Тайна таежной деревни

Лена Обухова
Тайна таежной деревни

Пролог

Сентябрь 2011 года
Республика Хакасия

Ирина докуривала уже четвертую или пятую сигарету, – она сбилась со счета, – расхаживая взад-вперед между неказистыми деревянными домиками. Внутрь ее не пустили, внесли только потерявшего сознание мужа и велели ждать. И вот она ждала. Вокруг нее кипела жизнь: бегали дети, собаки, мимо проходили старомодно одетые женщины, но никто не обращал на нее внимания. Сама она чувствовала себя здесь неуместным анахронизмом, как будто внезапно попала в прошлое.

Время тянулось невыносимо медленно. Ирина бросила очередной взгляд на дверь дома, в котором находился ее муж, и машинально вытащила еще одну сигарету. В этот же момент дверь распахнулась, и на улицу вышел пожилой мужчина с длинной седой бородой и такими же волосами. Как и все в этой деревне, он носил простую одежду из грубой ткани. Ирина моментально шагнула ему навстречу, но вопрос так и умер на ее губах, когда она столкнулась взглядом со стариком.

– Твой муж в порядке, – заверил он ее, не дожидаясь вопроса. – Болезнь, пожиравшая его тело, больше не тронет его, если вы выполните одно условие.

– Какое? – быстро спросила Ирина, машинально потянувшись к рюкзаку, в котором лежали деньги, ведь речь, скорее всего, шла о них.

– Никогда и никому не говорите, где нашли нас, – велел старик, усмехнувшись. Ее движение не укрылось от него, и он каким-то образом понял стоявшее за ним намерение. Впрочем, Ирине с самого начала казалось, что старик как минимум читает мысли. – Если хотя бы одному смертному вы укажете дорогу в нашу деревню, болезнь вернется к нему. Тебе понятно?

– Конечно, мы никому ничего не скажем, – быстро ответила Ирина, снова нервно затягиваясь. – Я могу увидеть мужа?

– Можешь, – кивнул старик, прищурившись и окинув ее более внимательным взглядом. Как будто рентген включил. – Он сейчас выйдет, а пока… – Он посмотрел на сигарету, а потом тяжело вздохнул. – Пока знай: болезнь его на тебя перекинулась. Ты еще не знаешь об этом, но она уже растет в тебе. Только его она начала грызть с желудка, а у тебя принялась за легкие. Что неудивительно.

Ирина испуганно выронила сигарету, та упала на землю, продолжая тлеть. Старик улыбнулся и приложил раскрытую ладонь к ее груди в районе солнечного сплетения, а потом прикрыл глаза и что-то зашептал. Ирина стояла, боясь шелохнуться или издать какой-нибудь звук. Она чувствовала, как от руки старика по ее телу разливается странное тепло, вызывающее легкое покалывание, но не могла бы с полной уверенностью сказать, что это ощущение не было игрой ее воображения.

Когда старик убрал руку, Ирина поняла, что все это время не дышала, и сделала судорожный вдох.

– Оставь эту свою привычку, – он посмотрел на тонкую струйку дыма, поднимающуюся из травы. – И будешь жить. А если не оставишь… Ко мне не приходи. Поняла?

Ирина только молча кивнула.

На пороге дома, из которого вышел старик, показался ее муж. Выглядел он уже намного лучше, как будто и не было последнего года ада, состоявшего из операций и разных терапий, больше убивавших его самого, чем опухоль.

Он подошел к ней ближе, и Ирина, забыв про старика, порывисто обняла мужа.

– Андрюшка, ты выглядишь, как новенький, – обрадованно сказала она.

– Я и чувствую себя так, – заверил ее муж.

– Возвращайтесь домой и не медлите: скоро стемнеет, – велел старик. – На ночь вам тут оставаться нельзя. Но если хотите, можете переночевать в сарае, за деревней.

С этими словами, он снова скрылся в доме.

– Лучше я буду спать на земле в лесу, – проворчала Ирина, беря Андрея за руку и вместе с ним торопливо покидая странную деревню.

Они шли быстро настолько, насколько позволяла глухая тайга, постоянно сверяясь с картой и компасом, но все равно заплутали: до темноты так и не успели выйти к машине, которую оставили там, где кончилась дорога. На ночевку в лесу их экипировка не была рассчитана, поэтому даже когда солнце окончательно село, а небо усеяли тысячи звезд, они продолжали идти, надеясь, что дорога уже недалеко. На их счастье, ночь оказалась достаточно ясной, и света луны вполне хватало, чтобы видеть, куда идешь. Однако силы были уже на исходе.

– Смотри, там внизу деревня! – обрадованно воскликнул Андрей, когда Ирина уже хотела просто сесть на землю и просидеть так до утра. – Неужели мы уже дошли до Богословки?

– Не может быть, – Ирина покачала головой и ускорила шаг, тоже разглядев впереди унылые покосившиеся дома. – Мы же проехали несколько километров на машине после нее, мы не могли так быстро вернуться. Да и Богословка совсем не такая… Но тут нам хоть помогут сориентироваться.

Они чуть ли не бегом спустились по склону, торопясь выбраться из леса и оказаться в относительной цивилизации, хотя представшую перед ними деревню только большой оптимист мог бы отнести к понятию «цивилизация». Дома здесь выглядели еще хуже, чем в странной деревне отшельников, в которой Ирина с Андреем побывали несколько часов назад. Ни один фонарь не горел, в окнах домов тоже было темно, что легко объяснялось поздним часом.

Супруги сразу снова пали духом: уже перевалило за полночь, ломиться в такое время в чужие дома казалось им не очень уместным. Однако не успели они обсудить такую вероятность, как Андрей заметил впереди человека. Какой-то припозднившийся деревенский житель медленно брел по единственной улице, его фигура уже почти исчезала вдали.

– Эй, подождите! – окликнул мужчину Андрей, но тот даже не сбавил шаг, как будто не услышал. – Стойте!

Мужчина продолжил идти вперед и вскоре скрылся в темноте. Ирина и Андрей попытались его нагнать, но, когда они добежали до поворота, за которым он исчез, на улице уже никого не было.

– Куда он делся? – недоумевала Ирина, оглядываясь.

Андрей пожал плечами.

– Наверное, вошел в какой-то двор.

– Почему он не обернулся?

– Может, он глухой? Не услышал просто…

– Черт знает что, – Ирина нервно потянулась к пачке сигарет, но тут же испуганно отдернула руку. Курить хотелось неимоверно, но слова старика, исцелившего ее мужа, до сих пор звучали у нее в ушах. – Ладно, давай сами попробуем разобраться, что это за место и где мы. На въезде в деревню должен стоять знак с названием.

Они прошли по дороге до конца деревни и действительно нашли табличку с названием «Комсомольская», однако четверть часа внимательного изучения карты под светом двух карманных фонариков не дали никакого результата: на их карте такая деревня не значилась.

– Наверное, она слишком мелкая, – вздохнул Андрей, устало потягиваясь. Ему нравилось это ощущение усталости, к которому не примешивались ни боль, ни тошнота, ни чувство полной разбитости, бывшие его постоянными спутниками последнее время. – И что теперь делать?

– Искать доброго человека, который пустит нас на ночлег, – Ирина посмотрела на темные дома и зябко поежилась. – Или спать прямо тут, посреди дороги, а утром снова искать машину. Одно я знаю точно: к этим сумасшедшим маньякам-сектантам я больше ни ногой.

Глава 1

28 апреля 2012 года, 18:55
Ленинградский вокзал, г. Москва

Москва встретила ее ярким, почти по-летнему теплым солнцем. Это было приятной неожиданностью после питерского ветра и мелкого дождя. Выйдя из здания Ленинградского вокзала, Саша даже зажмурилась в первое мгновение. Развязав завязанный по привычке легкий шарф и расстегнув куртку, она направилась в сторону метро, не забывая тянуть за собой довольно объемный чемодан.

Ездить налегке в любые путешествия она никогда не умела. Во-первых, из-за разного климата никогда не знаешь, что тебе пригодится. Во-вторых, без приличной аптечки она, как врач, дальше КАДа не выезжала. В-третьих, Саша просто была девушкой. Где-то циничной, где-то логичной, где-то прагматичной, но девушкой.

Остановившись недалеко от спуска в подземный переход, из которого можно было войти в метро, она на несколько секунд подставила лицо солнцу, затем вздохнула и потащила чемодан по лестнице вниз.

Метро она любила. Никогда не понимала смысла торчать в многочасовой пробке, если можно гораздо быстрее добраться до нужного места на подземке. Даже когда родители подарили ей машину, она все равно часто ездила в университет на метро. Потом, уже выйдя замуж и устроившись на работу, этим видом транспорта стала пользоваться реже. Ее дом и больница, где она работала, находились далеко от станций, да и все пробки обычно бывали ей навстречу. И все равно иногда, в редкий погожий денек, она предпочитала пройтись пешком до ближайшей станции, вдыхая свежий воздух с залива. Муж в такие дни называл ее чокнутой, не забывая добавлять, что за это он ее и любит.

Миновав турникеты, Саша с трудом втащила тяжелый чемодан вверх по лестнице, к эскалаторам. Билет на электричку до Домодедово она купила еще дома через Интернет, поэтому могла бы не торопиться, но она всегда делала скидку на разные форс-мажорные обстоятельства, считая, что лучше приехать заранее, чем заставлять кого-то себя ждать.

Куда едет, Саша представляла плохо. Предстоящее путешествие походило на то самое приключение, которое она ждала все двадцать семь лет своей скучной жизни.

Почти месяц назад на одном из форумов любителей разных необычных и аномальных явлений, где она любила посидеть, ей пришло личное сообщение с предложением отправиться в экспедицию куда-то в Хакасию. Целью экспедиции было заявлено исследование возможных скрытых способностей человеческого мозга. Если Александру Рейхерд что-то и интересовало в жизни, то именно те самые способности. Поэтому она и зарегистрировалась несколько месяцев назад на форуме. В призраков, домовых и русалок она не верила, они едва ли смогли бы привлечь ее внимание к столь необычному ресурсу.

 

Максим, естественно, не обрадовался. И даже попытался устроить ей небольшой скандал.

– Ты собираешься поехать черт знает куда с человеком, которого никогда не видела? – возмущался он. – Что ты о нем знаешь? Имя, фамилию? Ты видела его паспорт? Справку от психиатра? Может, он маньяк!

Саша и в самом деле не знала об организаторе поездки ничего, кроме псевдонима, который он использовал в Интернете. Они, конечно, немного общались на форуме, но Максим был прав: она ничего не знала о человеке, с которым собралась ехать в отдаленную деревню где-то под Абаканом. Но он пообещал ей главное: приключение, способное разнообразить ее унылую жизнь, да еще и связанное с изучением необычных способностей человеческого мозга. Все остальное Сашу уже мало интересовало. Она согласилась сразу, даже не раздумывая. И Максим прекрасно понимал, что отговорить свою упрямую жену не сможет. Саша втайне подозревала, что ему порой даже нравится ее некоторая безбашенность, отличающая ее от него самого, продуманного и осторожного. Иначе разве он женился бы на ней? Они были знакомы с детства, и он прекрасно знал все ее недостатки. Единственное, что он мог сейчас сделать, это максимально обеспечить ее безопасность. Лучше было бы, конечно, самому с ней поехать, но такой возможности у него не было.

Кроме двух кредитных карт он дал ей приличную сумму наличными, рассовал по всем карманам ксерокопию паспорта и велел звонить каждый день.

– А если там не будет связи? – поинтересовалась Саша, помешивая ложечкой кофе и с усмешкой поглядывая на метания мужа.

– Ты же понимаешь, что меня это не волнует? – без тени улыбки ответил тот. – Ты мне звонишь каждый день. Если в один из дней звонка не будет, я вызову МЧС и прилечу за тобой на вертолете с прожектором. И пусть тебе потом будет стыдно перед этим… как его?..

– Уроборос, – услужливо подсказала она псевдоним человека, с которым собралась в экспедицию.

Максим поморщился.

– Ты хоть бы имя его узнала, – проворчал он.

– Забыла.

Саша пожала плечами, соскользнула с высокого стула, на котором сидела, поцеловала мужа в щеку и отправилась одеваться: было пора выезжать на вокзал.

– Бестолочь, – ласково пробурчал ей вслед Максим.

– Она самая, – отозвалась Саша, радуясь тому, что ей достался совершенно неревнивый муж. Другой бы черта с два отпустил ее с посторонним мужчиной, весьма молодым и симпатичным, если судить по фотографии, приложенной к сообщению, куда-то на край света.

В аэропорт она приехала в двадцать минут девятого. Еще какое-то время ушло на поиски нужного кафе, где, как обещал Уроборос, он будет ждать всех членов «экспедиции», начиная с половины девятого. Почти все столики были заняты, но подходящий по внешности мужчина оказался только один. Он сидел в одиночестве, держа в руках картонный стакан с кофе. В отличие от остальных пассажиров, не читал книг, не пялился в телефон или ноутбук. Просто сидел и разглядывал пространство и людей вокруг себя. Саша на всякий случай достала из сумки телефон, вывела на экран фотографию и убедилась в том, что это тот, кто ей нужен. Спрятав мобильный обратно, она уверенно шагнула к мужчине. Поскольку возможность ошибиться все-таки оставалась, вместо приветствия она на всякий случай уточнила:

– Уроборос?

Мужчина повернулся к ней, внимательно оглядел с головы до ног, чуть хмурясь, как будто в его голове что-то не сходилось. Потом он встал и протянул ей руку.

– Лили? – с сомнением поинтересовался он.

В первую секунду Саша подумала, что все-таки ошиблась, и это не тот человек, которого она искала, но потом вспомнила, что на форуме мелькал ник «Lily». Мужчина, наверное, перепутал ее с другим членом экспедиции. Вернее, с другой.

– Нет, – она улыбнулась, пожимая ему руку, и назвала свой ник, который использовала на форуме: – Пилюлькин. В реале Александра Андреевна Рейхерд, а вообще можно по-простому – Саша.

Уроборос смущенно улыбнулся, прикрывая глаза и кивая.

– Конечно, Саша, простите, моя ошибка, – он выпустил ее руку и жестом пригласил присоединиться к нему за столиком. – Почему-то мне всегда казалось, что вы – мужчина. Наверное, из-за ника, имени в профиле и профессии.

Когда он начал произносить длинные фразы, стало понятно, что русский для него не родной язык. Хотя говорил он свободно, часть звуков выходила непривычно: он слишком растягивал некоторые гласные, слишком твердо произносил «н» перед «е» и слишком мягко – «ч». Прежде чем Саша успела отметить и странное распределение интонаций в предложении, Уроборос подтвердил ее догадку, представившись:

– Меня зовут Войтех Дворжак, приятно познакомиться с вами в реальности.

– И мне.

Она сняла с себя сумку, бросила ее на стул, на его спинку повесила куртку и села, внимательно рассматривая Войтеха и пытаясь определить, откуда он. Несмотря на легкий акцент, его речь была правильной, Саша на это обратила внимание еще на форуме. Мало кто так грамотно изъясняется в Интернете. Даже на столь специфическом ресурсе, как их форум, сленг иногда проскакивал почти у всех пользователей, а вот за ним она ничего подобного не замечала. Значит, русский знает хорошо, но вырос в другой языковой среде. Судя по имени и фамилии, скорее всего из Польши, Словакии или Чехии. Ничего другого в голову ей не приходило.

– Вы поляк? – предположила она.

– Вообще-то чех, – уточнил Войтех. – Но я давно живу в России.

Он взял стакан с уже остывшим кофе и сделал медленный глоток, стараясь как можно незаметнее рассмотреть свою новую знакомую.

Саша была среднего роста, немного ниже его, худощавая. Прямые каштановые волосы свободно спадали ей на плечи. Войтех удовлетворенно отметил удобную одежду и обувь, уместную в долгом путешествии. Насколько он знал, Саша приехала сюда из Санкт-Петербурга, а теперь им всем предстоял перелет в Абакан, потом еще пара переездов на автобусе и путешествие на машине неопределенной продолжительности. Джинсы и кроссовки он считал для такого дня хорошим выбором.

Войтех машинально посмотрел на безымянный палец ее правой руки: замужем.

– Муж не против вашей поездки? – зачем-то поинтересовался он, хотя это его абсолютно не касалось.

– Против. – Саша снова улыбнулась. – Но, выбирая между моим нытьем и возможностью отпустить меня, он правильно выбрал второе. Он у меня адекватный и слишком давно меня знает. Я так понимаю, мы ждем остальных?

Войтех кивнул.

– Тогда о том, куда и зачем мы едем, расскажете при всех, терпеть не могу слушать одно и то же по двадцать раз. Можно пока поинтересоваться столь странным способом поиска компаньонов для подобного путешествия? Или это так и делается обычно – через Интернет?

Он пожал плечами.

– Я не знаю, как это обычно делается. Но мне кажется, что сейчас все делается через Интернет. Люди выбирают, куда ехать, покупают билеты, бронируют проживание, находят попутчиков и составляют план поездки – все, не вставая из-за стола. Вы когда-нибудь бывали в подобном путешествии?

Саша отрицательно покачала головой и огляделась. Нигде в зоне видимости не наблюдалось «газовой камеры», как она называла про себя специально отведенные кабинки для курения в аэропортах. Последнюю сигарету она выкурила еще в Питере, по дороге на вокзал, около двух часов дня. А сейчас было почти девять. Она вздохнула, понимая, что придется терпеть до самого Абакана.

– Нет, не бывала, – сказала она вслух, снова поворачиваясь к собеседнику. – А вы?

– Нет, должен признаться, что в таком формате для меня это тоже первый опыт. Впрочем, ранее мне доводилось заниматься исследованиями и ради этого приходилось уезжать и дальше Абакана, – Войтех улыбнулся, понимая, что она все равно не сможет оценить иронию. Прошли те времена, когда каждый землянин знал по фамилиям всех, кто покидал пределы планеты.

Он посмотрел на часы. Времени до начала регистрации на рейс оставалось не так много. Он надеялся, что остальные не заставят себя ждать. Стоило ему об этом подумать, как рядом с их столиком материализовалась очень красивая блондинка вместе с очень похожим на нее мужчиной.

– Добрый вечер. Простите, вы Уроборос? – спросила она у Войтеха. Ее спутник остановился чуть дальше.

Войтех снова нахмурился. Он ждал еще двоих, но мужчина в его представлении должен был быть намного старше. Конечно, это могло быть таким же заблуждением, как и в случае с Сашей, но он редко ошибался два раза подряд.

– Да, – ответил он, снова вставая. – А вы Лили?

– Все верно, – блондинка лучезарно улыбнулась, с интересом разглядывая его и пожимая протянутую руку. В отличие от Саши, она явно предпочитала удобной одежде ту, что подчеркивала все достоинства ее фигуры, и обувь на высоком каблуке, удлиняющую и без того почти бесконечные ноги. – Лилия Сидорова, если по паспорту.

– Если совсем по паспорту, то Лилия Петровна, – встрял мужчина, который был с ней. Чертами лица он действительно очень походил на Лилию, и при этом был таким же красивым мужчиной, как она – красивой женщиной. Он явно много времени проводил в спортзале и, благодаря высокому росту, выглядел внушительно и угрожающе. – А вы как, если по паспорту? – он с подозрением смотрел на Уробороса.

– Войтех Дворжак.

– Дворжак, серьезно? Родственник, что ли?

– Чей? – не понял Войтех. – И, простите, вы кто?

– Это мой брат, – Лилия неловко махнула рукой и пожала плечами, как будто извинялась. – Как пристал ко мне в утробе матери, так и не может отстать.

– Иван, – брат Лилии протянул Войтеху руку. – Я лечу с вами.

Саша, все это время молча наблюдавшая за подошедшими, вдруг спросила:

– Простите, если вы, – она посмотрела на блондинку, – Лилия Петровна Сидорова, а вы, – она перевела взгляд на ее брата, – Иван, значит, по паспорту вы Иван Петрович… – Она закусила губу в попытке сдержать смех, но не выдержала и совершенно неприлично рассмеялась. – …Сидоров? Так бывает?

Войтех забыл, что хотел сказать Ивану в ответ, повернулся к Саше и удивленно уставился на нее. Он не понимал причины ее веселья. Брат и сестра тоже посмотрели на нее, но скорее с неудовольствием.

– Очень смешно, – огрызнулась Лилия.

– Представляете, бывает и не такое, – реакция самого Ивана оказалась не столь резкой, когда он оценил внешние данные новой знакомой. – А вы тоже с нами?

Саша смутилась.

– Простите. Я понимаю, что вас все уже достали по этому поводу. Да, я с вами, – она протянула Ивану руку и улыбнулась. – Александра Рейхерд.

Заметив на пальце Саши обручальное кольцо, Иван несколько скис, но все-таки улыбнулся, пожимая ей руку:

– И чья бы корова мычала?

– Да уж получше, чем… – она осеклась, поняв, что, если произнесет это еще раз, снова рассмеется, а Лилия уже и так косо на нее посматривала. Поэтому Саша повернулась к Войтеху и спросила: – Мы еще кого-то ждем?

– Да, к нам должен присоединиться еще один человек, – кивнул тот, оглядываясь по сторонам. – И, возможно, он как раз пришел.

Остальные проследили за его взглядом и увидели довольно высокого, уже немолодого мужчину, который направлялся к ним. Он неуверенно улыбался, рассматривая каждого из них по очереди.

– Добрый вечер. Полагаю, вы ждете меня? – у него был тихий голос и мягкий тон, слова немного застревали у незнакомца во рту, как будто он слегка заикался, но пытался это скрыть. – Я Нев… То есть, Евстахий Велориевич. А вы, как я понимаю, Уроборос? – он вопросительно посмотрел на Войтеха.

Тот сосредоточенно кивнул, пытаясь воспроизвести имя нового знакомого. Хотя бы в памяти. Он по очереди представил всех вновь прибывшему, а потом, извинившись, уточнил:

– Простите, я не запомнил, как ваше имя.

В такие моменты Войтех даже не пытался сглаживать свой акцент, справедливо полагая, что как иностранцу ему могут простить сложности в воспроизведении имени.

– Нурейтдинов Евстахий Велориевич, – с улыбкой повторил мужчина. – Можете звать меня, как и на форуме, – Нев. Я уже привык. Иногда жалею, что не могу так представляться всем. Это так упростило бы мне жизнь.

– Хорошо, – Войтех понимающе улыбнулся в ответ. Его имя тоже довольно часто коверкали. – Раз мы все собрались, предлагаю пройти регистрацию, поскольку времени осталось не так много. А потом я расскажу вам подробнее, куда мы летим и зачем.

Саша поймала на себе взгляд Ивана, в котором явно читалось: «У тебя еще есть претензии к моему имени?» Она улыбнулась и покачала головой, пользуясь тем, что все уже двинулись в сторону стойки регистрации и, кроме Сидорова, на нее никто не смотрел. Сняв со спинки стула свою куртку, перекинув через плечо сумку и подхватив чемодан, она тоже вышла из кафе.

Итак, их будет пятеро. Она, забавный чех Дворжак, брат с сестрой Сидоровы и… Саша решила, что последнего члена их команды действительно проще называть Невом, потому что имя она еще вроде бы запомнила, а вот с отчеством была совсем беда. Да уж, интересная компания подобралась. Особенно если учесть, что даже для их шефа это первый подобный опыт.

 

Саша снова посмотрела на идущего впереди Войтеха. Он был ненамного выше нее, гораздо ниже Нева, Вани, и даже Лилии. Впрочем, последняя надела туфли на таких каблуках, что было сложно оценить ее реальный рост. Тонкий черный свитер не скрывал спортивной фигуры, коротко стриженные темные волосы и прямая спина делали его похожим на спортсмена или военного, а забавный чешский акцент и удивительно красивые серо-голубые глаза добавляли еще больше привлекательности. Саше казалось, что как-то на форуме он упоминал, что имеет биологическое образование. Она только хмыкнула про себя. Кто бы ей сказал раньше, что бывают такие биологи.

28 апреля 2012 года, 20.55
аэропорт Домодедово, г. Москва

Когда регистрация и личный досмотр остались позади, новоявленная команда исследователей нашла свой выход и расположилась в креслах в ожидании посадки. Народу было немного, видимо, Абакан не пользовался популярностью в майские праздники. Они смогли сесть достаточно обособленно, благодаря чему никто не кидал на них косые взгляды, когда Войтех принялся рассказывать о цели их путешествия.

Он достал из сумки с ноутбуком четыре тонкие папки-скоросшивателя, одну оставил себе, три другие отдал Саше, Лилии и Неву.

– Извините, Иван, на вас я не рассчитывал. Если вам интересно, думаю, ваша сестра с вами поделится, – его голос звучал тихо, чтобы не привлекать лишнего внимания, но при этом каждый отчетливо слышал все, что он говорит. – Итак, вот несколько случаев, – он открыл папку, остальные последовали его примеру. – Андрей Баранов, сорок пят лет, в прошлом сентябре у него была четвертая стадия рака, ему оставалось жить от нескольких дней до нескольких недель. Имея немалые финансовые средства, он испробовал буквально все, но вылечиться не смог. Тогда вместе с женой Ириной он отправился в Хакасию, к целителю, о котором узнал через неизвестные мне источники. Тут результаты его анализов в прошлом сентябре и в январе уже этого года. Полная ремиссия.

Несколько минут все молча изучали содержимое своих папок, хотя едва ли кто-то, кроме Саши, что-то понимал в медицинских выписках.

– Это нереально, – наконец заявила Саша, оторвав взгляд от папки и посмотрев на Войтеха. Тот молча смотрел на нее, как бы приглашая продолжить мысль. – Эти анализы не могут принадлежать одному человеку. Вот здесь, – она указала на одну из страниц, – это скорее труп, чем живой человек. А здесь уже живее всех живых. Я бы еще могла такое допустить, если бы это была какая-нибудь первая или хотя бы вторая стадия рака. – Саша всем своим видом показывала, что и тогда поверила бы, разве что увидев пациента собственными глазами и лично сделав анализы в обоих случаях. – Но не четвертая. Вы посмотрите, у него же метастазы кругом, какое полное выздоровление за пять месяцев? Это абсолютно невозможно. Вы уверены, что это подлинные выписки? И что они принадлежат одному человеку?

– Да, у меня нет причин сомневаться в этом. Я лично общался с этим человеком.

Войтех не стал уточнять, что общался с этим человеком только после выздоровления. Он был уверен в том, что все изложенное в папке – правда, немного по иным причинам, но назвать их сейчас не мог.

Его новые «друзья», как он называл их про себя, весьма настойчиво требовали не упоминать их. Зато они совершенно точно верили данным в папке.

Не стал он упоминать и того, какими бледными и напуганными выглядели Андрей и Ирина Барановы, когда он расспрашивал их о той поездке. Говорить ему, где именно обитает целитель, они наотрез отказались. И велели не искать его, если только у него нет на это очень веской причины. Войтех не знал, что так напугало их, если целитель им все-таки помог. Интуиция подсказывала, что их страх был связан не столько с самим целителем, сколько с чем-то еще, с чем они столкнулись сибирской тайге. А последние пару лет интуиция его не подводила.

– Вы правы: это абсолютно невозможно, – согласился Войтех с Сашей. – Именно поэтому мы и летим в Абакан. Оттуда доберемся до Саяногорска, оттуда – в Майну, это небольшой поселок. Там возьмем машину и поедем искать поселение местных отшельников, в котором якобы живет этот целитель. Там дальше в папке есть еще несколько не менее интересных случаев. Предлагаю вам всем почитать их во время полета, чтобы иметь примерное представление о предполагаемых возможностях этого целителя.

Лилия захлопнула папку и отдала ее брату, который все это время читал через ее плечо.

– Войтех, а зачем вам это? – поинтересовалась она. – Вы же вроде биолог. Откуда такой интерес к целительству?

– У меня есть свои причины интересоваться этим… феноменом, – уклончиво ответил Войтех.

Саша, уже успевшая увлечься чтением, снова посмотрела на него. То, что он сказал, и то, каким тоном это было произнесено, заставило ее задуматься над его интересом к целителю. Он тоже чем-то болен? По его внешнему виду она не заметила никаких признаков болезни. Он обладал вполне нормальным телосложением, без болезненной худобы, здоровым цветом лица. В глазах, правда, было что-то такое… По роду деятельности Саше часто приходилось сталкиваться с умирающими людьми. Она знала выражение их глаз. И сейчас ей показалось, что в глубине серых глаз сидящего рядом мужчины есть что-то подобное. Какое-то смирение с неизбежным.

– Вы что, больны? – как ни в чем не бывало, поинтересовался Иван.

Саша стряхнула с себя оцепенение и одарила его укоризненным взглядом. Похоже, тактом этот человек не обладал даже в зачаточном состоянии.

– Ваня! – тут же одернула его Лилия.

– Нет, что вы, – Войтех приглушенно рассмеялся. – Я абсолютно здоров. Просто у меня есть интерес к различным проявлениям… сверхъестественного. О чем можно было догадаться, учитывая, где мы все познакомились. У нас у всех должен быть этот интерес.

– Да, но одно дело общаться на форуме, читать книги или смотреть документальные фильмы о чужих исследованиях, – вмешался Нев. – И совсем другое – отправиться за тридевять земель да еще прихватить с собой трех… четырех человек за свой счет. Это превращает простой интерес в довольно эксцентричное и… дорогое хобби.

– И я могу его себе позволить, – Войтех улыбнулся, давая понять, что другого объяснения не будет.

– Почему вы выбрали нас в качестве своих спутников? – не унималась Лилия, не забывая обворожительно ему улыбаться.

– Как вы верно заметили, я биолог. И хотя я кое-что понимаю в медицине, моих знаний недостаточно. Поэтому я пригласил пани Рейхерд. К тому же она давно интересуется скрытыми возможностями человеческого тела. Целительство – одно из них. В то же время, исцеление может быть связано не только с внутренними способностями какого-то конкретного человека. Может быть, там что-то в воде или в воздухе, в еде. Мне нужен химик для анализов. Поэтому я пригласил вас, Лилия.

– А я вам зачем? – смущенно поинтересовался Нев. Пока он слушал Войтеха, он то надевал, то снимал очки, постоянно протирая их носовым платком.

– Вы специалист по истории, религиям и культам. И это может нам пригодиться.

Такого объяснения всем оказалось достаточно.

– И все-таки я не верю, – продолжала сомневаться Саша, вернувшись к теме исследования. – То, что человек способен многое сделать для себя, используя резервные способности мозга, сомнения у меня не вызывает, но вылечить другого… Не представляю, как такое возможно. Нельзя повлиять на другого человека через, – она бросила скептический взгляд на Войтеха, – воздух.

– Я согласен с пани Рейхерд, – Иван усмехнулся, передразнивая чеха. – Шарлатаны все эти целители.

– Я с вами не согласен, молодой человек, – вмешался Нев. – Да, большинство тех, кто предлагает свои услуги за деньги в Интернете или газетах, – шарлатаны, но некоторые случаи целительства были изучены и доказаны. Хотя механизмы так и остались непонятыми. Например, Николай Сафонов, он вообще не был врачом, но мог безошибочно диагностировать заболевания человека даже на расстоянии и умудрялся исцелять болезни простым прикосновением рук. Или Джуна. Никто не понимает, как она это делает, но все знают, что лечит. Просто «бесконтактным массажем». И не только в нашей стране. Вы слышали про Эдгара Кейси в Америке или Жуана Тейшейру в Бразилии? Феномен целительства существует. Правда, я не припомню столь громких случаев, – он кивнул на папку. – Но, наверняка, не все целители обретают широкую известность. Особенно те, которые к ней не стремятся.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru