Принуждение к изменам

Лили Рокс
Принуждение к изменам

Как все начиналось

С Вениамином мы познакомились при очень странных обстоятельствах. В обычной жизни, я никогда бы не обратила на него внимание. И это не только потому, что мы очень разные, просто он “не совсем” в обычной физической форме.

Вениамин – инвалид. Я до сих пор помню тот первый день, когда мы впервые с ним встретились. Я находилась в рабстве в одном из импровизированных подмосковных притонов, меня держали в большом частном доме с высоким забором за колючей проволокой, и охраной по периметру, и каждый день, я должна была обслуживать всевозможных мужчин.

Так получилось, что Веня стал одним из первых моих клиентов. Константин, его отец, решил сделать сыну, довольно, неожиданный подарок, и помочь ему стать мужчиной.

Я очень осуждала Константина за этот поступок. Мне это казалось очень и очень аморальным. Когда я зашла в комнату и увидела голого мужчину в кресле, и рядом с ним, сидящего в инвалидной коляске мальчика, то моему возмущению просто не было предела. Первая мысль, которая пришла в голову, что этот мужчина настоящий извращенец!

Но, позже я поняла, отец настолько сильно любит сына и переживает за него, что решился на этот неадекватный шаг. Его заботило, что его сын чувствует себя подавленно и и страдает в дичайшем одиночестве. Поэтому и принял это не простое решение – отвезти сына к проститутке.

Все мои клиенты, которые приходили ко мне, обращались со мной, словно я вещь. Они использовали мое тело, били меня, заставляли делать самые жуткие вещи. Но этот парень, он что-то зажег во мне… На тот момент, я еще это не до конца осознала. Тогда я, как полная дура, была влюблена в своего сутенера Сергея.

Мой бывший сутенер и сожитель, Сергей, – это вообще отдельная тема. Расскажу вкратце, как мы с ним познакомились, и какие у нас были взаимоотношения, поведаю о своей жизни в притоне.

Мне тогда просто чудом удалось сбежать из этого проклятого дома и обратиться в полицию. Если бы я этого не сделала, меня бы не было уже сейчас живых. И помог мне в этом, мой Вениамин, который не побоялся пойти против Сергея и обманным путем вывести меня. Он и его отец очень многое для меня сделали и теперь, они мои самые близкие и самые родные люди!

Долгое время я боялась, что Сергей будет нас преследовать и мстить. Переживала, что не оставит меня в покое, но время прошло достаточно, и я надеюсь, что он давно забыл про меня и развлекается теперь с очередной дурочкой. Кто-то другой сейчас обслуживает его и зарабатывает ему деньги, ублажая многочисленных клиентов.

Какой-то период времени, я думала, что очень сильно люблю этого человека. В нём был какой-то магический магнетизм: когда я его видела, когда он смотрел на меня, я сразу же начинала таять! Сейчас вспоминаю и становиться смешно. Словно на меня надели розовые очки, а потом, неожиданно, сняли.

Закрывая глаза на то, что он постоянно бил меня и принуждал заниматься проституцией, я продолжала ему верить. Мои розовые очки были самые толстые и самые непробиваемые!

Почему я влюбилась в него? Сложно сейчас уже сказать. Я была заложницей в его доме. Меня постоянно били и насиловали, и мне даже не с кем было поговорить.

Я была маленькой напуганной девушкой, которая приехала из деревни для заработка сиделкой к его матери. До всего этого кошмара, у меня был всего лишь один мужчина, и то, мы с ним давно уже расстались.

В какой-то момент, я стала пытаться слушаться Сергея. Мне очень хотелось, чтобы рядом со мной был хоть кто-то, кого бы я не воспринимала враждебно. Поэтому, так получилось, что я влюбилась в своего насильника и мучителя.

Я терпела все его унижение, убеждая себя, что мне должно это нравится. Но я понимала, что это не моё. Иногда, мне нравились эти игры, но только тогда, когда не превышался болевой порог. Но Сергей всегда хотел, чтобы я испытывала боль. И чтобы я чувствовала себя тряпкой. Я себя и чувствовала таковой. Поэтому, когда он проявлял ко мне интерес, как к личности, я была благодарна ему и готова была расплакаться от счастья.

Этот человек, убедил меня, что я занимаюсь проституцией для того, чтобы мы с ним могли уехать вместе жить в другую страну, постоянно обещал, что скоро “наймет” других проституток и тогда мне не придётся столько вкалывать.

Но вместо этого, с каждым днём, клиентов становилось все больше и больше. Если в первые дни я обслуживала два или три клиента за день. То к концу месяца, их число достигало уже более пятнадцати.

Последняя неделя перед побегом, было особенно сложной. Я начинала свой рабочий день с того, что мыла своим ртом промежность этому подонку. Он использовал меня вместо умывальника и писсуара. За малейшую провинность, он мог жестоко избить.

С 9 утра у меня начиналась жесткая работа: каждый час или два был новый клиент. Все зависело от того, какое время он оплатил. Иногда их было двое или трое одновременно, для меня это было самое сложное, потому что всего за один час я уставала так, словно пахала весь день.

Неделя перед побегом осложнена была еще и тем, что Сергей решил поощрить своих охранников, приказал мне, в свободное от работы время, которого у меня, практически, не было совсем, ходить к ним и ублажать их ртом.

Иногда, я засыпала прямо во время того, как очередной клиент меня насиловал. Я не хотела работать проституткой, никогда при других обстоятельствах, я бы не могла даже представить себе такое! Меня никто не спрашивал. Меня просто поставили перед фактом, что я буду зарабатывать деньги.

Конечно же, я сопротивлялась, и очень долго, но когда тебя каждый раз бьют за малейшее слово или нарушение каких-то правил, быстро учишься смирению.

На самом деле, я уже пыталась сбежать однажды, это попытка не увенчалась успехом. Меня поймали. Та ночь была для меня, самой запоминающиеся. В ту ночь меня жестоко пытали и изуродовали мою тело, оставив мне на память шрамы.

Сергей мне тогда сказал, что это была необходимая мера, позволяющая предотвратить последующие попытки к побегу. Но, даже после этого, я ещё долго пыталась сопротивляться. После того страшного наказания за побег, я целую неделю пролежала в кровати, за мной ухаживала домработница Сергея.

В эту неделю он часто приходил ко мне, общался со мной, проявлял сочувствие. Хотя, сейчас вспоминаю все, что было, и мне кажется, что я преувеличиваю. Сочувствием там и не пахло. Просто я была в жутком состоянии и сильнейшем отчаянии. Меня держали в плену, откуда я не могла убежать. Плюс жестоко изуродовали тело, как снаружи, так и внутри.

Сначала, секс с Сергеем я воспринимала тоже как насилие, но его фантастическое обаяние сыграло со мной злую шутку. Моё сознание сделало какую-то странную подмену в моем понимании вещей, и на какое-то время, я стала воспринимать этого мужчину, как настоящий идеал. Он пробовал на мне всевозможные изощренные БДСМ-игрушки, а я пыталась понять его и полюбить эти игры. Принимая его жестокость за сексуальное возбуждение.

Но не всегда он был монстром, иногда он был настолько нежный и внимательный, что я ему все прощала и надеялась, что мы сможем с ним быть вместе и что он изменится.

Он дарил цветы, конфеты, мягкие игрушки, и в некоторые дни, у нас был классный секс, но сам Сергей – это такая непредсказуемая личность, что у меня ломались все стереотипы в голове!

Я клянусь, пыталась подстроиться под него! Терпела все его унижения и издевательства. Новых девушек он так и не брал в дом. Хотя, спустя неделю после начала моих трудовых будней, в качестве проститутки в его доме, у меня появилась загадочная сменщица, её звали Кристина. Все что я про неё узнала, то что она работала ночью. Моя смена была днём.

По ночам Кристина страшно кричала. Это были нечеловеческие крики. Сергей особо не реагировал на это, говоря, что это её работа и что её никак не обучат смирению. Он отмахивался, словно это такая ерунда! Говорил, что девушка попалась особенно несговорчивая и что, поэтому, её приходится воспитывать, с особой жестокостью. Но я даже не представляла, через какую немыслимую боль ей приходилось проходить каждую ночь.

Сергей был искусным вруном и обольстителем, он умело манипулировал мною. Мне было приятно, когда он ухаживал за мной. Мы даже жили с ним вместе, в одной комнате. Я наивно полагала, что как только мы с ним заработаем больше денег, то он, действительно, заберет меня с собой! Мы планировали также забрать моего сына, который жил с моими родителями и вместе ехать в сказочный домик, недалеко от моря. И там мы обрели бы семейное счастье. Также Сергей обещал мне помочь с лечением моего сына, говорил, что за границей есть возможность решить любую проблему со здоровьем. Я ему верила. Очень хотела верить!

Спустя месяц тяжелой и изнурительный работы без выходных и перерывов, я чувствовала себя настолько изможденной, что готова была выть от отчаяния. Но каждый раз, заканчивая очередной трудовой день, я шла в нашу комнату, и находила утешение в его объятиях.

Сергей умел утешать. Рядом с ним, мне уже не казалось, что моя жизнь такая убогая. Вместе мы начинали мечтать, я закрывала глаза и представляла, что мы лежим с ним вот так, в обнимку, на море и мой сын рядом, строит песочные замки. Но все это пустые мечты.

Он только и мог обещать! Сколько раз он говорил, что вместо меня будет работать другая девушка, и я буду свободна от этой унизительный работы. Когда я начинала задумываться, что его чувства ко мне не так сильны, как он говорит об этом, он искусно убеждал меня, что ревнует и сходит с ума. И я снова ему верила…

“Это временно, скоро я найму вместо тебя другую девушку и мы сможем уехать, нужно собрать нужную сумму, чтобы расплатиться с долгами… Поверь мне, детка, я сам хочу этого не меньше твоего! Меня коробит от одной мысли, что ты трахаешься с другими мужчинами, но я ценю, что ты делаешь это ради меня и ради нашего будущего!” – и я снова верила… Хотела верить.

Пустые слова, красивые, но пустые… Я начала догадываться, что он даже и не думал об этом всерьез. Моя загадочная “сменщица” все не появлялась. Да и какая дура, добровольно, согласиться на такую работу? Если только он насильно выкрадет ее, и заставит работать принуждению. Как собственно и меня. Я приехала сюда работать сиделкой, а стала шлюхой по принуждению!

 

Оглядываясь назад, мне даже страшно подумать, через что я прошла. Но если бы мне не пришлось через это все пройти, то я никогда не встретила бы свою настоящую любовь. Про нашу невероятную и удивительную любовь, полную страсти и огня, я и хотела рассказать.

Любовь в инвалидной коляске

Когда мы с моим Венечкой появляемся на людях, я вижу осуждающие взгляды со всех сторон. Люди не могут принимать других такими, какие они есть. Я прекрасно понимаю эти косые взгляды, со стороны действительно мы смотримся нелепо: Молодая красивая девушка, и парень в инвалидной коляске с ногами, как у пятилетнего малыша.

На вид он кажется намного моложе своих лет. Но ему уже исполнилось 19 лет. Я старше его, но не намного, мне сейчас 24.

Наша случайная встреча произошла, как раз в том проклятым доме, где меня держали взаперти и заставляли работать проституткой. Когда я его увидела, он тронул моё сердце. После всего того, что я пережила, в моей жизни появился единственный человек, который, действительно, ценил меня и уважал. Мне нравилось, с каким восхищенным взглядом он на меня смотрит.

Когда я первый раз коснулась его члена, он так сильно покраснел, что внизу моего живота неожиданно стало тепло… Я ощутила, как по телу распространяться сладкая истома. Я сначала не поняла, что со мной происходит. Но уже тогда, меня тянуло к нему! Всего лишь одно касание к его члену, зажгло во мне божественную нежность!

Когда я дотронулась, взяв его мужское достоинство в ладошку, он расплакался, как ребёнок. Мне пришлось его очень долго успокаивать.

Он мне показался очень странным, но мне было жалко этого человека, ведь ему тогда исполнилось уже 18 лет, а у него никогда не было девушки.

Меня просто распирало от нежности и симпатии к этому чудному созданию. Вениамин получил от меня самый первый свой сексуальный опыт. А когда я впервые взяла его член в рот, его маленькие ножки дрожали. Я смотрела на них с отвращением и чувством стыда, за свое отвращение.

Сейчас мне уже не кажется его тело таким ужасным, как тогда. Но в тот первый день, признаюсь, я была в настоящем ужасе. Сейчас, мы стараемся при людях накрывать его ноги. Поэтому, выходя на прогулку, я кладу на его нижнюю часть тела, плед. Так он меньше комплексует и чувствует себя увереннее.

В самый первый раз он кончил, едва я прикоснулась к нему. Но сейчас, уже все изменилось. Сейчас у нас самый фантастический секс, который только можно себе представить! Ни с одним мужчиной я никогда не получала столько удовольствия! Дело здесь не в размере его члена, он у него очень маленький, и годиться, разве что для минета. Секрет нашего наших идеальных взаимоотношений и нереальной совместимости в его богатой фантазии и тайных предпочтениях.

Секрет наш прост: моему мужу нравится смотреть, как я занимаюсь любовью с другими мужчинами!

Он получает от этого настоящие наслаждение. Я долго не хотела принимать это, но в итоге, он убедил меня попробовать. Мне это понравилось. Теперь я начинаю новую жизнь, наполненную счастьем и божественным сексом!

Мы пришли к этому не сразу. Долгое время мы ограничивались только оральными ласками и также я пыталась применять различные безобидные игрушки из секс-шопа. Но всё это нам быстро надоело. Они не приносили нам разнообразие, я чувствовала, что моему мальчику чего-то не хватает. Он не жаловался, просто я тонко чувствую его, словно проникаю в его мысли, и ему уже не скрыть от меня своих желаний и страхов.

Сперва мы экспериментировали с тем, что пытались заняться любовью в людных местах. Это нас очень сильно заводило. Мы специально выбирали такие места, где мало людей, но где они могли, в любой момент, появиться, и быть шокированы увиденным зрелищем. Пару раз мы с ним, все-таки, попадали в неловкие ситуации.

Помню нашу самую первую вылазку, когда мы решили сделать это на подземной парковке. Мы спустились на лифте, и нашли самое отдаленное место, я проверила, чтобы вокруг никого не было. Также мы убедились, что в машинах никто не сидит. Здесь очень важен момент, когда ты начинаешь это делать. Все должно быть идеально.

Все приготовления сделаны, пора приступать!

Я вижу, как мой мальчик волнуется. Его тело охватывает мандраж. Он аккуратно шепчет мне, что ещё не поздно передумать. Но я говорю ему, что мы просто обязаны завершить начатое, мы не имеем право отступать.

Я уже вижу, как плед потихоньку начинает приподниматься, я знаю, мой Венечка уже сгорает от нетерпения!

Я осторожно убираю плед в сторону и начинаю массировать его маленькие ноги. Я хочу немножко помучить его. Она ждёт, когда я возьму в рот член, но я не тороплюсь.

Я ласкаю языком его внутреннюю часть бедра и нежно вожу своим языком взад и вперед, каждый раз давая ему ложную надежду. Вижу как его тело трясётся, но он не может сосредоточиться, он нервничает, оглядывается. Он боится, что нас сейчас могут поймать с поличным. Меня это возбуждает. Надеюсь, что его это возбуждает не меньше.

И вот, мой язык начинает приближаться к его мужскому достоинству. Его глаза уже горят от дикого желания, его лицо сейчас настолько серьезно, что вызывает у меня умиление.

– Я люблю тебя, малышка, – шепчет он ласково, продолжая мандражировать.

Я хитро смотрю на него, и ничего не отвечаю. Начинаю заглатывать его член. Он тихонько стонет. Снова оглядывается по сторонам, начинает нервничать. Наверное кто-то идёт. Я специально делаю так, чтобы он нервничал еще больше. Ощущение страха, быть пойманным, заводит его, я это чувствую кончиком своего языка.

Он умоляет остановиться. Но я-то знаю, что он хочет на самом деле! Он хочет, чтобы я продолжала и продолжала, пока он не получит долгожданный оргазм.

Его взгляд целеустремленно направлен в ту сторону, где по его мнению, может кто-то быть. Мотает головой. Снова шепчет. Ему страшно. Но я делаю вид, что не замечаю этого. Это часть моей игры. Я делаю вид, что даже если вокруг нас сейчас будет стоять толпа людей, показывать пальцем и смеяться, я продолжу свою работу.

Снова успокаивается. Ложная тревога. Но зато, какой адреналин!

Он снова переключается и начинает стонать. Расслабился. Но это до следующего шороха. Смеюсь над ним в душе, он такой милый и смешной! Очень жаль, что он слишком быстро кончает. Но я уже научилась делать так, чтобы продолжить его сладостные мучения максимально долго.

Я чувствую, когда к нему только-только подкатывает волна оргазма и успеваю предпринять меры. По телу пробегает первый заряд и тогда я вытаскиваю его член изо рта и сильно сжимаю рукой. Его член пульсирует в моей ладони. Он корчиться от муки и небольшой боли. Начинает стонать и умолять не делать так. Но я не могу отказать себе в этом удовольствии.

В этот момент я чувствую, что люблю его больше всего на свете, и мне никто больше не нужен, кроме него!

Когда он кончает, я продолжаю сосать, как ни в чем не бывало. А он в нетерпении ерзает на месте, насколько ему позволяет это его болезнь и пытается привлечь моё внимание. Говорит, что нам уже пора, что нас могут застукать. Когда он выпускает свое семя, на какой-то период времени, его ничего не интересует, но в этом и состоит моя основная пытка.

После его оргазма, начинаю получать удовольствие уже я. Ему придётся ждать, мучиться и переживать, чтобы нас никто не застукал. Пока я буду сосать его член и мастурбировать.

Со стороны может показаться, что я такая извращенная стерва, которая издевается над несчастным инвалидом, пользуется его положением, ради удовлетворения своих сексуальных фантазий. Но это не так! Я бы никогда не посмела обидеть этого человека! Я люблю его, больше жизни и ради него готова на многое!

Все, что мы делаем, это всего лишь игра, которая устраивает нас обоих.

Парковка для нас, пожалуй, самое безопасное место. Несколько раз мы были здесь, и только лишь однажды, мимо прошла какая-то женщина. Равнодушно посмотрев в нашу сторону, пошла дальше.

Но были у нас и казусные ситуации…

Однажды, мы решили сделать это в кино. Вернее, я решила… Конечно, можно было бы всё это сделать более незаметно, но тогда, я бы не смогла, как следует, помучить моего мальчика.

С учётом того, что мой муж инвалид, нам выделяют особые места. Его кресло поставили таким образом, что оно находилось немного в проходе и это место было достаточно обзорно.

Самое смешное, что я не стала его заранее предупреждать ни о чем. Решила сделать сюрприз. И сюрприз удался. Правда не совсем так, как он хотел, но в итоге, мы оба получили огромное удовольствие! Мы часто вспоминаем этот день и нас заводят эти воспоминания!

Сейчас расскажу, как все это было.

Фильм начинается и все зрители устремляют свой взор на экран, не подозревая, какой фильм их ждёт на самом деле! Мой Веня смотрит на экран восторженно, пытается вникнуть в сюжет. Наивный! Сейчас я тебе устрою такое кино, что мало не покажется!

Краем глаза кошусь, на лежащий плед. Под пледом, явно, все крепко спит. Ничего, это поправимо.

Жду, когда сюжет закрутится настолько сильно, что Вениамин вообще забудет, где он находится. Тогда начнётся мой выход. От возбуждения, я начинаю понимать, что потеряла нить сюжета и совершенно не понимаю, что там происходит. Но угадать, какой момент будет самый напряженный, не сложно: Вениамин будет смотреть не отрываясь и не моргая.

Судя по сюжету, мы выбрали какой-то крайне скучный фильм, по-крайней мере, для меня. Но другие наблюдают с интересом, наверное, это просто не мой жанр.

У меня сейчас будет другое кино. Я с наслаждением жду этого момента! И вот он настает… Вениамин уже весь проникся сюжетом. Наверное, он даже забыл, что я сейчас рядом с ним. Начинаю настороженно дуть на него, пытаюсь попасть в его ухо.

Он поворачивается и смотрит на меня, его глаза полны возмущения.

– Нет, малыш, только не здесь, – шепчет он, вытаращившись на меня, – только не сейчас! Давай потерпим до дома! Давай лучше посмотрим кино!

Но я продолжаю настойчиво дуть в его ухо, заставляя мужа слегка возбуждаться.

Его взгляд уже меняется. Как же легко его сбить с толку! Казалось бы, секунду назад он был полон желания и решимости посмотреть фильм, а сейчас? Что изменилось сейчас?

А сейчас, наш плед начинает слегка вибрировать. Ооо, это уже интересно! Наш мальчик точно хочет досматривать фильм?

Вениамин возбуждается, но все еще надеется, что я отстану от него. Не дождётся!

Я ради этого пришла сюда на этот идиотский фильм! Я сделала это ради моего любимого! И сейчас он получит у меня по полной программе!

Осторожно кладу руку, как бы случайно, на плед. Он резко поворачивает голову и шепчет уже более строго.

– Верунчик! Ну ты дашь мне кино досмотреть? Ну что за игры? Осталось полчаса!

Смотрю на него невинными глазами:

– Так я же случайно, – показываю, что тоже смотрю.

Жду, когда отвернется и снова двигаю рукой.

Он снова поворачивается. Его взгляд уже не строгий, а скорее такой, как у кошки на надоедливого котёнка.

Смотрю на него и начинаю наступление. Медленно и верно. Он кое-как ещё пытается возмущаться, но меня уже не остановить. Во мне дикий азарт. Моя цель близка и я возьму ее!

И что меня больше всего удивляет в моем нежном мальчике, так это то, что он до сих пор дрожит от моих прикосновений!

Как и тогда, при первой нашей встречи. Я снова таю, мое тело пронизывает истома. Каждый раз, когда его тело так трепетно отзывается на мои ласки, меня пронзает эта сладкая дрожь.

Обычно, люди, которые прошли через то, что мне довелось пройти, с трудом возвращается к нормальной жизни. Я бы тоже сломалась, я не смогла бы дальше жить! Наверно, свихнулась бы, если бы не он.

Вениамин не просто вернул меня к жизни, он помог чувствовать себя человеком! Я снова уважаю себя и я безмерно счастлива, что могу отблагодарить моего родного и любимого! Я хочу посвятить ему всю свою жизнь! Я сделаю всё, чтобы он был счастлив! И порву любого, кто посмеет его обидеть!

Моя рука уже уверенно скользит под пледом. И Веня начинает отрывисто дышать. Я плохо вижу в темноте и не так хорошо, как хотелось бы, но я точно знаю, сейчас он покраснел. Ну каждый раз! Это так мило…

Ничего-ничего, это ещё только начало! Сейчас я устрою такое, что тебе станет по-настоящему стыдно! Начинаю осторожно стягивать с него плед. Вижу его перепуганное лицо. Он полностью перестал интересоваться сюжетом фильма и теперь, мученически, смотрит на меня, умоляя не делать этого.

Я знаю, чего он на самом деле боится. Ему стыдно, за свое тело. Он до сих пор еще расстраивается, когда люди смотрят на него и на меня осуждающе, когда мы вместе гуляем. И злобные взгляды говорят, что в их глазах мы не пара. Вениамин всегда так сильно расстраивается. Но я хочу, чтобы ему было плевать на чужое мнение, потому что все эти люди не знают, какой он замечательный, талантливый и открытый человек и если бы они его узнали бы хоть чуть-чуть поближе, то завидовали бы мне черной завистью!

 

Я умею быстро поднимать ему самооценку, и меня очень расстраивает, что он стыдится себя перед всеми этими болванами, которые ему и в подметки не годятся!

Наверное, поэтому, я и организовываю все эти незатейливыми игры, чтобы он наконец-то понял, что не нужно стыдиться себя. Нужно наплевать на чужое мнение и слушать только свои желания и свое сердце.

Плед начинает плавно сползать на инвалидное кресло рядом с ногами, и я уже вижу как его брюки слегка выпирают.

Он опускает голову, затем начинает смотреть по сторонам. Я знаю, зачем он это делает. Он боится, что кто-нибудь увидит нас сейчас.

Когда-нибудь, мой мальчик раскрепоститься, я ему в этом помогу! Не хочу, чтобы он чувствовал себя неполноценным. Я хочу, чтобы весь мир узнал, насколько чистая душа и искреннее сердце прячется в его теле!

Люди привыкли смотреть только на внешность, но она может быть обманчива. Довольно часто, так оно и есть.

Моя рука скользит легко и быстро, я расстегиваю его ширинку, отодвигая ловкими пальчиками трусы, и освобождаю его перевозбужденный горячий маленький член.

Вениамин шепчет, чтобы я немедленно остановилась. Сильно нервничает, и начинает снова судорожно оглядываться по сторонам. Он не понимает, что своим странным поведением, только привлекает к себе дополнительные взгляды.

– Солнышко, что же ты делаешь со мной! – закатывает глаза, но я ещё даже толком не начала ничего делать. Я просто вытащила его член из ширинки.

Сидит и смотрит на меня влюбленными глазами.

– Дорогой, ты же хотел посмотреть фильм, так смотри, ты пропустишь самое интересное! – Хитро улыбаюсь и отворачиваюсь, убираю руку.

Он сидит в растерянности, пытается рукой прикрыть свое достоинство. Тянет плед. Пытается зацепить его между пальцами, хватает кистью, но его руки слишком слабые, чтобы сделать это. Вижу, начинает переживать, снова оглядывается по сторонам.

Мне его конечно очень жаль, но я знаю, что его очень заводят эти игры, ему нравится, когда я над ним издеваюсь. Когда показываю ему, что он находится в моей власти и я могу делать с его телом все, что захочу.

Поэтому, пусть терпит. Сам этого хотел. Сам об этом мечтал. Вижу, совсем приуныл. Решаюсь подлить масла в огонь.

– Милый, ты не против если я сейчас схожу в туалет, а когда кино кончится я приду и заберу тебя.

– Ты с ума сошла? Ты оставишь меня в таком виде здесь? Прошу, не делай этого! – Он в ужасе смотрит на меня, на глаза застыл настоящий животный страх.

Неужели он думает, что я действительно способна на это, так унизить его перед людьми?

– Хорошо, схожу чуть позже. Как скажешь. – делаю вид, что ничего не происходит и с умным видом смотрю фильм. Краем глаза наблюдая за его реакцией.

Злиться. Пыхтит. Смотрит по сторонам. Кино уже его не так интересует. Снова шепчет, я делаю вид, что не слышу его. Представляю, что он чувствует. Сидит сейчас с расстегнутой ширинкой и торчащим членом. Любой проходящий мимо, без проблем, увидит это!

Вениамин уже готов расплакаться. До конца фильма осталось не так уж и много, сейчас включат свет и люди начнут расходиться, а вид у него конечно не самый привлекательный. Немножко смешно наблюдать, как он переживает. Снова подливаю масло в огонь.

– Солнышко, представляешь, когда люди начнут выходить, что они про тебя подумают? Фильм вроде не эротического содержания, а ты тут сидишь, вытащив свой отросток. Как он бесстыже смотрит на всех! Хоть бы прикрылся что ли…

– Ты же знаешь, что я не могу сам! – Вспыхивает. Злиться. Но член не опускается, ситуация его явно возбуждает.

До конца фильма осталось, примерно, 10 минут, еще несколько минут помучаю его, а потом прикрою. Пусть ещё пострадает. Ему полезно.

В фильме начинают развиваться какие-то неожиданные события, держащие зал в напряжении, но мой милый уже не смотрит туда. Он постоянно оглядывает теперь людей, сидящих вокруг. Люди начинают на него тоже коситься, видимо потому что не совсем понимает, почему он их так разглядывает.

Вениамин нервничает ещё больше, снова просят накрыть его, умоляет не позорить перед всеми этими людьми.

– Милый, ты уверен что хочешь именно этого? Ты хочешь, чтобы я застегнул тебе ширинку и накрыла пледом? Или ты хочешь вот этого? – Нагибаюсь к нему и целую его член. Он слегка вздрагивает и снова начинает вглядываться. Ну на этот раз молчит. Начинаю делать ему минет. Дома он очень громко стонет иногда, но здесь он не может себе позволить этого. Ведь тогда он привлечет к себе лишние внимания.

Я поставила его в непростую ситуацию. С одной стороны, он очень боится позора, с другой стороны, он не может сейчас заставить меня прекратить. Даже не будет пытаться.

Теперь зависит все только от него, насколько быстро он кончит и насколько быстро кончу я. Сажусь на пол на колени склоняюсь перед ним. На меня начинают оглядываться, моя выходка привлекла внимание людей, они на нас смотрят.

Вениамин сидит пристыженный, опустив голову. Ему сейчас так стыдно за мое поведение. Он готов провалиться сквозь землю. Тихо просит прекратить. Чувствую, на этот раз ему, действительно, очень стыдно, потому что член немного начинает уменьшаться в размере.

Все-таки, он очень сильно боится осуждения, но я не сдаюсь, продолжаю реанимировать его маленький отросток. Заглатывая его вместе с яичками и делаю круговые движения, подключаю руки и начинаю массировать его тело.

Приподнимаю на секунду лицо, чтобы посмотреть в его глаза, и вижу, что на нас смотрят сразу много близсидящих зрителей.

Мне тоже очень стыдно, настолько стыдно, что хочется провалиться под землю! Но если я сейчас признаюсь в этом ему, то это будет означать, проигрыш. А я не люблю проигрывать.

– Дорогой, тебе придется сделать усилие над собой и кончить, пока ты этого не сделаешь, мы отсюда не уйдем. Ты же знаешь. А кино скоро уже закончится. Теперь всё зависит только от тебя. Дерзай!

Я поставила его в эти жесткие условия и даже не знаю, как он выкрутиться из этого. И что победит, страх или желание? Я снова склоняюсь над его инструментом и начинаю активно сосать. Я пробую сейчас самое действенное, что всегда срабатывает на ура. Я всасываю член в свой рот параллельно оттягивая его. Эта штука всегда спасала ситуацию! По ощущениям напоминает пылесос.

Вениамин совсем впал в панику. Отрываюсь от своего занятия и пытаюсь успокоить его:

– Милый, пожалуйста, расслабься. Не обращай ни на кого внимания. Представь, что мы здесь одни! Тебе придётся через это пройти, это твое испытание. Ты не можешь ничего сделать, поэтому просто получай удовольствие! – Смотрю на него с такой любовью, что его стыд в глазах, потихонечку, начинает исчезать. – Давай дорогой, ты сможешь. Сделай это!

Начинаю снова работать языком, возбуждая его и лаская. Чувствую, что он снова напрягается! Да, мой мальчик снова со мной!

Пару минут и он кончает, а я глотаю его сперму, но продолжаю, как обычно, сосать. Я уже скоро тоже должна кончить. Меня, если честно, эта ситуация тоже напрягает. Конечно же, меня возбуждает опасность быть разоблаченным.

Но когда на тебя так откровенно смотрят, очень сложно сосредоточиться и получить оргазм. Кто-то подошел к нам вплотную. Вениамин начинает уже более громко звать меня, чтобы я прекратила. Но я закрыла глаза и продолжаю свою работу, еще миг и я тоже кончу.

Кто-то касается моего плеча. Поднимаю глаза. Над нами стоит охранник. Просит прекратить. Мне очень стыдно, я поднимаюсь с колен и сажусь на кресло. Смотрю на Вениамина, он опустил лицо и тяжело дышит.

Представляю, как ему сейчас стыдно. Быстрым движением и накидываю плед на его ноги, скрывая следы преступления. Охранник уходит. Мы продолжаем сидеть, униженные и пойманные врасплох. В зале включается свет, все те, кто сидел на соседних рядах, идут мимо нас и смеются, пара человек отвешивают в наш адрес не совсем пристойные шуточки. Я смотрю на мужа, он сидит весь красный, как рак. Ему безумно стыдно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru