Месть бывшего босса

Лили Рокс
Месть бывшего босса

После всего, что было

Я не хочу жить… Просто не хочу! После всего того, что они со мной сделали, я вряд ли, смогу восстановить свою психику. За короткое время, сколько я здесь нахожусь, мне практически не дают спать и есть.

В этом притоне, совершенно, другие клиенты. Теперь я понимаю, что те условия, которые были у меня раньше, были просто «сказочные». Когда я жила в доме своего сутенера Сергея, многие из его друзей-клиентов использовали только легкую порку и принуждение. Но то что происходит в этом подвале сейчас, не описать словами. Это даже не секс. Это убийство! Медленное и верное!

Вчера меня зашили. Я не знаю, что бывший свекор сделал с моими внутренностями, но на этот раз, у меня реальное чувство, что меня разорвали на две части.

Сергей заходил уже три раза. Ждет, когда я приду в себя, смогу с ним поговорить. Я знаю, чего он хочет. Ему нужна моя преданность и любовь, мой бывший босс хочет, чтобы я снова воспылала к нему страстью. Хочет вернуть былое, словно я и не сбегала от него. И он реально, рассчитывает, что сможет это сделать с помощью насилия? Какой же он все-таки идиот!

Стоит сейчас надо мной и что-то втирает. Мне так плохо, я умираю! Мне кажется, что внутри меня начинает что-то разлагаться. Я чувствую запах мертвечины. Наверное, что-то гниет там внутри…

Но мне уже не страшно. Я почти готова умереть. Лишь бы, поскорее…

Ну, что ему опять от меня надо? Какая, к чёрту, любовь! После всего того, что он со мной сделал? Он выкрал меня из семьи, отнял у меня сына! Лишил меня в свободы! Уничтожает моё тело! Ненавижу этого ублюдка!

Я уже не плачу. Я просто смотрю на него усталым взглядом и даже уже не пытаюсь понять, что за существо скрывается за этим милым личиком.

Мой бывший босс – настоящий дьявол! Я целый месяц жила с ним и считала, что счастлива! Он так умело заговаривал зубы, что я всегда прощала ему все.

Но больше, со мной, этот номер не пройдет! Я уже не та прежняя дура. Теперь я умею думать головой. Никакая смазливая обертка меня не заставит изменить решение.

Если я раньше думала, что знаю о боли все, то я ошибалась… Настоящая боль, это когда твоё тело гниет заживо, а ты при этом ничего не можешь сделать. Это гораздо страшнее всего, что со мной было!

Я вспоминаю Кристину, девочку, которая жила у Сергея и была моей сменщицей. Сергей сдавал ее садисту, который каждый день выгрызал ее плоть, а она кричала и кричала… И никто не приходил к ней на помощь. Они зашивали ее, подлатывали и на следующую ночь снова отдавали на растерзание! Когда я узнала, чем они там занимаются, то решила, что медлить нельзя. Поэтому и рискнула сбежать. Кристина свихнулась после всего того, что пережила. Теперь, эта участь, наверное, ждет и меня…

Если я не соглашусь на условия Сергея и не стану ему подыгрывать, то он избавится от меня, не раздумывая! Но я не могу! Не могу заставить себя любить этого подонка! Я могу только умолять его об одном: чтобы он сжалился и просто убил меня, как можно скорее!

Почему я? Почему это все происходит со мной? Снова! Чем я обидела бога или судьбу, что меня так страшно наказывают?

Боже, если я кого-то обидела в этой жизни, прости и спаси меня! Ты же видишь, все что я делала – не со зла! А если я должна умереть, то сделай так, чтобы мой сын выжил, чтобы у моего любимого мужа было все хорошо! Пусть они позаботятся друг о друге!

Начинаю плакать. Бесшумно, просто слезы текут. Скорей бы Сергей ушел. Без и без него тошно, а еще он тут на нервы действует! Хочу чтобы меня оставили в покое. Хотя бы на время. Я представляю ту страшную боль, которую для меня приготовил мой бывший свекор-садист.

Я уже много раз разглядывала свою камеру пыток, где я теперь живу и «работаю». Здесь есть очень много жутких предметов, значение которых мне даже не известно.

За год проживания с любимым мужем, мы пробовали много бдсм-игрушек, которые помогают стимулировать эрекцию и усиливать оргазм. Но в этом подвале, совершенно другие игрушки.

Здесь происходят страшные вещи. И судя потому, что на стенах я вижу засохшую кровь и куски ногтей, мне страшно даже подумать, сколько людей здесь умерло, не дождавшись помощи. Это конец. Отсюда нет выхода. Я не смогу сбежать. Здесь я найду свою смерть… Только бы поскорее!

Сергей сказал, что мне дадут немного отдохнуть, клиенты будут использовать только мой рот. Это радует, потому что внутри сейчас такой пожар, что лучше туда ничего не засовывать.

Боль разложения уничтожает мой разум. Мои мышцы как-то странно дрожат от напряжения, все тело трясет в ознобе, наверное, у меня жар. Чувствую, как пот стекает по вискам. Что эти изверги еще собираются со мной делать?

Проклятые ублюдки! Почему такие, как они, спокойно ходят по земле и не попадают в такие же условия, что и я? Почему никто их не остановит? Если бы Сергея тогда посадили, то сколько бы жизней было спасено сейчас?

В этой комнате нет времени. Вернее, оно существует, но тянется бесконечно долго. Я потеряла счет дням. Я сплю урывками когда появляется возможность. Но иногда, меня насилуют круглыми сутками. Тогда я просто отключаюсь и в этот момент улетаю, спасаясь от этого кошмара.

– Ну что, ты уже приняла решение? Ты сможешь вернуться в дом, чтобы было все как прежде? – голос Сергея звучит так строго, но с такой надежды.

– Иди к чёрту! – злобно шепчу ему.

– Хорошо, значит не хочешь по-хорошему, тогда у меня не остается выбора, пеняй на себя! – Он злобно смотрит на меня и уходит.

Я остаюсь одна. Мне всё-равно что он там говорит, моё тело скоро перестанет чувствовать боль. Я это чувствую. Это чувство меня обнадеживает.

Неужели, он реально думает, что после всего этого, я смогу снова простить его? Может быть, у него с головой не все в порядке? Хотя… после того, что он делает с девушками, с головой у него точно проблемы.

А бывший свекор еще та мразь, оказывается. Недооценила я его! Сколько раз он приставал ко мне, пока я была беременна? Один раз грубо отшила его и за это теперь меня вот так стоит наказывать? Если бы я тогда не пошла на это чертово день рождение матери бывшего мужа, ничего бы этого и не было!

Бывший свекор затаил на меня злобу и именно тогда решил уже мою судьбу.

А я наивная, столько времени жила, даже не подозревала, что от него исходит такая угроза. После этого мы с ним столько раз мило болтали. А когда родился Алешка, он даже плакал и называл меня дочкой.

Я была уверена, что все плохое позади. Ну, приставал ко мне по пьяни… С кем не бывает? Но он оказался крайне злобным ублюдком, а теперь, я должна умереть.

Осознание этого намного больнее чем то, что они сделали с моим телом. Если бы у меня была сейчас возможность вырваться отсюда, я клянусь, на этот раз не оставила бы в покое Сергея! Я бы сделал все, чтобы уничтожить и заканчивать эту мразь! Ненавижу таких ублюдков! Если у него есть много денег, чтобы купить всех и заткнуть рот всем свидетелем, но мне он рот не сможет заткнуть! Я бы сделала все возможное, чтобы убить его! Пусть потом бы села в тюрьму или сама погибла. Но избавила бы мир от этой мрази!

А бывший свекор когда-нибудь ответит за все! Даже если я умру сейчас здесь и не смогу выбраться, он обязательно получится моё! Я в это верю! Я очень хочу в это верить!

Обдумываю, что бы я сделала с этими людьми. Наверное, я бы не стала делать то, что делают они. Я просто закопала бы их заживо, чтобы они немедленно подыхали там от недостатка кислорода, обливаясь по́том от страха! Ощущаю, как мысли о мести помогают мне снова собрать свою волю в кулак.

Мой разум в последнее время стал как кисель. Мне так сложно что-либо анализировать. Моё тело измотано и медленно умирает. Все ресурсы организма работают из последних сил. Конечно же я не смогу отсюда выбраться. Я это прекрасно понимаю… Но помечтать можно. Возможно, это последние мои мечты…

Не знаю, сколько я уже вот так лежу тут. Мне кажется, что после того, как Сергей ушёл, прошло минут 10, не больше. Но я уже говорила, что время здесь течёт намного медленнее. Каждая минута может растягиваться до бесконечности и причинять невыносимые страдания.

В подвал спускается помощник Сергея и говорит, что пришел очередной клиент. Требует, чтобы я привела себя в порядок. Как он, черт бы его побрал, себе это представляет? Я даже пошевелиться не могу!

Он меня с трудом поднимает и тащит к распорке. Снова эта чертова распорка! Приковывает наручником одну руку. Со второй долго возится и не может справится с механизмом. Ругается. Нервничает, видимо, клиент уже ждет за дверью.

– А, черт с ним. – машет рукой и я вижу, что застежка не сработала!

Одна рука свободна, и я могу, в случае чего, ее применить! К чему мне она в моей ситуации? Даже если я попробую защищаться от ударов, меня сразу же свяжут. Моя радость – абсурдна в моей ситуации. Но все же, отчего-то сердечко запрыгало в груди…

Заходит Сергей, как же без него? Пришел поиздеваться и насладиться моим унизительным видом!

– Дорогуша, с учетом того, что ты мне больше не нужна, я тебя больше не буду беречь. У тебя теперь будут более разнообразные клиенты. Сейчас ты познакомишься с одним из них. – мерзко улыбается и нагло смотрит. Взгляд такой злой и жестокий. Страшно, но зато, он снял с себя маску!

– Ты сдохнешь, мразь! Ты ответишь за все! И за меня, и за Надю и за Кристину! Ты будешь в аду гореть! – меня понесло, не могу видеть его наглую рожу! Ненавижу!

– Ну, дорогуша, адом меня не напугаешь, это ты своему сыну будешь рассказывать. Ах, стоп. Наверное, уже не будешь! – смеется, тварь!

У меня брызнули слезы. Умоляю его снова сказать, где мой ребенок. Унижаюсь перед ним, как последняя шлюха, но мне сейчас плевать на это.

Мой маленький сын, возможно, находится в лапах этого негодяя и неизвестно для каких целей он ему может понадобиться! Может быть, он отдаст его своим садистам, чтобы они его били? Или еще что похуже!

 

От этой мысли бросает в дрожь, и вся боль тела полностью покидает меня. Адреналин придает силы и я ощущаю, что любой ценой должна выбраться отсюда, выбраться и найти своего сына! Спасти его из лап этого негодяя. Больше ему никто не поможет! Сдохну, но спасу моего малыша!

Стискиваю зубы. Снова смеется, мразь! Зря я наверное, не согласилась на его условия. В доме вероятнее всего, была бы возможность узнать нужную информацию о сыне. Ругаю себя. Ради малыша могла бы и наступить на свою гордость!

Сергей уходит и на его месте материализуется какой-то страшный человек, похожий на лешего из детских страшилок. Его одежда грязная и забрызганная какой-то дрянью. Все лицо перекошено. Один его вид вызывает ужас!

Он сразу же идет к моей промежности и начинает просовывать туда руку. Он грубо проталкивает сперва два пальца, затем три и… Боже, что он там делает?! Он пытается просунуть туда всю руку?!

Адская боль пронзает меня снова и снова. Мужчина грубо пихает свой кулак, а я чувствую, как швы внутри меня с треском лопаются и вырывают из меня куски плоти. По ляжкам течет кровь. Я безудержно кричу, дикий животный ужас охватывает меня!

Он входит в моё лоно, и каждый раз его рука делает там несколько поворотов. Я теряю сознание, и снова страшная боль возвращает меня в эту реальность. Я сбилась со счета, сколько раз сознание покидало меня.

В какой-то момент я ощущаю, что он просто засовывает руку по самый локоть и его рука хватает мою матку, а затем с силой вытаскивает её наружу! Затем он отпускает её, и пытка повторяется снова и снова. Мне кажется, что куски матки он из меня все-таки вытащил.

Я просто дичаю от безумия и начинаю кричать, словно я не человек, а какое-то инопланетное создание! Мне так больно, зачем он причиняет мне такую боль?!

Мужчина устал, с него капает пот, но продолжает отчаянно выворачивать мои внутренности наизнанку! Он подходит сбоку и одной рукой обнимает моё тело, прислонив мои голову к своей груди. Словно ласковый и заботливый отец, а вторая рука продолжает выкорчевывать из меня мой несчастный и многострадальный орган.

Немного решив передохнуть, он открывает бутылку шампанского и проливает его на мою спину. Слизывает. Снова чуть-чуть наливает, снова слизывает. Ставит бутылку передо мной, смеется. Снова засовывает в меня руку и начинает выкорчевывать во мне все.

Я уже не могу больше кричать, и отчаянно вою каждый раз, когда его рука сжимает матку и тянет ее из меня, словно клещами.

– Девочка, расслабься, я буду делать это, пока не вытащу в итоге твоё нутро наружу. Я это сделаю! Ты не сможешь своими криками мне помещать. Если бы я хотел это сделать быстро, то давно бы уже вытащил. Мне нравится смотреть, как ты страдаешь. Будь добра, доставь мне еще больше радости, расскажи, что ты чувствуешь сейчас! – мужчина склонился над моим лицом, а у меня в глазах застыл такой ужас, от его слов, что я открыв рот, не могу больше произнести ни слова.

– Ну, ты что-то хотела сказать? – продолжает издеваться садист. – Я тебя не слышу. Может быть, тебя это отрезвит? – он с силой снова засаживает в меня свою руку, и я снова кричу.

– Как тебе такое? Нравится? – снова наклоняется надо мной и смотрит в лицо.

Снова ладонь внезапно хватает меня изнутри, опалив волной острой боли. Затем еще и еще. Я сжимаю зубы, пытаясь терпеть, но долго не могу выдержать, снова начинаю кричать и плакать, срывая голос и безвольно повисая.

Маньяк сильно встряхивает меня, вырывая из добровольного обморока.

– Не сдавайся, твою дивизию! Сопротивляйся, борись! – хрипло рычит он мне в ухо, обдав горячим дыханием, – Докажи, что ты не тряпка! Кричи, умоляй меня остановиться!

Я то кричу, то беззвучно рыдаю. Чего он от нее хочет? Почему не дает просто отключиться в блаженное неведение? Как он может со мной так обращаться?! Словно я кусок бездушной плоти, отданный на растерзание. Что он еще хочет от меня добиться? Чувства ему свои рассказать? Хочет узнать гад, что я ощущаю сейчас? Какую боль испытываю? А еще что ему рассказать? Раскрыть душу нараспашку?

Мысли путаются, в моей душе страх и ненависть! Дикий животный ужас, застывает в крови. Этот человек меня убивает прямо сейчас, в режиме реального времени, а я ничего не могу с этим поделать! Сергей отдал ему меня, как агнца на заклание.

Рука, продолжает путешествие внутри моего тела, пробиваясь все глубже и глубже. Я себя буквально чувствую индейкой, которую набивают начинкой, пытаясь достать все самые доступные участки.

Я снова начинаю плакать и кричать. Умоляю его остановиться, кричу, как мне больно, проклинаю его и тут же снова умоляю!

Но я прекрасно понимаю. Просить его бесполезно. По нему видно, он это делает с азартом. Такой не сжалиться. Он, наверное, ни одну девочку тут замучил таким образом. А может быть и не только девочек…

От одной мысли, что с моим сыном, ему подобные мрази, могут делать сейчас все тоже самое, я впадаю в дикий ужас. Адреналин бьет по моему телу, придавая сил, и я резко хватаю рукой поставленную перед моим носом бутылку и бью негодяя по голове…

Он шатается и ошалело смотрит на меня. А я сама в диком шоке. Адская боль снова возвращается ко мне и низ живота дает о себе знать. Внизу живота, словно пылает пламя! А я стою у этой распорки, связанная с выкорчеванными внутренностями и держу окровавленную бутылку в руке. Он начинает кричать, и я, уже не помня себя, снова наношу удар.

Это воля судьбы, что наручники не застегнулись и моя рука оказалась свободной. Мужчина схватился на голову и смотрит на меня тупым взглядом. С его виска стекает кровь. Он дотрагивается пальцем до разбитой головы и с удивлением смотрит на палец, где кроме моей крови, теперь еще и его. Кричу, как сумасшедшая и наношу удары по его лицу, по голове, насколько мне хватает сил, снова и снова. Он в ужасе замирает и стоит, как вкопанный. Даже не пытается отодвинуться от меня. Видимо, сработал эффект неожиданности.

Больше всего я сейчас боюсь, что мне не хватит сил или я потеряю сознание. Но мужчина падает, что-то пробормотав. Я отвязываю, кое-как, ноги. Это сложно, но мне удаётся это сделать! Боль заставляет меня продолжать кричать, не переставая. Кровь так и хлещет из меня. Весь пол залит. Боже, только бы не упасть в обморок! Не удивительно, что я отключаюсь постоянно с такой-то кровопотерей!

Что я наделала!!! Я кажется убила этого клиента! Он лежит и не подает признаков жизни! Я трогаю его ногой, он не шевелиться. Сергей меня теперь точно прибьет. Я – не жилец!

Одна рука, по-прежнему прикована к распорке и мне не освободиться! И даже если освобожусь, что там за дверью меня ждет? Может быть, там сидит охранник и ожидает, когда этот клиент выйдет. А может быть… там свобода?

Я отключилась и умудрилась немного поспать, всего наверное лишь пару часов и даже успела разработать хитрый план, правда рискованный, но у меня нет другого выхода. Ждать своих палачей или сидеть, как медведь в яме, я совсем не хочу.

Единственное, что было из мебели в моём подвале, кроме кровати, это деревянная распорка, на которой невозможно было даже спать. Не знаю, как мне это удалось!

Я вижу рядом с ней увесистый камень на полу. Иногда меня на него ставили ногами, когда подвешивали за горло, а потом очень медленно его вытаскивали из-под ног, и я пару секунд барахталась в воздухе, пока веревка сдавливала мне горло. Потом меня поднимали и все повторялось снова. Сейчас этот камень оказался кстати…

С трудом поднимаю этот камень, решаюсь на крайние меры. Этот камень, найденный под моими ногами, является единственным орудием, которое мне доступно в этих условиях. Бутылка шампанского годится разве что, только для самозащиты.

Итак, я решаю использовать распорку в качестве наковальни. Мне уже плевать на то, что план может быть провальным, я кладу левую руку на распорку и с силой ударяю по ней камнем. Сразу же вспыхивает страшная боль, но я убеждаю себя, что больно не мне, это не моё тело. Этот прием мне часто помогает.

К тому же, я не потеряла сознание, а это уже хорошо. Решившись, я ударяю по руке еще раз, чтобы окровавленная кисть и часть кости отделились друг от друга. Схватив сломанный большой палец, вытаскиваю руку из оков наручников.

В тот же момент я перевязываю руку висящим на распорке полотенчиком для пота, которое тут заботливо висит, когда клиенты устают меня бить. Стараюсь остановить кровь.

Затянув узел зубами, облегченно вздыхаю. У меня получилось! Мне нужно было освободить руку, и я это сделала! Черт, побери, у меня реально это получилось!

Не обращая внимания на болевой шок, думаю только о том, что еще немного времени и я буду на свободе! С этими мыслями я беру бутылку шампанского и делаю большой глоток оставшейся в нем жидкости, чтобы прополоскать пересохшее горло. Бутылку беру с собой, это моё единственное оружие…

Побег и новая боль

Подойдя к двери я вижу, что она не заперта! Когда клиенты приходят ко мне, подвал не запирают! Бинго! Осторожно открываю дверь и выхожу. Вижу лестницу, она ведет вверх…

Еще недавно я сидела в камере, изнывая от боли, а сейчас я на свободе и иду по улице!

Заметив впереди чьи-то фигуры, я тотчас же сворачиваю в первый же закоулок. Мне показалось, что это Сергей и его помощник! Если они заметят меня, то сразу посадят обратно.

Сердце уходит в пятки… Затаиваю дыхание, словно оно способно выдать моё укрытие с такого расстояния. Нет… Это не они. Какие-то левые люди… Этих я не видела никогда. Но идут в направлении подвала… А может быть, мне сейчас попросить о помощи этих людей? Нет… Это всего лишь минутная слабость. Нельзя просить о помощи никого, кто здесь находиться! Почти сразу же понимаю, что это глупая идея. Верить сейчас в этом месте никому нельзя и надеяться тоже не на кого.

Прошло еще примерно три часа. Я дошла до какого-то жилого здания и пытаюсь открыть дверь. Но я сейчас настолько слаба, что не могу даже толкнуть эту чёртову дверь. Решаю отыскать другой способ, как проникнуть в подъезд, внутри будет гораздо спокойнее и мне нужно определить, где я вообще сейчас нахожусь, ведь я даже не знаю, куда они меня увезли. В подъезде можно и заночевать. Меня радует то, что за весь вечер я почти не столкнулась ни с кем из людей.

Дом оказался заброшенный… Уже совсем темно, я нахожу себе груду какого-то нетвердого мусора и решаю расположиться здесь на ночлег. Рука безумно болит, внутри живота все онемело, но я стараюсь не думать об этом.

Как минимум еще пару недель придется мириться с болью, тем более, мне не привыкать к этому. Подумать только, сколько раз я терпела уже боль от этих ужасных людей? Ничего, я все выдержу, ведь пока я живая – я могу продолжать свое бегство. И я смогу отомстить! Теперь моя главная задача – это выжить! Вернуть сына и отомстить своему бывшему боссу! И моя месть будет страшна! Я расправлюсь с ним с особой жестокостью!

Падаю и отключаюсь. Не знаю, сколько я уже тут лежу. Больно, жутко, холодно… Сергей, наверное, меня ищет уже… Боже, какая же я дура! Если он начнет меня искать, то в это место не побрезгует заглянуть! А я тут валяюсь прямо посредине помещения, на куче мусора. Заходи и бери голыми руками!

Надо встать. Руки и ноги не слушаются. Все тело ноет. Внутри что-то ползает. Ощущение, что у меня в кишках огромная змея и она пытается вырваться наружу. Страшная боль. Кисть с оторванным пальцем почти не чувствую. Хоть в этом мне повезло.

Мне нужно любой ценой добраться до дома, там меня ждет моя семья, мой муж, любимый свекор и Павел, близкий друг нашей семьи, собственно, у которого мы все и живем. В моем сердце кроется надежда, что мой сын возможно дома.

Может быть, когда меня «выкрали», ребенка просто бросили одного на улице и полиция нашла его? А потом доставили домой. Это самый идеальный вариант, который только может быть! Я вернусь домой, и вся моя семья в сборе. И я смогу залечить раны, смогу попытаться вернуть свою жизнь обратно, хотя с такими увечьями, вряд ли я теперь смогу полноценно жить.

Есть опасения, что моего сына мог забрать бывший свекор, он несколько раз как-то по пьяни требовал, чтобы я отказалась от родительских прав и отдала им моего малыша. Если он забрал его, мой сын в безопасности, ему он вреда не причинит.

Остается еще два самых страшных варианта, моего Алешку могли убить и могли отдать какому-нибудь педофилу-извращенцу.

Последний вариант я даже не хочу обсуждать! У меня это даже в голове не укладывается!

Сынок… Мой Алешка! Мама тебя найдет! Я спасу тебя, даже ценой собственной жизни! Заставляю свои глаза открыться и пытаюсь приподняться. Чертово тело совершенно не слушается меня. Плачу от отчаяния, но пытаюсь встать. Уговариваю саму себя, что это нужно! Удается встать на четвереньки, ползу. Мне нужно добраться до любого телефона, найти людей, которые смогут мне помочь… Главное, не валяться здесь, это верная смерть! А если я умру, никто уже не поможет моему сыну!

 

На улице темно… Интересно, сколько сейчас времени? Если клиент снял меня на всю ночь, то у меня есть фора до утра. Камни больно царапают мою кожу, но я стараюсь не обращать внимания на царапины и кровь, это сейчас реальные мелочи жизни.

Впереди деревья, может это лес? А может, просто парк, а за ним – люди? Прислушиваюсь, где-то далеко слышно звук автомобиля. Плохо соображаю в темноте, куда мне ползти. Двигаюсь на звук. Глаза закрываются и я постоянно заваливаюсь на бок, но поднимаюсь и ползу дальше.

Из меня снова начинает литься кровь, боже, только не это! Не хватало еще вот так вот, сдохнуть на пути к свободе! Только не так! Я должна выбраться и добраться до дома! Увидеть моего любимого мужа, еще раз обнять его и поцеловать! Почувствовать его безграничную любовь!

Вениамин, наверное, думает, что я пропала без вести. Вряд ли он поймет, что меня выкрал Сергей. Мы уже даже и позабыли про его существование! Да и со стороны Сергея довольно глупо было меня снова пленить, все же знают, что он на меня зуб точит! А что, если мой Веня пытался уже меня искать, и Сергей ему что-то сделал плохое?

От одной мысли волосы встают дыбом. Я беру волю в кулак и снова поднимаюсь и ползу дальше. Из последних сил! Я должна добраться до дома и увидеть родных, я не умру здесь, в этой богом забытой дыре! Только не в этой помойке!

Звук машин становится ближе, где-то трасса… Мне нужно туда! Там меня спасут! Ноги полностью отказали, и я ползу на руках. Руки тоже отказывают, и я уже плачу от безысходности. С такой скоростью я два дня буду ползти до трассы.

Перед глазами все плывет и я теряю сознание. Просыпаюсь от дикого женского вопля. Открываю глаза и вижу, что ко мне подбегают какие-то люди. Рядом со мной стоит девушка и за ней несколько зевак. Они все заспанные, но их глаза округленные от шока. Представляю, какое зрелище с утра им пришлось увидеть. Один мужчина подходит ко мне и касается. Что-то спрашивает. Я открываю рот, но не могу ничего сказать, улыбаюсь и плачу от счастья. Меня нашли! Со мной будет все в порядке! Скоро я увижу моего любимого мужа и сына!

Прихожу в себя уже в больнице. Кажется, я отхожу от наркоза. Что со мной произошло? Не могу собраться с мыслями… Еще несколько часов валяюсь в полуидиотском состоянии. Прошу дать мне телефон, но я одна, рядом никого нет.

Не могу поднять голову и посмотреть, где я. Может быть я умерла и нахожусь в морге? Так вот оно как бывает, когда умираешь! Ты думаешь, что теряешь сознание, а ты все видишь и все соображаешь, но люди думают, что ты мертв и не смотрят даже в твою сторону!

Начинаю кричать. На мой крик вбегает медсестра.

– Проснулась уже? Как ты себя чувствуешь, милая? – она нежно улыбается и смотрит на меня, берется за каталку, и я ощущаю, как она меня куда-то везет.

– Где я? Можно мне воды? – шепчу я.

– Пока нельзя, после наркоза может вырвать. Потерпи чуть-чуть. – она смачивает мокрым бинтом мои губы и затем протирает лицо.

– Что со мной? – спрашиваю я снова.

– Тебя прооперировали. Подлатали матку и удалили один яичник. Бедная девочка, что же за звери с тобой такое сделали? – отворачивает лицо, плачет.

У меня тоже наворачиваются слезы. Давно я уже не видела жалость и сострадание в людях. Мне иногда начинало казаться в том подвале, что люди только притворяются людьми, а на самом деле – хуже хищных зверей!

– Как тебя зовут? Родные есть? Телефон помнишь? – спрашивает она меня и завозит в просторную палату.

Диктую ей номер мужа, который я вспомню при любых обстоятельствах, даже если забуду свои имя. Она набирает при мне. Я волнуюсь и по моему лицу текут слезы. Я просто не верю, что смогу увидеть своего Вениамина… Смогу обнять его и рассказать, как скучала по нему и как мне не хватало его тепла.

– Не доступен… Может еще есть номер какой-нибудь? Другого родственника… – она смотрит на меня и держит телефон в руке. Я судорожно вспоминаю телефон свекра, диктую.

– Тоже недоступен… – она растерянно смотрит на меня. По моему телу пробегает холодок. Что-то не так, но я пока не могу понять что. Просто предчувствие. Что-то плохое случилось!

С трудом диктую номер Павла, сглатывая подкативший к горлу ком. Она набирает его, я закрываю глаза и начинаю молиться. Только бы он ответил!

Медсестра улыбается мне, я облегченно вздыхаю. Кто-то принял звонок и ответил ей. Это уже хорошо… Женщина объясняет, что они нашли меня и успешно прооперировали. Затем смотрит на меня, потом называет адрес больницы. Прячет телефон и говорит.

– Представляешь, они тебя уже похоронили! Даже тело нашли… – она испугано смотрит на меня и достает блокнотик с ручкой.

– Скажи мне свое имя, фамилию и адрес. Мне нужно оформить тебя. Вчера ты была без сознания и тебя как безымянную приняли.

Я называю свое имя, а у самой сердце выпрыгивает из груди. Так вот оно что! Они нашли какое-то тело и решили, что это я? Похоронили?! Бедный Венечка! Бедные мои родители! Не выдерживаю и начинаю рыдать. Мне сложно представить, что они испытали. Наверное для них это был самый жуткий удар!

Через два часа появляется Павел. Он стоит на пороге и его бешеные глаза с таким трепетом смотрят на меня. Время остановилось, пока мы смотрели друг на друга. Я впервые вижу, как он плачет.

Этот человек, всегда такой уверенный в себе, успешный бизнесмен, умный инвестор, добрый, чуткий, предпочитающий жесткий секс, стоит сейчас в дверях и плачет, как девчонка.

– Вера, это ты? – спрашивает он, словно увидел призрака.

– Я… Прости, я в таком виде… – начинаю тоже плакать.

Он подбегает ко мне и садится на колени перед кроватью. Целует мою руку, гладит голову. Павел всегда любил меня как женщину, боготворил, но я не воспринимала его, как мужчину, потому что всегда любила только мужа.

Мы занимались с Павлом сексом, но только потому, что моему мужу нравится наблюдать за мной, как я занимаюсь любовью с другим мужчиной. Вот такой он у меня затейник.

Павла это всегда устраивало и они с моим мужем, как одно целое. У них совместный бизнес, они всегда вместе. Павел всегда рядом, если Венечке что-то надо. Да мы и живем в его доме, собственно, по той же причине, что Паша любит нас всей душой. А мы любим его. Он нам даже ближе, чем брат.

– Мы же думали, что ты погибла! – тараторит Павел, задыхаясь от переизбытка чувств. Он садится на край кровати и осторожно пытается обнять меня за голову. – Родная моя, как же я рад, что ты жива! Я распоряжусь, чтобы тебя перевели в отдельную палату! Может быть, ты что-нибудь хочешь? Что тебе заказать? – он достает телефон и смотрит на меня. Никогда не видела его таким нервным.

– Где, Веня?! – спрашиваю я его. И вижу в его глазах смятение. Он опускает их и не отвечает.

– Где он?! Отвечай! – начинаю кричать, срывая пересохшие связки.

– Он… его больше нет… – по щекам Павла текут слезы, он отворачивается и опускает голову.

– Что?! – шепчу я и пытаюсь приподняться.

– Когда это случилось… Когда… нашли твое тело, обгорелое, его пригласили на опознание. Мы все вместе ездили тогда. – начинает Павел рассказывать историю недавнего прошлого.

– И? Что?! – нервничаю я, у меня сердце уходит в пятки и в голове начинает шуметь.

– Он сперва сказал, что это не ты. Тело сильно обгорело и было сложно опознать, но потом принесли твои вещи. Сумочка, паспорт и все остальное… На шее у нее висел твой кулон, который он тебе на годовщину подарил… Кольцо обручальное с гравировкой… У нас не оставалось сомнений…

Павел снова молчит. Почему он молчит? Что произошло?! Боже, пусть он уже все скажет, я хочу все знать!

– У него случился инсульт. Его не смогли спасти. – тихо произнес Павел и снова опустил лицо.

На миг перед моими глазами все померкло. Я слышу, как стук моего сердца замедляется. Раз, два, три… Оно реально останавливается! Внезапно начинает кружить. Моё тело словно несется куда-то, быстрая карусель выдернула меня из моей реальности и уносит куда-то вдаль.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru