Охота за чужой болью

Лили Рокс
Охота за чужой болью

Анальный эксперимент

– Дорогая, у меня для тебя сегодня есть отличное предложение, – загадочно начал Вячеслав, улыбаясь и хитро поглядывая на Майю.

Она таинственно посмотрела на него, что он там еще задумал?

– Ты сегодня можешь почувствовать себя мужчиной, я кое-что приобрел для тебя. Хотел подарить позже, но раз уж такой случай… – он вышел из ванной и начал рыться в своем портфеле, вытаскивая оттуда какую-то коробочку.

– Это тебе! – радостно протянул он ей подарок.

– Что это?

– Ты открой! Сама увидишь!

Майя открыла коробочку и из ее губ сорвался восторженный возглас, это именно то, что она давно хотела!

– Я слышала про такое! Не думала, что увижу когда-нибудь!

– Ты можешь это примерить? Прямо сейчас!

Майя вытащила необычное приобретение, которое могло подарить ей реальную возможность удовлетворять женщин мужским пенисом. Женский фаллопротез состоял из трусиков-ремешков. Он идеально подходил по размеру. Майя посмотрела на себя в зеркало: у нее торчал настоящий страпон и он был настолько реалистичен, что у нее перехватило дыхание.

– Материал называется “живое тело”! Оно реально, как живое! – сообщил Вячеслав, любуясь своей принцессой, – ты великолепна, моя богиня! – восхищенно произнес он, чувствуя, что у него снова встает.

Насадка-фаллос имел длину около 25 сантиметров, член был нежный и мягкий на ощупь, даже по цвету выглядел, как настоящий.

– Таким шикарным болтом можно и порвать изнутри! – восхищенно произнес Вячеслав, любуясь новым образом Майи.

Юная жертва смотрела на них во все глаза, не понимая, что происходит. Ей было безумно страшно и она с ужасом смотрела на Майю. Вячеслав поймал ее испуганный взгляд и подошел к ней вплотную. Он любовался ее израненным телом, трогая пальцем глубокие порезы, подаренные этому организму его щедрой рукой. Лопнувшая кожа кровоточила местами и струйки крови стекали в воду, окрашивая ее в нежно-розовый цвет.

Вячеслав задумался, эта строптивая девчонка сохранит память о нем наверно. До самой смерти в старости будет вспоминать про эту ночь, когда станет смотреться в зеркало! Он еще раз провел рукой по груди, так и есть. Шрамы будут глубокие!

Девушка лежала в кровавой ванне и даже не пыталась убрать его руку. Она чувствовала, как силы покидают ее.

– Отпустите меня, – прошептала несчастная, – отпустите, не надо больше меня бить, прошу! – ее глаза излучали дикий животный страх загнанного в угол зверя, мужчина не мог отвести взгляд, картина его завораживала и заставляла дрожать от возбуждения.

– Куколка, я не маньяк, я не стану тебя убивать или резать, и я не планирую держать тебя в рабстве годами. Я просто преподнесу тебе урок, чтобы ты запомнила его на всю жизнь. Ты слишком строптивая и в этом твоя проблема. Если бы ты сразу спокойно согласилась, то получила бы гораздо меньше проблем. Зачем ты меня ударила коленом?

– Простите, – заплакала девушка, – я нечаянно, я очень сожалею.

– Здесь слезами горю не поможешь, ты совершила плохой поступок и должна быть наказана, таковы правила!

– Отпустите, не надо, – снова зарыдала гостья, – Мне плохо! Мне нужно в больницу! Разве вы не видите, что я истекаю кровью? Что вы за люди такие?! – ее голос снова переходил на крик.

– Все, что тебе нужно, – спокойно продолжил Вячеслав, – Это соблюдать правила, пока ты находишься в моей власти. Сейчас, ты моя собственность, я тебя купил и могу делать с тобой все, что мне захочется. Ты должна вести себя покорно и выполнять все приказы. Потом ты сможешь получить оплату и идти домой. Все понятно?

Секунда, две… Молчание. Пленная переводит взгляд на Майю, на ее стропон, затем на Вячеслава и снова начинает кричать.

Мужчина схватил ее за волосы и с силой потянул на себя.

– Заткнись! Выполнишь работу и пойдешь домой! А сейчас, не беси меня!!!

– Я вызову полицию! Вас арестуют! Вы не имеете права! – начала угрожать отчаявшаяся пленная.

Мужчина на глазах побледнел, он стиснул зубы и тяжело задышал. По его безумному взгляду было видно, что он задумал что-то плохое, только что именно, оставалось догадываться.

Девушка заметила, что его глаза изменились. Он вышел из ванной и вернулся назад с заслюнявленным насквозь красным шариком.

– Прополоскай рот от крови! – приказал он.

Девушка не сразу послушалась, но увидев, что он не шутит, быстро начала полоскать рот.

– Не надо, не засовывайте эту дрянь мне в рот, я не буду кричать! Обещаю!

– Ты вышла из доверия! Мне еще не хватало, из-за какой-то мелкой дряни, проблемы с полицией. Рот открывай! – он нажал на челюсть, насильно открывая ее рот и затолкал шарик.

– Сиди пока так, если будешь пытаться вытащить или выплюнуть, то свяжу! Поняла?

Она помотала головой. Шарик она могла легко вытолкать языком, маску он не надел, но страх перед этим опасным человеком сделал свое дело, и она покорно сидела, держа противный кляп во рту.

– Пора заканчивать помывку, время развлечения! – сообщил он Майе довольно сухо и сдержанно, сверкнув глазами.

Она посмотрела на него и поняла, гостья каким-то образом задела его самолюбие и он опять впадает в ярость.

“Как же его легко вывести из себя! Надо было этой дуре сразу рот заткнуть! Вот мелкая идиотка! Ну надо же ей было прямо сейчас угрожать полицией, когда у моего любимого только все начало налаживаться с потенцией!” – она посмотрела на его член, он был слегка полуопущенным. Надо было действовать и быстро. Она взяла за плечи израненную девушку и стала вытаскивать ее из ванной. Осторожно обернула ее в махровое полотенце.

– Это поможет остановить кровотечение, – сказала она Вячеславу. Ей было неприятно прикасаться к такому месиву, постоянно сочащемуся мерзкой жидкостью, она плотно зафиксировала полотенце на шее и повела несчастную на следующую пытку.

Искусственный член красиво подергивался во время движения, стимулируя клитор. Майя сразу же возбудилась, чувствуя себя, в этот момент, настоящим самцом.

“Так вот что чувствуют мужчины”, – подумала она, – “Вот что чувствует любимый, когда трахает женщин, такое ощущение превосходства!” Ей понравилось это новое чувство и она была рада, что могла еще больше узнать о внутреннем мире своего любимого мужчины. Сейчас она сможет впервые познать, что такое настоящий секс с женщиной!

Она провела девушку в спальню и поставила рядом с кроватью. Покрывало было жутко испачкано, на него было противно смотреть. Она быстро стянула его и перевернула заслюнявленные подушки.

– Теперь ложись! – приказала она, помогая несчастной устроиться поудобнее, – господин хочет попробовать тебя!

Девушка послушно легла на живот, дрожа всем телом и предвкушая самое страшное. Казалось бы, после всего того, что они с ней проделали, неужели может быть что-то еще ужаснее? Она закрыла глаза и стала ждать своей участи.

Мужчина вышел из ванной и сразу же направился к ней. Несчастная вся напряглась от страха. Что будет дальше? Что у него на уме? Он подошел к кровати и сел рядом. Еще секунда и на руках звякнули браслеты. Вячеслав зафиксировал ее руки наручниками.

– Твоя задница готова принять меня? – с издевкой спросил он, слегка наклонясь к ее лицу.

“Он же обещал, что не будет связывать меня!” – пронеслось в голове подготавливаемой к грандиозному изнасилованию девочки, – “Что сейчас будет? Он хочет войти прямо туда! Подруги говорили, как это больно! Только бы он этого не делал!”

Но она уже знала, что он это сделает. Это было неизбежно. Слезы продолжали течь из ее глаз, но она уже не всхлипывала, а лежала покорно. Все тело болело, а махровое полотенце при каждом движении задевало ворсинками запекшуюся кровь на ранах и снова теребило их, заставляя испытывать боль снова и снова.

Вячеслав перевернул ее на спину, заставив поморщиться резко от боли. Полотенце снова врезалось в тело, словно ее ударили одновременно по всем болевым местам.

– Смотри мне в глаза! – крикнул на нее Вячеслав и она испугано посмотрела на этого незнакомого мужчину, который уже во всю трогал ее израненную грудь, отодвинув слегка в сторону полотенце. Он то пощипывал соски, то снова гладил их. Его рука скользнула ниже, и он стал раздвигать ее ноги. Лежать на связанных руках было крайне неудобно и она никак не могла найти нужное положение, чтобы поменьше бередить раны.

Рука Вячеслава уже во всю гуляла по ее промежности.

– Она даже не возбудилась, – прокомментировал мужчина, – что ж, тем хуже для тебя! Тебя когда-нибудь трахали на сухую? Это не особо приятно!

Девушку снова сковал дикий страх, она лежала еле дыша и боялась пошевелиться. Он провел пальцев вокруг ее ануса и стал теребить половые губы своими пальцами, массировать клитор. Жертва закрыла глаза. Он просунул один палец во влагалище и стал водить им взад-вперед.

– Ну, может все не так уж и плохо, – он довольно вытащил палец и вытер его о простыню.

Он подошел к разложенной на кровати кучке игрушек и стал что-то искать. Она не видела, что он там брал, но от этих предметов пыток у нее каждый раз пробегала по спине дрожь.

Он вернулся к юной проститутке и стал просовывать в ее лоно какой-то предмет. Он с трудом входил, но Вячеслав настойчиво проталкивал его. Мужчина начал делать рукой поступательные движения, потрахивая лоно этим предметом. Затем он вытащил это “что-то” и приказал Майе приступать.

У Майи загорелись глаза, и перехватило дыхание. Ей всегда нравилось заниматься любовью с девушками, но сейчас она могла выступать в роли настоящего мужчины, удовлетворять женщину настоящим членом! Для нее это было фантастично!

Она осторожно легла на жертву, обняв ее за шею и стала направлять свой искусственный фаллос в ее лоно. Жертва задергалась и стала выталкивать шарик изо рта. Вячеслав пресек ее идею на корню, быстро одев на нее намордник.

– Давай, моя маленькая, смелее, войди в нее! – он с любовью посмотрел на Майю, – сделай это ради меня! Я так люблю смотреть, как ты получаешь удовольствие!

 

Она улыбнулась ему и стала осторожно проталкивать свой новый инструмент в свою новую подружку, заставив ее кривляться и вопить.

Когда член вошел полностью, она почувствовала, как стимулятор клитора, прикрепленный к основанию ее фаллоса, начинает творить чудеса. Она открыла рот от новых ощущений и стала делать поступательные движения.

Она видела, какую боль причиняет несчастной, что-то разрывая в ее, еще сухой промежности, но уже не могла остановиться. С каждым движением она стимулировала свой клитор и уже через несколько минут она, обняв девушку громко стонала, вгоняя в нее член все глубже и глубже, грубо вторгаясь в ее матку. Жертва хрипела, зажмурив глаза и из уголков ее рта шел непрерывный поток слюней.

Майя готова была кончить с минуты на минуту, но Вячеслав остановил ее.

– Не спеши любимая, у меня есть для тебя еще кое-что, но сперва я хочу разработать ее девственную дырочку, ты уступишь мне место?

Майя нехотя вышла из насилуемой и та ненадолго с облегчением вздохнула. Но пауза была мимолетной. Вячеслав грубо перевернул ее на живот и быстро задрал импровизированный подол из полотенца.

Входил он грубо и жестко. Для новоявленной проститутки это был довольно болезненный анальный эксперимент.

Девушка взвыла и заметалась, пока он все дальше и дальше проталкивал свой член в ее прямую кишку.

– Не ерзай! Расслабься! Видишь туго идет! Не сжимай! – командовал Вячеслав, но она его словно не слышала, обезумев от внезапного и резкого вторжения, она еще сильнее сжимала ягодицы, доставляя мужчине небольшие болевые ощущения.

– Надо было ей анальную пробку вставить заранее, – бросил он коротко, обращаясь к Маей, – просто, невероятно, узко!

– Мой господин, давайте я помогу расширить для вас это отверстие, – она схватилась за свое искусственное достоинство и помахала им в воздухе.

Мужчина слез с несчастной и уступил место своей любимой. Сам устроился поудобнее перед жертвой и поднял ее лицо.

– Смотри на меня! – крикнул он, – я хочу видеть твои глаза, когда моя любимая войдет в тебя!

Майя с большим трудом смогла войти в узкое отверстие, и ей пришлось слежка порвать бедняжки ее девственный вход, повреждая слизистую оболочку и внешний сфинктер ануса.

Она могла бы использовать смазку, но не хотела расстраивать своего мужчину, Майя знала, как он относится к всем этим, облегчающим жизнь, приблудам. Он всегда был против, чтобы они использовали какие бы то ни было смазки при изнасиловании Ангелины. Майя испытывала боль за подругу, наблюдая, как Вячеслав с завидной регулярностью терзает ее многострадальное анальное отверстие и постоянно заставляет ее корчиться в агонии. Вот и сейчас, согласится ли? Если он не разрешал использовать смазки даже для Ангелины, которую горячо любил, то имеет ли смысл настаивать?

Вячеслав упивался страданием в полной мере. В какой-то момент, он чуть не спустил прямо на лицо страждущей, но сдержался. У него на нее еще были планы.

Когда Майя достаточно расширила узкий вход, она уступила место Вячеславу, смиренно отходя в сторону.

– Ложись на спину, сейчас будет кое-что интересное! – приказал он Майе, она загадочно улыбнулась и послушно легла.

Мужчина стал сажать их неудачливую жертву на искусственный фаллос. Та скривилась от боли, но выдержала пытку. Когда она уже полностью сидела на Майе, Вячеслав пристроился к ней сзади.

– А теперь самое интересное, – весело сообщил он, отодвигая в сторону, торчащие за спиной и мешающие ему, руки. Он вошел в проститутку сзади, и скачки начались.

Майя была ошарашена этой новой игрой, никогда она еще такого не испытывала! Она заворожено смотрела то на девушку, то на Вячеслава.

Мужчина отчаянно долбил задний проход гостьи, заставляя ее тело безумно скакать на члене Майи. Это безумие сводило с ума всех участников события.

Майя чувствовала, как стимулятор задергался и заходил ходуном на ее клиторе и громко застонала. Вячеслав, ощущая, какое наслаждение она испытывает, стал еще более отчаянно насиловать несчастную в задний проход, забывая, что это живой человек из крови и плоти!

Ему бы такое даже не пришло в голову, сейчас он двигался ради Майи, ожидая, когда она кончит.

Истязаемая жертва выла и стонала от дикой и распирающей боли. На нее, казалось, уже никто не обращал внимания и все были поглощены своими ощущениями происходящего. Майя шумно кончила и ее тело стало содрогаться. Вячеслав, не в силах больше сдерживаться, громко застонав, стал спускать в прямую кишку насилуемой свое семя.

Когда он вышел из нее, она все еще лежала на Майе с членом внутри. Он помог ей слезть с него и положил ее рядом, слегка отодвинув ногой.

– Как ты моя прелесть? Как тебе мой экспромт?

– Ты, как всегда, великолепен! – отозвалась Майя, целуя его в губы.

Вячеслав, довольный собой и этим вечером, ушел в душ, а когда вернулся, отсчитал нужную сумму и положил на стол.

– Я сейчас тебя отвяжу, сходи, умойся и можешь быть свободна, ты выполнила свою работу. Ты нам больше не нужна. Тут даже больше, чем я обещал, сдачу можешь оставить себе, – пошутил он и помог ей дойти до ванной.

Сама виновата

– Она обратиться в полицию, – испугано прошептала Майя.

– Вряд ли, что она там скажет? Кого интересуют проститутки? Да и лица наших она вряд ли сможет опознать, ты вон ее по голове долбанула, она и маму родную не узнает! – пошутил Вячеслав, но задумался. Проститутка действительно могла на них написать заявление и устроить им настоящие проблемы, которые им были ни к чему.

– Я с ней поговорю, – тихо сказала Майя и пошла ванную.

Девушка лежала в той же позе, как ее положил в ванную Вячеслав, он включил достаточно прохладную воду, но она словно не замечала этого. Она громко всхлипывала и злобно смотрела на вошедшую.

Майя добавила в кран немного горячей воды и повернулась к ней лицом.

– Милая, нам нужно поговорить…

– Если ты хочешь просить, чтобы я не заявляла на вас, то зря! То что вы сделали со мной, это противозаконно! Вас посадят и поделом вам! Таких извращенцев нужно сажать на электрический стул!

– Да послушай же! Ты обычная проститутка! Мы тебе заплатили, причем гораздо больше, чем договаривались! Почему ты не можешь войти в наше положение?

– Какое положение! Вы меня изуродовали! Вы меня изрезали! Ты и твой мужик – больные, вас нужно лечить!

– Если ты заявишь на нас, то оставишь нашу малышку без родителей, ты должна меня понять…

– Какое мне дело до вашего ребенка! Вы меня обманули и затащили силой, вы должны понести наказание!

– Неужели тебе нисколько не жаль нашу малышку, если она останется без нас, ее отдадут в приют! Мы слегка погорячились и готовы извиниться, давай замнем это дело. Может быть ты хочешь еще денег? Я попрошу, муж добавит… Сколько ты хочешь? Можем удвоить цену…

Девушка помотала головой, продолжая всхлипывать и злобно смотреть.

– А чего ты хочешь? – не выдержала Майя, начиная трястись от страха, собеседница не шла на уговоры и могла реально стать огромной проблемой.

– Я хочу справедливости! – выпалила жертва, смотря прямо в глаза обидчице, – Справедливость должна восторжествовать!

– То есть, ты все решила…

– Да! Вы ответите за свой поступок, уж поверь! И твой мужик будет сам подставлять зад в тюрьме, его там по кругу пустят! – от ее слов глаза Майи наполнились ужасом, и она отшатнулась. Она не могла допустить, чтобы ее любимому причинили вред. Нужно было что-то делать.

Она молча вышла из ванной и подошла к сидящему в кресле Вячеславу. Он был уже одет и смотрел на разбросанные игрушки и следы крови.

– Она заявит на нас. Она все уже решила.

Мужчина внимательно посмотрел на нее и они без слов все поняли. Просто так отпускать проститутку было нельзя.

– Мы не можем ее убить! Только не это! Пожалуйста! – взмолилась Майя.

– Да я и не собирался! Ты за кого меня принимаешь, – обиделся Вячеслав, – я думаю, что с ней делать…

– Давай пока перевезем ее в наш подвал, а там посмотрим.

– А если это всплывет, нас надолго упекут, как же моя репутация… мой бизнес… – забеспокоился Вячеслав.

– Если она расскажет все, то у тебя итак все полетит, надо решать проблему и срочно! – она решительно посмотрела на мужчину и она вместе зашли в ванную.

– Вставай и одевайся, быстро! – приказала Майя.

Девушка посмотрела на нее усталым взглядом, но не сдвинулась с места.

Вячеслав подошел к ней и схватив за волосы, стал вытаскивать из ванной. Она закричала и тут же получила удар в грудь.

Вместе влюбленные выволокли ее из ванной, она выскользнула из руки и упала на пол. Майя быстро схватила полотенце и стала вытирать ее тело. Девушка снова закричала от боли и по телу снова побежали струйки крови.

– Надо бы ее вырубить… – безнадежно произнесла Майя.

– У меня есть кое-что получше, – крикнул Вячеслав, выбегая из ванной, – вот, смотри! Это сильное снотворное! Слона свалит! Дай ей сразу несколько таблеток, пусть выпьет.

Девушка услышав, что они хотят напоить ее снотворным, снова отчаянно завопила и поползла к выходу. Ей нужно было добраться до двери и выползти из номера, а там уже люди и там ей обязательно помогут.

Вячеслав ловким движением сел на нее сверху, сдавив ей грудную клетку и плотно вдавив лицом в пол.

– Если ты будешь кричать, то я тебя вырублю, поняла? Сейчас ты встанешь и послушно выпьешь все таблетки, иначе мне придется бить тебя по голове, пока ты не отключишься. Что ты выбираешь? – он слез с нее и помог приподнять голову.

– Я выпью таблетки, – согласилась она.

– Вот умничка! – захлопала в ладоши встревоженная Майя, стоящая в сторонке и кусающая губы в кровь от нервного напряжения.

Когда их гостья выпила горсть таблеток, они тщательно проверили, чтобы во рту ничего не осталось.

– Вы хотите меня убить? – спокойным голосом спросила девушка, пытаясь скрыть свое дикое волнение и страх.

– Упаси боже, ты за кого нас принимаешь? – возмутился Вячеслав, – ты уснешь, а мы спокойно уйдем, чтобы ты не успела вызвать полицию.

– Вас всё-равно поймают! Сейчас работают хорошие специалисты! Вам не уйти от правосудия, – злобно прошептала осмелевшая проститутка.

– Поживем – увидим, – философски ответил мужчина и они все стали ждать, когда снотворное подействует. Пока жертва не заснула крепким сном, они заставили ее одеться и сесть в кресло. Ее уже выключало. Своих насильников она слышала словно где-то вдалеке. Последнее, что она услышала, это голос Майи, которая пожелала ей спокойного сна.

* * *

Очнулась она в подвале с дикой головной болью и тошнотой. Во рту у нее был кляп, все тело болело. Она с ужасом оглядела свое новое местообитания и впала в отчаянье.

До нее стало доходить, что эти двое не хотели ее отпускать, она напоила ее снотворным, чтобы беспроблемно вывести из этой дешевой гостиницы, напоминающей больше общежитие с кучей обшарпанных дверей.

Она огляделась еще раз: на полу стоял матрас, руки были свободны, но шею сжимало плотное железное кольцо. Она потрогала его, это был железный ошейник и ведущая от него цепь соединялась с огромной трубой. Освободиться не было никакой возможности. Она быстро сняла с себя маску и вытащила ненавистный кляп.

Голоса почти не было, но она постаралась кричать, что есть силы.

На ее крик прибежала Майя.

– Ну чего ты кричишь! Ребенка разбудишь!

– Выпусти меня, ты, тварь! Выпусти! Зачем ты меня здесь держишь?

– Не ори, я не хотела… Так получилось… Ты сама виновата! Взяла бы деньги и шла ко всем чертям, но тебе нужно было все испортить!

– Вы меня изнасиловали и избили! – начала снова кричать девушка.

– Ты пошла на панель, ты разве не знала, что это работа требует жертв? Ты пошла ублажать мужчин, так чего же ты жалуешься? Тебя сняли и тебе заплатили, но тебе этого показалось мало, тебе надо было еще и в полицию обратиться! Но я не позволю тебе испортить наше семейное счастье!

– Вы хотите убить меня? – с ужасом спросила пленная, тяжело дыша и пытаясь проглотить подкатывающий к горлу ком.

– Честно, я вообще не знаю, что с тобой делать. И муж не знает. Мы еще не решили…

– Можно мне воды?

– Сейчас принесу… Если снова будешь кричать, мне придется связать тебя и вставить кляп, мы находимся в отдалении от соседей, тебя все-равно никто не услышит, а моей малышке ни к чему слышать твои вопли.

– Как ты можешь так? – смотря в ее глаза, спросила пленная.

– Как так? – непонимающе переспросила Майя.

– Вот так вот! У тебя ребенок растет, а она знает, чем ее мать занимается в свободное от нее время?

– Заткнись! Заткнись, стерва! Ты ничего не понимаешь! Я это делаю ради мужа! Ему это нужно! – Майя выпустив пар, снова постаралась успокоиться, но у нее это плохо получалось. Каждый раз, когда дело касалось Вячеслава, она заводилась и готова была убить любого, кто против него, хоть слова скажет.

 

* * *

Всю неделю несчастная провела взаперти, пытаясь придумать, как обхитрить Майю и попытаться сбежать. Майя обрабатывала ее раны, кормила ее и убирала за ней импровизированный туалет.

Вячеслав несколько раз порывался зайти к ней, чтобы порезвиться, но Майя его останавливала и убеждала пока повременить, пока у той не затянутся раны.

Она была рада, что он, временно, забыл про Ангелину, но ее смущала эта нелепая ситуация. Если Ангелина была добровольно с ними и не стремилась испортить им жизнь, то эта особа была опасна и держать ее долго в подвале, было опрометчиво.

– Милый, я тут подумала… А что если мы отвезем нашу гостью в клуб? Так мы избавимся от свидетеля и от лишней обузы… Я постоянно нервничаю, что малышка услышит ее крики, да и мало ли… если кто узнает, что мы в подвале держим человека, у нас будут серьезные проблемы.

– Я тоже думал об этом, – признался Вячеслав, – но я надеялся, что она изменится и станет послушной, как наша Ангелина.

– Этого не будет! Она слишком своенравна и строптива, забудь. От нее надо избавляться. Она – наша угроза!

– В субботу… в обед повезу. Вечером вернусь домой.

– Хорошо, – выдохнула Майя с облегчением, наконец-то эта проклятая гостья перестанет ее беспокоить.

Всю неделю Майя жила в напряжении. Она опасалась, что девушку начнут искать и следы приведут к Вячеславу. Кто-то мог запомнить его номер, кто-то мог опознать, что она была с ними в той задрипанной гостинице. Майя со страхом смотрела новости, и читала сводки всех новостных сайтов. Никто не искал их неудачливую приятельницу.

В Субботу она помогла Вячеславу подготовить девушку к поездке, снова напоив несчастную слоновьей дозой снотворного.

Майя очень изменилась за то время, что прожила в браке с Вячеславом, она это сама понимала. Ее просто разрывало от жалости к той несчастной, которая попала вместо нее в плен мужского клуба. И сейчас еще и эта бедная девочка, которая впервые вышла на панель и поплатиться за это жизнью.

“Какая же ты дура! Какая дура! Молчала бы, взяла деньги и ушла! Нет же, надо было тебе угрожать нам! А мне теперь жить с этим чувством вины!”

В последние дни, она была сама не своя. Даже малышка заметила, что с ее приемной мамой твориться что-то неладное. Майя за неделю очень сильно похудела на нервной почве.

Вячеслав и Майя сложили девушку на заднее сидение и пристегнули ремнем безопасности. Выглядело все так, что она просто крепко спит.

Но для Майе всё-равно оставался повод переживать, мало ли, что может случиться в дороге. Если гаишник остановит автомобиль, и инспекторы захотят проверить, что не так с попутчицей, у возлюбленного будут большие неприятности.

– Позвони мне, как только доберешься до туда и будешь в безопасности! Я буду волноваться, – чмокнула она его на прощанье и теперь ей оставалось только нервничать в ожидании его звонка.

Проводив Вячеслава в клуб, она выпила сразу несколько таблеток успокоительного, чтобы унять дрожь в руках.

“Она сама виновата, сама виновата! Мы предлагали ей деньги, предлагали уйти, она сама отказалась! У нас просто не было выбора, нам пришлось так поступить!”

Майя смотрелась в зеркало и ей было до жути страшно. Холодный пот прошибал снова и снова. Она представила, на какие муки обрекла несчастную и ей стало безумно жаль свою неудачливую жертву.

“Когда-то, на ее месте была и я”, – подумала Майя, – “Только бы все хорошо закончилось, только бы он доехал до клуба и ничего по дороге не приключилось!”

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru