Пять сердец Сопряжения. Том 2

Лесса Каури
Пять сердец Сопряжения. Том 2

Комната была пуста. Взгляд Белки упал на разобранную постель Уоллера. Видимо, тайерхог как проснулся, так и отправился в редакцию. Никакой дисциплины! Не то, что у Риана – на покрывале его кровати не было ни морщинки.

Тяжело вздохнув, Изабелла принялась заправлять постель. Под каблуком что-то хрустнуло – наушник от трансира, выпавший из складки одеяла. Похоже, Виллерфоллер потерял его…

Белка подобрала наушник и вызвала Джея. Тайшелец вызов принял, но экран трансира остался черным. «Не хочет, чтобы я видела, как он расстроен!» – догадалась Изабелла и скрипнула зубами. Планида Спасителя, тот, кто все это выдумал, ответит за свои делишки, или она не кальмеранка!

– Что? – голос фон Рока звучал глухо.

– Ты не помнишь, на записи с аэробота Уолли в наушниках? – поинтересовалась она.

– Да, при приближении хорошо видно, что он в них. А почему ты спрашиваешь?

– Он все время их забывает, вот и сейчас я подумала, что забыл, а это, видимо, наушник Риана.

– Ясно, – ответил фон Рок и отключился, не попрощавшись.

Изабелла пожала плечами. Не мужчина тот, кто не переживет минуту падения. Джей переживет, и после этого она поговорит с ним по душам, будет снова и снова пытаться убедить его в невиновности Уоллера.

Она бросила наушник в тумбочку Риана, вернулась к столу и продолжила заниматься созданием поэтапного плана подготовки к выставке. Филипп Говард умница, но за то время, что они работают вместе, на него впервые обрушится такой информационный поток. А владелица галереи теперь неизвестно когда сможет оказаться в своем офисе…

Трансир дрогнул под ладонью. Так, словно пришел вызов. Но вызова не было, наоборот, экран почернел, скрыв записи. Что за черт? Джей хотел поговорить и передумал? Или это сбой программы?

Остановившимся взглядом кальмеранка смотрела на трансир. Человек, который стал для нее самой «сбоем программы», несколько дней назад вышел на связь с черного экрана, чтобы назначить встречу. В сердце всколыхнулась бешеная, какая-то болезненная радость. Монти знает, что произошло! Монти тоже не верит в то, что Уолли виновен, и Монти хочет помочь, но… После того, как он ее бросил, могла ли она доверять ему? На кону стояла жизнь напарника и, возможно, ее самой. Покушения были детскими играми, и они кончились, – тот, кто подставил Виллерфоллера, ясно дал это понять.

Белка покосилась на перстень-планер и впервые при виде его почувствовала глухое раздражение. Протокол защиты не позволит ей встретиться с землянином, поэтому придется нарушить приказ фон Рока и тайно покинуть Башню Спокойствия.

Дверь открылась, впуская ТаТерона. Фриммец бросил взгляд на Изабеллу:

– Где ты была? Белка, мне, правда, очень жаль! Чем я могу помочь?

Она пристально посмотрела на него. Давно не испытывала чувства, когда не знаешь, кому доверять и решаешь, что доверять не стоит никому. Давно. С Кальмерана. И все-таки…

– Чем ты поможешь, Риан? – горько усмехнулась она. – Все, что нам остается, ждать новых фактов по делу Уолли. И держаться вместе, как и положено членам боевого звена.

– Ты еще не знаешь? – осторожно спросил он. – Командора отстранили, а наше звено расформировали до выяснения обстоятельств. Мы больше не одна команда!

Фриммец старался говорить спокойно, но по нему было видно, как сильно он расстроен. Поймет ли он то, что она не станет говорить вслух?

– Мы до сих пор одна команда! – бросила она, подхватила трансир и вышла из комнаты.

Где Монти может ждать ее? Не в Башне Спокойствия, конечно, хотя она не удивилась бы, если бы он решил сюда пробраться. Так где?

«Приглашаю вас к себе! Там нам никто не помешает обсуждать закрытую информацию». И чарующий запах ветра, полного цветочных ароматов.

Губы Белки тронула улыбка. Она знала, что права – Монти ждет ее в своем доме на Фримме, том самом, что так ей понравился. Том самом, где они провели ночь, навсегда прощаясь с прошлым и друг с другом. Вот только как попасть туда?

Настоящий вор не станет скрываться в укромном месте. Настоящий вор будет первым, крикнувшим среди толпы: «На воре шапка горит!» Она, Изабелла Лакрими, давно не воровка, но мастерство, как известно, не пропьешь.

Кальмеранка направилась в информационный зал Башни, по дороге улыбаясь встречным и здороваясь со знакомыми. Рекурсировать не стала – необходимо, чтобы ее увидело как можно больше людей.

Информационный зал был небольшим. Столы с гнездами для трансиров стояли полукругом, в середине находилась конторка администратора. Белка приветливо поздоровалась с юношей в форме Унии, который вскочил, едва она подошла, и сказала:

– Мне нужна информация по Наймису Роузу.

Если за ней следят, подобный интерес не покажется странным в преддверии выставки, проводимой в ее галерее.

В лице молодого человека мелькнуло любопытство, но не удивление. Бойцы Унии, вынужденные коротать на ББО долгие часы ожидания между заданиями, какую только информацию не запрашивали, чтобы развеять скуку.

Пальцы администратора пробежали по панели управления

– Поиск запущен, ноэль. Что-то еще?

– Благодарю вас! – улыбка Изабеллы стала ослепительной – вновь пригодились уроки Дэль. – Как вас зовут?

– Ираэль Клавдий фон Рис. Можно просто Ираэль.

– Ираэль, вы сегодня дежурите?

– Да, только заступил.

– Прекрасно! Я сейчас посмотрю, что вы для меня нашли, и сделаю еще несколько запросов.

– Конечно!

Воодушевленный ее симпатией юноша послал ей ответную улыбку.

Белка игриво стрельнула в него глазами и отправилась к дальнему столу. Разместила трансир в информационное гнездо, устроилась в удобном кресле, всем видом показывая, что она здесь надолго. Еще около часа она просматривала данные поисковиков, выписывая дополнительные запросы. Затем переслала их администратору и обернулась посмотреть на его реакцию. Она не заставила себя ждать – юноша поспешил к ней.

На экране трансира мерцало слово, написанное по-кальмерански. Конечно, его не было в официальных справочниках и словарях, поскольку оно являлось частью арго.

– Ноэль, вот это… Я не могу перевести! – наклонившись к ней, извиняющимся тоном сообщил администратор.

– Ох, простите меня! – она коснулась его ладонью, отвлекая внимание. – Это привет с моей родины. Слово читается как «каппы» и обозначает слухи, в основе которых лежат реальные события. Видите, как долго по-тайшельски?

– Зато понятно! – рассмеялся юноша. – Ваши запросы весьма насыщенны, ноэль, поиск будет долгим.

Изабелла поднялась и гибко потянулась.

– Я схожу в столовую. Думаю, мне хватит часа, чтобы утолить голод, а вам – чтобы найти нужное. Я в вас не сомневаюсь!

Польщенный Ираэль порозовел от удовольствия.

Посмеиваясь, Изабелла заблокировала трансир, оставила его в гнезде и покинула информационный зал. Завернула в туалет. Закрывшись в кабинке, тряхнула рукой – без привычной тяжести планера было как-то неуютно. Но он, поставленный на режим «боевой вызов», остался в заднем кармане брюк администратора. Теперь, когда она находится едва ли не под следствием, боевой вызов не прозвучит, да и Джей в ближайшее время общаться по мнемосвязи не захочет. Планер вместе с Ираэлем будет перемещаться по залу, создавая впечатление, что Изабелла никуда не выходила.

Перед тем, как сделать шаг в пустоту, она кинула взгляд в зеркало, поправила упавшую на лоб рыжую прядь… И тут же разозлилась на себя за то, что пытается выглядеть перед Монти лучше, чем она есть. Планида Спасителя, какая ей разница, как она выглядит, отправляясь на встречу с ним? Не ради него и не ради себя она это делает – ради Уоллера!

Когда Изабелла шагнула в знакомую студию, в доме было тихо, лишь в открытые окна было слышно, как пересвистываются местные птахи.

– Не двигайся, – раздался голос Монти, – я проверю, нет ли на тебе следящих устройств.

По черной ткани ее формы забегали световые всполохи.

– Чисто, – констатировал землянин.

Она медленно обернулась. На Монти были простые полотняные шорты и белая футболка, которая прекрасно обрисовывала его рельефный торс.

– У меня всего час, – поспешно сказала Изабелла. – Затем мне нужно вернуться.

– Вернешься. Присядь. Хочешь чего-нибудь выпить?

Она села в кресло и молча покачала головой.

– Мне очень не нравится то, что происходит… – Монти опустился напротив, сцепив пальцы. – Тварь, что за всем этим стоит, играет нами, а мы – словно беспомощные котята, барахтаемся в луже.

– На тебя снова было покушение? – на всякий случай уточнила кальмеранка.

– Наоборот, они прекратились. У меня складывается впечатление, что некто проверяет нас. Знаешь, на Земле говорят: «проверка на вшивость». Так вот такую проверку мы сейчас проходим. Но есть одно «но». Из получивших записки только на Джея не было покушения. Возможно – пока! Или…

– Или?..

– …Или ты еще не успела получить свою.

Изабелла прищурилась.

– До Анджея сложно добраться, он не покидает Башню, как и я в последние дни. Если записка меня ждет, то дома или в офисе. Но пока я не прочитала ее, – а некто явно это отслеживает, – я могу считать себя в безопасности.

– Согласен, – кивнул Монти. – У тебя есть соображения насчет того, что на самом деле случилось с Виллерфоллером?

– Лишь догадки, однако, я уверена, – подставить его мог только тот, кто знал об операциях Унии.

– То есть, кто-то из наших, – констатировал Монтегю, но тут же поправился: – Из ваших.

– Да.

Повисла пауза. Можно было столько сказать друг другу, однако слова позабылись. Изабелла смотрела на землянина: на его сжатые губы, на глубокие морщинки в углах рта, на резкие черты лица, короткие волосы… Показалось, или на его висках уже засеребрилась седина? В его по-прежнему ярких глазах ничего нельзя было прочесть. Он снова был тем человеком, что ушел от нее, не прощаясь. Навсегда.

 

– Уолли… – с трудом отрывая взгляд от его глаз, произнесла Изабелла.

И Монти в то же мгновение заговорил:

– Уолли…

Оба замолчали.

– Прости, я перебил, – первым сказал он.

– От твоей вежливости мне тошно вдвойне, – Белка передернула плечами. – Если у тебя есть предложение, как помочь Уоллеру – говори, не тяни. У меня мало времени!

– Ты права, у меня есть предложение, – он расцепил пальцы и сел прямее, – но я не знаю, как ему помочь. Зато я знаю, как его выкрасть…

Его вдруг словно выбросило из кресла. Спустя мгновение землянин стоял в центре помещения, прижимая дуло дистанционника к виску… Рианона ТаТерона.

– Я пришел с миром! – поднял ладони фриммец. – Монти, убери ствол!

Изабелла молчала. Или Риан правильно понял ее слова насчет команды, или следил за ней с совершенно иными целями.

– Не двигайся, – предупредил Монтегю, отступая на шаг и доставая из кармана маленький черный пульт. – Я тебя проверю.

– На мне нет ни планера, ни трансира, ни оружия, – хмыкнул ТаТерон. – Я же не идиот!

– Вот и посмотрим, – улыбнулся землянин.

Световые всполохи, запрыгавшие на форме Риана, казались языками пламени. Изабелла невольно вспомнила картину, изображающую сожжение высокородного в день Сатаниума, и поморщилась. Джей – как всегда! – прав. Скотский обычай надо вырвать с корнем, и чем скорее, тем лучше!

– Чисто, – констатировал Монти и вернулся в кресло. – Садись, парень, и расскажи, что привело тебя сюда.

– Она, – чернокожий фриммец с независимым видом сел в свободное кресло и закинул ногу на ногу. – Ноэль напомнила мне, что Уолли – член нашего звена даже после его расформирования.

Монтегю бросил на Белку быстрый взгляд.

– Вас расформировали?

– Да, – кивнула она. – Джей больше не командор. Считай, мы под следствием, как и Уолли.

– Это делает вас уязвимыми, – покачал головой землянин.

– Если ты хочешь выкрасть Виллерфоллера, мы будем не просто уязвимы, мы станем преступниками! – усмехнулся Риан. – Но я согласен пойти на это. Тот, кто в силах изменить ход боевой операции, сможет добраться и до Уолли в камере Башни Спокойствия. Это очевидно! Его надо срочно забирать оттуда. Вот только как?

– Мы можем тебе доверять, ТаТерон? – мягко спросил Монти.

Так мягко, что становилось ясно – одна неверная нота в ответе, и он просто размозжит фриммцу голову из дистанционника.

Изабелла прикрыла веки, кожей впитывая эмоции окружающих людей.

Риан. В Риане не было страха, только немного мандража, вызванного ситуацией, которая с каждым мгновением становилась все более опасной. Джей был прав, когда ввел его в их звено.

Монти… В прекрасной форме, не растерял боевые навыки, и отчего-то это грело Белке душу. Землянин не лишился хваленой интуиции, которая подвела его лишь один раз – тогда, когда погибла Дэль. И этот нежный, обволакивающий тембр хриплого голоса. Изабелла будет молчать, лишь был слушать его…

– У вас нет выбора, – невозмутимо ответил Рианон. – Я лично не вижу смысла в пустых клятвах верности, и не думаю, что вы его видите, это раз. Для исследования моего сознания у вас нет оборудования, но даже если бы и было – на это нет времени, это два. И в любом деле три – лучше, чем два. Это три! – Фриммец широко улыбнулся, открывая ряд белоснежных зубов.

– Ну не в любом, – рассмеялся Монтегю, убирая дистанционник, но тут же посерьезнел: – По моим данным Виллерфоллера завтра перебросят в Центральную Имперскую тюрьму. Группа сопровождения – четыре рекурсанта из спецподразделения Управления внутреннего контроля. Ваша задача – перехватить их в момент рекурсии и забрать Уолли. Возьмите это… – на его ладони появились две полупрозрачные «таблетки». – Они легко крепятся к внутренней стороне любого планера. Будет лучше, если о трансирах вы забудете.

– Что это? – заинтересовался Риан, беря «таблетку».

– Декодер-перехватчик. Его сигнал уведет протокол защиты по ложному пути, обеспечит мнемосвязь со мной и позволит отследить рекурсию Уоллера между Точками сближения.

– Ничего себе! – присвистнул фриммец. – А у Унии есть такие штуки?

Монти широко улыбнулся.

– Есть похожие, производства моей корпорации. А эти – секретная разработка, которую «Стальной зверь» никому не предлагал.

Изабелла открыла глаза и теперь разглядывала Монтегю, как неизвестное науке существо. Значит, все это время он работал на Унию? Вот это новость!

– Ты сильно рискуешь, ввязываясь в это, Монти, – хрипло сказала она. – Рискуешь бизнесом, репутацией, свободой и, возможно, жизнью! Почему?

Он пожал плечами.

– Я, так же, как ты и Риан, уверен, что Уолли подставили. А вместе с ним пытаются подставить всех нас.

– Белка, мне кажется, или он пытается сказать тебе то же, что ты – мне, – хмыкнул фриммец, – насчет одной команды? Просто говорит это другими словами.

Она не выдержалась – улыбнулась. Ну вот как тут оставаться серьезной? Словно выпущенный усмешкой из клетки, забурлил в крови адреналин. Риан прав – надо или доверять, или катиться в Выгребную яму Спасителя!

Изабелла взяла с протянутой ладони Монти декодер, сунула в карман кителя и поднялась.

– Пора возвращаться. Выйду на связь, как только опробую твое изобретение.

Ей показалось, или в зеленых глазах землянина мелькнуло сожаление?

– Я отправлюсь следом, – кивнул Рианон, – и найду тебя в информационном зале. Пойдем, потренируемся. Мне лично не мешает разогнать кровь перед завтрашним днем! А как показала практика, лучше тебя никто меня не поваляет.

Белка наморщила нос.

– Ты забываешь о Джее. Он – лучший!

И, не дожидаясь ответной реплики, рекурсировала прямо в запертую изнутри туалетную кабинку.

Спустя несколько минут она входила в информационный зал, призывно улыбаясь администратору.

* * *

Когда Изабелла вышла из раздевалки, Сандор Валиш, ждущий в коридоре, отлепился от стены и шагнул ей навстречу.

– Чем обязана? – поинтересовалась Белка, закручивая еще влажные волосы в пучок. – Мы вроде виделись с утра?

– Настоятельно рекомендую выпить со мной, ноэль! Как насчет бара на тридцатом уровне – мягкие диваны, напитки пяти миров?

Командор обаятельно улыбался, однако Изабелла заметила, как подрагивают крылья его точеного носа, как напряжены уголки ярких губ.

– Боюсь, вам не светит близкое знакомство с ноэль, высокородный! – раздался насмешливый голос Рианона, и Изабелла почувствовала, что он остановился позади нее.

Лицо Сандора оставалось невозмутимым, когда он ответил:

– Боюсь, низкородным не стоит лезть не в свое дело!

Развернувшись, Изабелла ладонью уперлась в голую грудь ТаТерона, одетого в одни тренировочные штаны – Риан, услышав знакомый голос у двери раздевалки, вышел посмотреть, что происходит, – и произнесла:

– Не ссорьтесь! Мы выпьем втроем, не так ли?

Под по-кошачьи злым взглядом ее серых глаз фриммцы прянули друг от друга, будто ошпаренные кипятком.

– Иди, оденься! – приказала она ТаТерону, а когда тот, развернувшись, отправился в раздевалку, впервые увидела, что его спина покрыта множеством странных змеящихся шрамов.

Вопрос едва не сорвался с языка, но она промолчала. Лишь взглянула на Валиша – заметил ли? Высокородный старательно делал вид, что не заметил ничего особенного.

В баре на тридцатом уровне было пусто и тихо. Изабелла заказала себе кофе, а фриммцы, не сговариваясь, взяли один и тот же напиток, и покосились друг на друга с таким видом, будто каждый обокрал другого.

– О чем будем говорить? – поинтересовался ТаТерон. – О чем вообще можно говорить с высокородными, командор Валиш, не подскажите?

– О погоде! – широко улыбнулся тот. Кажется, он уже взял себя в руки и вспомнил, что здесь он не высокородный, а боец Унии, такой же, как Изабелла или Риан. – Знаете ли вы, друзья мои, какая погода сейчас стоит на Фримме?

Изабелла невольно напряглась. На что он намекает? На то, что знает об их визите в дом Монти? Но откуда?

– Сейчас белый месяц Ассалябиум, время ночного цветения тамариска, – ответил Рианон, ничем не выказывая тревоги. – Если тамариск цветет, значит, стоят теплые безветренные и безлунные ночи. Вы давно были на родине, командор?

Пока он говорил, Сандор достал из кармана кителя лист бумаги, расправил и положил на стол, так чтобы Изабелла и ТаТерон, севший на диван с ней рядом, могли прочитать написанное.

– Я был дома неделю назад, с друзьями, – заговорил командор, и его голос дрогнул.

Изабелла посмотрела на Валиша. Ясно, что он говорит о членах своего звена.

– Тамариск еще не зацвел, но теплый ветер уже веял с юга… – напевно продолжил он, будто цитировал что-то по памяти.

Перестав обращать на него внимание, кальмеранка углубилась в лежащую перед ней записку.

«Сегодня в полдень со мной связалось неустановленное лицо, которое передало мне координаты и информацию по завтрашнему переводу Виллерфоллера в Центральную Имперскую тюрьму, – гласила записка. – Некто любезно сообщил, где и как мне будет удобнее перехватить его, чтобы осуществить «справедливый акт отмщения» – так он выразился…».

Дойдя до этих строк, Изабелла и Риан переглянулись. От волнения черная кожа ТаТерона посерела, и теперь казалась присыпанной пылью.

«В связи с вышесказанным, я, командор Валиш, склонен согласиться с Изабеллой Лакрими в вопросе невиновности Уоллера в убийстве членов моего звена. Его подставили и пытаются устранить чужими руками. Моими. Поэтому я хочу спросить вас: КАКОГО ХРЕНА ПРОИСХОДИТ?»

– …И, увы, несмотря на весенний ветер, она попрощалась со мной навсегда! – с непроницаемым лицом завершил командор, в тот момент, когда и Изабелла, и Рианон дружно уставились на него.

– Это… очень романтично! – запнувшись, произнес ТаТерон. – Так романтично, высокородный, что я чуть не прослезился. Жаль, что о прекрасных девах с тамарисками, вплетенными в волосы, я совсем ничего не знаю!

– И я не знаю, – кивнула Изабелла. – Информации пока мало. Ясно только, что тамарискам угрожает опасность.

Валиш подтянул к себе записку и написал: «Чем я могу помочь?»

– Мы благодарны тебе за приглашение, – Изабелла поднялась, а следом встал и Риан. – Но, к сожалению, не можем ответить тем же. Увидимся, Сандор!

Пожав плечами, командор дописал на листке несколько слов и вопросительно взглянул на Изабеллу. Разглядев координаты Точки сближения, указанные Валишем, и надпись под ними: «Если понадобится срочная помощь», кальмеранка благодарно кивнула и в сопровождении Рианона направилась к выходу из бара.

«На Земле говорят: загребать жар чужими руками, – раздался в ее сознании голос Монтегю, – похоже, «неустановленное лицо», как раз, любитель так поступать!»

Голос, зазвучавший неожиданно, вызвал у Изабеллы кратковременную панику. Однако она заставила себя успокоиться, не желая, чтобы Монти ощутил ее эмоциональный фон.

«Ты хоть предупреждай!» – безмолвно возмутился ТаТерон, выразив общую мысль.

«Простите, не хотел пугать. Но прошу заметить, что декодер работает с того момента, как вы подключили его к своим планерам!» – насмешка Монти была едва уловимой.

Кальмеранка сердито фыркнула. Действительно, могла бы сообразить!

– Ты куда сейчас? – вслух поинтересовался Риан.

– Хочу еще раз сходить к Джею, – честно призналась она.

– Я с тобой не пойду! – поднял ладони фриммец. – Когда вы с ним говорите по душам, у меня ощущение, что в целом мире существуете только вы двое! Буду в нашей комнате. Ты к ужину-то вернешься?

Изабелла пожала плечами.

Едва она рассталась с ТаТероном, вновь услышала голос Монти: «Валиш был Тяжем в моей команде вышибал в Фартуме. У меня сложилось о нем впечатление, как о надежном парне, способном быстро принимать верные решения. Мне очень жаль, что он потерял свое звено!»

«Мне тоже жаль… Думаешь, мы можем ему верить?»

«Время покажет, Белк!»

Он отключился. Изабелла шла по коридору к лифтам, оценивая так неожиданно возникшую возможность постоянного общения с Монтегю. Да, между ними лежала пропасть размером в несколько миров, да, они уже не те, что раньше, и не любят друг друга, но в любой момент слышать его мысли отражением своих – в этом что-то есть!

Фон Рока она нашла в кабинете. Тайшелец стоял у любимого окна, глядя вниз. Поза командора напомнила Белке то мгновение, когда она вошла в его комнату в Фартуме, застав после получения от ректора фон Тарса известия о смерти отца.

Сердце царапнуло обидой за Уолли. Почему Джей не может просто признать, что верит в невиновность тайерхога? Зачем нужно это обязательное соблюдение правил и протоколов?

– Ты пришла, – констатировал фон Рок, не оборачиваясь. – Уже знаешь?..

Изабелла подошла к Анджею сзади и обняла его, как и тогда, в университете.

 

– Мне очень жаль, Джей!

Он развернулся и обнял ее в ответ.

– Белка, я хотел сказать тебе насчет Уолли, что должен просчитать все варианты… Я просто не могу поступить по-другому!..

Она накрыла его рот ладонью и вырвала обиду из сердца, как ядовитую траву.

– Это ты прости меня! Я слишком хорошо тебя знаю и не должна злиться на принятое решение. Просто оно глубоко задело меня… Но я понимаю, правда!

Тайшелец взял ее за плечи, чуть отодвинул от себя, заглянул в глаза, вздохнул с облегчением и коротко сказал:

– Я рад, Белка! Знаешь, я пытался поговорить с Уолли, но меня не пустили.

– Значит, я удачливее тебя, – рассмеялась Изабелла, отходя и садясь на диван. – Он подавлен и совершенно не помнит, что случилось.

– Как тебе удалось увидеться с ним?

– Мне дал разрешение шеф-командер фон Тор, который, по всей видимости, перед этим был у Уолли сам.

Анджей покосился на нее со странным выражением лица и снова отвернулся к окну. У Белки мелькнула мысль, что после произошедшего с Виллерфоллером перевод фон Рока в ведомство шеф-командера может, как выразился бы Монти, «накрыться медным тазом». Ее вновь затопила волна негодования против тайного автора этой грязной истории, который умудрился испортить жизнь им всем. Если кто и достоин сногсшибательной карьеры в руководстве Унии, так это Анджей Карл Вильгельм фон Рок!

– Ты помнишь, как Дэль любила складывать паззлы? – вдруг спросил Джей.

– Помню, – грустно улыбнулась Изабелла. – Мне кажется, об этом помнят все в Фартуме!

– Мне не хватает ее любви к разрозненным деталям, которые надо свести в единую картину, – покачал головой тайшелец. – Потому что паззл не сходится…

– Ты о чем?

«Это он о чем?» – все-таки не выдержал Монти, безмолвно встревая в разговор. Правда, слышала его только Изабелла.

– В трансире Уолли нашли информацию по операции звена Валиша. Время, координаты…

Белка в сердцах стукнула кулаком по подлокотнику дивана.

Джей повернулся к ней.

– Может быть, это личное дело? Чем он занимался в последнее время, кроме покорения Эвереста?

– Редактор предложил ему написать цикл статей по криминальной тематике, но он не успел его начать, – ответила кальмеранка. – Да и слишком все это сложно и продумано для личной мести, тебе не кажется?

– Вот я и говорю – паззл не сходится! – Анджей снова отвернулся к окну. – Иди спать. Мне нужно подумать.

– Есть, мой командор! – отрапортовала Изабелла и направилась к двери. – Вообще, тебе тоже не мешало бы отдохнуть!

– Иди уже… – донеслось ей в спину насмешливое.

* * *

Дэль пристрастилась к паззлам еще на Земле.

– Я около года думала, чем бы заняться, а потом деньги, взятые из дома, кончились, и пришлось срочно искать работу, – как-то на первом курсе призналась фриммка, валяясь на кровати в их комнате поздно вечером, после того, как все уроки были сделаны. – Один из моих тогдашних парней упомянул экзотик-клуб для богатых землян, и я решила – а почему нет? Изучила информацию о них, прочитала рекомендации и отправилась в тот, который показался мне наиболее подходящим.

– Ты спала с мужчинами за деньги? – поинтересовалась Белка, подпирая голову кулаком.

Нет, она не осуждала подругу. Тот, кто выжил на улице, знает, что все средства хороши, лишь бы избежать голода или смерти, но ей была неприятна сама мысль о сексе.

– Иногда, – равнодушно ответила Дэль. – И только если мужик мне нравился. Я была танцовщицей, а не шлюхой. А в перерыве между номерами собирала паззлы, чтобы не было скучно.

– Что ты делала? – не поняла Белка.

– Паззлы. Такая игра у землян. Из множества маленьких кусочков надо составить картину.

– Любую?

– Нет, конечно. На коробке от них всегда есть изображение, что должно получиться в итоге. Основываясь на нем, ты начинает подбирать один фрагмент к другому до тех пор, пока они не сойдутся в рисунок.

Белка представила, как Дэль в соблазнительном наряде танцовщицы, заправляя белокурую прядь за острое ухо и сгорбив спину, складывает кусочки в нечто непонятное, и невольно хихикнула:

– Глупое занятие! Тебе нравилось на Земле?

Дэль мотнула головой, и ее локоны рассыпались светлой волной, скрыв лицо.

– На Земле слишком много разных рас, вероисповеданий, обычаев. Из-за этого никто не обращает внимания друг на друга. Земля как дремучий лес, в котором легко затеряться, только не из деревьев, а из людей.

Подруга замолчала. Белке показалось, что она хотела что-то добавить, когда дверь распахнулась, и в комнату заглянул запыхавшийся Монти.

– Там Уоллер высокородных гоняет, хотите взглянуть?

– Подрались! – восхитилась Белка.

– Он с ума сошел? – уточнила Дэль, поднимаясь и набрасывая на точеные плечи тончайший пеньюар, через который едва не просвечивала кожа.

– Давайте быстрее!

Монти исчез.

– Бежим! – Белка спрыгнула с кровати, схватила за руку подругу и потащила следом за ним.

В рекреации с красными деревьями и золотыми часами собралась толпа студентов. В центре образованного ими круга обнаженный по пояс Уоллер Виллерфоллер совершал невообразимые прыжки и кульбиты, уходя от атак братьев Карвинов.

Белка, протиснувшись сквозь толпу, заняла место рядом с Монти и невольно залюбовалась телами и движениями дерущихся. Она и в Санморе любила уличные кулачные бои – с зазевавшихся зрителей было легко срезать кошельки.

– С чего они сцепились? – поинтересовалась Дэль, вставая с другой стороны от Монтегю.

– Мирон во всеуслышание заявил, что те, в ком есть животное начало, стоят на нижней ступеньке эволюции. А на верхней – существа, созданные Богами. Например, фриммцы.

Белка скептически фыркнула.

– Вопрос спорный, – вдруг раздался позади глуховатый голос, – особенно если считать, что животных тоже создали Боги.

Кальмеранка оглянулась и с изумлением уставилась на… Привратника, которого с момента прибытия в Фартум видела всего раз или два. Тот был в обычной серой хламиде, с надвинутым на лицо куколем, бросавшим на лицо глубокую тень. Хорошо видны были только его тонкие и блеклые губы.

– Привратник, они не нарушают правил! – поспешно обернулся к нему Монти. – Бой по обоюдному согласию, при свидетелях, без крови, без применения оборота со стороны Уолли и рекурсии со стороны Карвинов.

– Ну, вот я и послежу… – дернул в усмешке уголком рта тот.

Братья Карвины были очень быстры и действовали слаженно, однако в быстроте реакции тайерхог ни в чем им не уступал. Судя по всему, противники пока не стремились нанести друг другу урон, пытаясь просчитать манеру ведения боя.

– А почему против Уолли двое? – возмутилась Белка. – Это нечестно!

– Таково было его желание, – пояснил Монтегю, не спуская с дерущихся глаз. – В ответ Мирону он сказал, что у эволюции нет ступеней, поскольку она представляет собой спираль, по которой он и спустит обоих Карвинов, если они не испугаются драки. Они не испугались.

В этот момент Виллерфоллер покатился по полу, сгруппировался и пружинисто вскочил на ноги. Белокурые фриммцы кружили вокруг, напоминая Белке то ли кошачьих, то ли пресмыкающихся, твердо намеренных поужинать жертвой.

– Джей это не одобрит! – пробормотала она. – А кстати, где он?

– Небось, опять сидит в библиотеке, – хмыкнула Дэль, – мне кажется, он там скоро пустит корни.

Уолли неожиданно бросился вперед, проехал на животе под широко расставленными ногами Кирона, извернулся в движении, вскочил и взял его в захват, сдавив горло.

– Отпусти! – прохрипел тот.

– Отпущу, если выйдешь из боя, – тяжело дыша, ответил тайерхог. – Если бы мы дрались по-настоящему, ты был бы уже мертв!

Белка видела, что он, вдохновленный победой над младшим Карвином, забыл о старшем брате. Между тем, Мирон неумолимо сужал круги.

– Уолли, сза… – попыталась крикнуть Белка, но чья-то широкая ладонь зажала ей рот.

Она саданула незнакомца локтем под ребра и вывернулась. Монти тут же закрыл ее собой от… Тристана Карвизи.

Стоявший позади них Привратник даже не пошевелился.

– Молчи, паршивка! – прошипел кальмеранец.

Виллерфоллер дураком не был – оборванный крик услышал и рывком развернул все еще удерживаемого Кирона лицом к старшему брату. Мирон зло усмехнулся:

– Проваливай, брат. Дай мне одному надрать этому псу хвост! Уоллер, ты будешь скулить и молить о пощаде у моих ног! Прямо сейчас!

– Шурши громче, высокородный, – ответил тайерхог, выталкивая Кирона из круга в толпу. – Тебя плохо слышно!

Изабелла на их разговор внимания не обращала – прищурившись, смотрела на Карвизи. И замечала в его взгляде знакомое выражение, не раз виденное в глазах санморских мужчин, творящих невесть что.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru