно я настояла на минетах, потому что я хочу быть ему нужной и хочу доказать моему Ангелу, что даже в таком состоянии, и даже при смерти, прикованная к кровати – я буду до последнего вздоха удовлетворять его.

Наверно это глупо, но для меня – это хороший стимул. Я хочу снова стать полноценной женщиной, у меня есть цель, и я стремлюсь к ней семимильными шагами.

И осознание того, что Александр всё-таки получает разрядку, пусть даже такую не полноценную, хоть как-то тешит моё самолюбие.

Месяц после выписки

После прекрасных выходных наступают тяжелые рабочие будни. Для Александра – это время работы, ранних подъемов, контактов с другими… Для меня – время скуки и постоянной тоски.

Я сижу целыми днями дома, листаю журналы или смотрю телевизор. Не могу смотреть на себя в зеркало, мне неприятно мое бессилие, я жалею себя и свое безвыходное положение.

Мне сложно ходить куда-то или делать что-то из-за моего состояния. Но я почти не чувствую боли физической, ведь в моей душе сидит зверь пострашнее… Я постоянно думаю о том, что он не один, в его подчинении много сотрудниц. Они все хотят угодить начальнику, выслужиться, а когда он еще молод и красив… В общем, сделать это проще, поманив его недвусмысленными намеками… Многие женщины – змеи, и они все сделают для своего благополучия… А мой Александр… Он сейчас очень нуждается в любви и ласке…

И каждый день я даю себе обещание, что не буду раскисать. Я делаю все возможное, чтобы моя реабилитация помогала мне быстрее восстановиться.

Врач восхищается мною и моим усердием. Говорит, что не каждая смогла бы пережить такую операцию и тем более, такие осложнения, которые были у меня.

Сижу и жду любимого, он часто задерживается на работе, но когда он возвращается домой, в моей душе настоящий праздник!

Когда он придет, я обязательно буду с ним нежной и милой, перестану донимать его расспросами о сотрудницах и перестану ревновать. Так больше продолжаться не может! Я возьму себя в руки и дам ему то, чего он хочет!..

Наступает вечер. За окном течет размеренно жизнь, и жизнь начинает кипеть во мне. Я представляю, как встречаю его, моего мужчину. Пусть я сейчас не выгляжу идеально, но во мне море нерастраченной любви, и я готова обдать этим запасом моего Александра.

Я чувствую, как в животе снова оживают бабочки. Что-то теплое трепещет и жаждет его прикосновений. Я ощущаю каждую клеточку своего тела. Я тоже очень изголодалась по любви. Ожидание его с работы становится интереснее, если вспоминать все то, что он делал со мной раньше… Его руки, голос, торс, запах, губы.

В таком режиме проходит час, два, три… Я жду и все чаще смотрю на время. Его нет. Ни одного звонка, сообщения о том, что он сегодня задержится. Я уже не возбуждена, мной овладевает обида и отчаяние. Мой внутренний голос повторяет, что мы живем вместе уже не первый месяц. Да, он очевидно любит и заботится обо мне. Но где он? Почему он не звонит? Я начинаю нервно ходить из стороны в сторону, опустошая мыслями свой кратковременный душевный мир с самой собой.

 

Все мое настроение встретить его с теплом улетучилось, испарилось, как будто его и не было. Я раздражена и чувствую, как к глазам подступают слезы. Почему? За что он так со мной? Неужели, там сложно написать? Ему совсем плевать, что я жду его и переживаю?! С кем он проводит время?

Ближе к ночи раздается шум открываемой ключом двери. В квартиру заходит он – уставший, но такой же красивый и желанный. Я не встречаю его. Лежу на кровати, отвернувшись к стене, притворяюсь спящей. Нет ни сил, ни желания с ним говорить. Он ранит меня в самое сердце. Мой Александр. Самый близкий и такой любимый…

– Милая, ты спишь? – его губы близко-близко к моей шее, я чувствую его дыхание на себе.

– Нет, не сплю, – раздраженно отвечаю я. Я знаю, что он начнет злиться, ведь я не встретила его, он устал на работе и сейчас хочет, чтобы ему обеспечили полноценный отдых. Для него это очевидно так же, как для меня.

– Что-то случилось? – он спрашивает самым обыденным тоном. Словно не понимает, от чего я уже так долго без сил.

– А ты не догадываешься?

Я встаю, чтобы выпить воды. К горлу подступает предательский комок. Чувствую, что могу разрыдаться. Но я сильная, я справлюсь. Ходить уже давно не больно, но вставать и делать резкие движения – проблематично. Но врач заверил меня, что это быстро пройдет.

– О чем я должен догадаться? – опять этот невинный тон!

Я молчу. Я не знаю, что сказать ему так, чтобы он не злился и понял. Чтобы осознал всю боль моих переживаний, мою ревность, мою обиду и одновременный стыд за свои эмоции.

Александр, который был со мной до аварии, понял бы… Обязательно понял. Но сейчас… Я чувствую огромную пропасть между нами. Как будто без постоянного секса мы стали друг другу никем. Сожителями?.. Какое ужасное слово! Нужно отогнать эту мысль от себя.

Да и сексом я уже могу заниматься. Пусть не таким экстремальным, как Александр его себе представляет, но в принципе, если делать все осторожно и нежно, то вполне можно. Но ведь ему такой секс не интересен… И от этой мысли становиться невыносимо тошно на душе.

– Почему ты молчишь? – он повышает тон. Я слышу раздражение.

– А что мне тебе сказать? Что ты стал часто задерживаться на работе непонятно с кем? Что тебе нет до меня дела? – я кричу, злюсь и активно машу руками в воздухе, стараюсь не заплакать.

– Да уж скажи хотя бы что-то. Ты уже две недели молчишь, – ледяным тоном произносит Александр.

Это совершенно другой человек, не тот, который выхаживал меня в больнице и кормил с ложечки. Честное слово – его подменили!

– Я не вижу в этом смысла, – тихо говорю я.

– Что ты сказала?

Он подходит совсем близко. Я чувствую силу, жар, исходящий от него. Мне стыдно за то, что он увидит мои слезы. Мне обидно, что я страдаю из-за него, что я ничего не могу с этим сделать. Мне стыдно за свою ревность…

Он подходит ко мне, я пячусь назад. Упираюсь в стену спиной. Он поднимает рукой мой подбородок вверх, заглядывает прямо в глаза. В них стоят слезы.

– Почему ты плачешь? Что с тобой? – я чувствую, как он сдерживает гнев. Проблемы дома ему совсем не нужны. Ему нужна милая послушная любовница, не закатывающая истерик.

– Ты меня не любишь! Ты развлекаешься со своими девочками, а я тут одна! – в ярости выкрикиваю я.

Слезы льются рекой, я убираю его руку от себя, пытаюсь освободиться, но он держит меня, смотрит свысока и не отпускает.

– Я люблю тебя, не говори еру…

– Нет, я тебе не нужна! – перебиваю я, – Ты не спешишь домой, ты смотришь на других, ты хочешь других, а я тебе нужна только здесь, чтобы иногда удовлетворять тебя!

– Что ты несешь? Ты слышишь, что говоришь? – он говорит сдержанно, но я слышу пренебрежительный тон в его голосе.

– Почему ты задержался на работе? Или где ты был? – выпаливаю я.

– Ты же знаешь, что я работаю допоздна, потому что у меня такая должность. Я тебе говорил, что мне требуется больше времени на проект.

– Тогда почему ты не предупредил? И все эти корпоративы… Ты совсем не спешишь ко мне! Тебе нужен был только секс, а сейчас ты его не получаешь со мной… Ты спишь с кем-то еще? – я кричу в истерике, уже не пытаясь скрыть слезы и свою обиду. Я хочу ответов, хочу хотя бы немного уменьшить ту боль, которая разъедает меня.

– Я ни с кем не сплю, я просто устал! – Александр резко убирает руки, отворачивается и запускает пальцы в волосы. Он останавливается у окна. Опирается на подоконник и смотрит вниз.

Я стою в нерешительности. Он прав, совершенно прав. В последнее время он сильно устает, и явно не от другой женщины. Забота обо мне, работа и постоянные скандалы выматывают его, заставляя бежать от меня на работу, с работы домой… Я подхожу сзади и обнимаю его. Прижимаюсь к его спине своей грудью. Мы стоим так довольно долго, пока наконец он не поворачивается поцеловать меня.

Сначала этот поцелуй нежен и романтичен, я чувствую, что от его губ тепло разливается по моему телу. Потом наш темп нарастает, он двигает руками по телу, стискивает бедра и тащит за волосы мою голову вниз. Оголяется шея – его любимая часть.

Он страстно целует подбородок, ключицы, убирает волосы и оставляет засосы… Я начинаю постанывать, закрываю глаза и чувствую его горячее дыхание на моей шее.

Он спускается ниже, облизывает грудь и кусает сосок. Я вскрикиваю, он резко разворачивает меня спиной к себе и прижимает. Он держит одной рукой меня за оголившуюся грудь, другой – за шею. Дышать становится сложно, но я не сопротивляюсь. Он шепчет мне на ухо:

– Спустись на колени, дорогая. Оближи мой член.

Я чувствую, как он давит на голову сверху своей рукой. Чувствую, как мои трусики намокают… Внезапно он ослабляет давление и поднимает меня за волосы. Он ведет меня в спальню, на постель. Тащит за волосы. Я послушно иду, перебирая ногами…

Александр почти швыряет меня на кровать. Я слышу, как он раздевается и снимает ремень с брюк… Он начинает шлепать меня по попке, каждый раз все сильнее, то по левой, то по правой половинке… Я кричу. Он велит мне быть потише, иначе завтра я не смогу сидеть.

– Ты очень плохая девочка! Я обязан тебя наказать! – Александр говорит это так властно, что я чувствую его силу и превосходство надо мной, покоряюсь и ощущаю удары его ремня… Это очень возбуждает меня.

Я ощущаю каждый взмах его руки, чувствую запах его кожи, и безумно жажду его… Он берет меня за голову и проникает в мою глотку… Я чувствую, как его член трепещет во мне, как он импульсивно бьется о мой язык, толкает заднюю стенку глотки… Как Александр изголодался по моему ротику, как ему хочется ощутить на моих губах соль своей смазки…

Я облизываю его ствол, головку и мошонку, ускоряюсь, дрочу руками его член… Он пульсирует, горит, а я не хочу останавливаться…

На мое лицо вырывается его сперма… Ее очень много, она такая горячая… я ловлю ее языком, хочу выпить побольше. Тонкие струйки стекают мне в ротик, я глотаю и улыбаюсь… Этот почти родной вкус только мой. И сегодня вечером Александр только мой! Он хочет меня и не потерял ко мне интереса!

Я умываюсь и возвращаюсь из ванной. Он уже спит, прямо на нерасправленной постели. Ну и пусть, так даже легче, не нужно извиняться за эту истерику.

Забираюсь в кровать, накрываюсь пледом. Александр ворочается во сне, прижимает меня к себе и целует в висок. Такой поцелуй может быть только для любимой, верно?.. Я улыбаюсь и засыпаю на груди самого желанного мужчины.

* * *

Я проснулась, ощутив прохладный воздух из окна. Под одеялом еще очень тепло, яркий свет сквозь задернутые шторы пробивается в квартиру, освещая часть кровати и стену.

Я сладко потянулась, ощущая приятную истому в теле. Моя кожа соприкоснулась с освежающей прохладой воздуха. Я улыбнулась. Сегодня наконец наступили выходные, а это значит, что мой Александр проведет их со мной! Никаких соблазнительниц, коллег женского пола, продавщиц кофе и официанток. Никого, кто мог бы нарушить мой покой. Только я и он, мой милый мужчина.

Я открываю глаза и обнаруживаю моего Александра в привычной для него позе – лежа на животе, он отвернут от меня, держит руки под подушкой. На голой спине рельефно прорисованы контуры мышц, даже во сне он такой сексуальный…

Но сейчас он беззащитен и выглядит еще моложе обычного. Я люблю эти моменты утром – в постели со мной мой мужчина, впереди два выходных дня, и я могу рассчитывать на его безраздельное внимание. Перед глазами тут же возникает куча планов, как мы проведем время: прогулки, секс, совместная готовка, поездка в какое-то новое место, ужины, секс, фильмы, секс… Я обожаю это время, когда он только мой… Когда рядом я чувствую его полностью, мы как будто становимся одним целым…

Я начинаю медленно целовать его спину, от шеи до поясницы, легонько скольжу губами вниз, иногда облизываю языком… Ощущаю запах молодого сильного тела, феромоны мужественности и сексуальности.

На вкус он слегка соленый, влажный и притягательный. Плавно опускаясь вниз, я чувствую его руку в моих волосах: мой Ангел проснулся и, почувствовав мою голову возле своего копчика, решил перенаправить поцелуи на свой утренний стояк… Я не сопротивляюсь и начинаю нежно облизывать его член… Все-таки он такой большой! Нет, он идеальной длины…

– Оль, приготовь мне завтрак, – лениво потягивается Александр.

– Давай вместе? Я бы хотела сырников, – мне не хочется ни секунды быть без него. Я смотрю в его глаза и тону в них…

– Милая, ты что, такая ненасытная? Разве ты еще не позавтракала? – он самодовольно улыбается, проводя большим пальцем по моим губам…

Настоящий дьявол! Я обожаю этот жест, разве он этого не знает? После утреннего минета и пальца по губам в завершении, я просто на взводе! Но сейчас утро, а по утрам он любит только минет. Никакого вагинального секса. Мой Александр живет по своим правилам, а я их менять не собираюсь. Хотя мне так не хватает полноценного секса, что просто схожу с ума!

После утреннего душа я захожу обратно в спальню; Александр отжимается в одних трусах. Уууф! А ведь я только остыла под напором воды! Но мой мужчина – оружие против меня, я бессильна рядом с ним, его мужественность заставляет мои ноги подкашиваться и подчиняться ему беспрекословно…

Дерзкое предложение

Возвращаюсь на кухню и готовлю завтрак. Закончив зарядку и приняв душ, он подходит сзади и берет меня за грудь, нежно целуя в шею сзади. Мурашки… Я наливаю две чашки кофе, подаю сырники со сгущенкой.

– Любишь, когда сгущенки много? – он прищуривается и с усмешкой смотрит на меня.

– Конечно, милый, – я поняла его игру и не собираюсь сейчас говорить полунамеками. На моем лице – безучастность, я слишком влюблена в него, чтобы быть пошлой.

– Хочешь, чтобы ее было больше, чем утром? – он явно что-то задумал.

– Весь мой ротик был заполнен твоей сладкой сгущенкой, куда же еще больше?

– О, ну ты же можешь добывать ее не только у меня… – теперь ясно, к чему он. На часах 8 утра, а он уже задумал разделить меня с другим мужчиной…

– К чему это ты? – я удивляюсь.

Не похоже на него. Обычно такие мысли приходят вечером, под покровом темноты, под влиянием алкоголя или во время секса. Мне казалось, сейчас настала наша идиллия. По крайней мере, для меня это так – утро, завтрак и два дня на двоих впереди… Выходит, для него эта картинка – не предел всех мечтаний?

– Мне приснился сон, в котором ты…Ну, знаешь, эротический сон.

– Правда? Ты же, вроде, редко их запоминаешь?

– Да, вот именно… Но ты так сладко меня разбудила, что я еще видел сон, а ты уже сосала мне… И я дремал, ощущая твои губы, и видел тебя во сне… Это было так сексуально!

– И что же я делала во сне? – мне становится интересно. Люблю в нем то, что о таких вещах он говорит, не смущаясь. Как будто ему нужно донести всю суть, и это дело чрезвычайной важности. Он во всем такой: в работе, в отношениях. Он вероломно идет к цели, совершенно не зная слова «нет».

– Ты брала в рот у меня и моего кореша. Помнишь? Мы тогда перебрали слегонька…

Видя мое недоумение на лице, он делает удивленное лицо.

– Ну, ты чего? Не помнишь? Илюху, он к нам потом еще раз заходил, ты еще говорила, что он сладкий на вкус. Ну что, вспоминала его?

Мое недоумение на лице вовсе не от того, что я не могу вспомнить. Конечно же я помню прекрасно Илью и наши интимные игры втроем. Это довольно странная пьяная оргия, и я не могу сказать, что мне не понравилось

Было довольно интересно. Такое головокружительное приключение. Но это был не первый раз, когда кроме Александра был еще другой мужчина и меня имели в два члена. И вот могу сказать, что секс с участием Илюши, запомнился не особо. Может я была слишком пьяной, может быть, парень не очень опытен…

Возможно, просто его друг – не мой типаж. Ну не особо возбуждают меня такие мужчины. Я тогда пообещала себе, что никогда больше не соглашусь на новую встречу с ним.

 

Конечно, я помню… Александр меня удивил тогда не на шутку! Он намекал мне на этого паренька, подсовывал его фотографию, рассказывал про их знакомство и что их там связывало вместе. Мне этот парень сразу показался не интересным и я видимо отреагировала как-то не так, как хотелось любимому. Я не сказала “Нет”, но и не дала своего согласия, сославшись, что мы потом поговорим об этом. Да, я наивно полагала, что это забудется…

Александр, всегда склонный к экспериментам в постели, все-таки пригласил этого друга к нам в гости под предлогом того, что тот расстался с девушкой и ему срочно нужна наша поддержка.

Не зря говорят, сколько волка не корми, он все-равно в лес смотрит. Так и мой любимый. Однажды попробовав секс-оргию, время от времени возвращается к этой теме, намекая, уговаривая, требуя…

Сколько же раз он уговаривал меня заняться сексом втроем, и устроить конкретную оргию, но я не соглашалась. Нам и вдвоем хорошо, зачем нам кто-то еще? Хорошего – помаленьку. Я не против разнообразия, но когда есть что разнообразить. Из-за всех этих стремлений получать опыт с другими людьми, мы теряем самое важное – наши отношения, нашу интимность, наше единение душ!

Мы уже посещали многие семейные пары из клуба свингеров. Имели опыт по обмену партнерами, и также я принимала участие в тройничках, где кроме Александра были другие мужчины. Но до сих пор для меня сложно сформулировать ответ даже для себя самой: нравится мне это или нет.

С одной стороны – несомненно ДА, с другой – это такая рулетка, черт бы ее побрал! Никогда не знаешь, что там будет за сюрприз. Я и до операции всегда сомневалась по поводу этих ноу-хау в сексе, а уж после и подавно.

Я уже не в том возрасте, чтобы пробовать, да еще и после такой сложной реабилитации. Я только-только начала жить для себя! Делать то, что мне нравится! Добилась того, что мы живем с любимым вместе, как пара! И если Александр снова заговорил о тройничке, вспомнив Илью, то скорее всего, хочет снова пригласить своего наглого дружка к нам в гости. Ну или какого-нибудь еще товарища по вагине.

Я хожу-то еле-еле, а если его друг окажется гипер-активным в постели? Сделает мне больно, снова доведет до больницы? Пока не готова к таким экспириенсам… Поэтому и я зависла, не зная, что ответить, и подозревая к чему он клонит.

Александр тогда несколько раз намекал на то, чтобы попробовать оргию с участием еще одной девушки, но я наотрез отказалась. Никаких других баб между нами не будет и точка!

Любимый заверил меня, что его дружок совершенно приличный парень и будет вести себя максимально галантно.

Наверное, я слишком люблю Александра, и скрепя сердцем я согласилась быть ласковой с его другом. До аварии я была более авантюрной и не смела вообще проявлять свое мнение. Соглашалась почти со всем беспрекословно, после небольших препирательств.

– Ладно! Пусть приходит! – согласилась я, когда он тогда настойчиво начал ставить перед фактом, что он очень хочет нового опыта, – Пошалим втроем, но только без резких движений! И без всяких там извращений и валяний меня по полу! Облизываний ног и прочего!

– Как скажешь, малыш, – восторженно воскликнул Александр, – Все будет, как ты хочешь!

Да, выбрал он конечно хлюпика… Этот друг не привлекал меня физически. Но я тогда подумала, что может быть, в постели он будет ничего? В конце концов, моя вагина получит тоже должное внимание. Ато порой Александр полагает, что я гожусь только для минетов.

И вот, в один из дней, Александр все-таки затащил его к нам в квартиру….

– У него там проблемы с девушкой, нужна моральная поддержка, – бросил мне любимый и уединился с ним на кухне.

Все выглядело так, словно он реально пришел поплакаться другу в жилетку. Но мы все знали, зачем его черти принесли в нашу квартиру. И я сразу же поняла, не такой уж он и несчастный, как хочет казаться.

Даже мне умудрился рассказать свою трогательную историю о расставании с любимой. Да уж… Когда у меня случается беда, я не бегу к подружке, и не прошу их с мужем разделить свое несчастье в постели… Но видимо, у молодых мужчин все происходит иначе.

Тем не менее, Александр позвал меня на кухню, и мы вместе пили пиво, непринужденно общаясь. Сначала было неловко и странно, мы разговаривали и старались не затрагивать тему его отношений. Но пиво помогло расслабиться и мы уже свободно говорили обо всем.

Далее все закрутилось и завертелось, я даже не все помню, что происходило между нами. Была пьяна и ошарашена, когда эти двое приступили к активным действиям.

Мы изрядно выпили, и я не успела очнуться, как Александр поцеловал меня страстным поцелуем в губы, держа меня за шею. Обычно при посторонних мы так не делали, и я очень смутилась, но тут…

Его друг подсел с другой стороны, и положил теплую ладонь мне на колено… Его рука поползла выше, под мой халат, и я ощутила движение пальцев на моем клиторе.

Спиртное и присутствие Александра не дали мне отреагировать бурно, наоборот, мне даже понравилось, что теперь четыре руки ласкали меня… Мы плавно переместились в зал, и парни продолжали ласкать меня.

Я сидела на диване, но мне казалось, что я утопала в нежности и разврате… Это странное ощущение, когда два языка облизывают мои соски с двух сторон… Руки то и дело скользят по телу, и запахи смешиваются в воздухе…

Каждый раз, когда я открывала глаза и видела Илью, у меня внутри зарождалось недовольство и на лице наверняка отражалось недоразумение, да и член его мне показался чрезмерно обросшим. Я тогда подумала, что он наверное не особо следит за собой, и не хотелось заниматься беспорядочным половым актом не пойми с кем без презерватива. А он явно не собирался его надевать.

Заплетающимся языком я попыталась попросить его надеть презерватив, но Александр ударил меня по лице, не сильно, но предупредительно и сказал, чтобы я больше не смела никому предлагать такое. Что это звучит как оскорбление. Заверил меня, что парень чист и ему можно доверять.

И я решила довериться любимому, полностью отдавшись порыву страсти. Они брали меня по очереди и вдвоем одновременно, вознося мое тело до небес. Я испытывала настоящее удовольствие и меня накрывало оргазмом.

Раз за разом следовали вспышки оглушающего звона, пробирающегося от самого низа живота до моих ушей. Иногда я не понимала, где и кто, и лишь заставляя себя осознать, что это уже не имеет никакого значения. Когда ты на вершине блаженства, уже не важно, что происходит с твоим телом, хочется чего-то такого, что сложно объяснить словами.

Одновременно хочется, чтобы это действо никогда не кончалось, и также все нутро стремиться к развязке, чтобы поскорее достичь оргазма. Я явно видела отличия моего Александра от его друга, по толщине и длине члена, по запаху тела, по уверенности в действиях.

Я словно плавала в ванной из белых лилий, только их могучие стебли впивались в меня спереди и сзади, наталкивая друг на друга и лаская своими лепестками… Я стонала и обязательно один из стволов впивался в мой ротик, я чувствовала вкус их смазки и привкус моего секрета… Я практически не делала ничего: мужчины вертели меня в своих руках, как хотели.

Они насаживали меня на свои члены, иногда больно заламывая мои запястья или впиваясь своими губами в мое тело… Я кричала, и во всей нашей квартире были слышны мои стоны вперемешку с их дыханием, звуком стука наших тел…

Это было грязно и безумно возбуждающе. Даже сейчас, при одном только воспоминании, я улетела в тот вечер, где все было пропитано атмосферой порока… Мне и противно вспоминать об этом, и в то же время – приятно. Опять это противоречивое чувство!

Александр заметил в моих глазах искру возбуждения и ухмыльнулся.

– Вижу, что помнишь. Ну так как, хотела бы повторить? Мой сон подтверждает, что я бы очень…

Черт, ну почему именно этот парень? Неужели, нельзя найти кого-то еще? Да, мне было хорошо тогда, но все-таки тот факт, что он вызывает у меня отвращение, нельзя списывать со счетов. Когда твое тело дает понять, что самец тебе не подходит, то и не стоит с ним совокупляться, разве не так?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru