Тайна таежной деревни

Лена Обухова
Тайна таежной деревни

– Если это правда, то что ж они всех не вылечат? – Иван не выглядел убежденным.

– Возможно, потому что многие в них не верят, – парировал Войтех. – Или потому что их слишком мало. Или потому что многие из них не очень-то идут на контакт. Этого целителя, – он тоже кивнул на папку, – даже найти сложно.

– Почему же вы уверены, что он, – Саша тоже посмотрела на папку в его руках, – пойдет с нами на контакт?

– А я в этом не уверен, – Войтех пожал плечами, посмотрев на нее с улыбкой. – Может быть, мы даже не найдем поселение этих отшельников, оно не нанесено на карту. Да и места там глухие. Я не знаю, станут ли с нами вообще разговаривать. Но почему бы не попробовать?

Саша едва уловимо улыбнулась в ответ. В самом деле, почему бы не попробовать? За спрос ведь не бьют. Как раз в этот момент объявили посадку, и вся группа вместе с другими пассажирами подошла к выходу.

В самолете они все сидели рядом. Войтех и Саша спереди, Лилия, Иван и Нев позади них.

– Витек, а сколько нам лететь? – спросил Иван, наклонившись чуть вперед, чтобы Войтех услышал. – Я выспаться успею?

– Войтех, – машинально поправил его тот. – Нам лететь четыре с половиной часа, вполне можно поспать.

– Спи уже, – раздраженно отозвалась Лилия.

Иван скорчил сестре рожу, достал из кармана мобильный телефон, всунул наушники в уши и закрыл глаза.

Саша усмехнулась, отворачиваясь к иллюминатору. Красавица-блондинка так мило улыбалась Войтеху все недолгое время их знакомства, а братец, похоже, все ей портил. Интересно, с чего он вообще увязался с ними? Его, как она поняла, не звали.

– Пожалуйста, отключите свои мобильные телефоны… – пронесся по салону голос стюардессы, и Саша вдруг вспомнила, что не позвонила и даже не отправила мужу смс. Она обещала сделать это, как только доберется до аэропорта, но так увлеклась разговором со своими новыми знакомыми, что Максим совершенно вылетел у нее из головы.

Саша открыла сумку, нашла телефон, но написать успела только короткое «Все ок». На длинную смс времени уже не было, поэтому она нажала на кнопку выключения, решив, что позвонит ему уже из Абакана и расскажет подробности.

– Если бы не написала, Макс бы меня убил, – зачем-то вслух произнесла она.

– Вы еще вполне могли бы успеть даже позвонить мужу. Обычно они просят отключить все заранее, чтобы все успели доиграться со своими многочисленными гаджетами, – заметил Войтех. – Кстати, имейте в виду, что там, куда мы едем, может не быть связи. Последнее место, откуда вы точно сможете позвонить, скорее всего, будет Майна. Дальше покрытие сети сотовой связи гарантировать не могу.

Саша посмотрела на свой выключающийся телефон.

– Теперь уже поздно суетиться, но спасибо, что предупредили, я не знала. И тогда дня через два, боюсь, нас бы искали местные подразделения МЧС, с моего мужа станется.

Она улыбнулась, давая понять, что шутит. Хотя, зная Максима, была уверена, что как минимум сам он бы прилетел. Может быть, не через два дня, но кто знает, как надолго они там задержатся? И тогда это была бы, пожалуй, первая и последняя ее подобная поездка. Максим редко что-то запрещал или указывал ей, но иногда, как она называла это про себя, «включал режим родителя». Он был старше нее всего на восемь лет, хотя порой ей казалось, что между ними целая пропасть. Впрочем, как он мирился с ее упрямством и жаждой приключений, так и она прощала ему подобное поведение.

– Странно, что он вообще вас отпустил, – Войтех улыбнулся. – Особенно одну. С Лилией даже брат поехал.

– У меня брата нет для сопровождения. А у мужа бизнес, дела, переговоры и все такое, – она выразительно закатила глаза, – ему некогда ездить со мной. И не отпустить меня он не мог, он слишком хорошо меня знает.

– До́бро, значит, мне повезло. Мне нужен врач, а других вариантов у меня не было, кроме вас. Не уверен, что успел бы найти замену, если бы вы отказались. Я-то думал, что вы мужчина, поэтому не особенно беспокоился, что кто-то может вас не отпустить или вы побоитесь лететь неизвестно с кем неизвестно куда.

– Вы разочарованы тем, что я женщина?

Саша поморщилась, услышав себя со стороны. Как бы он не подумал, что она тоже собралась с ним заигрывать, как Лилия. Это было не в ее правилах, но они были слишком мало знакомы, чтобы он знал об этом.

– Нет, у меня нет предпочтений в отношении пола. – Задумавшись о том, как это прозвучало, Войтех поторопился уточнить: – В смысле подбора людей в команду. Да и наоборот, Лилии так будет комфортнее, чем быть единственной женщиной среди нас.

– О, я думаю, она была бы не против. Вы же, кажется, не женаты?

– Нет, не женат, – подтвердил он, пытаясь со своего места увидеть что-нибудь в иллюминаторе, но было уже слишком темно. – А вы давно замужем? Дети есть?

– Детей нет, а замужем три года, – ответила Саша, следя за его попытками. – Хотя знакомы мы уже семнадцать лет, – зачем-то добавила она. – Хотите поменяться?

– Нет, извините, – он чуть отпрянул назад, посчитав, что невольно нарушил границы ее личного пространства. – Я люблю смотреть на землю сверху, но сейчас все равно ничего толком не видно.

– Я тоже люблю, но вы правы, днем интереснее. Вы много летаете? Как биолог, наверное, бываете в разных экспедициях?

Ей казалось, что он уже упоминал что-то про свои поездки, но что именно, вспомнить она не могла. Знакомство с четырьмя новыми людьми сразу не позволяло запомнить, кто и что говорил.

– Нет, – он снова тихо рассмеялся. – Как биолог я был всего в одной экспедиции. Это не основная моя специальность. Честно говоря, я вообще никогда не занимался биологией профессионально. А летал я много, когда служил. Я военный пилот. Служил в чешских ВВС.

Саша от удивления открыла рот и совершенно неприлично уставилась на него. Однако теперь становились понятными и его подтянутая фигура, и аккуратная короткая стрижка, и выправка, как и казалось, военного.

– Ого, – улыбнулась она. – А в России что делаете? Вы же сказали, что давно здесь живете.

– Одно время учился в вашей академии, потом готовился здесь к полету на МКС, тогда же пришлось освежить школьные знания по биологии. Меня готовили в качестве космонавта-исследователя, и в программе нашего полета был ряд экспериментов в области микробиологии. Я в свое время после общеобразовательной школы учился в гимназии с биологическим уклоном, поэтому для проведения этих экспериментов готовили меня, – спокойно пояснил Войтех, игнорируя ее любопытный взгляд и делая вид, что его крайне интересует схема аварийных выходов. – Но саму программу опытов, конечно, составляли настоящие ученые.

– Так вы еще и космонавт? – Саша была добита окончательно.

– Летчик, космонавт, исследователь, чех – все верно, – он посмотрел на нее с улыбкой.

Она откинулась на спинку кресла, все еще не сводя с него взгляда.

– Сколько же вам лет, когда вы все успели?

– Мне тридцать два года и, как мы уже выяснили, я не успел жениться.

– Да уж, когда вам было жениться с такой-то карьерой, – фыркнула она. – А почему ушли?

Саша отдавала себе отчет в том, что расспрашивать так едва знакомого человека неприлично, но любопытства в ней всегда было едва ли меньше упрямства. В конце концов, если он о чем-то не захочет говорить, может так и сказать.

Перед глазами Войтеха на мгновение появилась холодная, безмолвная чернота, но он усилием воли отогнал от себя воспоминание.

– Так получилось, – он безразлично пожал плечами. Только померкнувшая улыбка выдавала в нем то, что тема ему неприятна. – Я всю жизнь мечтал полететь в космос. Я в него слетал. Пришло время заняться чем-то другим.

Саша поняла, что все-таки наступила на больную мозоль. Любопытство любопытством, но бередить чужие раны она не хотела, поэтому поспешила сменить тему.

– А почему назад в Чехию не вернулись? Неужели в России лучше? Я вот обожаю вашу Прагу.

– На тот момент я прожил тут пять лет. Привык. И потом, – он снова улыбнулся довольно искренне, – чужая страна всегда манит сильнее. У вас здесь… интереснее.

– О да, интереса у нас хватает, – усмехнулась она, снова отворачиваясь к иллюминатору.

Глава 2

29 апреля 2012 года, 07:05
Аэропорт г. Абакан

Посадка в аэропорту Абакана прошла успешно, однако на этом везение новоявленной команды исследователей закончилось. Дальнейшая дорога напоминала дурацкий квест, и каждый новый уровень они проходили с трудом, как будто Вселенная всеми способами намекала им, что стоит повернуть обратно.

Сначала оказалось, что автобус, на который рассчитывал Войтех, ходит только по будням, а следующего пришлось ждать почти час. За это время они успели перекусить и взбодриться. Им еще хватало сил на шутки и подтрунивание друг над другом. Затем, когда в Саяногорске вдруг выяснилось, что нужный автобус идет с другой остановки, Иван недобро посмотрел на Войтеха, но пока промолчал.

Когда уставшие, взмокшие, с неудобными чемоданами и рюкзаками, они добрались до нужной остановки, оказалось, что автобус уже ушел.

– Так себе организация, – проворчал Иван, снова покосившись на удивительно невозмутимого Войтеха. Тот казался расстроенным очередной неудачей, но вовсе не раскаивающимся в том, что не продумал маршрут досконально и не выяснил все мелочи.

– А тебя вообще не просили с нами ехать, – парировала Лилия.

Саша с ужасом покосилась на ее туфли, подумав, что она после такой поездочки неделю не смогла бы встать с кровати. Однако Лилия выглядела бодрой, и даже прилипший к влажной щеке светлый локон не портил ее внешний вид.

Наконец к полудню они добрались до Майны – небольшого поселка городского типа, где, по уверениям Войтеха, их ждала машина с необходимым оборудованием. Оставив своих спутников на остановке, он скрылся из виду и вернулся спустя несколько минут на большом сером автомобиле, прозванном в народе «буханкой».

 

– Вот это агрегат! – прокомментировал Иван, заглядывая внутрь. – Витек, кто его чинить будет, если он сломается по дороге?

– Иван, хочу заметить, что имя, которым вы меня упорно называете, не имеет к моему настоящему имени никакого отношения, – невозмутимо заметил Войтех, помогая девушкам забросить в машину чемоданы. Задний ряд сидений оказался снят, но все освободившееся пространство было занято какими-то ящиками и коробками, поэтому вещи пришлось размещать между ними. – Несмотря на то, что они в чем-то созвучны, происходят они от совершенно разных корней, а потому не могут считаться аналогами друг друга. «Витек», как я понимаю, является фамильярной формой интернационального имени Виктор, которое происходит от латинского слова и означает «победитель». Мое имя – Войтех, происходит оно от славянского слова «воин». Как вы понимаете, воин и победитель – это не всегда одно и то же.

Ваня выглянул из машины, одарив Войтеха насмешливо-восхищенным взглядом, но от комментариев воздержался.

Дальнейший их путь пролегал в сторону деревни Богословка. Там, насколько знал Войтех, супруги Барановы оставляли свой автомобиль. Следовательно, где-то в том районе и стоило искать поселение отшельников. Однако «где-то в том районе» было довольно большой территорией для поисков. Все понимали, что без подсказки от местных жителей нарезать круги по тайге можно долго и, вероятнее всего, безрезультатно.

– Войтех, а вы хотите просто узнать, как целитель это делает? – поинтересовалась Лиля, когда молчание в машине затянулось, а любоваться пейзажами за окном надоело. – Или попросить сотрудничать?

– Я хочу выяснить, как он это делает, – с готовностью отозвался Войтех, следя за дорогой, – и в идеале понять, могут ли так делать другие. Или для этого нужны какие-то специфические способности? Или можно эти способности развить?

– А вот это было бы интересно, – оживилась Саша, которая тоже устала молчать. – В Интернете я видела много псевдонаучных сайтов о том, как развить у себя экстрасенсорные способности. Правда, – она усмехнулась, – не встречала ни одного человека, кому бы это удалось.

Едва она это сказала, как Иван тут же завелся на тему шарлатанов, но долго демонстрировать остроумие у него не получилось: впереди показались деревянные дома и знак, указывающий, что они добрались до Богословки.

Однако ни в деревне, ни в последующих отдельно стоящих домах, которые встречались то тут, то там, узнать дорогу к отшельникам не удалось. У местных жителей группа чужаков вызывала недоверие и подозрение. Никто не спешил им помогать.

Когда перспектива заночевать прямо в машине посреди дороги, в окружении глухой тайги, стала почти осязаемой, впереди показалась еще одна деревня. Она притаилась в низине и хорошо просматривалась с дороги. Вдоль единственной улицы стояло не больше двух десятков домов. Людей видно не было, но над крышами некоторых домов поднимался дым, а в окнах кое-где горел свет, хотя солнце еще не село за горизонт. Над низиной нависали довольно плотные тучи, а потому в деревне было темнее, чем в том месте, где они притормозили.

– Может быть, нам остановиться на ночевку там? – предложила Лиля. – Кто его знает, сколько еще мы будем искать отшельников. Спать в лесу не хотелось бы.

Войтех кивнул и свернул к деревне, но у самого въезда, под знаком с надписью «Комсомольская», снова остановился и сверился с картой.

– Странно, здесь не должно быть деревни, – пробормотал он.

– Значит, будем считать, что нам повезло, – отозвался Ваня.

– Согласен, – кивнул Нев, снимая очки и доставая из кармана носовой платок, чтобы протереть стекла. Остальные уже заметили за ним такую привычку: в минуты волнения он пытался занять руки.

– Ладно, давайте узнаем, сможем ли мы найти здесь ночлег, – предложил Войтех, заглушив двигатель.

Если в Богословке «в разведку» ходили только Войтех и Лилия, то на этот раз из машины вышли все.

Вблизи деревня оказалась еще меньше, чем выглядела издалека. Небольшие аккуратные домики хоть и не были покрашены, однако производили приятное впечатление. Каждый окружал небольшой двор с хозяйственными постройками и огородом. В это время года деревня выглядела немного мрачновато, однако можно было предположить, что с появлением достаточного количества зелени все здесь поменяется.

Улица и ближайшие дворы оказались пусты, лишь в одном из них на скамейке сидела пожилая женщина, держа в руках кривоватую палку, на которую, по всей видимости, опиралась при ходьбе. Ее подслеповатые глаза с подозрением поглядывали на чужаков, остановившихся у калитки.

– Добрый вечер, – поздоровался с ней Войтех.

– Добрый, – отозвалась женщина, хотя в ее тоне была заметна неуверенность в том, что вечер таковым является. По крайней мере с той поры, как в деревне появились незнакомцы. – Вы кто такие будете?

– Мы исследователи, из Москвы, – пояснил Войтех, заметно стараясь скрывать свой акцент. – Социологи. Проводим исследование о жизни в отдаленных деревнях и ее отличиях от городской.

Он почувствовал на себе удивленные взгляды спутников, но даже бровью не повел и продолжил:

– Нам бы где-то переночевать.

Старуха промолчала, поэтому Войтех конкретизировал:

– Не знаете, кто мог бы пустить нас к себе? Может, вы? Мы заплатим, шуметь не будем.

– Не любят здесь чужаков, – проворчала старуха, крепче сжимая в руках палку, потом вздохнула и кивнула в сторону дома через улицу. – Вон там спите. Дом с войны пустой стоит, там никому не помешаете.

– Спасибо, – Войтех даже выдавил из себя улыбку, хотя угрюмая старуха, деревня, которой нет на карте, и бесполезно проведенный день мало располагали к улыбкам.

Он велел остальным идти к дому, а сам вернулся за машиной, чтобы подогнать ее поближе и не таскать вещи через полдеревни.

Снаружи дом не казался сильно обветшавшим, хоть и простоял пустым, по словам старухи, больше шестидесяти лет. Двор, конечно, выглядел заброшенным и заросшим, поскольку за ним давно никто не ухаживал, но все единогласно решили, что могло быть и хуже.

Войтех дернул на себя входную дверь, которая оказалась не заперта, намереваясь первым шагнуть внутрь. В тот же момент он резко дернулся, едва не потеряв равновесие и не упав на стоящего позади него Ивана, но удержался за дверную ручку.

– Эй, ты чего? – возмутился тот.

Войтех продолжал стоять на одном месте с закрытыми глазами, прижимая к лицу ладонь, а другой рукой все еще вцепившись в дверь.

– Ничего, голова закружилась, – лаконично объяснил он. – От усталости, наверное.

– Нежный какой, – проворчал Иван, отстраняя его плечом и первым входя внутрь.

Остальные последовали за ним, с удивлением поглядывая на оставшегося у порога Войтеха.

– Все в порядке? – спросила Саша, проходя мимо него.

Он лишь кивнул, и этого показалось достаточно.

Дом действительно оказался пустым, с двумя спальнями и одной большой комнатой, где стояли печь, большой стол, лавки и какие-то шкафы. Все выглядело нежилым и заброшенным, однако, как и снаружи, неплохо сохранилось. Конечно, ни постельного белья, ни посуды, ни запаса дров они не нашли, но на окнах еще висели занавески, а кровати в комнатах застилали тканные покрывала.

– Могло быть и хуже, – повторил Ваня, разглядывая печку. – Нужно дров найти, а то замерзнем ночью. Витька, у тебя топор с собой есть?

Войтех, уже тоже вошедший в дом вслед за остальными, театрально закатил глаза, но поправлять больше не стал. Молча кивнул и пошел обратно к машине. Минуту спустя он вернулся с одним из ящиков, в котором, помимо топора, лежала еще и походная посуда.

– У меня есть и еда, – он кивнул в сторону машины. – Я сейчас все принесу.

– А мы пока за дровами, – Ваня, рисуясь, перекинул топор из одной руки в другую. – Нев, пойдете со мной? Я за один раз много не унесу, а ходить туда-сюда не хочется: скоро стемнеет. Лиля, ты тоже пойдешь со мной.

– Может, лучше Саша? – Лилия продемонстрировала свои туфли на высоком каблуке. К ее чести, до этого она ни разу не жаловалась на неудобство. – Мне только по лесу не хватало сегодня в этом пройтись.

– Надеюсь, у вас есть другая обувь? – поинтересовался Войтех.

– Конечно, – она смутилась. – Просто не было возможности переобуться. Где-то в чемодане есть ботинки.

Саша посмотрела на свои пока еще чистые кроссовки, представила, что с ними будет после прогулки по лесу, но отказываться не стала. Соглашаясь на это путешествие, она прекрасно понимала, что трудности неизбежны, и была к ним готова.

Оставив Лилию и Войтеха разгружать машину, Ваня, Нев и Саша отправились за дровами. Солнце уже совсем скрылось за деревьями, на улице заметно похолодало, поднялся ветер, начал накрапывать мелкий дождь, и Саша почти физически почувствовала, как проклятые волосы принялись завиваться.

Ваня не зря рисовался в доме, топором он орудовал умело. Было сразу видно, что он знает толк в том, как быстро найти подходящее дерево, как и что следует рубить. Спустя полчаса у них были готовы две большие связки дров.

– Саша, вы несите топор, – сказал Нев. – А мы возьмем дрова.

– Только вот как мы будем печку топить? – с сомнение произнес Ваня, пока они шли обратно к дому. – Костер походный я вам в два счета разведу, а печки, особенно такие древние, дело тонкое. Там то не горит ни черта, то полыхает как в аду.

– Думаю, я справлюсь, – скромно заметил Нев. – Не велика наука, если знать определенные вещи.

– А вы их откуда знаете? – поинтересовалась Саша, стараясь не отставать от мужчин.

– Так ведь у меня едва ли не половина детства в деревне прошла. Сразу после моего рождения родители купили дом в деревне в качестве дачи, и мама по полгода жила там со мной. Хотела, чтобы я дышал свежим воздухом и не питался городской химией. Ей даже с работы пришлось уволиться ради этого, а папа приезжал только на выходные. Когда я пошел в школу, мы стали выезжать туда на лето, но печь топить я все равно научился. Лето в Ленинградской области бывает холодным.

– О, – многозначительно протянул Ваня, и было совершенно непонятно, что он хотел этим сказать: не то одобрил, не то удивился. – Так вы маменькин сынок, Нев, – усмехнулся он. – Как же на поездку эту решились?

– Мои родители давно умерли, – отрезал Нев так, что Саше стало неловко, хотя Ваня, казалось, ничуть не смутился.

– А семья: жена, дети, внуки – у вас есть? – продолжал допытываться он.

– Семьи нет, – ответил Нев, и голос его снова стал обычным, даже немного печальным. – Я никогда не был женат, детей у меня нет, соответственно, внуков тоже. Родители умерли, братьев и сестер никогда не было. – Он повернулся к Ване. – Теперь вам понятно, как я решился на эту поездку?

Тот пожал плечами, ничего не ответив.

29 апреля 2012 года, 18:12
д. Комсомольская, городской округ Саяногорск,
Республика Хакасия

Пока они ходили по лесу, Лилия успела начать готовить ужин. Она переоделась, теперь на ней была более подходящая одежда и обувь, но от этого она не стала выглядеть менее элегантно.

«Похоже, она из тех женщин, которые даже в халате и без макияжа умудряются выглядеть сногсшибательно», – с завистью подумала Саша, придерживая входную дверь, чтобы Нев и Ваня могли внести дрова.

О том, как она сама сейчас выглядит, ей думать не хотелось. Она промочила ноги, умудрившись почти по щиколотку провалиться в какую-то лужу на обратном пути, джинсы снизу были грязными от брызг, дурацкие волосы мало того, что завились и торчали в разные стороны, так в них еще застряло несколько сосновых иголок. Вдобавок ко всему какой-то веткой она расцарапала щеку. Хотя она и не собиралась никого очаровать, выглядеть совсем ужасно на фоне красавицы-блондинки ей не хотелось. Впрочем, выбора у нее не было. Волосы при такой погоде завиваются, что ты с ними ни делай, ходить аккуратнее она тоже не умеет. Придется терпеть.

Лиля уже успела вытащить из ящика и расставить на столе посуду и некоторые продукты, зажгла захваченные предусмотрительным Войтехом стационарные фонари, и дом стал почти уютным. Однако без отопления в нем было холодно, поэтому раздеваться пока никто не стал.

– Саш, поможешь мне? – спросила Лиля, видимо, решив, что пора уже переходить на «ты» как минимум со второй девушкой в компании. – Войтех захватил с собой весьма внушительный запас продуктов.

Она с улыбкой посмотрела на занятого чем-то чеха. Саша едва удержалась от смешка. По всей видимости, кому-то очень понравился их новоявленный шеф.

– Только если ты будешь руководить каждым моим действием, иначе я всех отравлю, – ответила она. – Я на минуточку.

Взяв свой чемодан, Саша скрылась в соседней комнате. Ей было необходимо как минимум сменить обувь на сухую. Когда спустя пять минут она вернулась в общую комнату, Лиле уже помогал Нев, Ваня что-то жевал, а Войтех сидел за столом спиной к ней и что-то пил. Судя по стойкому запаху в помещении – растворимый кофе.

 

– Саша, кофе хотите? – спросил он, не оборачиваясь. – Правда, есть только растворимый. А к нему – не менее растворимые сливки и сахар.

– Хочу, – ответила она, чувствуя, как желудок подает сигналы бедствия. Несколько бутербродов, перехваченных в дороге, его не спасали.

Войтех встал из-за обеденного стола и подошел к печке, где сейчас стоял на какой-то тряпке вскипяченный чайник. Пока он делал Саше кофе, освободилась Лиля. Точнее Нев просто отпустил ее, сказав, что сам проследит за готовностью походного супа, который они варили. Войтех и ей предложил кофе, а когда она согласилась, влез и ее брат:

– Витек, и мне тогда за компанию сделай, раз уж все равно стоишь.

Войтех даже бровью не повел. Спокойно сделал две кружки кофе и поставил одну перед Сашей, вторую перед Лилей, после чего снова сел на свое место.

– Эй, а мне? – напомнил ему Иван.

– А ты это у меня просил? – почти искренне удивился Войтех.

Ваня выглядел таким растерянным и возмущенным одновременно, что Саша закусила губу и опустила голову, чтобы не засмеяться вслух. Лиля же, напротив, одарила Войтеха очередным восхищенным взглядом.

– Понятно, – обиженно проворчал Ваня, поднимаясь со своего места. – Сам сделаю.

Пока он наливал себе кипяток в чашку, Саша справилась с приступом смеха и тоже посмотрела на Войтеха.

– Наверное, нам нужно опросить местных? – предложила она. – Может, здесь нам повезет больше, чем в Богословке?

Она перевела взгляд на окно и поежилась, мгновенно пожалев о своем предложении. Выходить из дома совершенно не хотелось. За окном стало совсем темно, но фонари в деревне почему-то не зажглись. Ей вдруг показалось, что и в доме стало неуютно, но здесь хотя бы не капало сверху и пронизывающий ветер не задувал за шиворот.

– Займемся этим завтра утром. Что-то не похоже, что вечером тут радостно распахивают двери перед чужаками. Да и нам надо отдохнуть, – Войтех задумчиво посмотрел в кружку. – Только, наверное, надо сменить тактику. Не говорить сразу, кого мы ищем. Сделаем вид, что просто интересуемся местным укладом жизни. И как бы между прочим можно поинтересоваться, как справляются без больниц и врачей. Может, тогда кто-то что-то скажет.

Все промолчали, поскольку других предложений не было. В самом деле, сегодня они опросили немало людей, а в ответ в лучшем случае получали холодное «не знаю».

– А мне интересно, – прервала молчание Лиля, – здесь на самом деле никто ничего не знает об этом целителе или почему-то нам не говорят? И если не говорят, то почему именно?

У Войтеха было несколько предположений на этот счет, одно мрачнее другого. Некоторые из них появились задолго до того, как он первый раз задал вопрос местному жителю про отшельников и целителя. Но ни одно свое предположение он не готов был произнести вслух. Как не был готов объяснять истинные причины своего внезапного недомогания на пороге дома.

– Вы только не обижайтесь, но, по-моему, вы, русские, вообще не очень-то общительны.

– Это ты нам просто мало наливал, – хохотнул Ваня. – У нас после пол-литра язык развязывается.

Лиля скрипнула зубами. Очередному спору не дал разгореться Нев.

– Суп, кажется, готов, – сказал он. – Лилия, поможете мне? – Он кивнул на походные миски.

С миской горячего супа с тушенкой и макаронами всем стало веселее. Ваня пришел в настолько благодушное состояние, что пару раз даже по ошибке назвал Войтеха правильным именем.

– Похоже на детство, да? – с улыбкой сказал он. – Лиль, помнишь, как с родителями ходили в «походы»? В лес с тушенкой, картошкой. Варили примерно такой суп, запекали картошку в фольге…

– Да, мне здесь тоже все напоминает детство, – поддержал Нев. – Как будто я снова на даче. Так же за дровами иногда ходили с отцом, за водой к колодцу. По-моему, даже занавески на окнах были такие же.

У Войтеха не было никаких воспоминаний, связанных с детством, которые здесь оживали бы, поэтому он промолчал. Саша тоже молчала. Она выросла в городе, ее родители выросли в городе, родители ее родителей тоже. Нет, в деревне она была. Один раз. В пятом классе поехала с подружкой на выходные к ее бабушке. Пробыла там ровно до вечера, а потом закатила жуткую истерику, отцу пришлось ехать и забирать ее обратно. У ее родителей была дача в деревне недалеко от Санкт-Петербурга, но в доме имелся и водопровод, и отопление, и канализация. Да и купили они ее не так давно, когда она уже жила отдельно, поэтому никаких приятных воспоминаний о деревне и деревенском домике у нее тоже не было. И в походы она не ходила. Все эти комары, жуки, муравьи… Она их не боялась, но и ощущения, когда кто-то маленький ползет по твоей коже, тоже не любила. Пожалуй, подобная вылазка была первой в ее жизни.

После ужина, чувствуя себя немного виноватой за то, что в его приготовлении так и не поучаствовала, несмотря на обещание помочь Лиле, Саша вызвалась единолично вымыть всю посуду.

– А где мы все будем спать? – поинтересовалась Лиля, с сомнением оглядываясь.

– В комнатах есть кровати, но если у кого-то они вызывают сомнения, то в машине есть спальные мешки, можно спать в них, – ответил Войтех. – И это все равно будет лучше, чем в тех же спальных мешках в лесу, в палатке, или вообще в машине.

– Да, а я? – тоскливо поинтересовался Иван. – Ты ж на меня не рассчитывал.

– Первое правило дальних поездок с ограниченным доступом к пополнению жизненно важных запасов: считаешь, сколько тебе будет нужно, а потом увеличиваешь расчет на двадцать-двадцать пять процентов.

Во взгляде Вани впервые проскользнуло что-то похожее на одобрение.

– А почему же у тебя не было лишней папки с информацией для меня?

– Лишняя папка с информацией не относится к жизненно важным запасам. Спальный мешок, который помогает не замерзнуть ночью и может быть испорчен или потерян, относится.

– Охренеть, какой ты зануда, но сейчас я этому рад.

Саша с Лилей переглянулись, а Нев удивленно приподнял бровь, но вступать в дискуссию или как-то комментировать подготовленность Войтеха никто из них не захотел. Все довольно сильно устали, в самолете спали мало и плохо, поэтому без лишних разговоров принесли спальные мешки из машины и стали устраиваться на ночлег.

Саша решила еще раз выйти на улицу, выкурить последнюю на сегодня сигарету, однако едва оказавшись на пороге, передумала. Ночью деревня выглядела совсем иначе. Фонари вдоль улицы так и не зажглись, больше не было видно и света в окнах домов. Видимо, спать здесь ложились очень рано. Тайга, окружавшая деревню со всех сторон, тревожно шумела, вызывая внутри странное чувство беспокойства, тучи опустились еще ниже, окутав деревню плотным коконом, а по дороге, осторожно забираясь во дворы, пополз туман. Несколько раз глубоко вдохнув прохладный воздух и так и не закурив, Саша вернулась в дом. Свет здесь уже погасили, и ей пришлось подсвечивать себе дорогу фонариком в телефоне. Скользнув им по окну, она вдруг поняла, что занавески на нем совсем прохудились, хотя и показались им вначале хорошо сохранившимися. Удивленно приподняв брови, она на цыпочках зашла в импровизированную спальню и забралась в свой мешок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru