Охота за чужой болью

Лили Рокс
Охота за чужой болью

Новая жизнь Ангелины

Ангелина, обхватив колени руками, сидела в ванне, холодная вода лилась ей прямо на голову, но она сидела молча и даже не шевелилась. Снова и снова на нее наплывали воспоминания. Как она была наедине с Майей, как они любили друг друга. Никогда у нее не было такой близкой подруги, которая была с ней одним целым в прямом смысле слова. Она всегда знала, как доставить Ангелине великое наслаждение. Она умела ее ласкать и частенько защищала ее от Вячеслава и его издевательств.

Вспомнив Вячеслава, ее передернуло. Сколько воды утекло, а до сих пор становится тошно от одной только мысли. Тошно от того, какая она была дура, что доверилась этому человеку.

Вода успокаивала ее и Ангелине нравилось сидеть вот так вот, когда струя падает и ласкает ее тело. Она хотела побыть наедине с самой собой еще немного, но не тут то было. Дверь в ванную комнату медленно отворилась и она увидела веселое выражение лица Давида, он аккуратно подошел к ванне и сел на край ее бортика.

– Эй, ты чего, прекрати дуться, – его голос звучал виновато и звонко, словно он выражал не искренние эмоции.

– Я не обижаюсь на тебя, Давид, мне просто очень грустно осознавать, что мы уезжаем с тобой в совершенно разные направления.

– Любимая Линочка, – он часто называл ее сокращенно и ей это очень нравилось, – Я обещаю, что это будет единственная поездка в моей жизни, без тебя.

– Хорошо! Я тебя прощаю, раз ты этого желаешь, – заулыбалась Ангелина.

Тут она засуетилась, так как была совсем голая, а голое тело всегда возбуждало Давида так, что он не мог сдерживать свою потенцию и дальше следовал всегда страстный и долгий секс. У него вставал на нее точно также, как у маленького мальчика встает на порно-журналы. Она хотела достать своё полотенце, но речь Давида приостановила её.

– Ты такая мокренькая, можно к тебе?

Ангелина сделала кивок головой, и он заполз в ванну с хитрым и чрезмерно эмоциональным выражением лица. Девушка прекрасно понимала, что Давид делает это не просто так, он хочет ее склонить к интимной игре.

Давид всегда готов к полноценному сексу, за исключением таких дней, когда у него намечались важные дела на работе. Ангелина смотрела на него с любовью и нежностью, он единственный во всем мире, кто понимал ее и все прощал.

Он удовлетворял ее в постели лучше любого мужчины, который у нее был, и даже мог бы посоревноваться в куннилингусе, с самой Майей. Она любила его искренне и беззаботно. Она была безумно рада, что они встретились и он помог ей забыть всю ту боль и предательство, которое она пережила.

Благодаря Давиду, она смогла полностью переключиться на него и иногда она целый день могла не вспоминать Майю и Вячеслава. Этот факт ее радовал: когда-нибудь, она сможет навсегда вычеркнуть их из свой жизни и из своей памяти и быть, по-настоящему, счастливой.

Давид снял с себя трусы и забрался в ванну к своей любимой. Он лег вместе с ней, погружая свое тело в воду и она ощутила, как он хватает её за плечи и прижимает к себе. Руки Давида заходят спускаются всё ниже и вот, дело доходит до её груди. Он сжимает её груди, но Ангелина не издаёт ни звука, и Давид резко опускает свои руки всё ниже и ниже. Его руки доходят до её ягодиц, он чуть раздвигает их, и Ангелина начинает страстно стонать. Его пальцы просачиваются внутрь её тела, и он тоже стонет от эстетического наслаждения. Его пальцы начинали двигаться всё быстрее, а Ангелина ощутила, что уже не может терпеть, она дико хочет своего любимого мужчину.

– Войди в меня! – страстно выкрикнула Ангелина, прижимаясь к его члену своими ягодицами.

Давид не раздумывая ухватил её за талию и развернул её спиной к себе.

– Это будет лучший вечер в твоей жизни, – пошутил он и стал заталкивать свой ствол в ее лоно. Дернувшись несколько раз, он резко вытащил его и Ангелина уже знала, что сейчас он начнет просовывать его в задний проход.

– Ты готова? Сейчас полетаем!

После этих слов, он всадил член в ее тело, она вскрикивает от внезапной боли, чувствуя как глубоко член вошел в ее задницу. Она сотни раз просила его не делать так, но Давид не мог сдерживать порывы страсти и его резкое вторжение продолжало доставлять ей дискомфорт. Впрочем, этот дискомфорт очень быстро проходил и на его смену приходило наслаждение.

Она вцепилась руками в края ванны, для того, чтобы не упасть от его мощного вторжения. Он начинает наносить сильные удары, одновременно массируя её грудь.

Ангелина точно знала, что этот секс продлится довольно-таки долго. Сначала он жёстко её отымеет в зад, а после будет развлекаться с её клитором. Может быть, он грубо шлепнет её по ягодице, как это бывает в порнофильмах.

– Ты ощущаешь его? – спросил он задыхаясь.

Её сердцебиение учащается, и она начинает постанывать. Его рука стимулирует ее клитор и она уже не в силах терпеть, мощная волна наслаждения накрывает ее с головой.

В итоге всё, как всегда, заканчивается тем, что оргазм накатывает и настигает их обоих. Давид кончает в ее в прямую кишку. А затем, его тела касается долгожданное расслабление. После нескольких минут отдыха он опускается перед ней на колени и его язык начинает свое представление, призванное удивить всего лишь одного зрителя. Он снова и снова уносит Ангелину в мир сладострастия.

Она думала, что после пережитого, у нее будут проблемы в сексе, но благодаря Давиду, ей удалось снова научиться получать удовольствие и жить полноценной жизнью. Но все же, в сексе она, после рождения ребенка, начала видеть проблему. Она больше не хотела беременеть. Этого она боялась, больше всего!

Из-за страха снова забеременеть, для нее секс начал представлять некую угрозу, и она всегда думала о том, чтобы предохраняться. Она начала принимать гормональные таблетки, боясь снова этой участи. Но даже с таблетками, расслабиться при соитии, ей стало немного трудно и она разрешала Давиду кончать ей в задний проход. Для нее это была дополнительная мера предосторожности, а для него – наивысший кайф.

– Дорогая, я не хочу уезжать в Германию без тебя, я не понимаю как я, смогу прожить ровно месяц без нашей с тобой любовной страсти.

– Я тоже не желаю уезжать, но у меня нет выбора.

– Выбор есть всегда!

– Я уезжаю в Челябинск, и это не оговаривается.

– Если бы я не был к тебе так привязан, я бы тебя давно уже ушел от тебя, – обиженно бросил он, надеясь ее задеть.

– Но ты же не сможешь этого сделать? Ты принадлежишь мне, а я тебе, мы одно целое! – она подмигнула ему и надев нижнее белье, удалилась в другую комнату. Она с радостью бы поехала с любимым на месяц в Германию, но там она стала бы для него помехой. Когда она рядом, Давид не может сосредоточиться на работе. Оба это знали, но мужчина всё-равно не хотел мириться с разлукой.

Чтобы с пользой провести время, пока ее возлюбленный в командировке, она уезжает в Челябинск, для поиска своих родственников.

На следующий день, попрощавшись с Давидом, Ангелина вызвала такси и уехала в аэропорт, откуда она и собиралась добраться до нужной точки.

В Челябинске жила сестра отца, они никогда не общались, потому что родители Ангелины были слишком религиозны и не хотели знаться с “неверной” родней. Когда родители погибли, девушка осталась на попечении бабушки со стороны матери. Она жила в Иваново, куда и переехали родители Ангелины. Но именно Челябинск, был основной родиной всех ее родных по крови. Там и встретились ее родители, там же и поженились. Это было место, где должны были быть близкие Ангелины, которых она никогда не видела. Родители увезли ее совсем малышкой, но она точно знала, что именно здесь ее место.

Давид не одобрял ее внезапных порывов поехать в Челябинск. Он подозревал, что у нее там кто-то есть, либо она жаждет встретиться с кем-то из старых друзей и страшно ревновал ее. У них даже были, несколько раз на этой почве, скандалы.

Ангелина уверяла его, как могла, что она едет по делам, хочет заехать на бывшую работу и забрать документы. Когда ее наглым образом выкрали прямо из квартиры подручные Вячеслава, она даже не успела толком собрать все свои вещи. Она хотела заехать на работу и забрать свои документы. Но разве ревнивому мужчине можно объяснить, что у нее нет намерения изменять ему, и что она, реально, едет по важному делу?

Она искренне любила Давида и ей совершенно не интересны были другие мужчины. Вся ее ненормальная сексуальная жизнь была в прошлом. Она была уже не та наивная и глупая девочка, ищущая приключений на свою пятую точку. Ей хотелось спокойной и размеренной жизни и полноценных семейных отношений.

У нее для этого было все: любимый человек, хорошая работа, много преданных подруг, но постоянные воспоминания терзали ее душу. Обостренное чувство справедливости не давало покоя. Иногда ей удавалось полностью забыть про все, что с ней произошло и порой даже казалось, что это вообще все было не с ней.

Но порой, события из прошлого, словно обухом по голове, всплывали и вставали перед ней, затмевая собой все. Она теряла аппетит, у нее падала работоспособность, и даже сексуальные игры не доставляли ей удовольствия. Она думала о Вячеславе и о том, как он искалечил ее жизнь, смотрела на свое изуродованное тело, покрытое шрамами и в ней загорался дьявольский огонь: она хотела мести. Страшной и жестокой мести. Она хотела уничтожить каждого, кто мучил ее, найти их по одному и заставить их страдать. Чтобы они не могли больше никому причинить вреда.

Но больше всего ей хотелось заставить Вячеслава испытать настоящую боль. Этот человек настолько сильно любил пытать женщин, а сам при этом боялся даже простой царапины. Ангелина иногда часами обдумывала и представляла, как она привязала бы к батарее в каком-нибудь заброшенном доме, а потом долго и жестоко била ногами. И без сожаления оставила бы его подыхать взаперти. Чтобы это ничтожество умирало медленно и мучительно!

Мечта о мести загоралась в ее сердце, но она пока не знала, как и что делать. С чего начать. Каким образом возмездие должно свершиться. Ей нужна была помощь, но она не могла вовлекать в это Давида.

 

Во-первых, он стал бы ее отговаривать и ставить палки в колесо, во-вторых, она не хотела подставлять близкого человека. Ей нужна была поддержка, но она не знала, где ее взять. План возмездия откладывался на неопределенный срок, но месть на то и хороша, что подается в холодном виде.

Ее мысли прервал вошедший Давид, заставив обратить на себя внимание.

По его взгляду она поняла, что ее мужчина до конца не насытился и хочет продолжения. Иногда он раздражал ее этим. Особенно, когда она пыталась говорить с ним о серьезных вещах, а он в это время подходил к ней, начинал ласкать, и потом оказывалось, что он абсолютно ничего не слышал из того, что она говорила.

Вот и сейчас, она снова завела разговор о поездке, а он поднял свои невероятные глаза и сказал, как будто сам себе:

– Мне очень нравится твое тело, но я каждый раз не могу понять, зачем ты так изуродовала себя татуировками? – Ангелина неотрывно смотрела на него, не понимая о чём он говорит, они столько раз обсуждали уже эту тему, что казалось бы, давно уже пора привыкнуть к ее “странному” телу.

– Кто же этот человек, что ты его так сильно любила, а он при этом посмел тебя так изувечить? – пораженно спросил он. – Ведь ты не просто так решила сделать на теле эту татуировку, – Ангелина молчала, хотя уже поняла о чём он спрашивает. – Ты ведь решила спрятать шрамы под татуировкой.

– Неужели это так заметно? Я заплатила большие деньги за пластику и за то, чтобы сделать татуировку. – пожаловалась она.

– Нет, не переживай, ничуть не заметно, но так как я хорошо разбираюсь в шрамах после ран, меня тяжело обмануть, я сразу заметил, что эти раны появились на твоем теле в разное время. А рисунок набивал один и тот же мастер, но не в одно и то же время. А вот шрам на твоей спине очень похож на тот, который есть на левом плече, дай посмотрю! – сказал он. Она показала красивую татуировку огромной майской розы на животе, нехотя привстав с кровати. На этом месте было ранение от пролитой кислоты, которую “случайно” разлил Вячеслав на нее во время очередных пыток.

– Я и без твоих объяснений могу тебе рассказать всё про твои шрамы, – сказал он, – Вот эта очень нехорошая рана от сильного ранения ножом, а этот шрам похож на укус, как будто тебя хотели съесть.... Подожди… Тебя резали ножом и кусали? – Давид опешил.

Ангелине вспомнились те страшные картины и события из её прошлой жизни. Её глаза потускнели и на лице от напряжения появились морщинки.

Перед ней предстала картина ее тяжелой жизни последних дней беременности. У Вячеслава окончательно сорвало крышу и он просто уничтожал ее тело.

Сколько раз он связывал ее или распинал на кровати, в форме звезды, а затем наносил порезы.

Она плакала и умоляла его остановиться. Иногда так сильно, что ему приходилось вставить ей в рот кляп.

Ее любовница и “вторая” жена Вячеслава, всячески, пыталась ее утешить. Когда было особенно невыносимо больно, она обнимала Ангелину за плечи и закрывала своим телом обзор. Она хотела, чтобы Ангелина не видела того, что с ней делает их любимый мужчина.

– Смотри на меня! Только на меня! Все хорошо! Ничего плохого с тобой не случиться! – кричала Майя, держа голову Ангелины и смотря ей прямо в глаза.

Затем она грубо обнимала ее и с силой сжимала ее голову так, чтобы укрыть ее от всего плохого в этом мире. Только Ангелина не могла насладиться этим в полной мере, потому что пряча свою голову в объятиях утешающей Майи, она не могла защитить остальные свои участки тела.

Вячеслав мог вытворять там все что угодно, и его фантазия была, поистине, богатая и очень извращенная. Иногда даже Майя не выдерживала и начинала его умолять остановиться. Его действия могли легко вызвать преждевременные роды или замершую беременность. Если бы не Майя, то Ангелины может быть, давно бы уже не было в живых.

– А вот откуда этот шрам, я не могу никак понять? Под пупком. – вернул Ангелину из воспоминаний Давид. – Похож на послеоперационный…А этот, не похожий на укус, этот шрам в паху. Его скорее всего оставил тот, кто оставил шрам от укуса на твоём теле и похож он на рваную рану, – он резко отсел на край кровати даже не договорив и схватился руками за голову. Он резко замолчал, потому что прекрасно понимал, что это за шрам и что остался он после очень плохих, неприятных обстоятельствах.

Ангелина придвинулась к нему:

– Милый, мне очень тяжело и неприятно вспоминать о тех событиях, из-за которых на моём теле появились эти шрамы. И о тех ужасных людях, которые это сделали с моим телом. У меня нет желания говорить об этом, – она замолчала.

Встав с постели и скрестив руки на груди, она подошла к окну, и, засмотревшись в даль задумалась. Сквозь тонкие занавески пробивался утренний солнечный свет и делал контуры ее лица более четкими. Её лицо стало еще более нежным от выступивших морщинок вокруг глаз, которые она прищурила от яркого солнечного света.

Её волосы окрасились в красивый золотистый оттенок на солнечном свету. Она выглядела невероятно нежной и прекрасной. Давид засмотрелся на неё любуясь её красотой и трогательностью, которая невероятно притягивала его. Он начал терять голову, но ничего не мог с этим поделать, его влекло к ней, вопреки здравому рассудку.

Его манили её узкие бёдра тесно прижавшиеся друг к другу и упругие поджарые ягодицы так что открывались взору её манящие женские прелести. Он, боясь её спугнуть, встал и подошёл к ней медленно и настолько близко, что волосками, растущими на его груди, коснулся ее спины.

От неожиданности, она едва заметно вздрогнув, выгнулась, запрокинув голову назад, но даже не повернулась к нему. А он стоял позади неё и вдыхал опьяняющий аромат её тела, который будоражил его всё больше и больше.

Её слегка влажное и горячее тело источало аромат полевых цветов и табачных листьев. Она продолжала стоять у окна и задумавшись смотреть вдаль, сделав вид, что не заметила, как он опустился на колени и прижался лицом к её бедрам. Он касался её в эрогенных зонах своим небритым лицом, она ощущала на своём теле его жаркое дыхание и, закрыв глаза, наслаждалась этими невероятно приятными ощущениями.

Она повернулась к нему. Он смотрел на неё решительным и преданным взглядом. Ангелина, внимательно глядя ему в глаза пыталась понять, насколько он серьезен и честен с ней в своих действиях. Ей было важно точно знать, можно ли ему довериться на сто процентов.

Но в этот момент он выглядел невероятно нежным, что по неволе она широко улыбнулась и Давид, поймав взглядом её улыбку, понял, что можно действовать решительнее.

Дотронувшись до её предплечья, он стал нежно гладить ей руку, плечо, шею, и, обняв её коснулся губами до мочки ее уха. Увидев, что ей приятны его ласки, он поднял её на руки, поднес к постели. Бережно уложив её на белоснежную простынь, лёг рядом.

Он даже не заметил, как слетело на пол обмотанное вокруг его бёдер полотенце. Давид крепко обнял и непрерывно и страстно целовал ее в глаза и шею, а она от этих жарких прикосновений понемногу расслабилась и разомлела.

Она ощутила это забытое чувство надежности и защищенности, которое исходило от него. Внезапно она поняла, что ей приятны мужские ласки, ощущение которых она давно забыла, как и не помнила того, что с мужчиной может быть хорошо.

Она, закрыв глаза, пыталась понять свои эмоции. Ей было невероятно приятно, она стала дышать ровно и глубоко, мысли рассеялись. Давид стал действовать смелее, ощутив её расслабленность. Он повернул её к себе спиной и прижимая к себе начал нежно гладить ее живот, ласкал её грудь осторожно массируя пальцами соски, едва покусывая, целовал в шею.

Его член возбуждался всё больше и больше от касания к её ягодицам и половым губам. Он тяжело дышал ей в затылок от избытка эмоций. Его спина становилась мокрой от выступившего пота.

Он, уже не имея сил себя сдерживать, проник рукой между её ног и стал ласкать это желанное место на женском теле. Он касался то настойчиво, то едва ощутимо, лаская половые губы пальцами.

Ангелина наслаждалась этими приятными ощущениями и, одновременно, противилась его ласкам. А ему хотелось ласкать её дальше, касаясь дальней дырочки её тела. Он не мог больше сдерживать себя, раздвинул пальцами такую желанную цель и вонзил в неё свой возбуждённый член глубоко и стремительно. От такого его действия она снова резко дёрнулась и сжала бёдра, чтобы не дать ему войти ещё глубже.

Она схватила его за руку обеими руками и медленно, но уверенно стала убирать его себя, чтобы в то же время не причинить боль самой себе. В тот же момент, как он вышел из её заднего прохода, Ангелина резко посмотрела на него неодобрительным взглядом.

– Милый, ну я же просила! Не делать так! Ты причиняешь мне боль!

– Малыш, я не могу сдерживать себя, ты же знаешь, как ты сводишь меня с ума!

Ангелина мирилась с его излишним вниманием к ее заднему проходу, но иногда он вел себя настолько бесцеремонно, что воскресал в ее памяти хорошие моменты из прошлого.

Она снова посмотрела на него каким-то злобным и испепеляющим взглядом и сразу же снова ее лицо стало излучать тепло и любовь. На секунду он растерялся, но тут же он сгруппировался как охотник, готовый броситься на свою добычу.

– Иди ко мне, моя дикая кошка! – воскликнул Давид тяжело дыша. Ангелина была в напряжении, готовясь уже обороняться от него. Они смотрели друг другу прямо в глаза пронзительно и резко несколько мгновений.

Ангелина резко развернулась, приняв решение прервать эти любовные игры, так как понимала, что ей не справиться с ним, он снова сейчас сделает ей больно.

Но, как дикий зверь, Давид моментально набросился на нее, придавив своим весом. Ему понадобилось немало усилий и энергии, чтобы удержать эту дикую кошку в своих крепких объятиях, она пыталась вырваться изо всех сил, извиваясь и барахтаясь.

Давид был сильным, но не таким выносливым как Ангелина и, уже теряя силы он обхватил ее тело руками и ногами, навалившись всем своим телом на свою желанную женщину.

Ангелина чувствовала себя уставшей, обессиленной и совершенно беспомощной перед ним. Она сдалась ему. Как только Давид убедился, что она больше не будет вырываться от него, он освободил её из-под своего веса и лёг рядом, не выпуская из объятий. Оба уставшие от борьбы они лежали молча и тяжело дыша.

“Все-таки, мне нравятся эти игры!” – подумала изнеможенная Ангелина.

Рабочие будни Вячеслава

Ранним утром, в современной офисной высотке в Москве, на одном из самых высоких этажей, в большом кабинете, в своем шикарном огромном кожаном кресле, перед дубовым, лакированным столом ручной работы, сидел солидный мужчина средних лет. Его офис был оборудован по последним пискам моды. Все в стиле минимализм, как он и любит. Мужчина был директором и одним из учредителей, как он утверждал, «всей этой шарашкиной конторы».

Для своего возраста, он выглядел, очень презентабельно. Стильная прическа, аккуратно выбритое лицо, серый, идеально отглаженный костюм. На его правой руке красовались новенькие «Ролекс», отлично сочетающиеся с громадным золотым перстнем с ярким рубином. Этого мужчину звали Вячеслав. Как владелец крупной строительной компании, он был достаточно состоятелен, поэтому денег у него всегда было предостаточно. И на дорогие побрякушки, и на более интересны развлечения.

После удачного брака с молодой женой Майей, он стал еще больше уверен в себе, чувствуя ее бесконечную поддержку во всех его интересах.

А интересы у него были достаточно специфические… Его тайная страсть – причинять боль и унижать женщин. Вячеслав был безмерно счастлив, что жена поддерживала его склонность к садизму и только ее одну он не мог даже пальцем тронуть. Благодаря ей, он смог принять себя таким, какой он есть. Понять, что он не больной психопат, а просто, особенный. Да, ему нравится избивать и насиловать женщин, но ведь они для этого и предназначены? Так зачем же переживать и бороться со своей сущностью, когда можно брать от жизни все?

В офис он теперь стал ездить с завидной регулярностью, не опаздывая. За последний год, дела компании пошли резко в гору и он пристально следил за работой огромного муравейника, приносящего ему прибыль.

С тех пор, как Вячеслав приобрел мир в своей душе, приняв свою сущность, он мог всецело наслаждаться жизнью, умело управляя компанией, семьей и своим хобби.

Каждый день на работе протекал примерно по одной и той же схеме. Вячеслава устраивало в своей жизни все. Единственное, что продолжало злить его: бросившая его Ангелина. Секретарша, которая посмела перечить ему и которая родила ему дочь. За столько времени он так и не смог приручить ее. Строптивая и гордая. Она ушла, а он теперь вынужден искать ей замену, потому что остальные девушки, секс-игрушки, не устраивали его. Он не мог с ними, полноценно, получать столько же удовольствия от секса.

 

В 9.35 утра раздался телефонный звонок. Вячеслав поднял айфон и посмотрел на фото звонившего. Звонил его коллега, а по совместительству и лучший друг, Павел. Вячеслав нажал на «Принять вызов». В трубке раздался ехидный голос Павла:

– Доброе, где ты есть?

– Я завтракаю. – С такой же ухмылкой в голосе ответил Вячеслав.

– Ты издеваешься? Какой завтрак? Дома что ли не кормят? – ехидничал Паша.

Вячеслав рассмеялся и сбросил вызов. Спустя минуту, на айфон пришло сообщение. Вячеслав тут же открывает сообщение и расплывается в довольной улыбке.

Он стал похож на чеширского кота. Сообщение было от того же Павла. Он прислал ему селфи-фото, на котором красовалась молодая черноволосая девушка. У нее были большие голубые глаза, маленький ротик и носик, а губы были похожи на бутон розы.

Да, все так, как любит Вячеслав, отлично. Через пару минут приходит следующее сообщение. На этом фото, та же девушка, но снято уже сверху: девушка на коленях, а перед ее лицом огромный мужской член, сантиметров 20, не меньше.

Черноволосая красотка покорно смотрит в центр камеры и во взгляде читается собачья преданность. Далее Паша прислал уже видео. На нем эту молоденькую девушку, нещадно имели в рот, этим громадным монстром. Было видно, что она задыхается, слезы и слюни перемешались на ее милом личике, тушь размазалась по лицу, но девушка не издавала ни звука противоречия.

На лбу и шее чернявой выступили крупные капли пота, глаза стали красными от натуги. Видео длилось не более 10 минут. И за это время из симпатичной, миленькой девочки, черноволосая превратилась в растрепанное создание. В конце видео девушка стояла на коленях перед пульсирующим членом, на ее лице, и полу перед ней лужа ее слюней и спермы. Вячеслав заулыбался еще сильнее. Ему очень понравился неожиданный сюрприз от друга. Ему всегда нравилась эта тема.

Вячеслав, сколько он себя помнил, всегда любил “по жестче” в плане секса. Он был доминантом, а все его женщины сабмиссивами. Но его не заботило, доставил он им удовольствие или нет. Он просто брал их и делал все, что хотел. Просто потому, что ему так нравилось. А что им может не понравится? Он платил им приличные деньги, поэтому, как он считал, они могли и потерпеть.

Деньги всегда все решают. Не обязательно любить мужчину, чтобы быть ему покорной. Именно покорность, полное согласие и щенячья преданность, так сильно заводили Вячеслава. А в моменты близости он ощущал себя Божеством, которому поклоняются. Он купался в страданиях женщин, на их фоне, он был лучшим.

Поток мыслей Вячеслава прервал телефонный звонок. Звонил снова Павел.

– Ну, все, мы покушали, я иду к тебе! – проворковал он.

– Иди медленнее. Теперь и я хочу перекусить. – С ухмылкой проговорил Вячеслав.

Вячеслав отключил звонок и потянулся к стационарному телефону. Нажав кнопку, он произнес:

– Анна, сделайте мне кофе и принесите салфетки.

Спустя 5 минут в офис Вячеслава зашла Анна, его личная помощница. Анне было около 20-ти лет, фигура стройная и подтянутая, светлые, длинные волосы убраны в конский хвост, яркие карие глаза опущены вниз, и, как полагается офисному сотруднику, белая рубашка с рукавом три четверти и черная юбка карандаш до колена.

Весь образ дополняли изящные туфли на высоченном каблуке. Это личная привилегия Вячеслава. Анна зашла в офис, держа в одной руке поднос с кофе, в другой – ключ от двери. Она развернулась, закрыла дверь и быстро прошла мелкими шажками к дубовому столу, поставила поднос с кофе. Затем, положив в чашку кусочек сахара, размешала его и добавила сливки. Вячеслав в это время повернулся в кожаном кресле к окну.

Вид из окна был захватывающим, с их этажа был виден практически весь мегаполис. Вячеслав представил себя императором Рима, как он сидит на троне, а внизу бушует толпа и кричит его имя. Анна все еще стоит около стола и держит в руках чашку с кофе. Она ждет, пока начальник завершит созерцание пейзажа.

Вячеслав взял чашку, отпил глоток и раздраженно произнес:

– И чего ты ждешь?

– Прошу меня простить, – в невольном поклоне произнесла Анна. Она резко опускается на колени перед Вячеславом, ползет ближе к нему. В ее взгляде полнейшая преданность, она робко поглаживает ногу Вячеслава. Он не выдерживает и сквозь зубы произносит:

– На все про все 10 минут.

– Хорошо, – Ответила Анна и торопливо потянулась к его ширинке. Расстегнув ее, она спустила вниз серые брюки и вытащила еще не эрегированный член.

Вячеслав смотрит на девушку с каким-то отвращением, ему доставляет удовольствие, что такая милашка ползет перед ним на коленях и подчиняется его воле. Анна взяла в руки его член и быстро начала облизывать его и сосать. Под ее язык попадало все, головка, яйца, ствол члена. От такого напора он очень быстро увеличился в размерах и стал даже больше, чем тот на видео. По крайней мере, там считал Вячеслав. Ему так хотелось думать.

Он залюбовался картиной: Аня продолжает водить языком вверх и вниз по стволу члена, он весь мокрый от ее действий, она не пропускает ни единого сантиметра.

Вячеслав отхлебывает кофе большим глотком и поднимается с кресла, нависая над Анной большой тенью.

– Осталось 6 минут. – Изрекает босс.

– Я Вас поняла. – Покорно отвечает Анна. – Я попытаюсь успеть.

– Ха, теперь моя очередь стараться! – рыкнул Вячеслав.

Лицо босса растянулось в надменной улыбке. Анна смотрит на него снизу вверх, в глазах отражается покорность. Она уже все поняла и приготовилась: сидит на коленях, руки смиренно лежат на них, голова запрокинута вверх и губы округлены.

Девушка уже знает, что ей придется не сладко и нужно будет постараться угодить начальнику. Вячеслав обхватывает рукой свой член и без раздумий направляет ко рту девушки. Член туго входит в ее рот, но он непреклонен, мужчина с силой надавливает, и половой орган уже наполовину проходит в рот девушки. Вячеслав видит, что она давится, ей не хватает воздуха.

Анна судорожно хватает руками мужчину за брюки. Но Вячеслав только ехидно улыбается, ему это и надо. Ему хорошо, когда кому-то плохо. Для него это истинный кайф, лучше оргазма. Мужчина с силой еще раз надавливает членом на рот девушки и проталкивает своей член еще глубже в ее горло. Мужчина видит, как глаза девушки округлились и покраснели, она судорожно начала хватать носом воздух, но у нее это слабо получалось.

Вячеслав был доволен собой. Он был доволен тем, как она мучается, и он хотел продлить этот момент. И вот, спустя минуту глаза Анны начинают закатываться, руки отчаянно ищут опоры, а ноги с диким стуком каблуков елозят по полу. «Даааа, теперь можно доставать» – думает Вячеслав.

С этими мыслями он медленно, смакуя каждую секунду мучений девушки, достает свой член из ее рта и убирает немного в сторону. Девушка, воспользовавшись моментом свободы, пытается отдышаться и набрать больше воздуха в легкие.

Ее лицо превратилось во что-то непонятное, состоявшее из туши, косметики, слез и слюны. Но Вячеслав не настолько милосерден. Он вновь берет член и уже сразу заталкивает его ей в глотку. От резкого движения у девушки брызнули слезы из глаз.

Мужчина набирает темп, он безжалостно трахает Анну в ее маленький ротик, да так, что горло девушки с каждым движение становится все больше и больше. На лице девушки появились крупные капли пота, на лбу вздулась вена.

Этого и добивался Вячеслав. Он с яростью трахает девушку в рот, его яйца с громкими шлепками бьются о ее подбородок. Несколько резких, быстрых движений и мужчина полностью вынимает член. Но, не давая девушке даже вздохнуть, загоняет его обратно по самые яйца.

Анна уже бьется в конвульсиях, машет руками и ногами, лицо покраснело до яркого оттенка. Но мужчине только это и нужно, он еще яростнее начинает входить членом в ее рот, стоя при этом и любуясь видом из окна и попивая кофе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru