Не верь мужчинам

Лили Рокс
Не верь мужчинам

Наваждение

Я открываю глаза и пытаюсь понять, где я. Вокруг серые стены, мрак и запах сырости. Очень хочется пить и болят руки. Опускаю голову вниз и вижу, что мои руки связаны, поэтому и ощущается такая дикая боль в них. Я смотрю на кончики пальцев, они посинели.

– Больно? – слышу я голос где-то рядом.

Поворачиваю голову и вижу его. Это Кристиан, он смотрит на меня своими завораживающими глазами, и все во мне начинает меняться: серые стены уже не кажутся такими серыми, а боль в руках я уже почти не чувствую.

– Мне больно, – отвечаю я, – Но больно не физически, я испытываю боль в душе. Ты знаешь, что такое душевная боль?

Он делает неопределенный жест головой, и мне остается непонятным, что он знает о душевной боли.

Он подходит ко мне и садится рядом на сырой пол. Я чувствую тепло его тела, легкий запах пота, но я не испытываю неприязни к этому запаху, наоборот, он сладок и притягателен.

– Мне очень холодно, – говорю я, чувствуя, насколько сильное тепло исходит от его тела.

Он придвигается ближе ко мне и касается своим бедром моего бедра. Рука Кристиана неуверенно ложится на мою ногу, и я чувствую легкое покалывание где-то внизу живота, заставляющее меня раздвинуть ноги. Это происходит непроизвольно, я не понимаю, какая сила заставляет меня так сделать.

Рука парня нежно исследует мою ногу, пробираясь к внутренней стороне бедра, откуда идет тепло. Я сама чувствую, насколько горячо там, между ног и мне очень хочется, чтобы он прикоснулся своей рукой к этому запретному месту.

Еще миг, и он касается этого места, а во мне просыпается что-то такое, что, видимо, спало очень долго, а теперь оно начинает шевелиться и пробуждать во мне странные чувства и ощущения.

Рука Кристиана крепко сжимает мое запретное место, а я чувствую, как оно пульсирует и отдает свое тепло и влагу. Я не знаю, что делать дальше, чтобы эта пульсация перестала истязать мое и без того измученное тело.

Кристиан смотрит мне в лицо, пока его рука заставляет меня не только мучиться от странных ощущений, но и желать чего-то большего, чем просто прикосновение.

И тогда его лицо приближается к моему, губы касаются моих, а язык проникает в мой в рот. Я дрожу всем телом, непроизвольно прижимаюсь к Кристиану, жадно впиваясь в его губы. Он часто дышит и, не отпуская моих губ, снимает с себя рубашку.

Я чувствую его запах еще сильней, от него кружится голова и слабеют ноги. Наши языки сплетаются между собой, а руки Кристиана стискивают мою грудь. Я чувствую сладкую негу, разливающуюся по моему телу, а низ живота наполняется тяжестью, которая кажется мне невообразимо приятной.

Кристиан снимает с меня рубашку, под ней ничего нет, только моя обнаженная грудь. Он с трепетом касается ее руками, потом целует мои соски. Я вся будто в огне, я мечтаю о чем-то еще большем, я знаю, что это большее доставит мне огромное наслаждение. Потом он снимает с себя штаны, а мой взгляд привлекает низ его живота, где в гуще черных волос выделяется то, что я всегда считала постыдным.

Но сейчас я понимаю, что я не боюсь его, я желаю его всем своим существом. И, когда он, раздвинув мои ноги, входит в меня – мне не больно. Я словно впускаю в себя миллион бабочек, которые разлетаются во мне, заставляя дрожать от сладостного ощущения.

Он медленно двигается, удерживая мои связанные руки над моей головой, а я не сопротивляюсь, а даю ему возможность дотронуться до моей груди опять.

Его язык обводит соски, потом он слегка прикусывает их, отчего бабочки начинают бить своими крыльями еще сильней, и я понимаю, что сейчас случится нечто неизбежное. Стон вырывается из моей груди, и я утыкаюсь в грудь Кристиана, чтобы сдержать его.

Грудь влажная от пота, и я, не удержавшись, провожу по ней языком, чувствуя соленый привкус. Все мое тело содрогается от наслаждения, низ живота пульсирует, а я прошу Кристиана не останавливаться. Наши тела снова соприкасаются, его грудь касается моей груди, я ощущаю его прохладу и влагу, и жадно вдыхаю аромат его тела.

Закрываю глаза и расслабленно лежу, чувствуя тяжесть его тела на себе. Бабочки успокаиваются, я наслаждаюсь каждым взмахом их крыльев, которые постепенно стихают.

Открываю глаза, никого рядом нет, я лежу на земле, в одежде. То, что случилось со мной, было ли реальностью или мне привиделось?

Мираж… Каждый раз одно и тоже… Потираю руки и ощущаю в запястьях легкое покалывание. Словно у меня реально руки были связаны буквально минуту назад. Внизу живот до сих пор растекается сладкая истома…

Но мне некогда сидеть! Если эти видения появляются снова, значит он где-то рядом! А это значит, мне нужно бежать!

Но наваждение не отпускает! Я снова проваливаюсь куда-то и обстановка вокруг меняется! Часть меня остается на месте, а часть перемещается куда-то в иное время, где мы с ним вместе, и он – мой суженный. Я не просто вижу себя в новом месте, я все чувствую, словно я – это Она, некто из будущего или другой реальности, не знаю, как это вообще можно охарактеризовать!

И мне уже словно понимать, был ли у нас вообще с ним секс в реальности, или это только мои фантазии?

Сейчас он стоит передо мной. Значительно старше, чем в предыдущем видении. А я стою перед ним на коленях, но не в качестве пленницы, на этот раз я не связана и вольна убежать, но кажется, я не хочу никуда бежать…

Он улыбается и снимает штаны, передо мной возникает его мужское достоинство. У меня перехватывает дыхание! Приближаюсь к нему и касаюсь этого божественного инструмента.

Мой охотник ждет, я вижу его желание в глазах, оно буквально сжигает его изнутри! И я начинаю свои движения нежно и медленно.

Аккуратно сдвигаю кожицу вниз до конца, и начинаю водить языком по уздечке, и в этот момент руками продолжаю массировать мошонку. Получаю удовольствие от каждого миллиметра его тела.

Мой язык трудится как пропеллер, быстро и уверенно, ладошки продолжают сжимать его шарики с семенной жидкостью, а губы спускаются все ниже. Я ввожу мужское достоинство в свой горячий ротик наполовину, и почти сразу же его вынимаю.

Любуюсь, восхищенно рассматривая его пенис, чтобы еще раз убедиться какой он все-таки великолепный. Маленькая дырочка на члене очень манит, и мне сложно устоять перед искушением… Мой язык не в силах сдержаться, и я осторожно ввожу кончик языка, заставляя моего любимого стонать и извиваться.

Одной рукой я начинаю подрачивать, а вторая все также мнет его яички. Меня это настолько заводит, что схожу с ума, и непроизвольно плачу от бесконечного счастья, наполняющего меня в данный момент до краев.

Я кайфую от того, что делаю хорошо моему любимому. Начинаю страстно целовать и спускаться ниже, но не даю его рукам никаких действий.

Он знает, как для меня важно, чтобы я самостоятельно трудилась над его гениталиями, и он дает мне эту возможность. Так мы оба получаем намного больше удовольствия…

Его руки нежно поглаживают мою спину и вцепаются в волосы. Член сейчас так напряжен, что кажется, он вот-вот взорвется от перевозбуждения. Я провожу языком по животу, целуя грудь, руки, шею. Слышно только томное дыхание, и стук наших сердец.

Он предвкушает прикосновения к твоему сокровищу. Я прикасаюсь губами к животу, в родинку рядом с пупком, и вижу, как его член вздрагивает от желания. Но я не спешу брать в рот, чувствую сильное желание помучить его!

Внезапно для него, я спускаюсь вниз… Очень жарко целую его бедра. Вижу его нетерпение, черт, да я сама уже на пределе, вся горю, но ожидание того стоит! И вот, я готова к своей миссии. Сейчас я доставлю его в космос.

Он чувствует мои поцелуи и начинает разводить ноги, дышать все тяжелее. Его мужское достоинство на пределе, какой же Кристиан однако терпеливый!

Целую основание мошонки, поглаживаю его. Член уже весь мокрый от смазки, и мой охотник в таком предвкушении, что забывает как дышать. Его пах чувствует мое горячее дыхание, он дрожит, но я резко поднимаюсь вверх и начинаю целовать его сладкие губы. Звучит разочарованный стон.

– Да, хочу тебя помучить, мой строгий повелитель.

Я прикасаюсь к его жаждущему члену своими губами, но не беру в рот, а он пытается изо всех сил попасть в мое влажное ущелье. Это моя изощренная игра, когда я ощущаю себя победительницей. Когда я стала такой? Это не я! Это какая-то другая женщина, с другим характером и другим набором привычек.

Языком дразню его и слегка обсасываю головку, каждый раз давая ему ложную надежду. От этого он заводится еще сильнее. Мы обнимаемся и страстно целуемся. Но я сама уже настолько возбудилась, вся дрожу, и еле держусь чтобы не насадиться на его манящий член. Опускаюсь вниз и щекочу коленки, целую зону треугольника, и при этом ласково подрачиваю.

Яички тоже не оставляю без внимания, целую и поглаживаю их, поднимаясь немного выше. Медленно и играючи, я добираюсь до основания его божественного мужского достоинства. Ласкаю каждый миллиметр. Неистовое желание дает о себе знать, хочется вылизать его не останавливаясь, он так манит к себе, я просто схожу с ума!

Вот пришла и очередь головки, она буквально сверкает от смазки. Я аккуратно беру ее, как хрустальную вазу, и неспешно ввожу в ротик. Кристиан сладостно стонет, поглаживая мои волосы. Кажется я уже схожу с ума от перевозбуждения. Внезапно глубоко заглатываю его член.

Продолжаю свои движения, вдобавок тереблю мошонку, облизываю и глажу основание, снова резко заглатываю. Я не сдерживаю своего наслаждения, причмокивая в процессе. Пытаюсь держать его на грани наслаждения, но не доводить до оргазма. Я готова делать это бесконечно. Но его стоны звучат все тяжелее, яйца поджимаются и все вокруг затвердевает, готовясь к финалу этого шикарного процесса.

Но мне не хочется так быстро! Немного приостанавливаюсь, чтобы продлить райское наслаждение. Но совсем не прекращаю свои действия. Можно обломать кайф обоим. Он возмущенно вздыхает, значит конец немного отложен.

 

Вот этого мне и хотелось… А теперь я продолжаю ласки с удвоенным старанием. Глубоко заглатываю член, одной рукой подрачиваю, а второй массируя мошонку, и бешеное возбуждение возвращается.

Он опять начинает стонать и сжимать ладонями мои волосы. Я вижу настолько моему мужчине классно. И мне от этого тоже кайфово! В один момент его стоны стихают, и в следующий момент мой рот наполняется горячим семенем. В этот миг я не испытываю отвращения и осознаю, что всегда ее глотаю, и вообще, просто обожаю этот вкус, никогда не выплевываю.

Всасываю в себя все соки и вылизываю полностью его гениталии досуха. Слышу томное, учащенное дыхание, и руки которые ищут меня, чтобы затянуть в объятия.

Я ложусь рядом и слышу ласковые слова, поцелуи, в этом и есть счастье. Мы вместе и мы счастливы! Но я знаю, что это еще не все. Несколько минут, и он снова наберется сил, а потом доведет меня до оргазма. К тому же, меня настолько возбудило его наслаждение, что добиться своего – будет несложно…

Смотрю на него с любовью и нежность и вижу, его образ расплывается… Нет! Я хочу остаться здесь, в этом мире, в этом состоянии счастья и эйфории!

Но вот наваждение снова уходит, и я понимаю, что я опять нахожусь в реальном мире, где я прячусь от охотников. Возможно, если бы не мои провалы в эти эротические сны, то мне бы удалось уйти…

Не знаю, сколько я в итоге пробыла в этом полуобморочном состоянии. Это словно перемещение куда-то в будущее или альтернативную реальность. Ведь этого не было! Ничего из того, что я испытала, не было в реальности! Никогда! А может быть, это просто моя фантазия? Или это еще случится в будущем?

Пока я прихожу в себя, понимаю, что бежать уже некуда… Они уже рядом.

Они снова загнали меня в угол. Чувствую, как тело сковывает холодом от ужаса, возможно на этот раз, они смогут меня достать.

Иногда мне хочется сдаться. Я так устала всю жизнь скрываться и бегать… Но каждый раз, когда надежда гаснет – я напоминаю себе, ради чего я продолжаю жить и бороться: я должна выбраться из этого проклятого мира и вернуться домой! Я обещала родителям, что найду нужный портал и вернусь в свой мир.

Каждый раз когда они приближаются, мое сердце бьется с такой бешеной скоростью, что я буквально задыхаюсь! Почему они постоянно преследует меня? Что я им сделала плохого? Да, я не такая, как они, и в этом мире я – чужая. Понимаю, что они бояться подобных мне, но ведь я никогда никому не причиняла зла! Я просто пытаюсь выжить и хочу вернуться домой!

Возможно, если бы они не преследовали меня, я бы уже давно смогла найти выход и покинуть это место, но они каждый раз идут по пятам, и моя растущая сила не всегда помогает замести следы.

Да и если честно, я толком еще не поняла до конца как ей пользоваться. Просто делаю то, что чувствую, но я уверена, что обладаю гораздо большим потенциалом, его просто нужно раскрыть.

Среди них сегодня я почувствовала ЕГО! Того мальчика с грустными глазами, которому я обязана жизнью… Только теперь он уже давно не мальчик, он стал взрослее и мне почему-то хочется его увидеть… Пусть он – один из них, но благодаря ему – я все еще жива, и до сих пор могу бежать и перемещаться!

– Кристиан… – шепчу я, выдыхая и вспоминая нашу призрачную близость.

Нет, это не сон. Это реальность. Может быть не здесь и не сейчас, но это определенно будущее.

Охотники преследуют меня по всему миру, и я не могу долго скрываться от них, они всегда меня находят. Я для них стала целью номер один. Поймать меня любой ценой!

Я могу перемещаться в другие миры, но я не могу в них задерживаться надолго без артефакта. Меня снова и снова выкидывают сюда, где меня порой уже ждут охотники и я вынуждена снова бежать.

Артефакт я потеряла, когда меня впервые поймали. Он у меня был и висел на шее, но охотники отняли его. Тогда я не представляла его ценности, считая обычным красивым украшением. У родителей были точно такие же.

Без него я могу находиться либо в этом мире, либо в своем родном, все остальные меня “выбрасывают”, и я никогда не знаю, сколько времени мне удастся пробыть в том или ином мире. Это может быть одна минута, а может быть несколько дней, но выброс происходит всегда неожиданно, и я снова оказываюсь здесь… На земле.

И каждый день я ищу дорогу домой. Я не знаю ничего о своем мире… И каждый раз, попадая в новое место, я всей душой надеюсь, что может быть этот мир окажется моим домом? И мне больше не придется прятаться и бежать…

Двигаться, чтобы выжить

Я очень плохо помню своих родителей, но я помню наставление матери, помню испуганные глаза, когда она оставляла меня на попечении чужим людям, обещая вернуться.

– Помни, кто ты! Никогда не останавливайся и никому не рассказывай о себе лишнего! Никому не верь в этом мире! Если мы за тобой не вернемся, сделай все возможное, чтобы выжить и вернуться домой, придет время и ты поймешь, как это сделать!

Тогда я не понимала почему она так сильно была напугана, никогда не видела, чтобы мои родители испытывали такой жуткий страх. Куда они ушли? Что с ними случилось? Я до сих пор не знаю.

Но та женщина, с которой мать оставила меня, сказала в этот же вечер, что их больше нет в живых. А еще через несколько дней – пропала и она. С ней были какие-то другие люди, но я даже не запомнила их лиц. Все в тот же вечер словно испарились… Вот так и осталась я одна в возрасте шести лет. Напуганная, ничего не понимающая и брошенная в этом мире.

И много лет я пыталась себя убедить, что я должна принять этот мир, ведь мама родила меня именно здесь, значит здесь – моя родина. Но этот мир враждебен мне, он не принимает ни меня, ни мои способности. Люди боятся меня, даже когда я не применяю силу. Словно чувствуют подсознательно, что я – не от мира сего…

Первое время я не понимала, как скрывать свою сущность, пытаясь вспомнить все, чему учила меня мать. Но уже через месяц моей жизни на улице я поняла, что нужно полностью копировать поведение людей. Это самый лучший способ маскироваться.

Впервые встретилась с охотниками почти сразу же, когда осталась одна. Я жила в приюте, из которого сбежала и отправилась искать родителей. Мне казалось, что они где-то есть и тоже ищут меня. Я не могла сидеть на месте, мне было невыносимо плохо в этом жутком месте, где царило детское горе, злоба и безразличие.

Тогда я совершенно не умела контролировать свои силы и моя энергетика выдавала меня сразу же. Я сидела на вокзале, мне хотелось кушать, я смотрела голодными глазами, как люди едят что-то вкусное и жутко нервничала. Тогда охотники и обратили на меня внимание.

По всем законам этого мира я должна была умереть, но я чудом выжила. Как они меня вычислили? Очень просто! Каждый раз, когда нервничала, моя сила проявлялась в том, что начинал моргать свет, ломалась электроника, присутствующие чувствовали легкое недомогание.

Мало кто из людей придавал этому значения, но только не охотники. Они очень быстро вычислили меня по этому признаку, и мне долгое время приходилось прятаться и скрываться, чтобы не привлекать лишнее внимание.

Но я выживала благодаря дружественным существам, по каким-то причинам живущим в этом мире. Они видели меня, и я их тоже видела. Многие из них помогали мне, обучали. Они и научили меня маскироваться, но при этом никто из них не хотел брать ответственность за мою жизнь, они для меня были простыми прохожими, оставляющими в моей душе добрый след и надежду, что я все-таки смогу вернуться домой.

Когда я впервые столкнулась с мужчиной-охотником, я испытала несказанный ужас! Маленькая, одинокая, испуганная девочка, никому не нужная в этом мире, я тогда понятия не имела о человеческой жестокости.

Я сидела на вокзале, ощущая невыносимую тоску и страх. Свет моргал, казалось, повсеместно. Мужчина рядом пытался купить что-то в автомате и бил по нему кулаком. Наглая машина никак не хотела выдавать ему еду и напитки, даже несмотря на его угрозы и проклятия, как в адрес самого аппарата, так и в адрес его создателей.

– Бедняжка, ты тут совсем одна? – Услышала я над головой нежный бархатный голос, – Пойдем со мной! У меня в машине есть кое-что вкусненькое для тебя.

Я с изумлением подняла глаза и увидела мужчину в шляпе. Его улыбка тогда мне не казалась лицемерной. Тогда я вообще ничего не знала о лицемерии. Я протянула руку и позволила ему везти меня за собой. Я не задавала лишних вопросов, но мне почему-то казалось, что я допускаю страшную ошибку. Какая-то часть меня заставляла повиноваться этому человеку, и я шла, словно овца на заклание.

Но в тоже время внутренний голос кричал: “Беги, спасайся, не доверяй!”

Этот голос был такой родной и знакомый, очень похож на голос матери…

Мужчина посадил меня в свой автомобиль и только когда дверь захлопнулась, я окончательно поняла, что нахожусь в ловушке.

– Ну что, не смогли тебя уберечь твои родители? – Торжествующе спросил он, смотри на меня сверху вниз. – А ведь я давно искал тебя! Чувствовал, что рано или поздно найду. Я всегда нахожу таких, как ты! Наверняка не ожидала, что попадешься?

Этот вопрос скорее уже адресовался не мне, а был риторический.

Тогда я впервые познала мужчину. Я не понимала, что он делает со мной, мне было очень больно и страшно. Все, что я осознавала, что этот плохой дядя делает что-то постыдное, и что он рвет меня на части. В какой-то момент я даже потеряла сознание от боли, а когда пришла в себя, он уже застегивал ширинку и нагло улыбался мне.

Дальше мы ехали по городу, он что-то бормотал и бормотал, периодически поглядывая на меня.

– Мелкое отродье! Ненавижу вас! Вы – хуже тараканов! Алкаши, наркоманы, бомжи – плодитесь и засоряете все вокруг себя! Не даете людям жить спокойно!

Мне не совсем были понятны его слова, но то, как он это говорил, вызывало жуткий страх.

– О, если бы не наш клан, вы бы, твари, уже давно заполонили бы нашу землю! – снова бросил он в меня колкий взгляд, и в этот момент внутри меня все сжалось до такой степени, что стало трудно дышать. Его холодный и леденящий душу взгляд словно разрывал на части! По всему телу растекалась жуткая боль, внизу живота словно поселилось что-то мертвое и холодное, казалось, что подо мной целая лужа вязкой жидкости.

Я во все глаза смотрела на него и пыталась понять, что я плохо могла сделать этому человеку и за что он меня так ненавидит? И самое главное, в тот момент я поняла, что он каким-то образом причастен к смерти моих родителей. Помню, как в этот момент во мне все закипело и мне безумно захотелось отомстить этому человеку, захотелось заставить его ответить за смерть близких, заставить страдать! В общем, я искренне желала ему зла.

В следующую секунду мужчина начал задыхаться, его затрясло, словно било током. Я как завороженная смотрела на него во все глаза и не могла отвести взгляд. В этот момент нас что-то связывало, что-то древнее и сильное, но что это – не могла понять. Просто понимала, что это единственный мой шанс на спасение. Просто продолжать делать что-то, что я делала по инерции, не отдавая себе в этом отчета и не понимая, что вообще, черт побери, происходит!

И в первые в его глазах я увидела неподдельный страх, его лицо побледнело и покрылось пятнами, мне казалось, еще чуть-чуть, и что-то произойдет! Что-то, что поможет мне, и я смогу освободиться! А еще через миг я почувствовала сильный удар по голове. Он чем-то ударил меня, и я отключилась.

Пришла в себя уже в каком-то подвале. С трудом открыв глаза, я увидела свою камеру-клетку. Было темно и пахло плесенью. А еще я чувствовала, что я не одна.

Приподнявшись на локтях я осмотрелась. Страшно болела голова, я потрогала то место, куда пришелся удар и ощутила запекшуюся кровь.

Когда глаза привыкли к темноте я заметила в соседней камере женщину, накрытую грязным плащом. Она лежала на полу, и я никак не могла понять – она спит или умерла?

Сквозь решетку, разделяющую наши камеры, я пыталась дотянуться до нее и когда мне все-таки удалось прикоснуться, она вздрогнула и открыла глаза. От испуга я вскрикнула и хотела как можно скорее отпрянуть, но она молниеносно схватила меня за руку, продолжая пристально смотреть прямо в глаза.

– Что ты тут делаешь? – в ужасе прошептала она.

– Я не знаю, – испуганно ответила я и заплакала.

– Где твои родители? Как тебя обнаружили? Из какого ты мира? – Снова заверещала женщина.

– Я не знаю, мама и папа пропали, мне сказали, что их убили, меня привез страшный человек в шляпе, он ударил меня по голове, я ничего не помню… – Ответила я, пытаясь выдернуть руку из ее мертвой хватки.

Но она еще сильнее сцепила свои пальцы на запястье, и в ее глазах я увидела жуткий страх. Но это был страх не смерти, а скорее она была испугана за меня.

 

Мне показалось это странным, совершенно посторонний человек переживает за меня, и этот страх передался мне, я словно прочитала ее мысли и поняла, Что со мной должно произойти что-то ужасное.

Она приподнялась, и с ее тела сползла накидка-плащ, которым она была небрежно прикрыта и я с ужасом увидела глубокие раны на ее теле. Не знаю, что они с ней сделали, но мне казалось, что ее тело чудом вынесло такие побои.

А дальше произошло нечто странное и необъяснимое, именно тогда я узнала кое-что новое о своих способностях. Помню, что мне стало так жаль эту несчастную, и я коснулась ее тела свободной рукой.

Внезапно раны начали медленно затягиваться, и я с удивлением наблюдала за этим процессом. У меня это вызвало легкий шок и недоумение. Неужели, это делаю я?!

Но женщина отдернула мою руку, прервав этот удивительный процесс:

– Ах, не трать на меня свои силы – я уже не жилец, завтра меня казнят. А тебе нужно сделать все возможное, чтобы сбежать отсюда!

Я удивленно смотрела на нее: как я могла сбежать из этого места? Я взаперти! Я с трудом соображала что происходит, боялась всего на свете, была загнанным в угол гадким утенком.

– Напрягись, ты можешь это сделать! Тебе нужно только представить и сосредоточиться и ты сможешь спастись! Ты можешь открыть портал! – взволновано шептала моя странная собеседница.

Я отчаянно мотала головой, не понимая, что она такое говорит? Мама и папа тоже часто рассказывали про порталы, но мне многое тогда было непонятно в силу возраста.

– Ты помнишь из какого ты мира? Можешь воссоздать в голове образ, как он выглядит? – снова спросила она.

Я покачала головой. Как я могла помнить свой мир, когда никогда там не была? Я родилась здесь, на земле… Все что я знала, мои родители были путешественниками по мирам. Я собственно и родилась-то случайно, я не входила в их планы. Когда мама узнала, что беременна мною, они решили остаться в одном из миров, и по какой-то причине они единогласно выбрали землю.

Мама говорила, что этот мир им приглянулся, потому что это место показалось им самым дружелюбным из многих миров. Мама очень сильно полюбила местных обитателей, а папе очень хотелось изучить местные обычаи, а также, как можно больше узнать о местных животных и растениях.

А потом, когда я родилась, они почему-то решили задержаться здесь. Но мама постоянно рассказывала мне, что очень скоро мы вернемся домой, и я смогу познакомиться с моими родными. У нас многочисленная семья, и я даже знаю многих по именам, только вот никогда не видела их…

Я очень ждала этого момента, волновалась, мне так хотелось познакомиться с моими дядями тетями, кузинами! Обнять моих бабушек и дедушек, и нам оставалось пробыть на земле еще год, в ожидании когда отец закончит свою исследовательскую работу. А потом судьба повернулась к нам не тем местом.

Мои родители впервые столкнулись с охотниками. Возможно, они были неисправимыми романтиками и мечтателями, что не удосужились выведать больше информации об угрозе в этом мире, но я их не осуждаю. Я люблю их такими, какими они были – добрыми и светлыми существами, несущими радость всему живому!

Тогда я не знала об охотниках на ведьм, о проклятом клане, который до сегодняшнего дня преследует всех, кто обладает хоть какими-то способностями, все это я узнала чуть позже, когда родителей уже не стало.

Встреча в темнице с той умирающий женщиной, стала для меня судьбоносной. Всю ночь пленница рассказывала мне о своих познаниях, делилась всем, что знает сама. В силу своего возраста я не могла воспринимать большой объем информации и грамотно его анализировать, но самое важное я запомнила на всю жизнь.

– Я не знаю из какого ты мира, малышка, и никогда не встречала еще человека с такими уникальными способностями как у тебя, но ты должна запомнить, охотники ни перед чем не остановятся! Они убивают таких, как ты, они убивают всех, кто не похож на них. Для них – ты всегда будешь угрозой, и раз они уже вышли на твой след, будет разумнее для тебе уйти из этого мира! Найди похожий мир, где тебе будут рады и живи там, есть множество хороших и добрых существ, которые примут тебя, как родную.

Я не переставая слушала, внимая каждому слову. Она поведала мне о том, что я могу лечить людей, когда искренне хочу этого, но также могу причинять боль и даже убивать, даже не прикасаясь к человеку, но только когда он в непосредственной близости ко мне.

– Они убьют тебя? – Дрожащим голосом спросила я, эта мысль отразилась в моем разуме и не давала покоя. Мне казалось, что я могу ее спасти, хотя я даже не знала тогда, как мне самой выбраться из этой заварушки.

– Не думай обо мне, я уже свое отжила, а ты должна сбежать отсюда, помни, ты должна постоянно двигаться и представлять то место, куда хочешь попасть. Твое воображение и твоя сила помогут тебе переместиться! В тебе скрыта великая сила, ты можешь перемещаться между мирами. Скорее всего тебе досталось это от родителей. Когда охотники придут за тобой, постарайся разбежаться как можно быстрее, закрой глаза и представь то место, где бы ты хотела оказаться и визуализируй, что ты попадаешь туда! У тебя все получится, я в тебя верю!

Я сидела на холодным полу и горько плакала. Мне было плевать на себя, плевать на ту боль внутри живота, которая не давала мне покоя. За несколько часов эта женщина стала для меня такой родной и близкой, я не могла поверить, что утром ее убьют. Мне в тот момент казалось, что я впервые столкнулась со смертью лицом к лицу.

По поводу гибели родителей я почему-то до конца не верила, что их больше нет в живых и втайне надеялась, что рано или поздно я смогу их встретить. Но здесь и сейчас, то что происходило, было более чем реально. Этот страшный человек в шляпе не любил шутить и раз он так сильно избил эту бедняжку, значит он действительно мог ее казнить.

– А ты сможешь вместе со мной попасть туда? – Наивно спросила я свою новую подругу.

– У тебя не хватит сил, ты еще слишком мала. Спасайся сама и не переживай за меня.

Всю ночь она рассказывала и рассказывала о разных мирах, я плакала и слушала, пытаясь запомнить новую для меня информацию. Для меня было большим открытием и то, что я обладаю силой, ведь родители никогда не делали акцент на моих способностях, а я никогда не задумывалась об этом.

Иногда я пытаюсь вспомнить, в каком возрасте они у меня начали проявляться способности впервые, но не могу. Почему-то все воспоминания сводится именно к тому моменту, когда я осталась одна. Возможно именно тогда и произошел эмоциональный всплеск, когда мое тело внезапно осознало, что нужно бороться за выживание.

– Как тебя зовут? – продолжая плакать, спросила я.

– Оливия, – пытаясь улыбаться, ответила женщина.

– Я буду помнить тебя, Оливия! Я буду помнить тебя, как родную! – я гладила ее и пыталась незаметно для своей собеседницы облегчить ее боль, залечив раны. Мне казалось, что она этого не видит, но сейчас я понимаю, что она чувствовала все.

А я тогда впервые ощутила, как сила проходит по моему телу, и как легкое покалывание на кончиках пальцев свидетельствует о том, что чудеса происходят в этом материальном мире.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru