Принуждение и боль

Лили Рокс
Принуждение и боль

Затем дверца слегка открылась и уже через полминуты она трусцой побежала куда-то в сторону аккуратно посаженных кустарников, создающих незамысловатый лабиринт.

Загнанная в угол

Павла это забавляло и он не вмешивался, зная, что из этого лабиринта выход только один: там же, где и вход.

Пленница долго металась по лабиринту, пытаясь найти выход, но дойдя до конца дорожки, она увидела темный автомобиль, из которого она вышла буквально пять минут назад. Рядом с автомобилем виднелись три отчетливых мужских силуэта: двое чуть ближе к ней, а третий позади в паре метров. Сам Павел сидел внутри. Она не узнала его в темноте, но чувствовала, что это именно он.

Вдруг дверь машины резко открылась, и мужчина, находившийся на пассажирском сидении, стремительно направился к ней.

Ошарашенная девушка не могла двинуться с места, настолько в тот момент страх проник в каждый уголок ее тела. С виду этот крупный мужчина с серьезными чертами лица внушал ужас на нее, и она даже не могла подумать о бегстве.

Когда между ними оставалось несколько метров, он произнес:

– Еще не набегалась? Если хочешь, можешь еще попробовать, мы подождем.

– Отпустите меня, пожалуйста! – наконец-то заговорила она.

– Нет, Наташа, ты теперь моя собственность и я не смогу тебя отпустить.

– Но я не Наташа! Меня зовут Катя! Вы меня с кем-то спутали!

– Нет, Наташа, я никогда и ничего не путаю. Я давно искал тебя и наконец-то нашел. Я наблюдал за тобой и понял, что ты именно та, которая мне нужна. Ты не выходишь из моей головы.

Катя слушала все это с ужасом осознавая, с каким психом ее столкнула судьба.

– Меня дома родители ждут! Меня будут искать!

– Не переживай за родителей, они найдут твой труп, – с улыбкой заявил Павел, – Но чуть позже. Сперва мы поиграем с тобой в интересные игры.

От его слов девушка побледнела и попятилась назад.

– Ты меня боишься? – с удивлением спросил он, словно не говорил минуту назад жуткие вещи.

– Вы хотите меня убить? – нервно спросила она.

– Все зависит от тебя, деточка. Я бы хотел познакомиться с тобой поближе, а затем, если все будет хорошо, я могу довезти тебя до дома, если ты не против. – Его голос звучал естественно, и на миг Катя даже подумала, что этот человек не причинит ей вреда.

– Вы правда отвезете меня домой? – недоверчиво спросила она.

– Я же сказал, если будешь хорошей девочкой, то отвезу. ПОдойди ко мне.

Катя огляделась. Кроме нее и четырех мужчин кругом ни души и кромешная темнота, поэтому предложение Павла хоть и показалось ей сомнительным, но все же, в условиях этой ситуации, выглядело многообещающим, тем более, что выбора у нее не было.

Подойдя к автомобилю, она увидела, что два силуэта стоящих рядом неподвижно, смотрят на похитителя, будто ожидая приказа. Один из них поспешил открыть заднюю дверь, для нее и Павла, а после того, как убедился, что они сели, перешел на пассажирское место и все с таким же каменным лицом ожидал дальнейших инструкций.

«Скорее всего это их босс и они беспрекословно подчиняются ему» – подумала девушка и через несколько мгновений они тронулись с места. Автомобиль двигался медленно по парку. Слабо освещенный забор по периметру, который Катя успела разглядеть, окончательно убил в ней всякую надежду на побег.

– Меня укачивает, – пожаловалась она, ощущая приступы тошноты.

Но мужчины в машине оказались непреклонны и продолжили путь в темноту. Все это время Павел нежно гладил ее, трогая грудь и ягодицы. Катя молча терпела, пытаясь не сопротивляться. В ней жилы слабая надежда, что он больше не будет ее насиловать. Сейчас потрогает и отвезет домой, иначе какой смысл сидеть в автомобиле?

– Малой, а давай-ка на нашу базу прокатимся? Здесь всего пять минут, зато там девчонка сможет побегать. – весело произнес Павел. – Парням передай, пусть подтягиваются туда.

Катя затаив дыхание слушала их разговоры и не понимала, что этот маньяк задумал. Но ей определенно не нравилось, что он замышлял что-то против нее, да еще и парней каких-то приглашает.

Вскоре она заметила, что машина свернула куда-то в глубь леса. Их качало из стороны в сторону, дорогая была неровная, вокруг царила тишина, лишь сквозь слабо тонированные окна виднелись верхушки деревьев. У девушки появилась паника, и в порывах агрессии она начала бить мужчину рядом.

Он, не выдерживав этого, приказал остановиться и выволочить ее из машины прямо посреди лесной дороги. Оказавшись брошенной на землю, она сразу попыталась сбежать вглубь леса, ведь это казалось ей единственным выходом. Но сильным мужчинам не составило труда поймать хрупкую девушку.

В последующие минуты Катю схватил водитель и держал ее, пока Павел избивал ее и в конце концов она потеряла сознание. Мужчины закинули тело в салон автомобиля и поехали в дальше.

Очнувшись она оказалась в месте напоминающим камеру пыток. Ее локти и колени были счесаны в кровь, а лицо болело от жестких ударов. У нее совсем не было сил кричать, а уж тем более сопротивляться, поэтому двое подчиненных, как цепные псы, по приказу босса схватили девушку и быстрыми движениями стали срывать с нее одежду.

Катя никогда столько не плакала как сейчас, сжавшись клубочком на холодном полу. Страх сковывал так сильно, что лишь черные туфли на небольшом каблучке удерживали ее, не давая упасть лицом вниз на потеху «местной публике». Ожидая своей участи, каждая секунда казалась вечностью.

Представление началось. Их главный босс Павел оставался в стороне. Один из присутствующих мужчин схватил ее за лицо так сильно, что боль казалась невыносимой, и вставил в рот большую металлическую распорку, которая фиксировала ее рот в максимально открытом состоянии. А другой широко раздвинул ей ноги и закрепил между ними палку, которая не позволяла ногам сомкнуться.

Боли не было, ведь с самого раннего детства она занималась гимнастикой. После этого ей связали руки веревкой и подвесили на огромные крюки. Павел смотрел на это с дикими горящими глазами, ожидая своего «выхода на сцену».

Его возбуждение достигло пика, и он уже не мог сдерживать себя и, расстегнув ширинку, достал набухший член и начал водить им по лицу перепуганной пленницы.

Затем благодаря металлической распорке, его член не касаясь ее губ, без всяких проблем медленно, но верно вошел прямо в глотку так глубоко, что Кате показалось, что ее сейчас проткнут насквозь.

Она еле ловила воздух ртом и сдерживала рвотные позывы. Тем временем двое мужчин смотрели на это даже не шелохнувшись. Павел держал ее за волосы и с неподдельной любовью смотрел на ее личико, исказившееся ужасом и непониманием происходящего. Казалось, он наслаждался этими моментами, изредка вытаскивая член изо рта чтобы не кончить.

Павел блаженствовал, ощущения были неописуемыми, но для девушки это был самый мучительный момент в ее недолгой жизни. Еще никогда с ней не обращались так, словно она не живой человек, а бездушная тварь.

Те недолгие моменты, когда насильник вытаскивал член, Катя судорожно дышала и пыталась откашляться. Каждый раз ей казалось, что мучения уже закончились. Но спектакль не обещал быть скорым. Катя окончательно впала в уныние, когда стоящий рядом охранник, по приказу босса, достал искусственный пенис и прикрепил его к полу. тот выглядел как настоящий, только длиннее и толще.

Вдвоем они подхватили Катю за ноги и ловкими движениями посадили ее прямо на фаллоимитатор. Ни у одного из них в глазах не промелькнуло даже тени жалости. Кате повезло, что Павел уже успел немного растянуть ей девственное влагалище. Если бы не это, то искусственный член мог бы с легкостью разорвать ее внутренности. По крайней мере, так выглядело со стороны.

– Смотри! – приказал Павел и повернул ее голову резко в бок.

Катя увидела огромное зеркало, в котором отражалось ее беспомощное тело и напуганное лицо. Она сидела в нелепой позе, скривившись от боли, а вдоль искусственного члена, текли струйки крови.

Ее влагалище так плотно обхватило незваного гостя, что Кате казалось, что если мужчины захотят его вытащить из нее, то будет еще больнее, чем просто сидеть на нем.

Стоящее рядом зеркало отражая эту жуткую картину, лишь увеличивало ее боль в душе, ей стало мерзко смотреть на себя. К несчастью ей нужно выполнять все прихоти похитителя. От этого зависела ее жизнь, хотя она уже сомневалась, что он сдержит обещание. Двое все так же стояли рядом и ничего не делали, лишь ждали нового приказа.

Их босса больше не возбуждал рот девушки, ведь это зрелище было отвратительным: все ее лицо было испачкано в собственных выделениях. Он хотел чего-то другого. С силой подняв ее за руки, он положил Катю голым телом на грязный пол и принялся изучать ее порванную промежность.

Большие пальцы доставляли яркие болевые ощущения, но Катя старалась не кричать. Она все еще на что-то надеялась, несмотря на сложившуюся ситуацию, понимая, что это единственное, что помогает ей не сойти с ума от происходящего.

Когда Павел, наигравшись с ее миниатюрными половыми губами, просит охранников зафиксировать Катю, она непонимающе смотрит на него, пытаясь вызвать в нем хоть какие-то человеческие эмоции. Но напрасно. В следующий момент мужчина достает из кармана булавку и начинает прокалывать нежную кожу промежности.

Дикий вопль оглашает все пространство. Катя кричит и вырывается, снова пытаясь ногами лягнуть Павла, но охранники крепко держат ее, не позволяя лишний раз пошевелиться.

– Теперь можно отпускать, – приказывает он и тянет Катю за волосы к своему паху. – Давай, крошка, сделай любимому хозяину приятно. Вытащи язык и начинай лизать. Представь, что это мороженное.

Во рту Кати все еще находилось жуткое устройство, но она попыталась вытащить язык подальше, хотя это было неудобно и даже больно. Коснувшись члена языком, она скривилась от отвращения и начала легонько постанывать от боли в промежности, тем самым возбуждая мужчину еще больше.

 

Постепенно она начала втягиваться в процесс и ласкать член насильника более активно, в глубине души снова надеясь, что он все же отпустит ее. Павел одобрительно застонал, но и еле сдержал порыв засунуть ей глубоко в глотку свой член и кончить, напоив ее своим нектаром.

Словно ненасытный зверь, он отшвыривает ее от себя, переворачивает тело жертвы на живот, а затем снова кидается сверху, предпринимая попытку войти на этот раз в анус. Катя из последних сил начинает сопротивляться. Для нее это невероятная боль, учитывая размер члена Павла. Не выдерживая нагрузки, девушка теряет сознание, но насильник продолжает насаживать ее на свой кол, безжалостно травмируя прямую кишку своей новой любовницы.

Охота так сильно перевозбудила Павла, что он не выходил из комнаты пыток почти сутки. Все это время Катя подвергалась жесточайшему насилию, уже не сопротивляясь.

Надежда на спасения уже давно угасла. Каждая секунда казалась ей бесконечной болью. Время от времени она теряла сознание и это было поистине большим счастьем для нее. В эти моменты она не чувствовала ничего, но просыпаясь от временного спасительного обморока, она снова ощущала, как ее хрупкое тело насаживают на мощный стержень.

Она с ужасом осознавала, как член Павла изнутри разрывает ее снова и снова, а она просто висела на нем, словно тряпичная кукла, безвольно болтаясь и не имея возможности повлиять на процесс и хоть на время остановить весь этот ужас.

В очередной раз она потеряла сознание на несколько часов, и Павел решил дать ей возможность немного отдохнуть. Он не хотел, чтобы девочка сломалась раньше времени, ему нужно было, чтобы она продержалась как можно дольше.

Павел устало потянулся и вытер пот со лба. Давно уже у него не было столько страсти и сексуальных приключений. Последний год выдался тяжелым, он совсем забросил свои увлечения. Кроме хирургических манипуляций, он почти не развлекался со своими пленницами.

Посмотрев на телефон, он увидел несколько пропущенных звонков от профессора. Недовольно покачав головой, он набрал Вяземскому и выслушал долгий отчет о чудо-препарате, увеличивающим потенцию в сто раз.

От злости Павлу хотелось выкинуть телефон, чтобы ненароком не сообщить профессору о своих истинных мыслях относительно препарата. Столько времени он оплачивает дорогостоящие опыты Вяземского, чтобы получить микрочип, а также средство, ускоряющее мыслительные процессы, способное сделать из Павла сверхчеловека, а вместо этого в лаборатории разрабатывается какая-то бесполезная с точки зрения Павла, хрень.

Распрощавшись с профессором, Павел побрел в кабинет, чтобы уладить дела со своей пиар-командой и узнать, как идут дела и какие встречи можно отменить. Ему хотелось теперь как можно больше времени проводить со своей новой куколкой. Пока она жива, пока бьется ее юное сердце, ему хотелось выжимать из нее все, что только можно, чувствовать каждую секунду ее страх и видеть ее отчаяние. Причинять боль снова и снова, пока она не отдаст ему свою жалкую жизнь.

Пирсинг

Павел хотел забавляться с этой девочкой снова и снова, но прекрасно понимал, что много пыток она не выдержит. Он прошелся из угла в угол в своем кабинете. Внутри него бурлило кипучее желание, вернуться в подвал и продолжить свои игры. Но разум утверждал, что жертве определенно нужен отдых. Мужчина хлопнул ладонью по столу.

– Пусть пару дней залижет раны, а потом поразвлечемся еще! – сказал он самому себе.

Эти два дня прошли для него в мыслях об его новой игрушке. Пару раз он готов был наплевать на свое собственное решение и пойти к ней. Вот только он внезапно понял, что почему-то именно сейчас ему совсем не хочется менять пленниц как перчатки, используя их на один раз как презерватив.

Теперь его больше интересовали медленные пытки. Он больше не хотел пользоваться жертвой и сразу же менять ее на новую, как только она выйдет из строя, после знакомства с Катей, ему хотелось чувствовать их страх и ужас. А для этого, нужно протянуть агонию каждой жертвы как можно дольше.

Размышляя об этом, Павел даже вспомнил о палачах в древности. Да, он всегда считал, что пытать людей это искусство. Ведь нужны определенные знания и умения, чтобы удерживать человека на грани сознания многие дни, выбивая из него нужную информацию.

Одно неловкое движение и узник превращается в безмолвный труп, а его еще после этого надо как-то показательно казнить. Павел сам рассмеялся от такой своей мысли. А ведь действительно, сейчас так много средств и препаратов, которые позволяют продлить агонию игрушки, и чего только стоят чудесные устройства сексуально-инженерной промышленности!

Инквизиторы древности перекрестились бы от счастья, окажись они в нашем времени. Все что угодно душе маньяка причем практически в свободном доступе, а раньше им приходилось справляться своими силами. Эта тема давно интересовала его разум, поэтому он с облегчением окунулся в поиски, так сказать, пособия для средневекового палача.

Информации в открытом доступе, конечно, немного, но с его деньгами и связями, вполне можно откопать даже оригинальный трактат из тайных хранилищ хоть самого Ватикана. Деньги во все времена решают все проблемы. Весь следующий день Павел посветил своей новой задумке, поэтому вспомнил о Кате только к вечеру. Поэтому остаток ночи он смаковал мысли и идеи, чем стоит заняться с девочкой. Нет, определенно для нее завтра будет очень длинный день, полный сюрпризов и неожиданностей.

Катя лежала на полу в подвале там, где ее оставил Павел. Сознание рывками возвращалось вместе с жуткой головной болью. Девочка чуть шевельнула рукой и тут же застонала от ужасной боли.

Она даже не сразу вспомнила, что случилось. Ощущения были настолько жуткими, что мозг не сразу начал обрабатывать получаемую информацию. Катя поморщилась. Ее что переехал трактор? Она перевернулась на спину, боль резко усилилась. Нет, кажется, не трактор, а по меньшей мере танк. Катя открыла глаза и увидела незнакомое место. Она потрясла головой, картинка не поменялась, а головная боль усилилась стократно.

– Что за бред? – одними губами прошептала она.

Рот тоже болел, на губах коркой запеклась кровь. Катя снова осматривает помещение, пытаясь выцарапать из памяти то, как здесь оказалась. Крюк под потолком, койка и сладковатый запах крови, ее собственной крови.

Девушка попыталась встать. Голова тут же закружилась, после чего ее вырвало прямо на пол. К запаху крови прибавился еще один, совсем мерзкий.

Травмированные уголки рта стало нещадно жечь, а горло так сильно обдирало, словно туда залили чистый спирт. Приступ кашля заставил девушку согнуться пополам. Ее повторно вырвало, но зато в голове немного прояснилось.

И тут она все вспомнила. Дикий ужас сковал ее, сердце пропустило удар, второй, а потом в бешеном темпе заколотилось в грудной клетке. Ее похитили, изнасиловали и держат в неизвестном месте.

Слезы отчаяния проступили на ее когда-то миленьком личике. В помещение зашли двое. Мужчины схватили ее и бесцеремонно вкололи ей сразу три укола. Кажется, они положили ее на койку, но девушка уже проваливалась в спасительный сон.

Ей снилась прошлая жизнь, друзья и даже парень, с которого она не сводила глаз. Он нравился ей, именно ему Катя хотела подарить свою невинность. Ей снилось как они целовались в зарослях у дамбы. Чудесный майский вечер, на улице уже тепло, зелень во всю бушует, скрывая их от любопытных глаз.

Его губы нежно касаются ее шеи, он спускается ниже. Его рука нежно гладит ее ягодицы. Она тает под его ласками этим безумным майским вечером. Вдруг, неожиданно, парень бьет ее по лицу. Катя хватается за щеку, которую только что обожгло ударом. Парень смеется ей в лицо, и девушка замечает, что вместо ее любимого тот самый насильник, в подвале которого она запрета.

* * *

Павел проснулся утром в приподнятом настроении. Предвкушение забавы пьянило почище алкоголя. Вчера он весь вечер провел, смакуя варианты различных пыток. Он хотел испробовать с этой крошкой абсолютно все! Все средневековые пытки заводили его с полуоборота, как только он представлял именно эту невинную девочку, которую он выбрал и выловил собственноручно. Она для него была не просто трофей, а некая дверь, открывающая ему мир новых ощущений, которые прежде были скрыты от него.

Здравый смысл вопил, что делать все и сразу у него не получится, потому что жертва просто не выдержит. Именно поэтому, немного поразмыслив, Павел решил сегодня остановиться на пирсинге. Ему захотелось сделать для своей новой Наташи необычный корсет. Он уже закупил все необходимое оборудование, осталось только привести задуманное в действие. Мужчина сел в свою дорогую машину и вдавил педаль газа до упора в пол.

Павел зашел в подвал и осмотрелся. Катя лежала на кушетке, свернувшись калачиком. Девушке явно что-то снилось. Она беспокойно мотала головой, стонала и отбивалась от своего сна руками. Мужчина намеренно громко топал, подходя к ее кушетке.

Катя встрепенулась, подняла голову. Их взгляды встретились. Павел тут же ощутил прилив крови к своему паху. Возбуждение заволокло разум. Он уже не хотел долгих игр, а страстно желал ощутить ее податливое, горячее лоно. Его член тут же ударился о ширинку изнутри штанов. Разум помутился, Павел отбросил в сторону чемоданчик с инструментами и накинулся на Катю с животным рыком.

– Ты должна будешь пройти ряд испытаний, – прошептал он ей на ухо, – И если выдержишь, то я сделаю тебя своей королевой! Сперва ты научишься послушанию, а затем я тебя физически модернизирую!

От волнения, Павлу было трудно сформулировать мысль, к тому же он пока еще сам до конца не понимал, как он себе это представляет и что он хочет увидеть. Несколько предыдущих девушек, которых он пытался хирургически модифицировать, приказали долго жить. Все его опыты создать идеальный сосуд для женской души, потерпели фиаско. Жертвовать новой Наташей пока не особо хотелось, поэтому он решил повременить с хирургией, а предаваться любви столько времени, сколько выдержит его возлюбленная жертва.

Утолив первый голод, Павел все-таки решил вернуться к первоначальному замыслу.

– Наташа, моя Наташа, – нежно улыбнулся он, доставая иглы и держатели для них, – Я уверен, что тебе пойдет пирсинг, – Павел показал ревущей девушке несколько колечек из хирургической стали, – Эти колечки будут хорошо смотреть в твоем чудесном носике, пухлых губках, по одному в каждом соске, – Катю трясло все сильнее от каждого слова, – А из этих мы сделаем чудесный корсет, ведь с твоей стороны как-то очень невежливо и некорректно, что ты передо мной все время предстаешь в голом виде. Правда, крошка?

Катя ничего не отвечала, от страха у нее перехватило дыхание и сдавило грудь. Она еле тихо застонала, когда Павел коснулся пальцами ее дрожащей щеки.

– Посмотри, какие они изящные! Это не дешевые побрякушки. – он с довольным и гордым видом продемонстрировал украшения для пирсинга. – Они расположатся ровненько под твоими такими сладкими сосочками, ровно двадцать колечек. По десять с каждой стороны. А последним я проколю твой клитор. Поверь, таких ощущений ты еще никогда не испытывала.

Он повернулся к хирургическому столику и принялся готовиться к предстоящей процедуре. С каждым движением Павел возбуждался все больше, поэтому уже совсем был не уверен, что доведет задуманное до конца, без порции хорошего секса.

Он подошел к Кате, рывком поднял ее с кушетки. Девушка завизжала и забилась в его руках словно раненая птица. Мужчина только улыбнулся, а потом отвесил несколько звонких пощечин. Катя затихла, смотря на него широко распахнутыми от страха глазами. Ее пульс давно перевалил за сто пятьдесят, и девушка в тайне надеялась умереть прямо здесь и сейчас от разрыва сердца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru