Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Лариса Галкина
Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Дядюшка Ману

Ману не было еще и пятидесяти лет. Он был невысокого роста, крепкий и шустрый.

Волнистые волосы до плеч и аккуратную бородку уже тронула седина. Карие глаза были умные и проницательные. Любил он дорогую красивую одежду, драгоценности и сладости. После событий, которые произошли почти тридцать лет назад, он, конечно, очень изменился. А как иначе? Горе дотла сожгло его сердце и пеплом засыпало душу. В скором времени, после трагических событий, подданные стали замечать, что стал он человеком жестким, жадным и равнодушным. Откуда что взялось? На самом деле под маской равнодушия и жадности Ману всю жизнь прятал свою боль и печаль. Не хотел он, чтобы кто-нибудь, знал, что происходит в его душе.

«Пусть лучше боятся, чем жалеют», – думал Ману. Его боялись и… жалели.

Единственный, кто знал о его большой любви и горькой потере, был колдун Харам.

Теперь пришла пора обо всем узнать Рамиру.

Вечером следующего дня Рамир сам пришел к дядюшке. Ману сидел на ковре, откинувшись на подушки. Перед ним стоял большой золоченый поднос с чаем и сладостями. На подносе стояли две чашки. Рамир опустился на ковер рядом с дядей.

– Ждешь кого-то? – спросил он, указав на вторую чашку.

– Тебя, мой мальчик, – ответил Ману. – Я думаю, что тебе не терпится услышать ответы на твои вопросы. А вопросов у тебя много…

– Скажи, дядя, Харам найдет Геру? – не заставил себя ждать Рамир.

– Должен найти, – ответил Ману уверенно.

– А ты ведь давно знаешь Харама? Откуда? – спросил Рамир.

– Скоро тридцать лет, как я знаю Харама, и есть тайна, которую я храню все эти годы, – ответил Ману. – Пришло время и тебе все узнать.

– Пришло время? Это потому, что я все слышал?

– Нет! Это потому, что только сейчас ты все сможешь понять!

– А раньше бы не понял? – недоверчиво спросил Рамир.

– Раньше ты любил только себя, а теперь ты любишь Геру, – сказал Ману.

– Я и тебя люблю, дядя! – сказал Рамир.

– Конечно, любишь, дорогой! Но любовь к женщине – это другая любовь!

И потому ты очень изменился, Рамир. Да что я тебе говорю, ты и сам все знаешь.

– Это верно! Мне иногда кажется, что все, что было до встречи с Герой, было не со мной. Не жизнь, а вечный праздник! Ни желаний не было, ни цели в жизни, и ничего уже не радовало. А встретил ее, и вся жизнь перевернулась, и только теперь я стал жить по-настоящему.

– Да, – сказал дядюшка. – Теперь у тебя есть цель и в придачу к ней куча трудностей и, может быть, разочарований!

– Меня ничто не пугает. Я готов, – уверенно сказал Рамир.

– Вот поэтому и пришло время… – кивнул дядюшка Ману и начал свой рассказ.

Рассказ Ману

Мне только исполнилось восемнадцать лет, Кумару – твоему отцу и моему родному брату – двадцать два. Мы были очень дружны и всегда были вместе. Жили мы весело, в свое удовольствие, как ты до встречи с Герой. И вот наша мать все чаще и чаще стала говорить Кумару о женитьбе. Кумар и слышать ничего не хотел. Он отмахивался, смеялся и говорил, что не встретил еще ту единственную. Он знал всех местных красавиц, но ни одна не была ему по душе. Скоро должен был состояться праздник цветов, и в столицу приедут гости со всего княжества. Мать надеялась, что, может быть, среди приезжих девушек из знатных семей Кумар найдет себе невесту. Так и случилось.

Приехал на праздник богатый раджа со своей дочерью Шанти. Одного взгляда на нее хватило, чтобы потерять голову. Девушки красивее не видели мы в своей жизни!

Все дни, пока шел праздник, мы ходили за ней по пятам. Когда она пела и танцевала, дух захватывало. Она была умная и очень веселая. Она была единственная и неповторимая.

В последний день праздника Кумар сказал мне, что влюблен в Шанти и намерен на ней жениться. Когда я тоже сказал, что влюблен в Шанти, Кумар очень расстроился. Весь день он ходил хмурый, а вечером, сев напротив меня и посмотрев мне в глаза, сказал:

– Брат! Что случилось, то случилось! Но у каждого есть шанс. Мы оба будем просить ее руки. Кого выберет Шанти, тот и будет ее мужем.

И мы дали слово не чинить друг другу препятствий. Пусть все будет честно.

Вот тут и появился Харам. Он тоже был влюблен в Шанти. Он первый попросил ее руки. Но Шанти отказала ему, сказав, что выйдет замуж только по любви. И Харам благородно отошел в сторону.

Шанти выбрала Кумара! Сердце мое рвалось на части, но я ничего не мог сделать.

Я, как и Харам, безропотно отошел в сторону. Никто, кроме Кумара, не знал о моей несчастной любви, которую я обещал хранить в тайне.

Кумар и Шанти обручились и уже назначили день свадьбы, когда появился еще один жених… Это был Марух, могущественный правитель одной восточной страны. То, что Марух был Черным колдуном, мы не знали. А он уже не одно столетие выбирал себе в жены самых красивых женщин, хотя сам был далеко не красавец.

В этот раз выбор его пал на Шанти. Прибыл он с дорогими подарками просить ее руки. И Шанти, конечно же, отказала ему, сказав, что помолвлена с княжеским сыном. Тогда Марух стал настаивать, чтобы отец Шанти расторг помолвку, обещая ему несметные богатства. Отец Шанти был удивлен. Он и сам был очень богатым человеком, да и дочь отдавал замуж за будущего властелина страны, молодого и красивого. Чего еще желать? А Марух уже немолод, и царь он заморский, а раджа очень любил дочь и ни за что не отпустил бы ее на чужбину. Какой же отец в здравом уме согласился бы? И раджа отказал Маруху.

Марух вежливо распрощался с раджой и Шанти и отправился восвояси. На самом же деле он принял отказ как великое оскорбление. Он решил отомстить, да так, чтобы навсегда запомнили.

А в княжестве вовсю готовились к свадьбе, а я был в отчаянии не находил себе места. А что было делать? Мы с Кумаром были по-прежнему близки и дружны. Для красавицы Шанти я стал верным другом. На правах брата жениха я видел ее, говорил с ней и каждый день благодарил за это небеса. Ведь если бы она вышла замуж за кого-то другого, я бы больше никогда ее не увидел. Это было для меня равносильно смерти! Я тогда уже знал, что буду любить ее всю жизнь и никогда не женюсь.

Сыграли свадьбу. Целую неделю веселилось все княжество. Дворец утопал в цветах и подарках. Шанти была ослепительно красива, Кумар безмерно счастлив, отец и мать – довольны. Даже я уже смирился и был рад за брата. Шанти переехала в княжеский дворец. С ее появлением жизнь во дворце стала светлее и радостнее.

Прошло полгода. Кумар и Шанти объявили, что ждут наследника.

Шанти захотела ненадолго съездить к отцу. Кумар не хотел отпускать ее одну и поехал с ней. Я же остался ждать их во дворце.

Шанти была рада увидеть свой дом и отца. Раджа, узнав, что скоро будет дедом, был счастлив.

Вечером, прогуливаясь по саду, Шанти почувствовала чарующий, сладкий аромат. Оглядевшись по сторонам, она увидела цветок, которого раньше в саду не было. Подойдя к цветку, она поразилась его красоте. Утром лепестки его были нежно-розовые, к вечеру становились кроваво-красные, а от чудесного запаха кружилась голова. Она вдохнула аромат и пришла в восторг. Кумар тоже не видел ничего подобного и сказал, что цветок также прекрасен, как и его любимая жена. Сколько ни пыталась узнать Шанти, что это за цветок и кто его посадил, никто не мог ей ответить. Целый месяц прожили они в родительском доме, и целый месяц Шанти вдыхала аромат чудесного цветка. А я целый месяц ждал и тосковал.

Когда они вернулись, моя жизнь снова обрела смысл.

Наступил долгожданный день, и на свет появился ты. Наследник и мой племянник Рамир. В княжестве был большой праздник. Со всех сторон во дворец съезжались именитые гости с подарками для маленького князя. Шанти светилась от счастья. Кумар благодарил небеса за то, что они даровали ему любимую жену и сына. А я был рад тому, что все хорошо и все счастливы.

Недолго продолжалось наше счастье. Когда тебе исполнилось полгода, твоя мать внезапно заболела. С каждым днем она слабела и через месяц слегла в постель. Лекари день и ночь толпились в ее покоях, надеясь найти причину ее странной болезни. Но никакие лекарства, мази и отвары не помогали. В отчаянии Кумар объявил, что, если лекари не вылечат молодую княгиню, он собственноручно всем отрубит головы. Лекари только руками разводили. Даже под страхом смерти они были бессильны против неизвестной болезни.

Тогда Кумар привез заморских врачей, но и те не смогли помочь Шанти. Мы были в такой печали, что мед казался горьким и солнце больше не грело.

Вот тут-то опять появился Харам. Он сам меня нашел. Он увидел Шанти и сразу все понял, потому что он был колдуном. Харам сказал, что Шанти отравлена, но как и кем, он не знал. Он обещал, что сделает все, чтобы узнать и попытаться спасти ее. Харам очень любил Шанти. И он сдержал слово, узнал. Отравил Шанти аромат цветка, а цветок был «подарком» Маруха. Перед отъездом он бросил в саду ядовитую семечку, а когда наступило время, приказал ей расти. Так в саду появился смертоносный цветок. Отдав весь свой ядовитый аромат, цветок начал увядать, и Шанти угасала с каждым днем. Харам как ни пытался, не мог ей помочь. Не под силу было справиться ему со страшным колдовством хитрого и могущественного Маруха.

В последние дни жизни Шанти приснился страшный сон. Кто-то отвратительным голосом говорил ей:

«Увянет цветок, и ты увянешь навсегда, моя красавица…и это еще не все, моя месть только начинается… никто не смеет отказывать великому Маруху».

Тогда она поняла, кто ее погубил. Видя, как Кумар обезумел от отчаяния, умирающая Шанти взяла с меня клятву, что я никогда тебя не оставлю. В тот же день цветок засох и Шанти не стало.

Великая утрата постигла наши семьи. Твой отец, словно призрак, ходил по дворцу туда-сюда и говорил сам с собой, словно сумасшедший. Я боялся, что он и вправду сойдет с ума, да еще сделает с собой что-нибудь, потому сам тенью ходил за ним. Я не мог допустить, чтобы ты лишился и отца. Но были моменты, когда меня так накрывала волна отчаяния, что я думал наложить на себя руки и закончить эту бесконечную муку. Но данная Шанти клятва крепко держала меня на этой земле.

 

Прошло время, и мы смирились с нашей потерей. Жизнь наша проходила в тихой печали. Единственной радостью был ты. И когда, как мне казалось, опасность уже миновала, твой отец слег. Два дня он метался в бреду. Бледный, с синими губами, он все время звал Шанти. Потом он ненадолго пришел в себя, холодной слабой рукой взял мою руку. Он прощался со мной и еле слышно просил заботиться о тебе. От слез я ничего не видел. На исходе третьего дня не стало и его. Его тоже погубил аромат проклятого цветка, но я был уверен, что его убила тоска по Шанти.

Я даже представить не мог, что может быть так больно. Я закрылся в своих покоях и день и ночь просил Небесного Владыку послать мне смерть, ибо невозможно живому человеку терпеть такие муки. Я начал сходить с ума. И тут опять появился Харам.

Вот тогда я, захлебываясь болью и слезами, открыл ему тайну о своей любви. Увидев, в каком я состоянии, он несколько дней поил меня целебными отварами. Боль немного стихла, ум прояснился, и я стал возвращаться к жизни, но уже совсем другим человеком. Боль убила во мне радость, а страх, что колдун может добраться до тебя, поселился в моем сердце. Еще недавно я был веселыми жизнерадостным повесой. Теперь же я стал осторожным, подозрительным и расчетливым дядюшкой, который очень боялся за жизнь своего племянника.

Харам дал обещание, в память о Шанти, оберегать тебя от всякого рода опасностей. После ее смерти мы оба были одержимы местью. Он искал способы и средства расправиться с Марухом. Но Марух был неуязвим. Харам и не думал сдаваться и продолжал искать путь, который приведет к гибели Маруха. По крупицам стал Харам покупать знания других колдунов и складывать их в единое целое. Но на это нужны были деньги. Большие деньги. И я их ему давал и даю до сих пор. Вот тогда-то и пошла волна слухов, что я стал очень жадный. Но мне было все равно. Через год не стало отца Шанти. А на следующий год один за другим ушли мои родители. Перед своей кончиной мой отец взял с меня клятву, что я приму престол и сохраню княжество, чтобы ни случилось. Я потерял всех, только ты остался у меня. С каждым днем я ненавидел Маруха еще больше, хотя, казалось, больше некуда.

Я стал князем. А какой из меня князь? Несчастный человек с глазами раненого зверя. Да и не хотел я никогда ни власти, ни богатства. Но деваться было некуда, я правил и ждал.

Как только тебе исполнилось двенадцать лет, я объявил тебя князем, а себя твоим опекуном. Я решил, что пришла пора подготовить стране настоящего князя. И у меня получилось. Ты вырос умным, решительным и властным, как и подобает владыке большой страны, но еще своенравным и капризным. Я нарочно потакал твоим капризам, думая, что так смогу сберечь тебя от всякого рода приключений, и думал, что все предусмотрел. Оставалось только женить тебя, и тогда жили бы мы размеренно и спокойно. Но я ошибался!

В твоей жизни произошли события, которые перевернули твою жизнь и мою тоже. К прежнему возврата не будет, а что впереди, неизвестно. Но я знаю только одно: что бы ни случилось, я всегда буду рядом. Всегда. – Дядюшка Ману тяжело вздохнул и замолчал.

Рамир был потрясен услышанным. Он проклинал себя за то, что смел обижать дядю. Он ругал себя последними словами за то, что не слушался и грубил. Дядя Ману посвятил ему свою жизнь, а он и не заметил…

– Прости меня, дядя, – трясущимися губами прошептал Рамир…

Третий час лежал Рамир, глядя в расписной потолок и глотая слезы. Снова и снова всплывал в голове рассказ дяди. Конечно, было жаль и мать, и отца, и дедушку, и бабушку, но он не помнил их. Он не представлял, как сложилась бы его жизнь, будь они живы. С ним всегда был его дядя. Рамир ни в чем не знал отказа с раннего детства. Ману любил и баловал его как мог, и Рамир принимал все как должное. Рамир вспомнил, как посмеивался и зло шутил над дядей и даже повышал голос. Не оттого, что не любил его, а оттого, что был глуп.

«Ну как можно быть таким ослом? А, светлейший? – сам себя спрашивал Рамир. – Дядя был прав, раньше я ничего бы не понял. И если бы не Гера, может быть, никогда бы не узнал. Так и жил бы глупым ослом, с Лалой!» – Рамира передернуло от отвращения.

Всю ночь он думал, вспоминал и мечтал и лишь под утро забылся в тревожном сне.

Ману не сомкнул глаз всю ночь. От воспоминаний болело сердце, в глазах стояли слезы, в горле – ком.

«А говорят, время лечит. Видимо, не всех», – с горечью подумал Ману.

Он вышел на балкон, вдохнул свежего воздуха. Стало легче. Светало.

Князь с дядюшкой встретились за завтраком.

– Как тебе спалось, мой мальчик? – спросил Ману, – встревоженно глядя на красные глаза Рамира.

– Плохо, дядя! Все свои недостойные поступки вспоминал. И никак не могу понять, как же я мог быть таким ослом?

– Ну, ну, Рамир! Что было, то прошло! Это все юношеская глупость и беззаботность! А когда еще балагурить, как не в молодости? Никто мудрецом не рождается, все приходит со временем. А есть люди, что и с годами не мудреют, – дядя лукаво посмотрел на Рамира.

– Это уж точно! – оба они засмеялись.

Рамир смотрел на дядю виноватыми, любящими глазами и думал:

«Никогда тебя больше не обижу и другим не позволю!»

Ману видел перед собой взрослого, умного и целеустремленного мужчину.

«Вот таким я мечтал тебя видеть. Ты награда за мои страдания, – думал он. – Видели бы сейчас тебя твои родители! До чего ж красив, мальчик мой! А это ты еще не выспался!»

И сердце успокаивалось, и было для кого жить.

Вести о королеве Гере

Прошел почти месяц, как Рамир и Ману были у колдуна Харама.

Наконец пришла долгожданная весточка: он ждал их. Проделав тот же путь, Рамир и Ману вновь оказались в гостях у Харама.

– Зачастил ты ко мне! – лукаво посмотрев на Ману, сказал Харам.

– То давно не был, то зачастил! Ты уж определись, – ответил Ману. – Вредный ты, Харам.

– Вредный! – засмеялся Харам.

Старые друзья крепко обнялись.

После приветствий и рукопожатий Рамир и Ману расположились в креслах и приготовились слушать Харама. Рамир нервничал и покусывал губы.

– Ну, друг дорогой! Хорошие ли новости? – издалека начал Ману.

– И да, и нет, – ответил Харам.

– Как это? – удивленно спросил Ману.

Рамир, пытаясь скрыть волнение, сжал руки в кулаки.

Харам стал рассказывать, что узнал:

– Остров Кравт облюбовал черный колдун Варак. Колдун сам по себе никчемный и слабый. А вот помощница его— колдунья Нагана – хитрая и умная. Много лет ее считали погибшей, а она все это время была у Варака. Уж как они спелись, не знаю, но именно

она и помогла Вараку превратить остров Кравт в каменные руины, а потом убила его!

– Вот уж помогла, так помогла! – хохотнул Ману.

– Ее тоже уже нет! Слуги Варака с ней разделались! – сказал Харам.

– Вот это отношения! Обзавидуешься! Обманывают друг друга, убивают! Умеют же колдуны дружить! – сказал Ману ехидно.

– Черные никогда ни с кем не дружат, – сказал Харам.

– Как это? – удивился Ману. – А мы с тобой?

– Сравнил! Ты не колдун, да и я не Черный. Я всегда был сам по себе, и у меня свои правила. Тебе ли не знать? – ответил Харам и продолжил свой рассказ.

– Так вот. Остров окаменел, и жить на нем стало невозможно. Надо было уходить. Королева Гера Кравская должна была спасать свой народ, но у нее было только два корабля. Чтобы увезти всех, срочно нужен был третий… Ну, про это вы и сами знаете! Или рассказать?

– Не надо! – недовольно сказал Ману.

– Отдав все свои деньги и драгоценности, королева купила корабль у князя Рамира! – беспощадно продолжал Харам, посмотрев сначала на Рамира, потом на Ману.

– Ну, мы же не знали! – возмущался Ману, – это была просто сделка!

– Три корабля королевы взяли курс на юг, – продолжал Харам. – Заходила она на небольшой остров, где правит король Церих. Он тоже колдун, правда, уже забыл, как колдовать, и трус, каких мало. Он не предложил ей даже временного пристанища, и корабли ушли дальше на юг. Потом была страна, в которой десятилетиями воюют два родных брата. Они как раз готовились к очередной схватке за власть. Пополнив запасы воды и пищи, королева двинулась дальше на юг. Остров драконов остался в стороне, оно и к лучшему.

– Остров драконов? – Ману удивился. – Он на самом деле существует? Это не выдумка?

– Не доведись тебе встретиться с этой выдумкой, – усмехнулся Харам. – Нет, дорогой мой! Это остров, на котором живут настоящие драконы! Огромные, кровожадные твари!

Дядюшка Ману тревожно глянул на Рамира. Тот был весь внимание и боялся пропустить хоть слово.

– А вот дальше корабли королевы попали в странный туман, – продолжал Харам.

– Что за туман такой? – Ману начинал нервничать.

– Не знаю. Сам не видел. Но говорят, что он плотный, как вата, и бесконечный, как океан. В него можно войти и уже никогда не выйти. Корабли королевы Геры ушли прямо в туман. Судя потому, что ее жизненный путь не прерван, королева прошла туман. Что за ним, пока не знаю, но, без сомнения, королева там. Я думаю, что там какая-то неведомая земля и туман ее скрывает от чужих глаз. А туманом этим управляет Тайла, фея Семи туманов.

– Так мы и спросим у этой феи, где Гера, – сказал Ману.

– Ну да! Если жить надоело, можно и спросить! – серьезно сказал Харам. – Тайла одна из самых могущественных Белых. Она и с колдуном-то не с каждым говорить будет, не то что с человеком!

– И что же делать? – не выдержав, спросил Рамир.

Харам пожал плечами.

– Идти следом. Пройдешь туман, найдешь и Геру.

– Вот спасибо! Указал путь! – возмущался Ману. – Пойди туда, не знаю куда, туман пройдешь, Геру найдешь! А если не пройдешь и не найдешь? Что тогда? – Ману скосил глаза на Рамира: не испугался ли?

Куда там! Рамир был спокоен. Он уже все решил.

– Никто не говорил, что будет легко! – сказал Харам.

– Никто и не думал, что будет легко! Ну, тут опасность на опасности, – продолжал возмущаться Ману. – Остров с драконами, фея с туманами, царь морской самодур…

– А ты как хотел? – Харам посмотрел ему в глаза. – Опасности подстерегают везде. Только отчалил корабль от берега, и ты уже в опасности. И ведь ты знаешь, что немало народа морской царь погубил, и все равно выходишь в океан. Если начинается шторм, то жизнь твоя зависит от крепости корабля да от опыта капитана. Морскому царю дела нет, князь ты великий или простой рыбак. Смертные для него все одинаковые. И не боится никого, мерзавец! Правда, давно не лютует. Может, приболел? Вот хорошо бы было! А иногда и ходить никуда не надо, беда и дома найдет. Правда, Ману? – Харам в упор смотрел на Ману. – Тебе ли не знать?

Ману кивнул, соглашаясь с Харамом.

– А тебе, князь, – сказал Харам, глядя на Рамира, – нужен крепкий корабль, надежная команда и отряд смелых воинов. Да что я говорю, ты уже сам все решил.

Рамир поднялся, улыбнулся:

– За кораблем дело не станет, скоро готов будет. И команда у меня есть, и воины смелые. И опасностей я не боюсь!

– Ну, что скажешь, старый ворчун? – спросил Харам, хитро глядя на Ману.

– Пусть во всем нам сопутствует удача, – сказал Ману. – Мы найдем Геру и вернемся, обязательно вернемся. Есть у нас с тобой, Харам, одно незаконченное дельце, – глаза Ману недобро блеснули. Рамир понял, что «незаконченное дельце» – это Марух.

Прощаясь с гостями, Харам сказал:

– Я буду скучать по тебе, старый ворчун. Храни вас Небесный Владыка! Вернитесь живыми.

И опять Рамир открылся дяде с новой стороны. Он без устали занимался государственными делами. В каждый вопрос вникал глубоко и вдумчиво, стараясь не пропустить даже мелочей. Министры и советники восхищались мудростью и умом молодого князя. Рамир торопился.

Год был на исходе, и скоро предстояло отправиться за новым кораблем, а потом и на поиски Геры. Сколько продлится его путешествие, Рамир не знал, и принял решение, что дядя должен остаться и управлять страной, пока его не будет.

– Я еще с ума не сошел, отпустить тебя одного! – горячился дядюшка.

– А как же княжество? – Рамир вопросительно смотрел на дядю. – Вдруг оба не вернемся? А так, если я не вернусь, хоть ты останешься…

С одной стороны, дядя Ману был рад, что Рамир как князь заботится о стране. С другой же…

– Чего удумал! Не вернется он! Да если ты не вернешься, мне все зачем? Не будет тебя, не будет и меня! – дядя Ману сверкал глазами, как демон. – Ничего с твоим княжеством не случится! Подданные у тебя умные да послушные и головы свои очень ценят!

Посмотрев Рамиру в глаза, Ману стальным голосом сказал:

 

– Только вместе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru