Остров наказания

Лили Рокс
Остров наказания

Скупой сумрачный свет

Я очнулась в момент моего неловкого приземления на мягкую и упругую поверхность.

Широко распахнув глаза, я с ужасом осознавала, что оказалась в явно незнакомой мне спальне. Было раннее утро или поздний вечер – из окна, которое я заметила краем глаза, лился скупой сумеречный свет. Впрочем, больше всего меня смущал тот факт, что надо мной склонилось несколько рослых фигур, которые, судя по всему, и придали мне ускорения, из-за чего я оказалась вдавленной в чью-то постель.

– Простите, кажется, произошло что-то непредвиденное… – начала я, стараясь придать своему голосу твердости, но, кажется, была слаба настолько, что смогла выдавить лишь слабый лепет.

Люди оставались безмолвны, но, заслышав мой голос, немедленно пришли в движение. Чьи-то руки схватили меня за лодыжки и, протянув по кровати, стали стаскивать с меня джинсы. Я дала волю панике, начав визжать, пинаться, силясь попасть ногой по лицу обидчика, решившего помочь мне заголиться, заодно пытаясь поправить рубашку, которая предательски задралась. Вывернувшись, я отползла к изголовью постели.

– Ребята, я и мой жених – люди при деньгах, – Мой голос предательски дрожал, но для того, чтобы произносить такие действенные слова, особых интонаций и не требовалось. Глаза понемногу привыкали к темноте. Было видно, что ко мне с двух сторон вразвалочку приближается двое мужчин. – Нам не нужны все эти суды, юристы и проблемы, мы просто хорошо заплатим, если вернете меня в целости и сохранности.

Вальяжность мужчин дала мне ложную надежду. Один схватил меня за руки, развернул спиной к себе и держал железной хваткой, пока двое других не продолжили начатое, вмиг стянув с меня брюки и без труда разорвав на мне весьма тонкое кружево трусиков. Я мигом поджала под себя ноги, втайне надеясь, что в сумерках комнаты удастся скрыть от них свои прелести.

Мужчина, держащий меня, не терял времени даром, через рубашку наминая мою грудь.

– Барышня, что же вы, к нам без белья пожаловали, – с издевкой в голове прогудел он над моим ухом. Исхитрившись, я впилась зубами в его волосатую руку. Под отвратительными зарослями кучерявых волос напряглись каменные мышцы и ответный удар в челюсть мигом унял во мне все попытки проявить свой боевой дух.

– Проверь, что у нее под шмотьем, – подначивал его напарник, – Эти бабы хитры на выдумку.

Я оставила попытки сопротивляться: одной хрупкой девушке точно не справиться с тремя бандитами. Не церемонясь с жемчужными пуговками, рубашку разодрали на груди, обнажив грудь в тонком белоснежном белье. Изысканное дизайнерское белье с шелковой портупеей, предназначавшееся для вечера с моим молодым человеком, было встречено не одобрительным гулом.

– На кой черт носить столько тряпок и ниток, если они все равно сисек не прикрывают? – Пробурчал один из неприятных типов.

– Вот был бы прикол, если бы Серый ходил на работу в таком, – загоготал тот, что держал меня.

– Я ношу только то, что не сковывает моих движений и легко снимается, – самодовольно заявил Серый. До этого он занимал позицию наблюдателя, но сейчас вплотную подошел ко мне, недобро позвякивая пряжкой ремня. – Обычно девочки, увлекаясь украшательством, забывают о том, зачем им на самом деле нужны их тела.

Он стоял спиной к окну и я, столько бы не силилась, не могла ничего увидеть. В нос ударил мускус и прелая кислинка – запах немытого тела и мужских гениталий, от которых к горлу подкатывала тошнота.

Я плотно сомкнула зубы, но Серый больно шлепнул по губе горячим, слегла влажноватым членом. Кажется, размер органа был достаточно внушителен, но не достаточно твердый, чтобы поранить мне губу.

Тем не менее что-то больно ударило по губе, возможно, пряжка от ремня, и мой рот наполнил солоноватый привкус крови. Я поморщилась, но тут же подумала, что снесу любые побои, лишь бы в моем рту не оказался этот жуткий пенис, который угрожающе смотрел мне прямо в лицо.

– Видал я таких гонористых, – вкрадчиво сказал мужчина, решив вылезти из своих брюк полностью. Он всего на миг повернулся ко мне боком и на фоне окна я увидела очертания его члена. Даже в минуты самых смелых фантазий, когда я позволяла себе мечты о встрече с обладателем гигантского достоинства, мое воображение рисовало мне куда более скромные органы. – Я, знаешь ли, добряк и всегда иду на уступки таким хорошеньким девочкам. Не хочешь в рот – зайдем с другой стороны. Сыч, подскажи-ка дамочке, что нужно пошевеливаться.

Хватка Сыча ослабла. Он резко дернул меня за плечо, заставив развернуться к нему лицом.

– Раком, – коротко буркнул он.

Я замешкалась, видимо, подсознательно надеясь, что это очередная звериная кличка для кого-то из присутствующих, а не приказ.

– Ты начинаешь меня раздражать, – зарычал Серый, схватил меня за бедра и подтянул к себе. Он начал разминать мои ягодицы так сильно, будто хотел, чтобы они лопнули, как спелая ягода. Я пискнула, напоминая, что под его руками живая плоть и нежная кожа, но его, кажется, это лишь раззадорило.

– А чтобы не скучало – поиграй с моим дружком, – велел Сыч и растянулся передо мной на постели. – И аккуратнее с зубами, иначе придется выбить все до одного.

Глаза защипало от слез, а горло сдавил спазм обиды и отвращения. Я начала наощупь расстегивать его брюки, но никак не могла унять дрожи в пальцах.

Серый прекратил истязания над моей задницей. На мгновение я успела перевести дыхание, однако затем он широко раздвинул ягодицы в стороны и, спустя секунду, резко вставил в меня свой член. Я, не в силах вынести эту боль, закричала, крепко сжав в руке орган Сыча, который как раз умудрилась высвободить из его трусов. Тот пробормотал что-то нечленораздельное и сделал несколько возвратно-поступательных движений тазом, давая понять, что вполне готов начать с такой разминки.

Впрочем, мне было не до него. Мужчина, пристроившийся сзади, не просто одним махом всадил в меня член на всю длину, но и сразу взял бешеный темп. Боль была адская, казалось, что меня разрывает изнутри, а все внутренние органы уже перемешались в один болезненный комок.

Жесткое насилие

Чувствуя, что меня покидает рассудок, я заорала, стараясь выложить в этот крик всю боль и бессилие, которое захлестывало меня.

– Заткни ей пасть, – прохрипел Серый, не сбавляя скорости. Не то, чтобы я могла похвастаться большой искушенностью в постельных делах, но мой сексуальный опыт подсказывал, что у мужчины, взявшегося за дело с таким остервенением, не за горами оргазм и потребность в передышке.

Что ж, не буду мучить мужчину, оттягивая волшебные мгновения удовольствия. Я сжала бедра и ягодицы, чтобы его внушительный агрегат был стиснут как можно сильнее, а затем по-кошачьи прогнулась в спине, немного насаживаясь на член. Из-за странной позы казалось, что член внутри моего тела идет по какой-то странной траектории, растягивая и разрывая все, что встречается ему на пути. Однако такая игра в сексуальные поддавки была моим единственным шансом поскорее закончить этот кошмар.

Сыч запустил пятерню в мои волосы и резко дернул голову вниз, прервав мой истошный вопль грубым проникновением в мою глотку. Помня о предостережении, я боялась даже губы сомкнуть – не то, что коснуться зубами его полового органа. В общем, пока выходило довольно неловкое вылизывание головки члена, которое я старалась компенсировать тем, что попутно успевала надрачивать его ствол.

Как бы я не надеялась на спринтерский подход к сексу, насильник, пристроившийся сзади, уверенно шел на марафон. Стало немного легче: стенки влагалища поддались и, видимо, растянулись достаточно сильно, чтобы боль можно было стерпеть без слез. Вся эта ситуация нисколько не возбуждала, но, спасибо рефлексам и инстинктам, несколько капель смазки, вытекшие из него и каким-то чудом образовавшиеся у меня, немного облегчили ситуацию. Я, смирившись с неизбежным, поняла, что для меня самой лучшим решением будет оставаться паинькой, хотя внутри меня все протестовало.

– Соси как положено, – рявкнул Сыч.

Глубоко вздохнув, я приняла его член настолько глубоко, насколько умела сама, прикладывая нечеловеческие усилия к тому, чтобы рвотные позывы, исправно дающие о себе знать, не обернули этот минет в катастрофу для меня. К счастью, его достоинство было гораздо меньше, чем у его приятеля.

Несколько раз я старалась заглотить его член настолько глубоко, что утыкалась носом в мошонку, а затем перешла в активное наступление, неистово лаская язычком его головку и добавляя ощущений, то надвигая, то приспуская крайнюю плоть.

В мой локоть уткнулось что-то влажное. От неожиданности я вздрогнула и выпустила изо рта член Сыча. Как я могла забыть? Третий мужчина, доселе лишь тихо наблюдавший за нами, решил присоединиться к нам. Он так крепко сжимал ствол своего члена, что у него побелели костяшки. Из маленькой дырочки уретры вытекла прозрачная как стекло капелька смазки.

Сыч отвесил мне звонкую оплеуху.

– Для начала ты должна мне минет, а уже потом разбирайся с опоздавшими. Ишь ты, шалава, увидала столько членов, что глаза разбежались.

Я покорно вернулась к минету, одной рукой взявшись за член новенького. Щека после удара неприятно ныла, и я не хотела получить еще и по второй.

Серый, тем временем, все же приближался к точке невозврата. Я чувствовала, как капли его пота капают мне на спинку и ягодицы, мокрые руки скользят по моей талии и бедрам, дыхание становится тяжелым и прерывистым.

– Двигай задницей, извращенка, – крикнул он, пока я упражнялась в координации, обслуживая его друзей. – Наверное, еще никогда не была на настоящей оргии, но фантазировала об этом время от времени, когда занималась мастурбацией.

Кажется, они привыкли действовать сообща. Слова Серого возбуждали их не меньше, чем мое несчастное, покорное тело. Сыч, лежа на постели, извивался ужом, пытаясь протолкнуть свой член поглубже в мою глотку, а новенький, имени которого я не знала, стал массировать свои яички в такт моим движениям.

 

Несколько толчков, по ощущениям сравнимых, пожалуй, с насаживанием на кол и Серый, тяжело выдохнув, достал из меня свой агрегат. Я почувствовала, что следом за членом из меня потекла струйка его семени. Облегчение, которое я испытала, пожалуй, можно было сравнить с оргазмом.

– Самая зачетная дырка из всех, которые я оприходовал в последнее время. – Делился впечатлениями мужчина. – Такая узкая и упругая, как у самой лучшей резиновой бабы.

Для Сыча это стало последней каплей, отделяющей его от экстаза.

– Глотай, – велел он мне, видя, что я искала способ как-то избавиться от жидкости, которая была так отвратительна моему рту. – Иначе в рот нассу.

Я послушно глотнула, однако заслуженной передышки так и не получила.

– Вор у нас скорострел, – гоготнул кто-то из парней. – Поэтому мы его не подпускаем к бабе первым, пусть учится выдержке.

Серый, Вор и Сыч – хороша компания. И даже в таком узком кругу уже смогла образоваться определенная иерархия. Вор двигался плавно, что придавала его движениям какой-то неуверенности. Впрочем, парни недооценивали своего напарника.

Вор перевернул меня на спину, положил под поясницу подушку и сильно развел мои ноги в стороны. Я мысленно поблагодарила себя за занятия йогой – хоть что-то сегодня прошло безболезненно.

Комната стала наполняться первыми лучами рассвета. Мне не хотелось видеть этих отвратительных голых мужчин, поэтому я закрыла глаза, полагаясь лишь на осязание. Пожалуй, Вор не только любил наблюдать, но и был самым изощренным из всех парней, собравшихся в этой комнате.

– Приласкай свою грудь, – мягко приказал он, однако от его вкрадчивости по спине пробежал холодок. Он раздвинул мои половые губы и с брезгливо добавил. – Тут твоя сперма, Серый. Что ж, придется воспользоваться запасным вариантом.

Рывок – и я от неожиданности распахиваю глаза, судорожно хватая ртом воздух. Так этот мерзавец решил вставить в мою попку! Два длинных холодных пальца проникли в мое лоно, немного отвлекая от ужасной боли в заднем проходе. Со мной сегодня делали страшные вещи, однако именно сейчас я была наиболее уязвима и унижена.

Жуткая боль забирала последние силы, я захлебывалась в слезах, с силой сжимала соски, чтобы хоть на секунду забыть о том, как мне больно. Я едва различала одобрительные голоса его гнусных напарников, а затем поняла, что мое сознание куда-то ускользает, оставляя мое бренное тело на растерзание этим зверям.

А ведь до всех этих событий у меня была настоящая жизнь, и я понятия не имела, что могу попасть в подобную ситуацию…

Моя удивительная жизнь

Сегодня пришлось заставить себя встать пораньше, хоть это и стоило мне огромных трудов. Вылезать из теплой, уютной постели было ой, как трудно, к тому же, под боком крепким сном спал Андрей.

При виде благоверного где-то между ног сладко заныло: секса у нас не было уже дней десять – рекордный для нас срок. Но я так уставала, что вечером хватало сил лишь доползти до постели и заснуть в обнимку.

Конечно, нельзя столько мучить своего мужчину, но вначале нужно привести в порядок себя. Как бы меня не разбирало желание, не в моих правилах предлагать себя мужчине, когда чувствуешь себя разоспавшейся растрепой. Я распахнула окно и меня обдало утренней свежестью. Так, нечего себя жалеть!

Вчера наш отдел закрыл грандиозный проект, над которым мы трудились, не покладая рук, полгода. Я взяла на себя львиную долю работы: хотелось подтянуть кое-какие навыки и, чего греха таить, обратить на себя внимание начальства. А месяц назад еще под руку подвернулся тренинг по развитию лидерских способностей. Отвалила за него уйму денег, к тому же, синдром отличницы не позволял учиться там вполсилы.

Короче, последние три недели я просто с ног валилась от усталости, но знала, что не прощу себе, если сдамся. Что ж, проект завершен, так что нужно позаботиться о том, чтобы восстановить силы, не теряя времени на долгую раскачку.

Пара километров трусцой и короткая растяжка помогли прогнать прочь остатки сна, а после холодного душа с арсеналом различных душистых средств я и вовсе почувствовала себя заряженной батарейкой.

Время уже поджимало, так что готовить завтрак пришлось с питательной маской на лице. «Простительно, если учесть, что будущий муж не увидит этого безобразия», – решила я.

Впрочем, выбирая нижнее белье, я все-таки задержалась, колеблясь между двумя – потрясающими, как на мой вкус – комплектами. «Как только он выйдет меня встречать – уже буду ждать его с расстегнутой рубашкой», – фантазировала я, пытаясь управиться с многочисленными шлейками. – «Нет, лучше подразню его днем, чтобы вечером сам сорвал с меня».

Я решила, что сегодня в машине можно обойтись без аудиокниг. Включила музыку поживее и погрузилась в свои мечты и планы.

Мне нравится жизнь, которой я живу. Безусловно, иногда кажется, что все идет наперекосяк, 24 часов в сутках слишком мало, что, в погоне за карьерой и работой над собой, можно не успеть пожить для себя, но любой кризис минует, оставляя лишь приятное послевкусие победы. Все-таки трудности гарантированно делают нас сильнее.

В офис я приехала за четверть часа до начала рабочего дня. Что ж, прекрасно, от пары глотков хорошего кофе я не откажусь. У автомата с кофе уже стоял коллега, с которым мы часто пересекались по делам проекта.

– Как дела, Дори? – бодро спросила я, нажимая на кнопку «эспрессо».

– Этот проект из меня все соки выпил, – пробормотал Дориан, хлюпая себе дополнительную порцию сливок. – А почему ты со своей чашкой? Брезгуешь стаканчиками? Они из нового набора, я сам распаковал только что.

– Не хочу производить много мусора, – пожала плечами я. – А помыть за собой чашку мне несложно.

Дори обиженно посмотрел на свой стаканчик, как будто обвинял его в том, что тот был подстрекателем его не экологичного поведения. Когда же у этих людей появится хоть доля осознанности?

– Прости, я не хотела тебя пристыдить. – Мне было неловко, что я пристыдила своего приятеля за такую мелочь, но в голову пришла отличная идея. – Это моя любимая чашка, поэтому хочется верить в то, что я не зря таскаюсь с ней по кабинетам. Слушай, у тебя же день рождения через неделю. Выберу тебе самую красивую чашку, чтобы радовала на работе.

Мой коллега с благодарностью усмехнулся.

– Ты, как всегда, душка. Лукьянов просил, чтобы ты к нему зашла.

– Какие-то проблемы с проектом? – Нахмурилась я.

– Не знаю. Я напомнил ему, что сегодня мы обмываем проект. Он попросил, чтобы для него взяли пиццу с грибами, и чтобы ты заглянула.

– Ну, если это так же важно, как пицца, пойду к нему прямо сейчас, – засмеялась я.

Через пару минут я постучалась в дверь его кабинета и вошла.

– Доброе утро, Николай Сергеевич. Дориан сказал, что вы хотели меня видеть.

– Здравствуй, Анечка, – расплылся в улыбке наш директор. – Присаживайся, хотел с тобой немного поболтать, кое-что выяснить для себя.

– Всегда рада, – кивнула я, немного робея в присутствии директора. Вообще, он прекрасной души человек, однако беда тем подчиненным, что купился на его добродушие. Не зря в его подчинении была огромная компания со штатом достаточно вышколенного и дисциплинированного персонала. За ошибки он строго наказывал, а лень и халатность не прощал вовсе.

– Как оцениваешь ваш последний проект? – Вкрадчиво спросил он, глядя в глаза так внимательно, будто мог читать мысли.

– Хотелось бы получить фидбэк от заказчика уже по конечному продукту, – уверенно начала я. – Будем честны, условия и требования менялись часто, так что присутствуют некие риски. Но, объективно, наш отдел очень постарался, и я считаю, что в чем-то мы прыгнули даже выше, чем поставленная нам планка.

– Было сложно?

– Нет, нам вполне по зубам такая работа. Хотя бывали моменты, когда нервы попросту сдавали.

– Шестеро людей из вашего отдела подали заявление об уходе. К счастью, сегодня четверо из них заявления отозвали назад, чему я несказанно рад. И все же, это рекордный результат для моей фирмы. Как по-твоему, что не так?

– Я ни в коем случае не критикую Эдуарда, он действует эффективно, а его лояльность к заказчикам делает нашу фирму самой клиентоориентированной. Но нельзя идти на поводу у мешков с деньгами. Иногда нужно поставить клиента в жесткие рамки, чтобы он и сам не потерялся в своих пожеланиях. И простите, что говорю так о своем начальнике, но думаю, вы хотели знать правду, а не сделать выводы о том, дружим ли мы внутри коллектива.

– Спасибо за правду, Ань. Признаться, я абсолютно разделяю твой подход к работе. Дело в том, что среди двух людей, которые твердо решили уйти, есть и Эдуард. Он рекомендовал тебя на свою должность, да и я понимаю, что лучше кандидатуры не найти. Ну, что скажешь? Примешь мое предложение?

– Главный маркетолог? – Охнула я, прижав ладонь ко рту. – Шутите? Кто же откажется, да еще и в нашей компании.

Лукьянов с облегчением выдохнул.

– Что ж, сегодня вечером официально объявлю о твоем назначении, а пока займусь бумагами. Поздравляю тебя с последним днем на должности рядового маркетолога.

Внезапный карьерный рост

Обменявшись любезностями и обсудив еще пару вопросов, я пулей вылетела из его кабинета, окрыленная успехом. За три года в компании – и такой карьерный скачок.

Сгорая от нетерпения, я заскочила в уборную, проверила, хорошо ли заперта дверь и, до неприличия сильно углубив декольте, выслала пару фото для Андрея.

«Ты не поверишь, но это грудь главного маркетолога!», – подписала я, размышляя, уместно ли одновременно хвастаться бельем и повышением на службе.

Судя по фотографии, которой мне ответил парень – вполне уместно. Обменявшись еще парочкой фотографий некоторой степени неприличности, я предупредила, что сегодня немного задержусь, убедительно попросила его дождаться меня с работы и отправилась на рабочее место.

– Анна? – Загадочно спросил Эдуард, когда я вошла в офис.

– Я сказала «да». – С хитрой улыбкой ответила я ему и уселась за свой компьютер.

– Ей что, ее хахаль заново сделал предложение? – Шепотом спросила Даша, видимо считая, что ее слова не доносятся до меня.

– Ну да, при непосредственном содействии Эдуарда, – ответил ей Егор. – Тебе бы все высмеять ее помолвку. Они всего парой слов перекинулись.

– Дело, которое нельзя обсудить при нас, – фыркнула Даша. Между нами не случалось открытых конфликтов, но все же она никогда не упускала случая, чтобы не поупражняться в злословии в мой адрес.

Впрочем, моей вины тут нет: я всегда старалась поддерживать с ней дружеские отношения, быть любезной и никогда не конкурировала ни за мужчин, ни за уважение начальства. В мой первый год работы меня это страшно волновало, а затем я поняла, что в чем-то Даша полезнее, чем целая армия любезных коллег: если мне нужна была честная критика, эта девушка не подбирала слова, а вываливала всю правду как на духу.

В общем, к своему стыду, я не смогла удержаться от того, чтобы не подслушать разговор. Все-таки, мне тут скоро быть начальником, не мешало бы прощупать почву, прежде чем ступить на нее.

– Твое нездоровое увлечение теориями заговора утомляет и тебя саму, и окружающих, – прошептал Егор.

– Я чувствую, что они плетут какую-то интригу, – парировала Даша. – Еще служебного романа нам не хватало.

– А никакого романа и нет, – торжественно прошептал Егор. – Эдик уходит, а за главную хочет оставить Аню.

Слухами мир полнится. Думаю, что к концу вечера заявлением нашего директора уже никого не удивишь.

– Да ты гонишь, – включились в тихий разговор, больше похожий на шуршание, все коллеги, сидевшие вне поля моего зрения.

– Ну и слава Богу, – внезапно ответила Даша. – Эдуард в свои 32 мыслит и работает как старый пердун. Из-за его принципов мы топчемся на месте, губим свой потенциал, а могли бы развиваться.

Ну ничего себе! Услышать это от Даши было высшей мерой похвалы для меня.

– Я тоже рад, что это будет Аня. Очень адекватная, всегда входит в положение.

– Не боится брать на себя ответственность. Я бы отказался от должности, если честно. Мороки – выше крыши.

– Она молодая, ей важно сейчас расти.

– Главное, чтобы не залетела, – подвела итог Даша. – Или ее не сожрала акула, когда она со своим богатеем полетит праздновать медовый месяц где-то на островах.

Я зарделась от удовольствия. Мне было приятно, что весть о моем повышении не станет для коллектива главным разочарованием дня. Внезапно на моем столе зазвонил телефон.

– Анна Михайловна, вас беспокоит начальник охраны. Мои ребята доложили, что на парковке возле вашего автомобиля крутились двое молодчиков. Скорее всего, пацаны зашли во время пересменки, просто хотели посмотреть на крутую тачку, но, для вашей безопасности, можем вызвать…

 

– Нет-нет, благодарю за беспокойство, но не стоит волноваться, это уже не впервые. Недавно вышла из торгового центра, а девчонки-школьницы возле машины уже целую фотосессию развернули.

Мы перекинулись парой любезностей, и я положила трубку. Сразу было понятно, что лазурный Порш Макан – редкий гость на парковках, а значит, будет привлекать к себе много внимания, но не принять подарок будущего мужа я не могла. Я люблю красивые вещи, а ему кажется, что завистливые взгляды – лучшая эмоциональная подпитка для любой женщины. Я же стараюсь не жить такими низкими энергиями, но, чего греха таить, иногда это становится приятным атрибутом поездки.

День пролетел быстро. Андрей написал, чтобы я не увлекалась пиццей и намекнул, что заказал нам на ужин что-то особенное. Пришлось вновь отлучиться в туалет, чтобы дать понять: на мне не только красивый лиф, но и идеальные трусики.

Вечеринка прошла довольно тихо. Коллеги были утомлены неделями напряженной работы, поэтому грезили лишь о приближающихся выходных. Меня тепло поздравили с назначением на новое место, Сергеевич, получив столько пиццы, сколько хотел, озвучил сумму премии, которая положена нашему отделу по завершению проекта. Даша, окрыленная известием о значительно большей премии, чем все мы ожидали, даже снизошла до:

– Надеюсь, стрессы не сотрут с твоей смазливой мордашки последние признаки юности.

Быстро собрав вещи, я впрыгнула в автомобиль и устремилась домой, туда, где ждал Андрей и пара дней блаженного отдыха. Скрасить дорогу до Саврасово помогала музыка. Любуясь на деревья – немного зловещие в сумерках – которые густо окаймляли дорогу, я решила, что можно немного набрать скорости.

Я очень осторожный водитель, но сегодня был особенный вечер и мне поскорее хотелось добраться до дома. Я стала переключать песни, чтобы найти что-то пободрее, как вдруг машину дернуло и характерный звук уведомил меня о том, что попасть домой вовремя не получится.

– Зараза! – вырвалось из меня. – Судя по ощущениям, покрышку просто разорвало. Я выскочила из автомобиля, чтобы оценить масштабы трагедии, как вдруг услышала, что ко мне кто-то приближается из темноты. Пекучая боль в затылке… И лишь непроглядная тьма и тишина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru