Демонтаж патриархата, или Женщины берут верх. Книга для мужчин

Леонид Млечин
Демонтаж патриархата, или Женщины берут верх. Книга для мужчин

От автора

Настоящая революция!

Исторически сложилось так, что мужчина мог сделать женщину счастливой, а мог лишить ее счастья. Женщина такой власти над мужчиной не имела. Кроме того, общество по-разному относилось к изменам мужчин и женщин. Изменять – это вроде как привилегия мужчин. Но отныне мужчина и женщина равны. Вольности в отношении женщины больше недопустимы.

Во все времена женщины, как и мужчины, мечтали о власти. Но прежде их роль и влияние почти полностью зависели от мужчин. Чтобы завоевать положение в обществе и иметь возможность влиять на страну, они должны были завоевать мужчину. Это тернистый путь. Женщины жаловались, что оказывались между мужчинами, которые ими помыкали, и мужчинами, которые ими пользовались.

Путь наверх лежал через постель. Казалось, это всех устраивает. Но выяснилось, что это иллюзия. Женщины просто стыдились и боялись говорить открыто. Они предпочитают иные карьерные лестницы. Теперь женщины успешно играют самостоятельную роль в жизни и в политике, выходят в министры и президенты. Постель не является для них стартовой площадкой. Женщины ни в чем не желают отставать! Женщины вытесняют мужчин. Мужчины оказались к этому не готовы. И они сурово наказаны.

Череда скандалов на сексуальной почве ломает карьеры. Рушатся идолы и идеалы. Режиссеры и продюсеры, которые ставят фантастически популярные фильмы, но ведут себя более чем экстравагантно, даже самые яркие голливудские звезды – когда речь идет о преступлениях такого рода, никто отныне не может рассчитывать на снисхождение. Погублена репутация небожителей, тех, чье имя на церемонии вручения кинематографической премии «Оскар» с благодарностью и придыханием упоминается чаще, чем имя Всевышнего!

Американские актрисы театра, кино и телевидения основали движение под названием Time's Up («Время вышло») для защиты женщин от сексуальных домогательств и дискриминации. В движение включились сотни людей, в том числе очень известные актрисы. Они легко собрали миллионы долларов в фонд помощи пострадавшим от сексуальных домогательств:

– Пора положить конец ситуации, в которой женщинам приходится бороться за свой профессиональный рост и за то, чтобы быть услышанными. Время мужской монополии вышло.

Началось с продюсеров, режиссеров и актеров. Но быстро перекинулось на министров и генералов. В Соединенных Штатах волна разоблачений обрушилась на газетных и телевизионных журналистов. Захлестнула Конгресс. Оказалось, что в последние годы Конгресс тайно заплатил женщинам, которые жаловались на непристойное поведение законодателей, семнадцать миллионов долларов отступного! Лишь бы молчали о шалостях сенаторов и конгрессменов.

Признано аморальным то, что еще недавно казалось непредосудительным. Общество всегда меняется, меняются и стандарты поведения. Но происходящее сейчас носит более глубокий и серьезный характер! Это тектонический гендерный сдвиг – в пользу женщин. И женщины уверенно говорят:

– Это поворотный момент. Отныне все будет иначе!

Лозунг сегодняшнего дня: «Мужчины должны измениться!»

Совсем недавно все было иначе. Во время последней избирательной кампании в США телезрителям прокрутили видеозапись, на которой кандидат в президенты от Республиканской партии Дональд Трамп пренебрежительно объяснял ведущему, как он привык обращаться с женщинами:

– Я не жду. Я просто сразу начинаю их целовать. Если ты звезда, тебе все позволено. Можешь делать все, что хочешь. Хватай их за…

Возмутился вице-президент Джо Байден:

– Если бы мы учились в старших классах, я бы вытащил его во двор за спортзалом и как следует поколотил.

Трамп ответил тирадой:

– Джо Байден пытается строить из себя крутого парня. На самом деле он слабак. Он меня не знает. Он бы бежал от меня со всех ног, заливаясь слезами!

Казалось, все избирательницы точно проголосуют против него. Видные республиканцы потребовали от Трампа не позорить великую партию, снять свою кандидатуру и выйти из президентской гонки. Несколько женщин подтвердили, что он их домогался.

Трамп ничего не признал. Как ни в чем не бывало заявил, что это заговор против него. Обещал привлечь женщин-заявительниц к суду за ложные обвинения… И каков результат? В ноябре 2016 года за Трампа проголосовало сорок с лишним процентов женщин. Несмотря на все его оскорбительные рассказы. В первую очередь его поддержали женщины с не очень удачной судьбой, которые хотели бы возвращения прежнего жизнеустройства, когда мужчина обеспечивал семью. А ровно через год, в 2017-м, все переменилось! Революция! Возможно, ее тоже спровоцировало избрание Дональда Трампа.

Любимого зрителями Кевина Спейси вырезали из уже готового фильма и вместо него сняли другого актера. И для политиков теперь такие разоблачения равносильны катастрофе. Раньше этого не было!

Лишь сто француженок, среди которых знаменитая актриса Катрин Денёв, посмели пойти наперекор течению и опубликовали в парижской газете «Монд» открытое письмо в защиту права мужчин ухаживать за женщинами:

«Насилие – это преступление. Но попытки соблазнить, пусть даже навязчивые или неуклюжие, преступлением не являются. И если мужчины ведут себя как джентльмены, то это никак нельзя считать проявлением шовинизма по отношению к женщинам.

Мужчины теряют работу только из-за того, что дотронулись до чьей-то коленки или попытались кого-то поцеловать. Мы не хотим быть частью такого феминизма, который, вместо того чтобы осуждать злоупотребление властью, взращивает вражду по отношению к мужчинам и сексуальности».

Что не понравилось француженкам? Отношение к женщине как к слабому существу и беспомощной жертве:

«Человеческая натура многогранна: женщина может и руководить большим коллективом, и наслаждаться тем, что она вызывает страсть у мужчины. При этом она не становится «шлюхой» и гнусной пособницей сторонников патриархата. Право ответить отказом на нескромное предложение не имеет смысла без права это предложение сделать».

Катрин Денёв и другие поддержавшие ее француженки заявляют:

– Мы умеем сказать «нет» и постоять за себя. Нам не нравится, что радикально настроенные феминистки затеяли борьбу против мужчин и секса в целом, потому что женщины имеют такое же право хотеть секса, что и мужчины.

Критики напомнили Катрин Денёв, что в ее родной стране около четырех миллионов женщин, иначе говоря, каждая восьмая француженка, – хотя бы раз в жизни были изнасилованы. Государственный секретарь Франции по вопросам равенства полов Марлен Шьяппа предложила ужесточить наказание за сексуальные насилие и домогательства.

Кампания обвинений в недостойном поведении, сексуальных домогательствах и половой распущенности распространяется быстрее лесного пожара. Эти обвинения стоят минимум карьеры. У многих сломана жизнь. Они боятся даже показаться на улице. А кто-то, не выдержав позора, покончил с собой.

– Ничего страшного, – хладнокровно заметила одна американская писательница, – если пострадает репутация нескольких ни в чем не повинных мужчин, а кто-то из них даже лишится работы. Что делать! Это плата за демонтаж патриархата.

Перемены невероятные!

Имеют ли политики право на личную жизнь? Этим вопросом американцы задались в 1963 году, когда губернатор Нью-Йорка Нельсон Рокфеллер развелся и вновь женился. Тогда все были поражены этим событием.

Нельсон Рокфеллер, растущая звезда американской политической жизни, рассчитывал на выдвижение в президенты от Республиканской партии. Но Рокфеллер оставил жену, которая родила ему пятерых детей. А его новая избранница развелась с мужем и отдала тому на попечение четырех общих детей.

Новая жена была очень милой и обаятельной. Но Рокфеллер все потерял, потому что развод породил политический шторм. Республиканцы были потрясены. Сенатор Прескотт Буш, отец и дед будущих президентов США, гневно вопрошал:

– Как это могло произойти? Он сам бросил жену и детей и еще убедил молодую женщину оставить своих четверых детей и мужа?

Через четыре года, в 1968-м, Нельсон Рокфеллер вновь попытал счастья. Однако же товарищи по партии предпочли ему Ричарда Никсона, и тот стал президентом.

До Белого дома не добрался и бывший губернатор Иллинойса Эдлай Стивенсон, который развелся в 1949 году. Его дважды выдвигала кандидатом в президенты Демократическая партия – в 1952-м и в 1956 году, но он оба раза проиграл генералу Дуайту Эйзенхауэру.

Рональд Рейган – первый политик, который стал хозяином Белого дома, несмотря на развод. Он разошелся с первой женой в 1949 году. Но, когда он баллотировался в 1980-м, его развод за давностью лет не стал темой избирательной кампании.

Америка не выбирает в президенты политика без жены и детей. Семья – важнейший критерий, которым руководствуются избиратели. Только один президент был разведен – Рональд Рейган, но он вновь вступил в брак. Один холостяк завоевал Белый дом – пятнадцатый президент страны Джеймс Бьюкенен (1857–1861 годы). И один вдовец – десятый президент Джон Тайлер (1841–1845 годы). Но он потом женился на молодой и красивой даме.

Американская политическая система предполагает особо хорошие отношения президента с женой. Он должен даже благоговеть перед супругой. Он должен демонстрировать на публике свою любовь к жене, выказывать ей уважение, в противном случае он рискует своей властью. Чем больше проблем у президента, тем больше уважения он должен выказывать своей жене.

А жены должны жертвовать собой во имя президентства. Даже такие активные первые леди, как Элеонора Рузвельт – жена Франклина Делано Рузвельта, – обрели некоторую власть только в роли глаз и ушей своих мужей. Жена президента Линдона Джонсона леди Бёрд все свои выступления заканчивала фразой:

– Я собираюсь домой и расскажу Линдону, как замечательно вы работаете.

Развод всегда считался убийственным для политика. Но любовные увлечения, интрижки и романы в прежние времена не возбранялись. Из всех президентов только двое – Гарри Трумэн и Джимми Картер точно не развлекались на стороне.

 

Гарри Трумэн и его жена полагались друг на друга во всем. Она признавалась:

– Гарри и я любим друг друга, хотя женаты больше сорока лет. И где бы я ни была, если я протягивала руку, Гарри был уже здесь и держал мою руку в своей.

Когда президент Трумэн выступал, он инстинктивно искал глазами жену, чтобы увидеть, одобряет ли она то, что он говорит. Покинув Белый дом, он сказал в интервью:

– Три вещи губят мужчину: власть, деньги и женщины. Власти я никогда не хотел, денег у меня не было, а единственная женщина в моей жизни ждет меня дома.

Во время избирательной кампании 1976 года кандидат от Демократической партии Джимми Картер задал новый стандарт откровенности в сфере секса. Он честно признался журналу «Плейбой», что вожделел других женщин, но ничего себе не позволял.

Удивительным образом его откровенность устроила и либералов, которые желали изъять всяческие табу, и консерваторов, которые желали их усилить. С этого времени сексуальная жизнь видных фигур стала естественной темой бесед.

Журналисты с пристрастием допрашивали и жену Картера:

– А у вас были внебрачные связи?

Розалин Картер с достоинством ответила:

– Даже если бы они у меня были, я бы вам не сказала.

Теперь таким ответом не отделаешься.

Обманул жену, обманешь и страну

В 1915 году президент Соединенных Штатов Вудро Вильсон, недавно овдовевший, завел роман с Эдит Галт. Но страна не знала о романе – пока не было объявлено о помолвке. Внебрачные связи другого президента Уоррена Хардинга выплыли на свет только после его смерти, когда появились мемуары одной из его любовниц – Нэн Бриттон.

Ничего не писали о романе Франклина Рузвельта с его секретаршей Люси Мерсер и других интрижках на стороне. Равно как о романе Дуайта Эйзенхауэра с его личным водителем, а возила его женщина – Кэй Соммерсбай.

Плейбой и любимец женщин Джон Кеннеди изменял жене напропалую. Он даже и не пытался ничего скрыть. Он словно бравировал своими приключениями. Но столичные репортеры, безжалостные к другим политикам, по доброй воле скрывали дамские истории Джона Кеннеди. Они его любили и покрывали.

Обитатели Белого дома давно осознали, что растущий интерес к деталям президентской семейной и интимной жизни таит в себе опасность. Американские президенты стали сближаться с влиятельными журналистами, вели с ними доверительные беседы, откровенничали. И тем самым делали журналистов частью правящей элиты. В результате газетный обозреватель, друживший с президентом, конечно же, не мог писать о его романах на стороне.

Президента Линдона Джонсона обуревали сильные страсти. В нем словно сосуществовали два человека. Один был невероятно обаятелен, другой – жесток и злобен. Окружающие считали, что он сошел со страниц романа Достоевского – грешник и святой, шут и государственный деятель, циник и сентиментальный человек. Твердая воля и огромная жизненная сила сочетались в нем с уверенностью в собственном всемогуществе и в том, что ему все позволено.

Линдон Джонсон не пропускал ни одной юбки. По количеству любовниц он уступал только Джону Кеннеди. Один из помощников назвал Джонсона «сексуальным гориллой». Его приятель вспоминал:

– Если он хотел женщину, то концентрировался на ней полностью. Добившись своего, переключался на другой объект.

Секс для него был частью успеха. Он однажды признался помощнику, что женщины, спиртное и возможность понежиться на солнце – это то, ради чего стоит жить. Он коллекционировал женщин, как другие коллекционируют охотничьи трофеи. Он любил окружать себя молодыми женщинами – с ними он чувствовал себя моложе.

Говорили, что Линдон Джонсон женился на леди Бёрд ради денег ее отца. На самом деле он связал судьбу с женщиной, которая посвятила жизнь мужу, была ему преданна во всем и все ему прощала. Она словно не замечала множества его романов, хотя он приставал к женщинам у нее на глазах. Она выросла в семье, где мужчины были тиранами, а женщины – жертвами. Женщины страдали, но молчали. Леди Бёрд пребывала в убеждении, что такой выдающийся мужчина, как Линдон Джонсон, имеет право на любовниц.

И все переменилось из-за истории с сенатором Гэри Хартом! Когда он вступил в президентскую гонку, то, по опросам общественного мнения, далеко опережал всех потенциальных конкурентов. И должен был выиграть у главного соперника – Джорджа Буша-старшего.

Но в 1987 году сенатор Гэри Харт, ожидавший выдвижения кандидатом в президенты от Демократической партии, выпал из гонки, потому что газета «Майами геральд» рассказала, что он развлекался с манекенщицей Донной Райс на борту яхты.

Сравнивая его с Джорджем Бушем, Гэри Харта называют блистательным и умным государственным деятелем высшего уровня. Он предупреждал о появлении международного терроризма и настаивал на необходимости трансформировать индустриальную экономику в новую, основанную на информационных технологиях, когда другие все еще говорили о выплавке стали.

Все началось с того, что 27 апреля 1987 года в восемь вечера зазвонил телефон сотрудника газеты «Майами геральд» Тома Фидлера. За две недели до этого Харт сообщил, что будет баллотироваться. Среди журналистов ходили слухи о том, что его брак не удался и у него кто- то есть. В тот день Фидлер написал заметку на первой полосе своей газеты на эту тему. Позвонившая ему женщина только что ее прочитала.

– Вы пишете, что ходят слухи о романах Гэри Харта, – сказала она. – Это не слухи.

И задала прямой вопрос:

– Сколько вы заплатите за фотографии?

Объяснила, что это ее подруга каталась с Хартом на яхте неподалеку от Майами. У подруги остались снимки. И она их видела. С кандидатом в президенты развлекалась актриса Донна Райс. Ей было двадцать девять лет. Она снималась в рекламе.

Позвонившая журналисту женщина рассказала, что Харт пригласил ее подругу в Вашингтон и они проведут вместе ночь в пятницу.

Все считали, что позвонила журналисту Линн Армандт, которая была вместе с Донной Райс на яхте, и что она очень неплохо заработала, продавая фотографии, сделанные во время того путешествия. Но, как выяснилось через много лет, это была не Армандт.

Политическую историю Соединенных Штатов изменила Дана Уэймс. Тогда она работала костюмером в кино. Ей позвонил журналист и сказал, что пишет статью о Гэри Харте и той истории.

– Боже мой, – вырвалось у нее.

И журналист спросил:

– Это вы тогда позвонили в «Майами геральд»?

– Ага, – ответила она. – Это была я.

Дана работала манекенщицей. И она участвовала в вечеринке на яхте, где был Харт и его друг Билли Броудхёрст, юрист из Луизианы. Уверяла, что Харт запал на нее, говорил ей красивые слова. Но она не ответила сенатору взаимностью.

– А вот Донна Райс… Она хотела стать второй Мэрилин Монро, через постель добраться до Белого дома. Вот почему она согласилась плыть ночью с Хартом.

Донна Райс постоянно говорила о своем романе. Дану это раздражало. И ей не хотелось, чтобы Харту это сошло с рук:

– Он же идиот! Как такой человек может управлять страной?

Прочитав заметку в «Майами геральд», позвонила журналисту.

А Линн Армандт стояла рядом и ловила каждое слово. Армандт решила, что они могут заработать на этих снимках. Поразительно, что обе подруги предали Донну Райс.

Впрочем, Дане Уэймс счастья это не принесло. Она живет одна. Передвигается в инвалидной коляске, страдает от мультиплицированного склероза:

– Я сожалею, что сломала ему жизнь. Я была молода. Я не думала, что все так получится.

В пятницу, в тот день, когда Харт ждал Донну Райс в своей квартире на Капитолийском холме, из Майами вылетел репортер Джим Макги. Весь полет он ходил по кабине самолета, надеясь понять, кто из женщин летит в столицу, чтобы провести ночь с кандидатом в президенты США. Но как это определить?

Прилетев в Вашингтон, он взял такси и поехал к дому Харта. Устроился на скамейке в парке, что позволяло ему наблюдать за входом в дом. В половине десятого вечера он увидел Харта с ослепительной блондинкой, которую узнал: он видел ее в самолете. Макги из телефона-автомата позвонил в редакцию – все получается!

Фидлер прилетел в Вашингтон в субботу утром вместе с редактором и фоторепортером. Плюс местный корреспондент газеты. Расследовательская бригада составила пять человек. Они взяли две машины напрокат.

Около девяти вечера Харт и Райс вышли из дома. Они собирались поужинать. Но Харт почувствовал: что-то не так. Заметил репортера – очень крупного, да еще в черных очках. Он просто бросался в глаза. Репортер пытался убежать. Харт забеспокоился и вернулся со спутницей в дом. Он понял, что за ним следят. Но не мог понять – кто?

Он выглянул из окна своей кухни на втором этаже. Засек всех пятерых журналистов, которые переговаривались между собой.

Он позвонил Броудхёрсту, и тот прибыл вместе с Армандт и жареными цыплятами. Все вместе поужинали. И Броудхёрст увел обеих женщин через черный ход. Больше Харт не увидит Райс. Он решил переиграть преследователей. Он был загнан в угол, и разум ему изменил. Сел в машину и уехал. Его преследовал фотокорреспондент.

Гэри Харт остановился. Увидел преследовавшую его машину, записал номер. Тогда журналисты поняли, что нет смысла скрываться. Словом, они бросились к нему. Кандидат в президенты был один. Ни охранников, ни помощников. Как себя вести?

Такого еще не было, чтобы журналисты требовали объяснений прямо на улице. Они пытались найти свое место во внезапно изменившейся американской политике. Через восемь дней газета поместила полный отчет об этих событиях. Журналисты верили, что вовремя остановили на пути к Белому дому опасного, аморального человека.

Журналист потом описывал беспомощную позу Харта, словно ожидал, что его сейчас ударят. От него требовали ответов. Он был потрясен, когда его спросили о путешествии на яхте. Он ответил, что это его личное дело, что все имеют право на личную жизнь.

Он ушел к себе потрясенный и раздавленный. Фотограф снимал его уходящим. Он уходил из политики. За несколько недель до этого Харт уверенно говорил журналистке, которая писала его портрет и задала вопрос о его личной жизни:

– Можете последить за мной, мне все равно. Но вы будете разочарованы.

Он сказал это раздраженно и саркастически. Теперь это прозвучало как приглашение – вот журналисты из «Майами геральд» последовали его призыву. Его слова оправдывали действия журналистов. Выходило, что не они, а он сам разрушил границу между личной и общественной жизнью. Он словно не оставил журналистам выбора.

Харт пытался продолжать предвыборную кампанию, но журналисты хотели получить от него ответ только на один вопрос: это правда? И он отказался от борьбы. Опрос общественного мнения показал: две трети процента опрошенных считали, что журналисты обошлись с Хартом несправедливо. Ни с кем еще не поступали так жестоко! И все, кто вспоминает о нем, грустно качают головой: такой умный парень – как он мог позволить себе столь глупый поступок?

Тот же вопрос можно было задать и другим политикам. Но прежде им все сходило с рук. А к концу 80-х в американской политике пронесся мощный торнадо. Гэри Харт первым попал в воронку. Страна переживала последствия Уотергейтского скандала, который привел к отставке президента Ричарда Никсона в 1974 году. Он лишился должности не из-за политических ошибок, а потому что пытался обмануть страну. Это изменило политическую жизнь. И требования к моральному облику политика.

Гэри Харт искренне верил, что его приключения с блондинкой на яхте никого не интересуют. Но правила стремительно изменились, и он попался.

На протяжении XX века адюльтер редко осуждался и считался для мужчин вполне приемлемым. Президенты Кеннеди и Джонсон правили в те времена, когда интрижка влиятельного человека с секретаршей была столь же распространенным явлением, как и три порции мартини во время ланча.

Но к концу XX века общество переменилось. Феминизм сильно повлиял на самосознание женщин. Либералы считают правильным рассказывать о таких поступках ради защиты интересов женщин, которых используют как товар, а консерваторы считают, что они так отстаивают семейные ценности.

Журналисты уверены: сексуальные развлечения политика, как минимум, свидетельствуют о склонности к обману и неспособности принимать разумные решения. И это не право журналистов, а их долг – раскрывать секреты тех, кто у власти. Адюльтер – политическая измена. Поэтому об этом надо говорить публично. И разоблачать неверных политиков: обманул жену – обманешь и страну.

– Это последний случай, когда кандидат в президенты позволяет себе обращаться с женщиной как с предметом, – грозно заявила после скандала с Гэри Хартом активистка женского движения Бетти Фриден.

 

Если бы она только знала, к каким последствиям все это приведет…

В прежние времена залогом успеха в журналистике было умение завоевать доверие не только читателей, но и сильных мира сего и проникнуть в их мир. Близость к власти и секретной информации, познания о жизни за кулисами большой политики делали тебя успешным.

Но Уотергейтский скандал пробудил новый тип амбиций. Примером для подражания стали Боб Вудворт и Карл Бернстайн из газеты «Вашингтон пост», которые заставили президента Ричарда Никсона покинуть Белый дом. Расследовательская журналистика расцвела. И связала личное с политическим.

Трудно переоценить влияние этой истории на молодое поколение журналистов. Если ты хотел изменить мир, это означало, что ты обязан разоблачать ложь политиков, не размышляя над тем, каковы могут быть последствия.

Теперь журналисты считают, что любое сексуальное развлечение политика должно быть раскрыто. Хотя звучат и другие голоса: журналистам следует проявлять осторожность. Все-таки для начала стоит определить, имеет ли некая романтическая история отношение к политике? Точно ли она мешает политику исполнять свои обязанности?

Но общество уже уверилось, что позволившего себе некую вольность политика следует наказать – как минимум, романы на стороне свидетельствуют о его неспособности принимать разумные решения. Первым в жертву был принесен президент Билл Клинтон.

Журналисты не колебались ни минуты, когда узнали о романе президента с Моникой: страна обязана знать все о хозяине Белого дома. И Клинтон не мог остановить поток разоблачений. Политическая жизнь Америки устроена так, что глава государства не в силах помешать прессе рассказывать то, что она считает необходимым.

На Хиллари Клинтон больно было смотреть, когда весь мир узнал, что муж ей изменяет! Она вела себя так, словно ничего не произошло. Во всем поддерживала мужа. Ни тени сомнения в его правоте и ее любви к нему. Ни словом, ни жестом она не выдала того, что творилось в ее душе.

Думали, для нее жизнь кончилась. Оказалось, ошиблись. Все только начиналось!

Хиллари добилась избрания в сенат. Барак Обама назначил ее государственным секретарем, и она четыре года руководила американской дипломатией. Но приключения ее мужа в конце концов помешали ей стать первой женщиной – президентом страны. Дональду Трампу очень понравилась фраза: «Если Хиллари Клинтон не может удовлетворить своего мужа, почему она думает, что сможет удовлетворить Америку?»

Если бы Билл Клинтон мог себя сдерживать, то настроения избирателей не качнулись бы в сторону его противников- республиканцев и в Белом доме его бы сменил не Джордж Буш-младший, а кандидат от демократов Альберт Гор. И в 2008 году президентство точно досталось бы Хиллари Клинтон. А Дональд Трамп так и остался бы экстравагантным миллиардером с неудовлетворенными политическими амбициями…

Со времен Уотергейтского дела общество жаждет разоблачений. И вместо анализа политической программы журналисты выясняют: а не солгал ли в чем-то кандидат в президенты? Лозунг современной журналистики: «Мы знаем, что ты в чем-то нас обманываешь, что ты ловчишь с избирателями. Наша задача – это доказать».

А вот чем это обернулось. Политики озабочены только тем, чтобы не совершить ничего опасного. Конечно, средства массовой информации обязаны разоблачать лжецов и лицемеров. Но страх разоблачений мешает политикам серьезным и глубоким. И помогает тем, кто мало что понимает. Они пробиваются наверх и делают карьеру. Главное их достоинство – стерильное прошлое. За ними ничего не значится.

Что же удивляться, что разочарование в политике столь глубоко? Все-таки раньше была иная политика. Избиратели больше интересовались не тем, что кандидат делал со своим телом, а тем, что он делал для страны.

Президент Франклин Рузвельт был инвалидом и изменял жене, но важнее было его стремление преодолеть последствия Великой депрессии и противостоять Адольфу Гитлеру и Третьему рейху.

Президент Дуайт Эйзенхауэр завел роман с женщиной, которая во время войны служила его водителем, но главное состояло в том, что он командовал объединенными силами союзников во время Второй мировой войны, в 1944 году высадился в Нормандии, а став президентом, закончил войну в Корее.

Джон Кеннеди пользовался успехом у многих красивых женщин, начиная с актрисы Мэрилин Монро, но главное состоит в том, что он сумел благополучно разрешить Кубинский кризис, который мог перерасти в ядерную войну, и занял твердую позицию в защиту гражданских прав.

Конечно, интерес к странностям личной жизни видных политиков существовал всегда. В обществе ходили слухи о тех, кто слишком много пил или напропалую развлекался с женщинами. Но все-таки главными были стоящие перед страной проблемы и роль политиков в их решении. А сейчас все интересуются лишь скабрезными эпизодами из жизни великих мира сего.

Интернет, все современные средства связи, новые технологии стремительно сокращают сферу личной жизни каждого человека. В обществе существует культура открытой сексуальности, и при этом общество ничего не прощает политикам. Но должен быть и какой- то баланс между правом политиков на личную жизнь и правом общества на честный анализ их поведения.

Белый дом – место для людей с сильным характером. Немногие способны выдержать испытание той властью, которой наделен президент Соединенных Штатов. Возможность руководить могущественной страной и исполнить почти любую мечту, конечно же, развращает. Но работающим в Белом доме приходится забывать о личной жизни.

Президентам не прощают ошибок. Американцы хотят, чтобы в Белом доме обосновался прямой и откровенный человек без личных проблем и шлейфа скандалов. Больше никаких внебрачных связей – это исключено. Теперь журналисты исследуют все подробности интимной жизни кандидата в президенты. По этой причине некоторые потенциальные кандидаты решили для себя, что не будут баллотироваться…

Недавний американский президент Барак Обама, говоря по-старому, – просто подкаблучник. Своей популярностью он в немалой степени был обязан счастливой семейной жизни. Любимый и любящий муж и отец – это очень нравилось избирателям.

– Одна из самых чудесных вещей в президентстве, – говорил Барак Обама, – это то, что я живу над своим кабинетом и не расстаюсь с Мишель и детьми. Я вижу их утром. И мы вместе ужинаем.

– Если девочки хотят видеть отца, они могут к нему зайти, – вторила мужу Мишель Обама. – Им всегда рады. Они спокойно играют, зная, что отец рядом. Это замечательно. Такого давно не было.

Среди рабочего дня он заходил повидать жену. Иногда Мишель появлялась в западном крыле Белого дома с детьми. Или с собакой. В этой семье все на равных. Мишель придерживается современных взглядов: женщина и мужчина делят обязанности поровну. Барак Обама, уже будучи сенатором, отлынивал от мытья посуды. Но Мишель ему спуску не давала.

Как-то после особенно удачного дня в сенате Обама позвонил жене, чтобы поделиться своим успехом.

Мишель его прервала:

– У нас в квартире муравьи. В ванной и на кухне. Так что по дороге домой купи ловушки для муравьев. Я бы купила сама, но мне нужно везти детей к врачу. Можешь?

– Конечно. Я понял, ловушки для муравьев.

– Но не забудь, дорогой. Извини, у меня встреча. Целую.

Обама повесил трубку, размышляя над тем, приходится ли его коллегам по сенату Эдварду Кеннеди или Джону Маккейну покупать ловушки для муравьев по дороге домой.

В Белом доме всю домашнюю работу исполняют вышколенные слуги, так что президенту Обаме стало полегче… Но ему было запрещено опаздывать к семейному ужину. И в его обязанности входило погулять вечером с собакой.

Личная жизнь Дональда Трампа – мечта светских хроникеров. И он нисколько не огорчается, когда заглядывают в его спальню. Он и здесь на редкость самоуверен. Снисходительно сочувствует тем, кому не так повезло:

– Если тебе нужна виагра, значит, ты еще не нашел свою женщину.

Семейные дела президента – тоже предмет его гордости. В первый раз он женился на двадцативосьмилетней спортсменке, актрисе и фотомодели Иване Мари Зельничковой из Чехословакии. Это произошло 7 апреля 1977 года. Церемония была пышной. Венчал их один из самых знаменитых пресвитерианских священников.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru