Тайна таежной деревни

Лена Обухова
Тайна таежной деревни

Глава 3

30 апреля 2012 года, 06:40
д. Комсомольская

Когда Саша открыла глаза, на улице уже рассвело, но в доме было еще совсем тихо. То, что спит не в своей постели, она чувствовала даже сквозь сон. От неудобного положения затекла спина, поэтому, проснувшись, она уже больше не смогла уснуть. Аккуратно поднявшись, стараясь никого не разбудить, она взяла бутылку с водой, чтобы умыться, сигареты, зажигалку и вышла во двор, по дороге с опаской покосившись на оконные занавески. Те снова казались старыми, потертыми, но не сильно обветшавшими. В ночной темноте краски сгущаются, заставляя воображение дорисовывать то, чего на самом деле нет.

На улице стояла такая же тишина, как и в доме. Наверное, было еще очень рано, но часов под рукой не оказалось, чтобы проверить свое предположение. Куртка осталась висеть на спинке стула в общей комнате, и возвращаться за ней не хотелось, чтобы никого не разбудить, поэтому, вдохнув полной грудью свежий утренний воздух, Саша только поежилась и натянула рукава тонкого свитера на ладони, потом щелкнула зажигалкой и закурила. Ей очень хотелось верить, что сегодня им удастся разыскать целителя. Как они будут его изучать без необходимого оборудования, она понимала плохо, но Войтех уже не раз доказал, что на любой случай у него есть план. Да и в коробках в машине могло найтись что-нибудь интересное. Не зря же он взял их с собой.

Не успела она о нем подумать, как Войтех тоже оказался на улице. Он все-таки проснулся, пока Саша выбиралась из дома, встал следом за ней, подбросил дров в печку, чтобы вскипятить воды. Поставив чайник на плиту, он заметил, что куртка Саши осталась в доме. Догадавшись, что девушка пошла курить, Войтех взял куртку и вышел вместе с ней на улицу.

– Возьмите, – он протянул куртку Саше. – По утрам сейчас прохладно. Не хочу, чтобы вы простудились.

– Спасибо, – она оделась и благодарно улыбнулась. – Это я вас разбудила или вы привыкли рано вставать?

– Я так спал, что меня разбудило бы что угодно, – отмахнулся Войтех. – Я действительно обычно встаю рано, но не могу сказать, что привык к этому. По природе я скорее сова. А вы? – зачем-то спросил он, засовывая руки в карманы джинсов и поглядывая по сторонам на клубящийся утренний туман и еще совсем сонную деревню.

– А я работаю в больнице, – она улыбнулась, – поэтому сова я или жаворонок зависит от графика дежурств.

Некоторое время они молчали, наслаждаясь спокойствием, редко выпадающим городским жителям. Вокруг не было слышно ни шума автомобилей, ни разговоров людей. Казалось, даже деревья замерли, чтобы не потревожить утреннюю тишину. Саша докурила, тоже спрятала руки в карманы и втянула голову в плечи, но в дом не пошла.

– Тихо тут как, правда?

– Даже слишком, на мой взгляд, – задумчиво отозвался Войтех. – Мне всегда казалось, что утром в деревне должны быть какие-то звуки. Так… петухи, например, – он улыбнулся и посмотрел на нее. – Честно говоря, я не бывал в деревне, поэтому не знаю наверняка.

Саша задумалась. В самом деле, петухи, наверное, должны бы уже петь. Она тоже не бывала в деревне ранним утром, но не сомневалась, что такой тишины тут быть не должно. Если верить фильмам и книгам, деревенские жители встают очень рано.

– Не знаю, – задумчиво протянула она, потом повернулась к Войтеху и склонила голову набок, с любопытством разглядывая его. – Можно вопрос?

– Конечно, что вас интересует?

– Почему вы стали космонавтом? То есть, я помню, как вы говорили, что мечтали об этом с детства, но, – она пожала плечами, – все равно не понимаю. Мне казалось, что в наше время мало кто об этом мечтает. Тем более, как я поняла, Чехия этим не занимается, раз вам пришлось в Россию переехать.

– А вы знаете, от какой страны полетел первый космонавт, который не был ни из США, ни из Советского Союза? – с улыбкой спросил Войтех.

Саша отрицательно покачала головой.

– От Чехословакии. Владимир Ремек. Он слетал в космос ровно за два года до моего рождения. На Союзе-28. Это была вторая экспедиция посещения орбитальной станции Салют-6. У моей страны, знаете, не так много поводов для гордости, как у вашей. Ремек был героем моего детства. Как в десять лет впервые о нем услышал, так и решил, что хочу стать космонавтом. Кажется, с тех пор и стремился к этому.

– Тогда тем более странно, что вы ушли. Не могли же вы с десяти лет стремиться к тому, чтобы один раз слетать и все.

– Я не ушел, меня уволили, – признался Войтех. – Точнее, настойчиво попросили подать в отставку. Не ушел бы сам, было бы только хуже… Так, наверное, чайник уже закипел. Пойдемте пить кофе? – было очевидно, что ему неприятно продолжать разговор о своем уходе из космической программы.

– Хм, чашка кофе – одна из тех вещей, за которые я люблю утро, – покладисто согласилась Саша.

Она бросила еще один взгляд на сонную деревню и вошла в дом, мысленно ругая себя за этот разговор. Ведь еще в самолете поняла, что тема ухода из отряда космонавтов Войтеху неприятна, зачем спросила снова? Она всегда была любопытна, но желания влезать в душу малознакомому человеку раньше за собой не замечала.

Чайник и в самом деле закипел. Пока они делали кофе, на его аромат из комнаты вышла Лилия, а за ней и Ваня с Невом.

– Итак, шеф, какие будут задания на сегодня? – спросил Ваня, отхлебывая кофе из своей чашки.

– Здесь не так много обитаемых домов. Надо обойти их все, попытаться выяснить что-то про отшельников. Только не задавайте вопросов в лоб, начинайте издалека. Помните: мы социологи, изучаем местный уклад жизни. – Войтех с сомнением посмотрел на Ивана. – Думаю, вам лучше остаться здесь и присматривать за нашими вещами. Тут, конечно, воровать некому, но мало ли. В машине есть довольно дорогостоящее оборудование. Мне бы не хотелось, чтобы что-то с ним случилось.

– С удовольствием, – отозвался тот. – Я физик, а не социолог.

– Тем более тебя сюда никто не звал, – фыркнула Лилия.

Ваня покосился на сестру.

– Я же тебе сказал, что одну не отпущу, я за тебя отвечаю.

– С какой стати? Я старше.

– На три минуты.

Лиля закатила глаза, но промолчала.

– Тогда, не будем терять время, – предложила она, когда кофе был допит.

Войтех посмотрел на часы и согласно кивнул.

30 апреля 2012 года, 08.00

На улице было уже не так тихо, как часом раньше: со стороны леса доносились удары топора, неподалеку слышался разговор двух женщин и возня детей. Саше показалось странным, что в такой маленькой деревушке есть дети. Она была уверена, что молодые люди сейчас рвутся в город, а в деревне остались лишь старики, которых дети не хотят или не могут забрать к себе. Вполне возможно, к кому-то просто приехали внуки на майские праздники.

При свете дня деревня снова ожила. Солнце так и не появилось, но тучи казались уже не такими плотными. Было видно, что еще через несколько недель, когда деревья покроются зеленой листвой, а свежая трава полностью сменит прошлогоднюю, это место станет по-своему привлекательным. Пока же впечатление портили грязь под ногами и никак не желающий рассеиваться туман, появившийся накануне поздно вечером.

В первом доме Саше не повезло, разговаривать с ней не захотели, зато второй дом полностью искупил неудачу с первым.

Хозяйкой оказалась женщина чуть постарше самой Саши. Назвавшись Марией, она пригласила гостью в дом, а узнав, что они социологи из Москвы и остановились на ночлег в необитаемом доме, даже предложила накормить кашей, но Саша согласилась только на чай.

– Вы меня извините, я с вами посидеть не могу, работы много, – виновато сказала Мария, наливая ей чай, – но вы спрашивайте, я постараюсь ответить.

Саша с подозрением посмотрела на содержимое своей чашки, больше похожее на заваренные ветки малины или чего-то подобного, чем в детстве любила поить ее бабушка во время болезни. На вкус чай оказался таким же мерзким, как и на вид, но, чтобы не обижать хозяйку, Саша периодически подносила чашку к губам, делая маленькие глотки.

Она задала Марии несколько пространных вопросов о жизни в деревне, местном укладе и прочей ерунде, исподтишка наблюдая за ней. Мария вскипятила воду, налила ее в таз, натерла на большой терке хозяйственное мыло, поставила стиральную доску, которую Саша до этого видела только в старых фильмах, и принялась стирать белье, не забывая подробно отвечать на все вопросы.

Заметив любопытный взгляд гостьи, которым та изучала убранство небольшой комнаты, Мария смутилась.

– У вас в городе, наверное, все по-другому? – спросила она, указав глазами на таз, в котором стирала белье.

Саша неопределенно кивнула. Ее познания в стирке ограничивались тем, в какое отделение стиральной машинки засыпать порошок и в какую химчистку отвезти вещи, которые дома стирать нельзя.

– Я хотела в город уехать, думала, на врача учиться, – снова сказала Мария, устало выпрямляясь и убирая под платок выбившиеся влажные волосы, – но не поступила в институт. – Она неловко пожала плечами.

– Правда? – Саша обрадовалась. Пожалуй, женщина, желавшая стать врачом, – это идеальный кандидат, который может что-то знать о целителе, если тот реально существует. – Я тоже… – она осеклась, вспомнив, что уже назвалась социологом, поэтому быстро добавила: – хотела стать врачом. А кем вы в итоге стали?

Мария посмотрела на нее и смущенно улыбнулась, как будто стесняясь.

– Никем. Вот, сюда переехала вместо этого. Правда, обязанности врача все равно приходится выполнять. Своего же у нас нет, все ко мне идут. Пусть я без диплома, но я еще в родной деревне у местного фельдшера многому научилась, когда ей помогала. Да и к поступлению я же готовилась. А уж тут за тринадцать лет опыта набралась, вы не думайте. В город иногда езжу, лекарства покупаю, шприцы кипячу. Хотите, покажу вам свои инструменты?

Саша хотела. Стеклянные шприцы, которые требовали кипячения, она в последний раз видела еще в университете как пример канувшего в Лету архаизма. Неужели они где-то еще сохранились? Вывести разговор на целителя пока не получалось, и кто знает, что именно может ей помочь узнать необходимое?

 

Оказалось, шприцы действительно сохранились. У Марии их был целый набор. Саша только головой покачала. Нет, она знала, что глубинка живет не так, как Питер и Москва, но чтобы настолько? Все инструменты у Марии были старыми, фонендоскопа такого Саша в жизни не видела, но сразу поняла, что за ними любовно ухаживают.

– И что, все к вам идут? – спросила она. – А если что-то серьезное? В город? Или здесь есть другие деревни?

– Нету. Мы одни. – Саше показалось, что Мария сказала это слишком быстро. – Так, пара хуторов. Богословка ближе всего, но и там с врачами туго, поэтому в Майну приходится ездить.

Они еще какое-то время поговорили, но узнать о каком-нибудь поселении рядом Саше не удалось. Попрощавшись с Марией, она вышла на улицу и огляделась. Деревня окончательно проснулась и зажила своей обычной жизнью, полной забот. Несколько человек она заметила в огородах, еще один брел по противоположной стороне улицы, неся в руках какое-то оборудование, назначение которого было Саше неизвестно. Она достала сигарету, закурила и пошла в сторону дома, который они временно заняли. Ее обход был закончен безрезультатно. Она искренне надеялась, что другим повезло больше.

30 апреля 2012 года, 11:45

Войтех даже не надеялся, что ему повезет с разговорами. Во-первых, он прекрасно осознавал, как русским режет слух чешский акцент в его речи. И еще вчера успел понять, что чужаков здесь по какой-то причине не любят. Он же для местных был чужаком в квадрате. Во-вторых, у него было предчувствие, что не ему сегодня удастся добыть полезную информацию.

Своим предчувствиям Войтех верил. Вот уже два года он им верил, и за это время они его еще ни разу не подводили. Иногда он задавался вопросом, что это: какой-то странный дар или просто обострившаяся после случившегося на МКС интуиция?

Предчувствия были не единственной странностью, преследовавшей его после полета в космос. Иногда он видел странные вещи. Это было похоже на сон наяву. Как будто он на секунду засыпал и успевал увидеть какие-то невнятные расплывчатые образы. Это всегда происходило внезапно, пролетало быстро и оставляло после себя странное ощущение. За два года Войтех пока так и не смог понять, что это. Но иногда после приступов, которые он про себя называл вспышками, с ним случалась третья странность: стойкое ощущение déjà vu. Он был почти уверен, что вторая и третья странности связаны. Войтех подозревал, что в мгновения этих вспышек он видит ни что иное, как проблески грядущего. Смущало только то, что déjà vu случалось не каждый раз после видений. Войтех объяснял это тем, что видит не будущее, а лишь возможное будущее, которое иногда просто не сбывается. Он не знал, как, зачем и почему видит все это. Обычно ему не удавалось извлечь из своих видений никакой практической пользы.

Накануне, когда он потянул за ручку двери приютившего их дома, это случилось первый раз за последние несколько недель. Вспышки промелькнули перед глазами стремительно, оставив после себя только головокружение и необъяснимую горечь. Образы, промелькнувшие перед глазами, Войтех не разобрал, но ему казалось, что среди них был огонь.

Сегодня это случилось снова и выглядело более внятно. Войдя в один из домов, Войтех на мгновение увидел руку, пишущую какое-то письмо, всполох пламени, колеса машины, месящие грязь. Как всегда, смысла своего видения Войтех не уловил, но на всякий случай запомнил дом, где оно случилось.

Как ни странно, с ним даже стали разговаривать. Правда, говорили неохотно, отвечали односложно, поэтому ему никак не удалось с придуманных бессмысленных вопросов перевести разговор на отшельников. Так ничего и не добившись, он вернулся «домой». Там уже ждала Саша и, конечно, оставшийся «присматривать» за вещами Иван. Лилия и Нев еще не закончили со своими домами.

Едва Войтех вошел, оба затихли, Иван досадливо поморщился, а Саша почему-то покраснела. Можно было догадаться, что говорили они о нем. Саша поставила локоть на стол, подперла щеку рукой и с улыбкой посмотрела на него.

– Мы тут с Ваней поспорили, как далеко послали вас местные с вашим акцентом, если учесть, что даже со мной разговаривать не захотели.

Иван смотрел на него, ехидно ухмыляясь. Было видно, что он делал ставки на гораздо более дальнее расстояние.

– Вообще-то, меня не послали. – Войтех снял куртку и устало опустился на свободный стул. – Хотя я сам удивлен. Но мне это не помогло. Потому что ничего толкового мне все равно не сказали. А как у вас? – спросил он, посмотрев на Сашу.

– Примерно как у вас, – улыбнулась она, бросив взгляд на Ивана и снова поворачиваясь к Войтеху. – Меня даже чаем угостили. – Она поморщилась, вспоминая странный привкус чая. – Но вот полезного ничего не сказали. Правда, женщина, с которой я разговаривала – она здесь выполняет функции врача в связи с отсутствием оного – как-то уж слишком быстро сказала, что, кроме нее, здесь врачей нет. Но, возможно, мне просто показалось, поскольку на провокации она не поддалась и больше ничего такого не говорила. Кстати, чай у нее был мерзкий, вот, шоколадкой заедаю, хотите? – Саша протянула ему полураскрытую плитку шоколада.

– Спасибо, – Войтех отломил себе кусочек, хотя мечтал скорее о большом куске мяса, но выбирать не приходилось. – Будем надеяться, что Лиле и Неву повезло больше.

– Лиле не повезло, – раздался с порога утомленный голос. – Лиля подвернула ногу, едва не сломала лодыжку, запуталась волосами в паутине и ничего не узнала.

Саша с сомнением перевела взгляд на ее обувь. Не каблуки, конечно, но тоже не самые удобные ботинки. Хотя, безусловно, красивые, стильные и наверняка дорогие. Они были хороши для Москвы, но для размытых дождем деревенских дорог совершенно не годились. Интересно, чем она думала? Войтех всех предупредил, что они едут в деревню. Саша протянула шоколадку и ей.

– Заешь стресс.

Лиля отломила небольшой кусочек и посмотрела на Войтеха.

– Как я поняла, у вас тоже не густо? Что будем делать?

– Во-первых, не отчаиваться, – тот улыбнулся ей, предлагая свободный стул. – Во-вторых, я бы выпил кофе, может быть, даже съел чего-нибудь. В-третьих, надо дождаться Нева. Мне кажется, одному из нас сегодня точно должно повезти.

Лиля сделала попытку вскочить со своего места, чтобы поставить чайник, но Войтех удержал ее.

– Думаю, ваш брат наверняка с удовольствием вскипятит воду и сделает нам всем кофе. Он единственный, кто никуда не ходил, а потому, должно быть, заскучал без движения.

Ваня что-то проворчал, но, как ни странно, приготовлением кофе занялся.

Нев появился только спустя полчаса, когда кофе был выпит и приготовление более серьезной еды стало насущной необходимостью. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: ему что-то узнать удалось.

Лиля растерянно перевела взгляд с упаковки «рожков» в своих руках на него и обратно, решая, что сейчас первостепенно: рассказ или обед. По всему выходило, что надо совмещать.

– Саш, поможешь мне? Нев, вы пока рассказывайте, что узнали.

Саша тут же поднялась, сунув остатки шоколада в руки Войтеху, и принялась помогать Лиле.

– Да я, собственно, не могу сказать, что узнал так уж много, – со скромной улыбкой ответил Нев, как всегда нервно протирая очки. – В первом доме со мной не стали откровенничать. На вопросы отвечали, но все попытки вывести разговор на интересующую нас тему не увенчались успехом.

Войтех понимающе хмыкнул, в его случае все происходило точно так же. Нев перестал протирать очки, водрузил их на свой нос и рассеянно отломил кусочек от шоколадки, лежавшей на столе.

– Но во втором доме мне повезло больше. Там проживает одна вдова примерно моего возраста. Дети давно уехали в город и даже внуков не присылают погостить, – он сказал это с искренним сочувствием, – зато она оказалась более разговорчивой.

– Не сомневаюсь, – многозначительно усмехнулся Ваня. – А вы, Нев, полны сюрпризов, как я погляжу. Уже принялись разбивать местные сердца.

Войтех выразительно посмотрел на Ивана, и тот сразу же заткнулся. Смутившийся Нев нервно откашлялся и продолжил:

– Поверьте, с моей стороны не было ничего такого. Мы мило побеседовали на разные темы, после чего заговорили о религии и суевериях. Катерина Андреевна, так зовут эту вдову, в бога не верит. Как я понял, здесь это в порядке вещей, что не очень-то характерно для такой глубинки. Но когда мы заговорили о всяких ведуньях, знахарках и прочем, она мне сама сказала, что тут недалеко есть поселение отшельников, которые над собой никакой власти не признают: ни советской, ни церковной…

– Извините? – перебил Войтех. – Советской власти? Так ее уже давно никто не признает, разве нет? – он вопросительно посмотрел на остальных.

– Да уже больше двадцати лет как, – согласно кивнул Ваня.

– Я так думаю, это был просто речевой оборот, – заметила Лиля. – Наш дед тоже любил так говорить.

– Ну ты вспомнила! – возмутился ее брат. – Наш дед умер в девяносто восьмом.

– И что? Тогда советской власти тоже не было, а он все равно так говорил.

Саша улыбнулась и покачала головой. Эти двое были неисправимы. Чтобы прервать начинающуюся перепалку, она быстро задала следующий вопрос, возвращаясь к начатой теме:

– И где нам искать это поселение?

– Точно она не сказала, но примерно указала направление, – Нев неопределенно махнул рукой. – Тут недалеко, километров восемь, но по тайге. Местность холмистая и заросшая, на машине не проехать.

Он посмотрел на Войтеха. Тот безразлично пожал плечами.

– Значит, пешком пойдем.

– Пешком? По тайге? – ужаснулась Саша. Она посмотрела на Лилю, как будто ища поддержки, но та лишь повторила жест Войтеха.

– Я три раза в неделю хожу на фитнесс. Восемь километров – пустяк.

Саша только вздохнула. Восемь километров и для нее были не самым большим расстоянием, но не по лесу, где наверняка куча змей, комаров и прочей живности. Она не считала себя спортивным человеком и даже на фитнесс, в отличие от Лили, не ходила. За смену на работе можно было пройти гораздо больше, но все же коридоры больницы сильно отличались от холмистой местности тайги.

– Меня с собой возьмете или я снова остаюсь сторожить? – поинтересовался Ваня у Войтеха.

– Учитывая, что Саша оказалась девушкой, – Войтех улыбнулся, глядя на нее, – и не сможет унести на себе столько, сколько я рассчитывал, думаю, нам пригодится дополнительный мужчина в этом походе. Поэтому вы, Иван, вполне можете пойти с нами.

– Если тут восемь километров, то можно сходить одним днем, – заметил Нев. – Не обязательно нести на себе много.

– Мало ли что может случиться, – возразил Войтех. – Мы должны быть готовы заночевать в лесу минимум один раз. Кроме того, если нам повезет и мы найдем тех, кого ищем, я хотел бы иметь при себе хотя бы минимум необходимых для исследования инструментов. Хотя бы для взятия проб.

– Тогда давайте поторапливаться, – предложила Лиля. – Кто знает, сколько времени это займет. Если ваш целитель захочет сотрудничать, мы останемся там, а если нет, я бы все-таки предпочла переночевать здесь, а не в тайге.

Саша была с ней согласна, да и Ваня возражать не стал. Нев и Войтех промолчали, но еще накануне стало понятно, что перспектива ночевать в лесу как минимум первого не впечатляла. Чего ждать от второго, предугадать было сложно.

Они быстро доели нехитрый обед и принялись собираться. Пока мужчины под руководством Войтеха складывали все необходимое в рюкзаки, Лиля тщательно упаковывала небольшое количество еды и воды, а Саша перепроверяла аптечку.

Войтеху не очень нравилась идея отправиться в тайгу в середине дня. Если идти с утра, то меньше шансов нарваться на необходимость ночевать там. Но было еще довольно рано, терять целый день в деревне тоже не хотелось. Пока остальные паковали рюкзаки, он постарался как можно незаметнее извлечь из отдельного ящика свой пистолет и две запасные обоймы к нему. Будучи в какой-то степени патриотом, он носил с собой Браунинг, который использовался в чешской армии. Прицепив кобуру к ремню, он спрятал ее под курткой. В России он не имел права носить при себе оружие, поэтому в Москве пистолет всегда лежал в квартире. Войтех и привез-то его в страну с трудом. Однако отправляясь в это путешествие, от которого он не знал, что ожидать, он деликатно поинтересовался у своих новых «друзей», могут ли они помочь ему с разрешением. Они смогли помочь только с перевозкой: Войтех забрал свое оружие вместе с машиной и оборудованием. Он понимал, что при столкновении с полицией из-за нелегального пистолета у него могут быть серьезные проблемы, но в данной ситуации считал риск оправданным. Посреди тайги шансов столкнуться с полицией было не так уж и много.

 

Минут через тридцать все были готовы.

– Ну что, Сусанин, вперед и с песней? – Ваня похлопал Нева по плечу и улыбнулся.

Все, что они не брали с собой, Войтех запер в машине, надеясь, что ее все-таки никто не станет вскрывать. Впрочем, когда они выдвигались в свой поход, на улице никого не было, деревня опять казалась вымершей, как и рано утром.

Дорога сразу уходила в гору. Стало понятно, что быстро они идти не смогут. И Саша, и увлекающаяся фитнесом Лиля, и уже немолодой Нев шли с трудом. Лучше всех к пешим прогулкам подобного рода оказался готов Иван. Из очередной перепалки между ним и сестрой Войтех понял, что он увлекается различного рода экстримом: сноубордом, скалолазаньем, дайвингом и прочими занятиями, которые требуют определенной физической подготовки.

Когда они поднялись достаточно высоко, это случилось снова. Причем гораздо сильнее, чем когда-либо раньше. Войтех всего-то оглянулся на деревню, которая осталась внизу, когда внезапно перед его взглядом снова полыхнул яркий белый свет и на мгновение он увидел эту же деревню, но словно чужими глазами. От неожиданности он пошатнулся и чуть не упал. В это же мгновение видение исчезло.

– Эй, ты чего? – озадаченно спросил Ваня, схватив его за плечо, чтобы поддержать.

– Ничего, – отмахнулся Войтех. – Голова закружилась.

– А ты уверен, что здоров? – проворчал Ваня. – Это уже второй раз за два дня.

Саша шла чуть позади, внимательно глядя под ноги, чтобы не споткнуться, поэтому не сразу увидела, что произошло. Среагировала уже только на комментарий Вани. Подняла голову и увидела чуть побледневшего Войтеха, которого Ваня держал за плечо.

– Что случилось? – встревоженно спросила она, быстро подходя ближе.

Лиля и Нев тоже остановились и оглянулись.

– Так, все в порядке, – немного раздраженно повторил Войтех. – Просто повернулся слишком резко. Не дергайтесь, хорошо? – он вопросительно посмотрел на остальных.

Ваня пожал плечами.

– Если все в порядке, то хорошо. Главное, не свались где-нибудь по дороге. Я тебя не понесу.

Увидев, что заминка была временной и ничего не случилось, Нев и Лиля снова пошли вперед, Ваня, бросив еще один взгляд на Войтеха, прибавил шагу и догнал сестру. Саша же старалась идти рядом с ним. Просто на всякий случай, как врач. Кто его знает, может, он плохо переносит перепады высоты. Она где-то читала, что у космонавтов довольно низкое артериальное давление, наверняка каждый холм он чувствует лучше их всех вместе взятых. Это никак не объясняло его вчерашнего внезапного головокружения, но сейчас вполне могло стать причиной. Она не лезла с расспросами, просто старалась держать его в поле зрения, изредка поглядывая в его сторону.

Однако больше Войтех не давал поводов для беспокойства. Он шел ровно и уверенно. Других «вспышек» с ним не случалось, и он все пытался воскресить в памяти детали последней. Как это обычно и бывало, сделать это ему не удавалось.

30 апреля 2012 года, 17:08
Где-то в тайге

Часа через три у всех появилось ощущение, что они идут не туда. Поблизости не было ничего похожего на поселение или место, где бы оно могло быть. Только тайга становилась гуще. Идти стало тяжелее: рюкзаки словно налились свинцом, Саша все чаще спотыкалась, Нев тяжело дышал, а Лиля начала сильно отставать.

– Давайте остановимся на минутку, – предложил Войтех, замечая все это.

– Что, уже устал? – поддел его Ваня. – Не орел, – он сокрушенно покачал головой.

Войтех пропустил выпад в свой адрес мимо ушей, помог девушкам снять рюкзаки, свой тоже бросил на землю, сел на поваленное дерево и уткнулся носом в смартфон. Саша, Лиля и Нев тоже сели, благо дерево было большим. Саша с наслаждением вытянула уставшие ноги, Нев уперся локтями в колени, пытаясь восстановить дыхание, а Лиля прикрыла глаза и положила голову Неву на плечо.

Ваня, в отличие от остальных, садиться не стал. Он навернул несколько кругов, размахивая руками, затем подошел к Войтеху.

– В игрушки играешь?

Лиля фыркнула, но глаз не открыла.

– Пытаюсь понять, где мы и туда ли идем, – отозвался Войтех, показывая на экран смартфона. – Судя по карте, мы уже прошли девять километров в указанном Неву направлении. Или нас неправильно направили, или слишком оптимистично озвучили расстояние. Я хочу прикинуть, как лучше нам сейчас поступить: пройти дальше, потом где-то заночевать, а с утра еще немного походить по этому району, после чего вернуться, или уже сейчас немного забрать влево или вправо, а потом пойти обратно.

Ваня сел рядом, чуть прищурившись и внимательно глядя на экран.

– Я бы посоветовал пройти еще километра два-три, – сказал он, и голос его теперь звучал серьезно, без привычных шутливых тонов. – Даже если поселение маленькое, вряд ли оно занимает сто квадратных метров. У людей должны быть как минимум огороды. Если бы они были где-то рядом, мы бы не смогли пройти мимо. Значит, либо они еще впереди, либо остались сильно в стороне. Бродить тут как слепым котятам, влево-вправо, смысла я не вижу. Ночь впереди.

– До́бро, – согласно кивнул Войтех. – Это разумно. Тогда минут десять отдохнем и потом пройдем еще немного. Обратно уже не успеем вернуться до темноты, так что будем искать место для ночевки.

Он достал из рюкзака бутылку с водой и сделал несколько глотков, внимательно поглядывая на сидящую рядом Сашу.

– Саша, у вас все нормально с обувью? – тихо поинтересовался он. – Вы все время спотыкаетесь.

Та покраснела и отвернулась.

– С обувью нормально, я просто не привыкла ходить по лесам. Я и дома часто спотыкаюсь, не вписываюсь в дверной проем, режу пальцы во время приготовления еды и натыкаюсь на все острые углы в доме, что уж говорить тут.

Лиля распахнула глаза и уставилась на нее.

– А работать не мешает? Ты же врач.

– А это на работу не распространяется, – рассмеялась Саша. – Я все свои несчастья дома выбираю.

– Тогда будьте особенно осторожны, – попросил Войтех. – Если вы покалечитесь, нам будет трудно возвращаться.

– Вот зануда, – тихо пробормотала Саша, снова отворачиваясь.

– А я говорил, – ухмыльнулся Ваня. Он сидел рядом, потому тоже это услышал. – Так, ну что? – Он поднялся и хлопнул в ладоши. – Если все отдохнули, может, пойдем, а, шеф?

Войтех не знал, какая у Ивана проблема с его именем, но обращение «шеф» определенно нравилось ему больше, чем «Витек». Он посмотрел на Нева, тот кивнул, вымученно улыбнувшись.

– Что ж, идемте дальше.

Следующий час они шли еще медленнее, но, сколько бы они ни прошли, картинка вокруг не менялась: все та же тайга. Погода портилась, и уже начинали сгущаться сумерки. Саша теперь спотыкалась еще чаще, Нев так тяжело дышал, что за его благополучие начал волноваться даже Ваня, поэтому Войтех снова велел остановиться. К тому же они как раз вышли на достаточно широкую поляну, на которой можно было поставить палатки, а незадолго до этого проходили мимо ручья, где можно было набрать воды.

– Все, хватит, – сказал Войтех, скидывая рюкзак. – Остановимся здесь. Чья очередь готовить ужин?

– Похоже, это стало моей специализацией. Принесете воды? – Лиля чуть склонила голову набок и улыбнулась ему. Сейчас больше всего на свете ей хотелось принять горячий душ, чтобы смыть с себя два прошедших дня, потом наполнить ванну до краев, зажечь свечи, взять книгу и проваляться в воде часа полтора, периодически доливая теплую воду, а не готовить суп из консервов посреди леса в компании малознакомых людей. Но она быстро подавила в себе непонятно откуда взявшееся раздражение.

– Конечно, – кивнул Войтех, доставая из рюкзака походный котелок. – Иван, Нев, вы пока начинайте ставить палатки.

Он взял пустую канистру и скрылся среди деревьев в том направлении, откуда они только что пришли. Лиля проводила его взглядом и вздохнула.

– Лиля, хватит уже, – одернул ее Ваня. Когда она вопросительно посмотрела на него, он пояснил: – Хватит строить ему глазки.

– Я не строю ему глазки!

– О, ну да, конечно, все заметили, – Ваня махнул рукой в сторону Саши и Нева. Последний уже пытался разобраться с палаткой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru