Принуждение и боль

Лили Рокс
Принуждение и боль

Сексуальные эксперименты

Со свойственной пунктуальностью Павел приехал в назначенный час. В коридоре он встретил профессора, который молча с уставшим видом кивнул на дверь…

Новая рабыня, запрограммированная подчиняться голосу Павла уже стояла посередине комнаты и непонимающе озиралась по сторонам. Вид ее был испуганным. Павел отметил, что в этот раз рабыня не такая равнодушная ко всему, и что сегодня можно будет получить моральное удовольствие от насилия. Он быстро скинул с себя одежду и приготовился к новой игре.

– Встань на колени. – скомандовал грубый мужской голос.

Девушка молча повиновалась и встала на колени перед обнаженным мужчиной.

– Молодец. – глаза Павла горели холодной похотью и отвращением. – Подними голову.

И снова бездумное повиновение. Запуганное создание, которое готово выполнить любой приказ, лишь бы не испытывать боль и остаться в живых.

Мужчина наклонился практически вплотную к стоящей на коленях девушке и смачно плюнул в лицо. Слюна попала на плотно закрытые губы, девушка сморщилась от отвращения.

– Рот открой! – гаркнул он.

Она открыла рот, еле сдерживая слезы отчаяния и отвращения. Ей было невыносимо мерзко от всего происходящего. Но изменить что-либо она была не в силах. Что-то заставляло ее подчиняться каждому его слову. Стоило ей только подумать о том, чтобы не выполнить приказ этого человека, как в голове что-то будто замыкало и вызывало нечеловеческую боль и жуткий страх.

Мужчина еще раз харкнул ей в рот и с рыком вонзил стоящий член в ее открытый рот. Девушка поперхнулась и попыталась рефлекторно согнуться, но грубые мужские руки схватили ее за лицо, полностью лишив возможности двигаться.

Павел сразу же заметил разницу между первой подопытной и второй. Всего три дня и уже такой разрыв в исследованиях! Он отметил про себя, что Вяземский работает гораздо быстрее, чем Павел предполагал.

Девушка уже не выглядела как зомби, она явно пыталась сопротивляться, но при этом все равно выполняла его приказы. Эту крошку трахать было гораздо приятнее.

И он трахал ее рот, как в последний раз в жизни. Член входил глубоко в глотку, вызывая рвотные позывы и обильную слюну. Девушка давилась, из глаз ручьем текли слезы, и Павел смаковал каждую минуту ее мучений. Ему было по-настоящему хорошо. Он наслаждался видом ее беспомощности и ловил истинный кайф от ее унижения.

Порой ему казалось, что придет момент, и эти игры наскучат ему, но каждый раз, насилуя и истязая очередную женскую особь, он понимал, что это его увлечение никогда не сможет надоесть. Оно является его движущей силой, дающий смысл жизни и стремление к власти.

Он резко прижал голову девушки к своему паху вгоняя член еще глубже. Затем на несколько секунд замер, выжидая и наслаждаясь. Подопытная начала уже задыхаться, но он и не думал отпускать ее. Несколько секунд он ждал, когда у нее окончательно закончится запах воздуха и она начнет спазмалгировать. Именно этот самый яркий момент он и любил в горловом минете. Когда гортань начинает сжиматься в предсмертных судорогах, Павел ощущает истинное соединение со своей жертвой. Словно он раскрывает потенциал своей рабыни, помогает ей выполнить миссию, ради которой она была рождена на этот свет.

Видя, как глаза несчастной закатились, в конце концов, он отпустил ее. Девушка рухнула около него на пол, пытаясь судорожно отдышаться.

– Молодец, крошка. Хороша. Но мы только начали веселье. – нежно и с издевкой произнес он, обходя ее сзади.

Рывком поставив ее на колени в позу собаки, он отошел к небольшому столику с «игрушками». Со стола он взял плеть с длинной рукоятью, длинными кожаными плетями с большими тугими узлами на концах. Он повертел приспособление в руках, подбросил несколько раз, словно взвешивая его, довольно кивнул и направился к стоящей на коленях девушке.

– А сейчас я тебя буду пороть. Как провинившеюся школьницу. И не дай бог, ты издашь хоть писк.

Девушка смогла лишь покорно кивнуть в ответ и стала ждать ударов. Слезы тонкой струйкой текли по щекам и падали на оголенную грудь, но она молчала.

– Встань и расставь ноги на ширину плеч! Руки за голову! Живо!

У Павла перехватило дыхание: эта девушка действительно все чувствовала! Каждое его слово не оставалось без внимания, она готова была подчиняться, но при этом она все понимала и ощущала! Это настоящая фантастика!

Тишину нарушил свист плети в воздухе и звонкий шлепок по голой спине. Девушка прогнулась под ударом, но молчала. Она знала, если закричит, то может не выжить вовсе. Еще удар, практически, в то же место. Она плотнее сжала зубы, до хруста. Удар. Еще удар. Еще… Она ощутила, как по пояснице потекла тонкая струйка крови. Мужчина намеренно целился в одно и то же место. Он хотел чтобы его рабыня закричала, чтобы воплотить свою извращенную мечту в реальность.

Еще пара ударов туда же. Молчание девушки.

В итоге Павел не выдержал, его начало бесить ее безмолвие и он решил сменить место пыток. Он раскрутил плеть и со всей силы ударил ею по влагалищу и половым губам девушки. Резкая боль для нее стала невыносимой и она завизжала, попутно сгибаясь и падая плашмя на пол.

– Ну-ка стоять! – зарычал Павел. – Я не разрешал отдыхать.

Одной рукой он поставил ее обратно на колени и начал беспощадно лупить то плетью, то ладонью, попадая и по ягодицам, и по половым губам.

Девушка визжала и извивалась, как могла, чтобы хоть как-то увернуться от болезненных ударов. Но мужчина был в разы сильнее и шустрее. Он специально попадал в самые нежные места.

Минут через 15 интенсивной порки он выдохся и остановился. А девушка стояла на коленях с красной спиной и задницей. Множество ссадин на спине и ягодицах сочились кровью, а ее саму трясла мелкая дрожь.

– Ну… – сказал Павел тяжело дыша. – Ты меня не послушалась. А значит, сейчас будешь наказана.

Девушка лишь бессильно опустила голову, слезы с новой силой брызнули из глаз. Ей было страшно. По-настоящему страшно за свою жизнь.

С этими словами мужчина снова пошел к столику и загремел металлическими инструментами. Спустя пару минут он вернулся к мученице и опустился на колени около ее задницы.

– Сейчас ты будешь беспрекословно выполнять все, что я тебе скажу. В противном случае тебе будет очень больно. Поняла?

– Да. – прохрипела девушка.

– Вот и молодец.

Он осторожно прикоснулся ладонью ко все еще красным ягодицам девушки. От касания она вздрогнула всем телом и напряглась.

– Расслабься. Больно не будет. – прошептал мужчина.

В мгновение ока из разъяренного садиста он превратился в заботливого любовника. Девушка повиновалась. Что-то в его голосе заставляло ее верить ему и подчиняться. Она не могла понять, что это. Какая-то неведомая сила вынуждала делать все, что он скажет.

Мужчина тем временем ласково гладил ее, намеренно задевая пальцами промежность. Пленница вздрагивала, но уже не только от боли, ей были приятны его прикосновения к заветному месту.

И его голос… Она не понимала, что происходит с ее телом, но когда он говорил с ней, в голове что-то замыкало, возникало сильное желание подчиняться ему, словно он был ее создателем.

Его голос успокаивал ее и возбуждал. Несмотря на боль и страх, ей хотелось услужить ему. Она ненавидела своего мучителя и одновременно трепетала перед ним. Что-то было в его голосе такое, что заставляло ее верить ему.

Возбуждение накатывало изнутри, приятно разливаясь по телу. Девушка начала легонько постанывать и извиваться навстречу ласковым рукам садиста. Мужчина тем временем остановил свое внимание на ее промежности, такой девственной, манящей и прекрасной. Ее половые губы набухли, а из влагалища начали выделяться соки.

Ему нравился такой поворот событий. Павел в последнее время особенно стал ценить девственниц, наслаждаясь не только их болью, но и осознанием того, что именно он распечатывает этих малышек.

Павел начал водить пальцами по влажной промежности, попутно проскальзывая то в одну, то в другую дырочку. Девушка стонала, ее лицо покрыл румянец, казалось, она всем своим видом молила его войти в нее. Но Павел не спешил. У него были другие планы. Он плавно ввел сначала один палец во влагалище, потов второй. У пленницы вырвался стон наслаждения.

Она изнывала от желания и Павлу нравилось, что он может заставлять свою жертву как страдать от боли, так и мучится от желания.

Он еще немного поводил пальцами во влагалище, вытащил их и засунул ей в рот:

– Соси! – приказал он.

Девушка послушно принялась обсасывать его пальцы, водя язычком вокруг каждого. Павел прикрыл глаза от удовольствия. Потом он снова вернул пальцы внутрь девушки, поводил ими, будто собирая жидкость, вытащил их и растер соки по половым губам, входу во влагалище и анусу.

Его жертва изнывала от желания, извивалась и дергалась. Мужчина схватил смазку и обильно намазал все отверстия. Было видно, что она уже не могла терпеть и ждать. Но у коварного любовника были другие планы.

Он начал постепенно вводить в ее влагалище сперва один палец, затем второй, третий и так до тех пор, пока внутри не оказалась вся его рука. Ему показалось странным, что девушка будто бы поначалу даже не заметила проникновения столь огромного предмета в ее лоно.

Глядя на спокойную пленницу, Павел даже успел подумать, что вживленный чип, вероятнее всего, клинит. Но спустя долю секунды она завизжала от боли и выгнулась. А рука Павла была зажата влагалищными мышцами как оковами.

– А ну-ка расслабься! – заорал он и со всей силы ударил пленницу по голове кулаком.

Та взвизгнула и обмякла, распластавшись на полу. Мужчина тем временем извлек свою руку из нее одним рывком. Из влагалища тут же хлынула кровь. Он поморщился и отошел к столику, чтобы вытереть руки и прихватить другую игрушку.

Вернувшись к своей лабораторной крыске, он без прелюдий вставил ей в кровавое отверстие огромный фаллос и принялся поливать лицо водой, чтобы привести в чувство. Девушка никак не реагировала на его действия около пяти минут.

 

Павел даже начал немного переживать, что ненароком прибил ее. Но все-таки она пришла в себя и тут же снова запищала от разрывающей боли внутри нее. То, что находилось внутри, рвало ее на части.

Фаллос был нереально большой, и у испытуемой возникало ощущение, что органы вот-вот разорвутся, а матка вывернется наизнанку. Мужчина тем временем, вытащил из брюк ремень, вернулся к несчастной и застегнул его на шее, рывком опрокидывая голову назад. Девушка крякнула, но повиновалась. Она терпела боль, как могла, но от ремня ее лицо быстро налилось кровью, а из глаз снова брызнули слезы.

– Теперь, за твои косяки я буду наказывать тебя! – прорычал Павел и резко, без предупреждения вошел в ее анус разгоряченным членом.

Девушка завизжала и попыталась сбросить мучителя с себя, но он был гораздо сильнее ее. Своими действиями она только еще больше натянула на себя удавку, а мучитель продолжал держать ее на привязи, выворачивая жертву в другую сторону.

Девушка хрипела, ее глаза были готовы вылезти из орбит, но его уже невозможно было остановить. Он с остервенением входил в ее анал и рычал от удовольствия. Девушка могла лишь тихонько всхлипывать от разрывающей влагалище и анус боли.

Через несколько минут яростной долбежки Павел остановился, но не вышел из нее. Ему нужно было перевести дыхание. И за эти доли секунд ему пришла в голову еще одна садистская идея.

Он вытащил свой член, небрежно вытер об ягодицы жертвы и направился куда-то в сторону. Девушка не могла, и даже не хотела видеть, что он там делает. Она молилась всем богам о том, чтобы просто остаться в живых. Ее не заботила даже целостность ее тела. Она всего лишь хотела жить. Физически ощущая, как разум начинает ее покидать, она впала в ступор. На смену всхлипам пришли нервные смешки.

Павел растерянно обернулся, он не до конца понимал что происходит с его игрушкой. Побочный эффект после операции вживления чипа? Программный глюк? Но ее поведение ему мало нравилось, и он начал еще больше сердится:

– Тебе весело, красотка? – он в один прыжок подскочил к пленнице и схватил ее за волосы.

Девушка от неожиданности пискнула, но продолжала хихикать.

– Простите, это нервное… – невинно отозвалась мученица. И сразу после этих слов ее снова затрясло в нервном смехе.

В голове происходило что-то странное. Конфликт задач разрывал ее сознание и на доли секунд словно отключал мозг. Это заставляло все тело то перенапрягаться, то чувствовать полную расслабленность.

Нервный смех становился громче, и несмотря на страх, она не могла себя контролировать, что-то внутри головы полностью владело ее телом и заставляло выделять определенные наборы гормонов.

Павел не сразу понял, что произошел сбой с чипом, он был настолько возбужден, что почти забыл об эксперименте. Сейчас ему хотелось только боли и страданий этой малышки.

– Так что же тебя так рассмешило? – Павел начинал приходить в ярость, видя, что пленницу буквально трясет от смеха.

Никто из его рабынь никогда не позволял себе такого наглого поведения. Его глаза метали молнии.

– Ну тогда сейчас повеселимся!

С этими словами он подтащил небольшую банкетку с металлическим основанием. Сгреб девушку в охапку и опрокинул ее на банкетку на спину. Про присутствие профессора он даже забыл на какое-то время. Ему хотелось поставить на место эту мелкую выскочку и заставить ее умолять о пощаде.

Он мог ее просто приказать и она послушно выполнила бы его желание, но он хотел насладиться ее страданиями в полной мере, хотел, чтобы она сама умоляла его о пощаде, искренне и от всей души!

Нервными движениями он привязал ее руки и ноги к ножкам банкетки под таким углом, что девушка выглядела распятой.

Затем вернулся к своему столику с орудиями пыток и что-то прихватил с собой. Вернувшись к девушке он вставил ей в рот здоровенный кляп. Она подавилась собственным языком и забулькала. Он только криво улыбнулся, ловя страх в ее глазах. Его жутко взбесило что она начала смеяться и он хотел заставить ее боятся.

– Ну что, сейчас не смешно?

Он отошел от нее и окинул распятую оценивающим взглядом. Да, в такой позе она нравилась ему определенно больше. Довольно прицокнув языком, он взялся за упавший член и начал быстро надрачивать его приводя в боевое положение. Спустя пару движений от такого зрелища половой орган садиста поднялся и запульсировал в предвкушении.

Из влагалища жертвы все еще торчал огромный фаллос, который мужчина выдернул одним рывком и засадил без промедления в анус. Девушка вздрогнула и попыталась завизжать от резкой боли, но кляп и оковы не дали ей сделать ни того ни другого. В панике она пыталась освободиться, но не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Лишь слезы могли свободно катиться из красных глаз.

Павел не остановил свои издевательства на этом. Он взял в руки дежурное гинекологического зеркало, которое всегда носил с собой в портфеле, и так же яростно, как можно глубже загнал его во влагалище жертвы. Это действие вызвало новый поток боли и сдавленного крика. Теперь уже из обеих дырочке тонкой струйкой сочилась кровь.

Девушка уже знала что внутренние органы нещадно изуродованы, а матка порвана. Между тем, садист взял в руки другую плеть. Девушка мельком смогла рассмотреть что он держит в руке. Это была «Кошка».

Глаза девушки полезли из орбит с новой силой. Она знала что после этого девайса на ней не останется ни одного живого места. «Кошка» представляла собой кожаную плеть с длинной ручкой и металлическими острыми насадками на концах.

В глазах Павла заплясали черти. Он был в предвкушении приближающейся экзекуции. На его лице появилась улыбка сумасшедшего, и он крепче перехватил орудие пыток. Жертва, прочитав его желание в глазах, от страха чуть не отдала богу душу. Она уже пожалела что не сдержала тот нервный смех. Ведь именно он стал причиной его гнева и поводом для ее наказания.

Павел медленно двигался к пленнице. Она пыталась сжаться, прикрыться и бесконечно просить прощения за свою глупость. Но тиски и кляп не давали ей сделать ничего из этого.

Насильник уже подошел вплотную к девушке и занес руку для первого удара. Она зажмурилась. Воздух рассек звук металла, и в ту же секунду жертва заорала от разрывающей боли. Удар пришелся как раз на оголенную грудь и разорвал ей один из сосков.

– Ну что, теперь тебе весело? – ехидно спросил мужчина.

– Мммм!!! – со слезами на глазах промычала девушка.

Было видно, что она уже не может терпеть боль. Но мужчину было невозможно уже остановить. Он вошел во вкус. А ее мучения только подстегивали его желание.

Вяземский почти не смотрел на этот театр, он постоянно что-то записывал, судорожно пытаясь сформулировать на бумаге все свои бесконечные идеи. Пока Павел проводил экзекуцию, наслаждаясь истязанием девственницы, профессор видел все происходящие изменения в пленницы и видел, в каком направлении стоит работать с чипом, где еще есть проблемы.

Ученого совершенно не интересовала испытуемая, как личность. Его задача была сделать идеальный чип, чтобы он мог полностью управлять человеческим существом, заставляя делать его все, что от него требуется.

Вяземский представлял роту солдат, готовых убивать, рвать зубами, умирать по одному его слову. Павел был для него еще той занозой в заднице, но профессор не видел в нем угрозы. Мальчишка, потакающий своим сексуальным прихотям, выглядел в его глазах словно примат, гоняющейся за самками, пусть даже и в такой извращенной форме.

Для профессора Павел был примитивен, потому что ставил свои животные инстинкты выше амбиций. У Вяземского даже был план, как взять под контроль самого Павла, ведь просто убрать такого человека будет проблематично. А вот полностью контролировать его, сделав из него марионетку, которую можно бросить на амбразуру, уже изощренный хитрый ход.

Вяземский рассматривал Павла, как ценный ресурс. Озабоченный маньяк, который может выглядеть привлекательным в глазах масс, из него можно слепить что угодно! Сделать из него президента и управлять миром, объявить его новым мессией, заставив людей поклоняться ему, и даже Павел не будет знать, кто заказывает музыку.

Пусть Павел думает, что он подчиняет себе людей. Пусть развлекается, убивая женщин и проповедуя свою идиотскую религию. Вяземский ему поможет. Но взамен заставит Павла изменить мир, позволив профессору стать истинным кукловодом.

Взглянув на Павла, Вяземский отметил что-то у себя в блокнотике. Сам Павел не обращал уже никакого внимания на постороннего, его трясло от дикого возбуждения и ему хотелось больше крови.

Каждый удар, который он наносил своей жертве, садист смаковал. С еще большей яростью в глазах он занес руку для следующего удара. Девушка приготовилась к новому потоку раздирающей боли. Свистящий звук в пространстве и острая боль в области ребер. Снова крик.

На этот раз “Кошки” прошлись по низу живота. Мужчина резко дернул рукоятью и вместе с металлическими наконечниками вырвал приличный кусок мяса. Девушка заорала, как могла через кляп. Ее тело покрывало уже практически полностью кровь из сочащихся ран.

Экзекутор осмотрел результат своих стараний, довольно причмокнул и взял в руки набухший член. Вид подопытной его завел не на шутку. Он вплотную приблизился к ней и стал размазывать кровь по ее израненному телу. Жертва пищала через кляп, пыталась увернуться, сделать хоть что-то чтобы было не так больно. Но садист намеренно водил членом именно по ранам.

После того как тело девушки было покрыто липким слоем крови, а половой орган садиста не отличался по цвету, мужчина переместился к промежности девушки. Он рывком раздвинул торчащее гинекологическое зеркало в ее влагалище и вошел в нее своим окровавленным членом.

Все это действие сопровождалось рыданиями и стонами боли девушки. А мужчина трахал ее изо всех сил, попутно сжимая горло. Жертва задыхалась от кляпа и сжимающих ее рук, лицо мгновенно покраснело и было близко к синеве. Но садист вовремя отпустил ее, чтобы дать отдышаться.

Пленницы начала судорожно хватать носом воздух. Мужчина тем временем не прекращал терзать ее раскуроченное влагалище. Спустя несколько минут такого экспромта, он сжалился над ней, вытащил свой член и подошел к ее голове. Посмотрев на нее несколько секунд, он вытащил из ее рта кляп. Она закашлялась.

– А теперь, соси! – приказал он.

Девушка в недоумении посмотрела сначала на мужчину, потом на его окровавленный член, безмолвно говоря ему, то не собирается облизывать свою же кровь.

– Соси я сказал! – зарычал мужчина.

Девушка истерично замотала головой, пытаясь увернуться от торчащего у ее лица члена, с которого еще капала ее кровь.

– Нет, прошу, не надо. – плакала девушка.

– Ах ты тварь. – заорал садист и влепил ей звонкую пощечину. – Я сказал, соси! Да получше! Чтобы он весь чистый был!

– Нет, прошу. Отпусти меня! – взмолилась девушка.

– Сучка! – рыкнул мужчина и снова направился к ее промежности.

Он нервными движениями вырвал разведенное зеркало из ее влагалища, вызвав дикий визг девушки и вернулся обратно.

– Открой рот!

– Мммм! – девушка плотнее сжала губы и пыталась увернуться.

Вяземский отметил, что девушка активно сопротивляется, несмотря на боль в голове, который должен вызывать чип, если она не подчиняется приказам. И здесь он снова увидел недоработку. Чип программировался таким образом, что он в любом случае должен заставлять жертву прийти к подчинению. Другого быть не должно.

Если жертва каким-то образом может сохранить волю и не выполнять приказа, то чип начинает влиять на гормональный фон.

Эта жертва явно сопротивлялась и это заинтересовало Вяземского. В чипе произошел сбой и профессор хотел как можно скорее изучить этот феномен. Он ждал, когда Павел наиграется, чтобы поскорее заняться исследованиям.

Павел же даже не собирался заканчивать. Его забавляла и злила непокорность пленницы. Она пыталась освободится от него, но мужчина был намного сильнее. Он схватил ее за волосы, с силой дернул на себя, разворачивая лицом к паху и двумя пальцами нажал на щеки, чтобы открыть рот. Но даже таким способом девушка не подчинилась.

Это привело садиста в настоящую ярость. Он отошел к своему столу и практически сразу вернулся. В его руках был какой-то выгнутый металлический предмет. Он был похож на те зажимы, которые используют стоматологи, когда лечат зубы. Пленница с ужасом разглядывала эту диковинную штуку, не понимая сразу, что мучитель хочет с этим делать.

Мужчина снова надавил на щеки жертвы, только с еще большей силой. В челюсти девушки что-то предательски хрустнуло. Она поняла что это были ее коренные зубы. И, чтобы не лишиться всех оставшихся зубов она открыла рот. Мужчина не терял драгоценные мгновения, быстро запихнул в ее рот расширяющий прибор и зафиксировал его на максимальном открытии.

 

В таком положении девушка не могла даже проглотить слюну и она просто выливалась ей на щеки. Тем временем мужчина развернул ее голову к своему паху и вставил ей в рот кровавый член.

Девушка поперхнулась и попыталась языком выдавить его наружу. Но мужчина схватил ее за затылок обеими руками, не давая двигаться. Он насаживал ее голову на член как бездушную куклу, стараясь проникнуть членом как можно глубже в глотку. Слюна от члена стала ярко-красной и от движений брызгала во все стороны. По комнате разносились хлюпающие звуки вперемешку со рвотными позывами и стонами наслаждения Павла.

Внезапно он остановился и отошел от жертвы, внимательно посмотрев на нее.

Девушка лежала прикованная к банкетке с расширителем во рту и огромным фаллосом в анусе вся покрытая кровью.

Мужчина покачал головой. Ему не понравилось зрелище.

– Нет, так не пойдет. Ты – грязная!

Девушка горько вздохнула от его слов и отвернула голову. У нее не было ни сил ни слез.

Садист вернулся спустя пять минут. В его руках был пульверизатор. Девушка даже не повернулась. Она лишь тихонько вздрогнула когда мужчина снова вошел в ее и так изувеченное влагалище. Но она даже не представляла что будет дальше.

Мужчина вошел в нее. Первый толчок, и удар «Кошками». Не сильный, так, чтобы поцарапать. Жертва взвизгнула и сжалась. Мужчина начал вытаскивать член и тут же загнал его обратно сотрясая своим движением все тело жертвы. С новым толчком на тело девушки он брызнул несколько раз пульверизатором и замер в ожидании.

Лишь через пару секунд девушка завизжала как ненормальная и забилась в конвульсиях, пытаясь скинуть мужика с себя. В пульверизаторе оказался крепкий солевой раствор.

Пока девушка билась в конвульсиях и дрожала от разъедающей боли мужчина с остервенением трахал ее. А как только жертва переставала двигаться, он снова бил ее «Кошкой» и поливал солевым раствором. Конвульсии продолжались. Это было похоже на заводной вибратор. Садист пыткой заводил конвульсии и создавал вибрацию. И это приносило ему массу удовольствия.

– О да! Да, детка! – рычал мужчина. – Я скоро кончу!

С этими словами он нагнулся через девушку и что-то поднял с пола. Жертва была уже на грани потери сознания. За то время, что он издевался над ней, она уже привыкла к боли и знала последовательность. Сперва удар, потом вода. Поэтому девушка уже могла подготовиться и как-то отключиться от болевых ощущений. К концу она практически не двигалась. Она не хотела доставлять этому извращенцу такое удовольствие.

Но мужчина был другого мнения. Он все так же с остервенением входил в нее, рычал, его лоб и торс покрылась мелкой испариной. Он уже был на грани. В это время мужчина занес над искалеченным телом девушки зажатый кулак. Жертва мельком глянула на своего мучителя и подумала: «Он решил облегчить мои страдания и отрубить одним ударом?». Но нет. Садист разжал кулак и из него посыпались на живот девушки крупные полупрозрачные кристаллы. Высыпав все содержимое мужчина с нескрываемым удовольствием начал втирать эти кристаллы в раны девушки: на животе, груди, вырванном соске. Через секунду комнату взорвал животный крик жертвы.

– Нравится? – заржал садист. – Мне тоже.

Девушка с новой силой забилась в истерике. Он втирал в ее раны крупную соль, которая разъедала раны еще больше и не давала крови остановиться. А мужчина ускорил темп и с рыком кончил в девушку натягивая ее бедра на себя.

– Молодец. – выдохнул мужчина и одобрительно похлопал девушку по ляжке. – Завтра продолжим.

Мужчина с этими словами вышел из комнаты. А девушка выдохнула и отключилась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru