Охота на босса

Лили Рокс
Охота на босса

Мой босс – моя погибель

Бегу со всех ног на работу. Сердце бешено бьется в груди. Скоро я снова увижу ЕГО. Осталось совсем немного до нашей встречи. Снова смогу увидеть его взгляд, от которого все внутри плавится, и потрясающие черные глаза, заставляющие повиноваться.

А если сегодня повезет, то он захочет провести со мной вечер… Не могу дождаться, когда я смогу снова коснуться его бархатной кожи, провести пальцами по скулам. Ощутить его дыхание и растаять в грубом поцелуе.

Он такой холодный и сдержанный на работе, но наедине он превращается в настоящего зверя. Когда он шлепает меня по ягодицам, а затем берет силой, я чувствую, как наши души в этот момент связаны невидимой нитью и тянутся друг к другу. Томительное ожидание будоражит все тело. Совсем немного, уже скоро я смогу увидеть его!

Вечером он везет меня в шикарный отель и мы оба знаем, что будет дальше. Дыхание перехватывает от волнения. Доносится шелест его кожаной куртки и сумки с различными игрушками для прелюдии.

– Марго? – говорит мелодичный голос, проникает в мои уши и вызывает тепло по всему телу. – Ты сегодня была плохой девочкой?

Я быстро проверяю свой внешний вид, поправляю волосы. Полностью расслабляюсь, демонстрируя легкомыслие и беззаботность.

– Да, босс… Я заслуживаю наказания… – поворачиваюсь к нему спиной зная, что он любит перед этим отшлепать меня ладонью. Демонстративно оголяюсь, чтобы ничто не мешало ему получать удовольствие.

Секунды проходят, но ничего не меняется. Мое терпение заканчивается, и я оборачиваюсь. Он так и стоит около окна, не шевелясь. Он глубоко дышит, грудная клетка вздымается, наполняясь воздухом до предела. Широко распахнутые глаза показывают огромные черный зрачки, перекрывающие белки. Одной рукой он медленно расстегивает ширинку. Я расплываюсь в довольной улыбке и перевожу взгляд ниже, моя провокация удалась!

На мне коротенькие шорты, которые открывают вид упругие круглые ягодицы и почти не прикрывают то желанное место, неприкрытое никаким бельем. Неспешно поворачиваюсь в его сторону. Тонкая шелковая майка не скрывает обнаженную грудь, соски четко видны через ткань.

– Что-то не так? – с улыбкой спрашиваю я, будто ничего необычного не происходит. – Я очень скучала…

Он тяжело вздыхает, прикрывая глаза и прощупывая щеку языком. Снова поднимает глаза на меня:

– Развернись обратно…– слова еле проходят сквозь зубы. – А лучше, ляг на кровать.

Улыбаюсь и поворачиваюсь на живот. Босс медленно подходит и касается кончиками пальцев моих ног: проводит по голени, дальше колено и доходит до бедра. По всему телу пробегают мурашки от горячих прикосновений. Возбуждение начинает скапливаться внизу живота в ноющий комок.

– Почему ты такая непослушная, Марго? – говорит он хриплым голосом. Он специально мучает и дразнит.

В следующее мгновение мне прилетает звонкий шлепок по попе. От неожиданности вырывается короткий визг.

– Порочная девочка…

Начинаю кусать губы, из которых доносятся тихие стоны. Жжение от удара приятно распространяется по телу. Томительное ожидание кружит голову. Дэн двигается ближе, закрывая меня под своим телом, водит рукой по месту удара.

– Ты ведь специально меня провоцируешь… Тебе же это нравится, да? – его слова прерываются из-за сбитого дыхания.

– Твоей плохой девочке нравится все, что ты с ней делаешь.

– При этом она такая только наедине со мной, – горячие губы прикасаются к моему плечу.

– Я ужасно скучаю по тебе… все время…

Он медленно проводит рукой по спине, откидывая в сторону волосы, чтобы покрыть нежную кожу миллионами поцелуев. В его руках я таю, как мороженное под палящим солнцем, и растекаюсь лужей, сдерживая вырывающиеся стоны.

Его губы захватывают мочку уха, слегка покусывают. Мужественные ладони касаются моих и крепко сжимают пальцы, он тянет мои руки вперед и с силой прижимает к изголовью кровати.

Сознание затуманивается, мысли испаряются и остаются только чувства и страсть. Я полностью погружаюсь в эти ощущения, впитывая волны любви и нежности. Все его ласки разжигают внутри меня неукротимое пламя, сжигающее все вокруг.

Босс начинает качать бедрами, трется и прижимается выпуклой частью штанов к моим шортам. Несмотря на то, что мы не сняли с себя мешающие вещи, возбуждены так, будто уже обнаженные и заняты интимом.

В глазах все плывет, и я почти ничего не вижу. Чувствую, как его руки грубо сжимают мои кисти, локти, плечи. Он доходит до бретелей майки и медленно стягивает их. Дэн готов порвать ее прямо на мне, но меняет свое решение. Он запускает ладони под нее и касается живота, поднимается выше и касается голой груди. Руки по-хозяйски сжимают горячую плоть, оставляя красные пометки на коже. До моих ушей доносится приглушенный стон, который растворяется в космосе наслаждения.

– Я схожу с ума от тебя… – раздается хриплый голос.

Я сама уже не в силах сдерживаться и отпускаю сладкий стон. Реакция любовника была лучше, чем я могла предполагать. Он силой поднимает меня и ставит на колени. Срывает майку. Двигает ближе кофейный столик, кидает на него пару подушек. Через секунду я оказываюсь сверху всей этой конструкции. Сзади слышен звон пряжки ремня и треск молнии. Мне очень хочется взглянуть на возбужденное тело любимого, и я приподнимаюсь. Но рука мужчины давит на мою спину и прижимает меня к подушкам и холодной поверхности стола:

– Нет, не шевелись! Я возьму тебя сзади.

Эти слова пробудили горячее цунами, которое проходило по всему телу, наполняло его и выливалось водопадом через пульсирующее лоно. Босс как будто заметил это и начал действовать. Два направил их между складок. Я схожу с ума и тянусь руками к дурацким джинсовым шортам, чтобы самой снять их, но любовник опережает меня и одним ловким движением стягивает ненужную часть одежды с ног. Ударив меня по ладони, он сурово говорит:

– Руки не отрывать от стола, – он поднимает мою попу выше и ставит на колени с широко расставленными ногами.

Я снова вскрикиваю, но тут же дыхание перехватывает. Он касается рукой моего запретного места, нащупывая самую чувствительную точку.

Когда он резко проникает внутрь, я дрожу от его действий, кусая зубами подушку и без перерыва стону. Все ощущения сливаются в одну волну удовольствия, в которой я тону.

Решение ехать в Москву

Как объяснить родным, что мне душно в нашем городе? Мало места, мало пространства и перспектив. Мама и бабушка наперебой твердят устраиваться на завод. Завод. Где я, и где завод?

Да, и в конце концом, мне уже 22! Я взрослый человек с высшим образованием! Неужели, я не найду себе достойное место в мегаполисе?

Мало места, мало пространства и перспектив. Мама и бабушка наперебой твердят устраиваться на завод. Завод. Где я, и где завод? Да, я по образованию экономист, ну и что с того? В нашем городишке, кроме машиностроительного завода, никто не нуждается в экономистах, потому что экономить нечего. На заводе меня тоже не ждут. У генералов есть свои внуки. Да, в конце концом, мне 22. Я взрослый человек с высшим образованием! Что, я не найду себе достойное место в мегаполисе? И потом, мне нужно отвлечься от Сашиных «соплей». Не могу я больше слушать «плачь Ярославны», не люблю его и не хочу, он нудный, скучный.

Мама говорит, что он надежный, за таких, как Саша, надо замуж выходить. Не хочу замуж, а тем более за него. Что меня ждет здесь с ним? Беседы об открытии очередного вида чешуйчатой сколопендры или о размножении плоских червей в неволе? Это я в неволе, как тот самый плоский червь. Как там у классиков? «Тварь я дрожащая или право имею?» Имею, имею право быть счастливой и успешной. Пусть хоть что говорят. Москва – жди меня!

Разговор с Сашей, однако, дался гораздо сложнее, чем я рассчитывала…

– Уезжаешь все-таки? А как же мама и бабушка? Они же не переживут твоего отъезда, особенно бабушка. Она же спит и видит, как ты трудишься на нашей «машинке». Как она с гордостью будет рассказывать своим подружкам за чаем, какая у нее внучка.

– Да, я уезжаю, – отрезала я, стараясь не смотреть ему в глаза, – Я все решила.

Как мне не хотелось, чтобы мой голос выглядел твердым, но все же он дрожит…

– Про родных не волнуйся. Лучше я буду не оправдавшей надежд дочкой и внучкой, но со своим мнением и счастливой, чем буду ненавидеть свою работу, свою жизнь и саму себя за то, что не смогла принять решение и поддалась на уговоры родни.

– А я? Я думал мы… у нас…

– А что у нас? – я смотрю в его глаза таким сверлящим взглядом, что нам обоим становится не по себе, – Саш, ты думаешь, что я всю жизнь хочу выращивать твоих опарышей на подоконнике? У нас даже подоконника общего нет и, не будет никогда, пока твои родители не разрешат тебе жить с девушкой. В 23 уже нужно учиться принимать самостоятельные решения, а не плясать по мамкину дудку.

– Марго, ну зачем ты так? Ты же знаешь, что нужно пожениться, прежде чем начать жить вместе. А чтобы пожениться, нужно закончить учебу. Нужно только чуть-чуть потерпеть и все наладится.

– Вот именно, потерпеть! Все время терпеть, ждать и просить разрешения. А жить когда? Все, прощай, маменькин сынок. Надеюсь, тебе встретится девушка, которая разделит твои жизненные взгляды. – бросаю ему на прощанье и ухожу, стараясь не оглядываться. И не потому, что плохая примета, боюсь увидеть его выражение лица, которое может преследовать меня вместе с угрызениями совести.

Вот же, зануда, подождать ему нужно! Ну, уж нет, больше я ничего и никого ждать не стану!

* * *

Ух, ну и денек выдался! Одному Богу известно, сколько сил я потратила на то, чтобы найти приличную комнату. Цены здесь огромные, по сравнению с Конаково. Это и не удивительно, в Конаково и доходы сопоставимы с ценами.

И кто бы мне подсказал раньше, что в больших городах без опыта работы резюме даже не читают. А где взять опыт? «На заводе» – твердила весь вечер в трубку мама, причитая о том, какая я непутевая, что не слушала ее.

 

Сегодня я иду в Москва-Сити, видела его раньше только на картинках в инете! По-моему, это самый крутой бизнес-центр Москвы!

Ну и что, что я буду простым секретарем? Ну и что, что я имею высшее образование? Кому сейчас нужен этот диплом, если зарплата инженера или экономиста в разы меньше среднего заработка секретарши?

Представляю, как рассердится маман, а бабушка начнет театрально закатывать глаза и капать себе сердечные капли. Как же это слово произносится, матушка часто его произносит, когда слышит о должности секретаря. О, вспомнила – «Секретутка».

Фу, какое оно обидное. Я вот например, иду в офис работать, а не крутить романы с боссом. Во всяком случае, вести себя так, как расшифровывается это слово, я точно не собираюсь.

Сходила на собеседование. Офис компании расположен на 22 этаже. На 22-ом! Мама дорогая! В нашем-то захолустье – девятиэтажки выглядят как небоскребы.

По дороге к бизнес-центру я вышла на дорогу по пешеходному переходу, и не сразу заметила, что по дороге мчится мотоцикл. Нет, это даже не мотоцикл, это монстр какой-то черный, блестящий. В своем городе я никогда таких не видела. Мчался и даже не попытался остановиться! Сидит там, в седле, бородатый, с серьгой в ухе и кожаной косухе. Чуть не сбил меня!

Повернулся, еще так зло на меня посмотрел, как будто это я прусь по дороге в неположенном месте! Да, я знала, что в мегаполисах все хамы, но не до такой же степени! Ладно, черт с ним.

Я думала, что собеседование в «Ювенте» будет начальник проводить или хотя бы кто-то из отдела кадров, но нет. Здесь всеми заведует старший менеджер по персоналу Ванесса Станиславовна, деловая, со вкусом одетая, при макияже и с прической. Ни как у нас на заводе Тамара Васильна красится в стиле «пятьдесят лет советской торговле». Ванесса «Паради», блин.

Не понравилась она мне, смотрит в глаза, как будто сверлит взглядом. Хотя, понимаю, работа у нее такая. Надеюсь, что буду редко с ней встречаться, если меня примут, конечно. Хоть бы, хоть бы! Очень хочу попасть на работу в «Ювенту». Все такие культурные, вежливые, в белых рубашках… Разговаривают друг с другом на “Вы”. Все-таки правильное решение об отъезде я приняла.

* * *

Утро. Телефон звонит. Кто так рано может звонить?

– Алло?

– Это Маргарита Власенко?

– Да, это я.

– Это Соловицкая.

– Да Инесса, простите, Ванесса Станиславовна, я Вас слушаю.

– Ваша кандидатура рассмотрена. Вы нам подходите.

– О!!! – вырвалось у меня, – Спасибо! Это замечательно, я так рада!

– Рановато радуетесь, милочка. Вы сможете сегодня явиться в офис?

– Конечно, смогу. Сегодня первый рабочий день?

– Нет, сегодня собеседование у Дениса Евгеньевича. По итогам этой беседы будет принято решение о том, будете ли Вы сотрудницей «Ювенты» или пойдете искать другую работу.

– Хорошо, я поняла Вас. В котором часу мне нужно быть в офисе?

– В 09:00.

– Что? Но, сейчас 08:20. Как я могу успеть? – у меня внутри все замерло в напряжении. Это же Москва, черт побери, как я доберусь так быстро?

– А что? Вы недостаточно расторопны, милочка? Секретарь должен уметь решать задачи за считанные минуты. Ну что ж, все в Ваших руках. В 09:10 Денис Евгеньевич отменит Вашу встречу.

Господи! У меня есть 40 минут на сборы и дорогу до офиса. Как? Как я должна все успеть. Еще бы без пяти минут девять позвонили и сказали прибыть к 9. Так, Ритка, спокойно, ты все сможешь, все успеешь. Смогла же от бабушки уехать, и на беседу успеть сможешь. Хах, колобок. Я от бабушки ушла, я от дедушки ушла, но от тебя волчок – директор «Ювенты» я не уйду.

* * *

Конский хвост, нюдовый макияж и брючный костюм графитового цвета. Все-таки папины карие круглые глаза и мамины густые волосы шоколадного цвета дают потрясающий эффект! Родители наградили меня отличной внешностью, а бабушка, в прошлом филолог, не могла не вложить в любимую внученьку светских манер и культуры поведения. Хороша, чертовка.

В зеркале отражается молодая современная девушка, излучающая уверенность и веру в победу. На часах 08:50, а я уже у дверей лифта в бизнес-центре. Успеваю. Молодец.

Лифт подъезжает на 22 этаж, о чем победно декламирует на всю кабину. Я, осмотрев себя в зеркале, проверив помаду, тушь и волосы выхожу в холл и… Зацепляюсь каблуком бежевой лодочки за металлический порожек кабины.

Каблук, предательски щелкает и проваривается в недра лифтовой шахты. Черт! Что за день? Как же хорошо, что я умею сдерживать эмоции и не выражаться вслух. Спасибо бабушке.

Поднимаю глаза и вижу, что все присутствующие в ходе стали свидетелями моего фиаско. Мне кажется, в этот момент я внезапно покраснела. По-крайней мере, меня бросило в жар. Но я сразу же взяла себя в руки. Нет, я пришла побеждать и стану победителем!

Выправив осанку, я, с победным выражением лица снимаю второй туфель, отрываю каблук и надеваю обратно. Как в том фильме: «Брюки превращаются, брюки превращаются…»

Неуклюже, но гордо я делаю шаги в сторону приемной босса. Вхожу в приемную, где меня со злющими глазами ожидает Ванесса Станиславовна:

– Здравствуйте еще раз, милочка.

Фу, это ее «милочка» режет по ушам. Бесит, до зубного скрежета. Надеваю на лицо милую улыбку и отвечаю, делая акцент на имени офисной дамы.

– Доброе утро ВАНЕССА Станиславовна.

– Проходите к большой коричневой двери, Денис Евгеньевич ждет Вас. И, выбросьте это недоразумение, которое у Вас в руках.

Вспомнив свое эффектное поведение в офисе, я невольно заулыбалась, сжимая каблук в руке.

– Будьте сдержанней, милочка, Денис Евгеньевич не любит легкомысленных особ.

Подавив в себе приступ смеха, сделав серьезное лицо, я выбросила каблук в урну и поковыляла к большой коричневой двери.

На стене приемной висят большие дубовые часы с боем. Темно-коричневый цвет корпуса удачно гармонирует с бежевыми стенами. Вообще, весь интерьер офиса «Ювенты» выдержан в коричнево-бежевых тонах.

Надо сказать, что мои карие глаза и шоколадного цвета волосы будут идеально смотреться за секретарской стойкой в этой приемной. Мысли расслабили меня и, когда внутреннее напряжение начало спадать, за спиной начали бить часы. От этого звука я подпрыгнула на месте.

Сердце начало отбивать ритм фламенко. С последним, девятым боем часов «Паради» открыла передо мной высокую коричневую дверь и кивнула в сторону кабинета.

Собеседование с боссом

На ватных ногах я перешагнула порог кабинета, за спиной с грохотом закрылась дверь. Внутри кабинета царит звенящая тишина. Высокие и узкие окна, темно-коричневого цвета, светло-бежевый паркет и дубовый стол руководителя в комплекте с переговорным, как и везде, в этом офисе, гармонируют между собой.

Вообще, надо сказать, что других цветов в интерьере этого офиса я пока не встретила. За столом руководителя кто-то сидит ко мне спиной и разговаривает по телефону.

Первое, что кроме цвета интерьера привлекло мое внимание, это голос того, кто сидит за столом. Грубый, грудной тембр врезается в уши и оседает где-то глубоко. Я не слышу, что именно Он говорит, но меня уже начинает раздражать этот звук. Я мысленно представила себе, как я буду слышать этот голос каждый день по сотне раз и хочу передумать и убежать подальше.

– Маргарита Марковна Власенко?

– А? Да, это я.

Мужчина, сидящий за столом, обращается ко мне, не поворачиваясь. Вот это уважение к кандидатам. Высокий статус организации и амбиции Ванессы. В воздухе повисла тишина, мне кажется, что даже слышны взмахи плавников у рыбок, живущих в большом аквариуме, установленном вдоль стены кабинет. Засмотревшись на двух прелестных темно-серых рыб, снующих из стороны в сторону я не заметила перемещений по кабинету.

– Это Австралийские Астронотусы. Я приобрел их на выставке.

Голос донесся откуда-то сверху, но рядом. Оглянувшись, я увидела узел темно-коричневого галстука. Поднимаю голову, чтобы осмотреть лицо собеседника. Черт подери! Это тот самый тип, который вчера чуть не сбил меня на своем металлическом драндулете!

Я узнала его бороду и серьгу в ухе в виде маленькой волчьей морды. Теперь я точно должна уйти, убежать! С виду, такая приличная организация, и такой, хамоватый, бородатый босс на мотоцикле! Так и хотелось сказать: «Здрааасте? А где же Ваша косуха?». Но, я девушка приличная, воспитанная в строгих правилах, поэтому потягиваю бородатому руку, пытаясь сдержать недовольство.

– Денис Евгеньевич Браун, очень приятно познакомиться с Вами лично.

– Взаимно, Маргарита Марковна Власенко.

– Я ознакомился с Вашим резюме, дипломом и личным делом. У меня есть некоторые вопросы относительно последнего.

– Личным делом? Я не предоставляла никаких других сведений и документов, кроме имени, резюме и диплома. У Вас что, собрано на меня досье? Но зачем? По какому праву Вы решили, что можете без моего согласия выведывать личную информацию?

– Маргарита Марковна, вопросы здесь буду задавать я, а если Вам что-то не нравится, Вы можете прямо сейчас покинуть мой кабинет.

Такое ощущение, что я не в торгово-производственной компании, а на допросе в полиции. Что вообще возомнил себе этот Денис Евгеньевич? Кто он такой, чтобы разговаривать со мной в таком тоне? Возникшие вопросы беспорядочно роятся в моей голове, но от растерянности я не могу произнести ни одного слова. Если я сейчас уйду, то потеряю эту работу и пойду с улыбкой произносить: «Свободная касса». Его голос вывел меня из состояния ступора.

– Мы продолжаем беседу или я продолжаю заниматься своей основной работой, а вы можете быть свободны?

– Да, простите, конечно, продолжим, ведь мне очень нужна эта работа.

Кошмар, Ритка, ты видишь этого хама в первый раз в жизни, но уже извиняешься за его же поведение. Что происходит?! Спокойно, все будет хорошо. Медленно дышу и считаю мысленно до десяти. Это всегда помогает мне прийти в себя.

– Маргарита Марковна, по какой причине Вы скрыли от Ванессы Станиславовны факт того, что Ваш отец Марк Эдуардович Райнер, в прошлом году был выслан из страны за совершение ряда должностных преступлений?

– Простите, но, какое отношение мой отец, и его биография имеют к работе секретаря? Я никогда не видела его, моя мать родила меня вне брака и дала только его отчество. Если Вы заметили, то я ношу фамилию матери. Постойте, зачем вообще я Вам все это рассказываю? Я собираюсь работать здесь секретарем, а не секретным агентом.

– Вы задаете слишком много вопросов, я предупреждаю Вас в последний раз. Либо Вы отвечаете на поставленные вопросы, либо мы прощаемся с Вами навсегда.

– Хорошо, я Вас поняла.

Какой странный тип, какие странные вопросы он задает. Меня что, вербуют в агенты спецслужб НАТО? И голос, Его голос сведет меня с ума. Это ж надо так вляпаться?! Один, два, три…десять. Марго, ты справишься.

– Маргарита Марковна, вы будете отвечать на мои вопросы?

– Моя мать познакомилась с моим отцом в университете, здесь, в Москве. Она работала лаборантом, была уже не наивной студенткой. Он приехал из Европы по обмену в числе преподавательского состава. Откуда именно, я не помню, да мне это и неинтересно. После небольшой интрижки, которая виделась мамой, как большая и светлая любовь, он уехал к себе домой. Они даже созванивались, иногда. Но, через пару месяцев, когда мама сообщила ему о своей беременности, Марк Эдуардович, что называется «слился». С тех пор они не общались, но два года назад, когда я нашла его через социальные сети и попыталась наладить с ним отношения, узнала, что он работает то ли в посольстве, то ли в консульстве и часто бывает в России. Предложив ему встретиться, чтобы познакомиться в живую, я получила отказ. Больше я не испытывала никакого интереса и не пыталась наладить никаких контактов с этим человеком. Даже хотела сменить отчество, на мамино, чтобы быть Маргаритой Степановной Власенко. Но, согласитесь, что Маргарита Марковна звучит интереснее, чем Маргарита Степановна. Можно я задам один вопрос?

– Вы уже задали его только что?

Вот же какой. Если он так придирчив в беседах, каков же он в работе? Может все-таки уйти, пока не поздно? Нет, Марго, такие деньги в Конаково получает только заместитель директора на заводе.

– Задавайте уже свой вопрос, раз Вам так нужно.

– Для чего Вам вся эта информация?

– Видите ли, в чем дело. Несмотря на то, что компания «Ювента» занимается изготовлением и реализацией металлических изделий и никак не связана с политикой и государственной властью, я все равно должен быть уверен в своих сотрудниках. Мы заключаем договоры с иностранными организациями, и я не хочу дальнейших проблем с представителями других стран и проблем с законом. Поэтому служба безопасности досконально проверяет всех кандидатов и соискателей на наличие судимых родственников, а также тех, кто, так или иначе, связан с иностранной политикой. Я доступно объяснил?

 

– Спасибо, более чем.

– Еще один вопрос, на который, я думаю, Вы ответите без проблем и претензий. Почему Вы выбрали вакансию секретаря, имея красный диплом экономиста?

– Я думаю, для Вас не секрет, что все приличные, высокооплачиваемые организации требуют опыт работы, но поскольку у меня его нет, то я иду по пути наименьшего сопротивления, и выбрала именно эту работу.

– То есть Вы уверены, что работа секретаря в крупной компании будет легче и проще работы экономиста?

– Я не знаю, я так думаю.

– Что ж, с завтрашнего дня буду развенчивать представляемый Вами миф. Вы приняты. Можете идти и готовиться к первому рабочему дню.

От радости или облегчения я только смогла выдавить из себя хриплое «спасибо» и пулей выскочила из кабинета в приемную, хлопнув от волнения дверью. Хотя, конечно, учитывая конфуз с туфлями, выскочила – это громко сказано, скорее выползла. В приемной меня ждала Ванесса Станиславовна.

– Власенко, вот перечень Ваших обязанностей. Постарайтесь, как следует изучить их до завтра и к 08:00 я жду Вас в холле. Не опаздывайте. Ах да, милочка, во избежание оплошностей, наденьте обувь без каблуков. В офисе нет дресс-кода, но все придерживаются делового стиля.

Бррр… Компания собралась. Один лезет в дебри личной жизни своим противным басом, вторая достала со своей «милочкой». И это только в первый день. Еще и туфли жалко, мои любимые.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru