Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Лариса Галкина
Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Черные скалы

В то время, когда королева Гера Кравская на белом крылатом коне возвращалась на берег к своему народу, ведьма Фрида направилась прямиком к болотам. Она летела на черной птице и разглядывала окрестности. Пролетев над лесом, птица покружила над болотом и опустилась на поляну, поросшую высокой болотной травой. Фрида спрыгнула, поморщилась, земля под ногами была мягкая и сырая.

– Мерзость какая! – брезгливо сказала Фрида.

Она сделала несколько шагов, огляделась. Никого. Тишина, даже лягушки не квакают.

«Не может быть, чтобы здесь не было никакой нечисти! Уж больно место подходящее!» – только подумала Фрида, как увидела два глаза, которые разглядывали ее из-за дерева. Два глаза принадлежали большой лохматой голове лешего.

Фрида улыбнулась и ласково сказала:

– Иди-ка сюда, красавец.

«Красавец» высунулся из-за дерева и спрятался опять.

– Да не бойся ты, я тебя не съем! Иди сюда, не обижу, – Фрида манила лешего рукой.

Резкий голос нарушил вечернюю тишину:

– А кто ты такая, чтобы обижать мой народ?

Фрида обернулась и увидела болотную кикимору. Кикимора была старая и страшная, с длинными зелеными волосами, крючковатым носом и водянистыми глазами. Звали ее Унда.

«Явилась, владычица болотная, – подумала Фрида. – Все на одно лицо». – Она не раз в своей жизни встречалась с кикиморами и заставляла их служить себе. И эта будет служить!

Кикимора разглядывала Фриду:

«На вид земная женщина, а не боится. Нехорошее от нее что-то идет. Утоплю в болоте, и дело с концом! Но для начала попугаю…А то ишь, глаза какие наглые. Она щелкнула пальцами, и из болота вынырнуло с десяток голов болотных кикимор. Из-за деревьев показались лешие.

– Кто ты такая и чего забыла на моих болотах? – недовольно проскрипела Унда, видя, что незнакомка не испугалась.

– Я Черная колдунья Фрида! – ответила незнакомка.

– Колдунья, говоришь? – кикимора прищурилась. – И что ты тут делаешь? Смерти ищешь?

– Нет! Владения свои осматриваю! – невозмутимо ответила Фрида.

Унда хрипло рассмеялась, за ней захихикали все остальные кикиморы и лешие. Кикимора вскинула руку, и все замолчали.

– Значит, ты здесь старшая, – сказала Фрида и почувствовала, как трава зашевелилась и стала плотно оплетать ее ноги. Кикимора сжала кулаки и грозно крикнула:

– Я здесь хозяйка!

– Нет! Я здесь хозяйка! – крикнула Фрида и щелкнула пальцами. Трава отпрянула от ног Фриды, будто обожглась.

– А теперь смотри, что умею я! – Фрида еще раз щелкнула пальцами и три раза обернулась в одну сторону.

«Ох, рискую! Узнает Равновесие, что колдовала, не сносить мне головы! – думала Фрида. – А что делать?»

Вместо леших на поляне стояли пеньки. У кикиморы от страха дыхание перехватило.

– Ну, хороши пеньки? – и еще раз Фрида щелкнула пальцами, три раза перевернулась.

Вместо голов кикимор из болота торчали лохматые кочки и хлопали глазами.

– А вот в кого бы мне превратить тебя? – Фрида озадаченно смотрела на кикимору. – В жабу скользкую или в пиявку? И будешь ты доживать свой век тварью омерзительной, хотя ты и сейчас не красавица! – Фрида брезгливо сморщилась.

Кикимора повалилась на колени.

– Верни обратно… – завыла она.

– Ну, и кто после этого здесь хозяйка? – грозно спросила Фрида.

– Ты хозяйка, ты, – выла кикимора, – верни обратно…все тебе служить будем до последнего вздоха…

– Смотри у меня, – прошипела Фрида и тут же быстро закрутилась в другую сторону. Ей надо было вернуть все обратно, чтобы Равновесие не успело увидеть, что она колдовала. Оно и не увидело, не до мелочей.

Лешие и кикиморы, вытаращив глаза, с ужасом смотрели на ведьму.

«Быстро я сегодня. Да таких что пугать, они сами себя боятся», – Фрида была довольна.

Столетиями лесной и болотный народ жил тихо-мирно. Людей на этой земле не было, и досаждать было некому. Уж забывать стали, как пакости делать. И вот явилась ведьма страшная и в одночасье нарушила спокойную жизнь.

Фрида сидела верхом на черной птице и сверху смотрела на испуганную нечисть.

– Буду жить в Черных скалах! А вы все будете служить мне! И попробуйте только ослушаться, в пыль превращу! – Фрида зло сверкала глазами. Она смотрела на кикимору, и у той задрожали поджилки.

– Отберешь мне в услужение дюжину кикимор, помоложе да покрасивее. Завтра к утру чтобы были в Черных скалах. Будут хорошо служить, не обижу, а нет, сама видела, что будет…

Кикимора Унда низко кланялась:

– Все сделаю! Все выполню! Любое ваше желание, госпожа!

– Давно бы так! А то перечить мне вздумала, хрычовка старая, – Фрида усмехнулась.

– Повезло тебе! Добрая я сегодня! А то бы оставила народ твой пеньками да кочками, а ты бы по ним жабой скакала! – Фрида зло захохотала.

– Вперед, Кайра! – крикнула Фрида.

Птица поднялась в воздух, покружила над болотом и отвратительно закричала. С этим криком закончилась спокойная жизнь кикимор и леших. Задрав головы, они с ненавистью смотрели на улетающую птицу и страшную ведьму.

Возвращаясь в Черные скалы, Фрида размечталась, как она славно обустроится на новом месте.

Приземлившись у пещеры, Кайра прохрипела:

– Ты очень рисковала.

Фрида засмеялась, обняла Кайру за шею и сказала:

– Оно того стоило!

*****

И надо же было такому случиться, что королева Гера и ведьма Фрида в один и тот же день нашли приют на удивительной земле. Одна у Серебряных гор, другая у Черных скал.

Фрида, как Гера, искала пристанище. Как и Гера, рискнула пройти Седьмой Туман. Ей, как и Гере, нечего было терять, все надо было начинать сначала. Гера и Фрида никогда не встретятся и не узнают друг о друге.

Но именно с этих двух совершенно разных женщин началась новая жизнь в Стране Серебряных гор.

Нагана. Возвращение

Прошло полгода. Варак своим нытьем доводил книгу Нагану до бешенства.

– Ну, когда же? Скажи, Нагана! Когда полетим на остров? – ныл Варак.

«Так бы и придушила! – думала Нагана. – Еще немного, и он сведет меня с ума!»

– Завтра, мой милый, мы отправимся с тобой на остров Кравт, – сказала Нагана. – Ты же возьмешь меня с собой? Хочу сама все увидеть!

– Конечно, возьму! – Варак прыгал от радости. – Ты увидишь мой остров! На том месте, где был королевский дворец, я построю свой! И пусть хоть кто-то посмеет сказать, что я не великий! Ты ведь поможешь мне? – он смотрел на Нагану горящими глазами.

– Ну конечно! Когда я тебе не помогала? – ответила книга.

– Я заставлю всех колдунов мира со мной считаться! – Варак тряс сжатыми кулаками.

– Смотри не лопни от собственной важности, – смеясь, сказала Нагана. – А теперь закрой меня, пора отдохнуть. Она слышать больше не могла восторженных воплей Варака.

На следующий день, на закате, Варак взял книгу, сел на верную тучу и отправился на остров Кравт. Он приземлился на горы серых камней. Еще недавно здесь была дворцовая площадь и прекрасный дворец, а теперь руины. Варак достал книгу, положил ее на каменную глыбу и открыл.

– Смотри, Нагана, на творение рук моих! – Варак полез на самую высокую гору камней.

Забравшись на самую вершину, он посмотрел вниз и пришел в неописуемый восторг.

– Смотри, Нагана! Я превратил в руины целую страну! Я заставил уйти людей и стал полновластным хозяином острова! Я ли не велик? – кричал он громко, подняв руки к небу. Поднялся ветер, и грянул гром. Варак бешено захохотал, он становился сильнее.

В шуме стихии Варак не слышал, как Нагана начала колдовать. Ветер выл, книга Нагана шелестела листами и шептала страшные заклинания. Опять грянул гром, и каменная гора, на которой стоял Варак, стала рушиться. Он не удержался на ногах и вместе с каменными глыбами полетел вниз. Он только и успел крикнуть:

– Нагана! – как все закончилось. Ветер утих, и гром больше не гремел, а Варак с переломанными руками и ногами был раздавлен и погребен под серыми камнями. Его рука безжизненно повисла, выглядывая из каменной могилы.

В звенящей тишине раздался резкий хлопок, и едкий черный дым поднялся в небо. Когда дым рассеялся, на камне сидела рыжеволосая женщина в золотом платье, расшитом золотыми цветами. В середине каждого цветка был изумруд. Женщина встала, тряхнула рыжими волосами, потянулась и сказала:

– Наконец-то! Я снова свободна!

Она огляделась и пошла к груде камней, под которыми остался лежать Варак. С отвращением пнув его руку, она сказала:

– Ну что, властелин? Вот и сбылась твоя мечта: у тебя свой каменный остров! Как тебе лежится под твореньем рук твоих? Если бы ты знал, как ты мне надоел за эти годы! Никчемный, бездарный и глупый! Хотя, что ни говори, глупость твоя меня и спасла, – Нагана засмеялась. Не раз ее спасала мужская глупость и доверчивость.

– А Алвис говорил, что не найдется больше глупца. А гляди-ка ты, нашелся! И еще какой! Его очаровала и убила не женщина, а книга! – и опять звонкий смех Наганы нарушил тишину. Она с презрением посмотрела на груду камней, под которыми лежал Варак, и брезгливо поморщилась.

*****

Нагана была ведьмой-перекати-поле и долго нигде не задерживалась.

Находила она колдуна-стихийника, очаровывала, что несложно было при ее хитрости и красоте, вот дело и сделано. На всякий случай муженька любовным зельем подпаивала, да так ловко, что тот не догадывался. Нагана была ведьмой превращения и знала толк во всякого рода зелье. А колдун-стихийник мало что в этом понимал, и потому его легко было обмануть. Слова ласковые в уши колдуну нашептывала, поцелуями сладкими дурманила, а сама его тайны узнавала. А как узнает все, ядовитым зельем опоит, тут колдуну и конец! Становилась она хозяйкой его владений. Вместе с богатством переходила к ней сила и непрожитая жизнь колдуна. Нагана оставалась молодой и уже не помнила, сколько ей лет. Три сотни или четыре? И вот уже свободная и красивая, Нагана ищет новую жертву.

 

И все так гладко у нее получалось, потому что было у нее одно правило, которое она никогда не нарушала: колдунов превращения Нагана обходила стороной. Все они были хитрые, обмануть их было непросто, да и опасно. Так зачем рисковать?

И угораздило же ее встретить Алвиса! Был он колдуном превращения и жил в великолепном дворце у подножия Скалистых гор. Красив был Алвис и сказочно богат. Соблазн получить богатство был настолько велик, что не устояла Нагана и нарушила свое правило. Понадеялась на свое обаяние. А зря!

Прошел месяц-другой, и начал Алвис замечать, что Нагана все высматривает да вынюхивает. Не понравилось ему, насторожился. А однажды увидел Алвис, как она ему из небольшого стеклянного флакона в вино что-то подливает.

«Ах, вот оно что! – подумал Алвис, – зельем любовным опоить хочет!»

Только не любовное это было зелье. Нагана подливала яд ему в вино с первого дня. Сначала осторожно, по капельке, а потом все больше и больше.

На следующее утро Алвис почувствовал себя плохо. К полудню ему стало еще хуже.

«А не отравила ли она меня?» – страшная мысль пришла в голову Алвису.

Он спустился в подземелье, в свою колдовскую пещеру. Взял маленькую шкатулку с разными мелочами и, достав из нее белую жемчужину, зажал ее в руке. Он разжал руку, жемчужина была черной.

– Отравила, – прошептал он. – Трудно найти противоядие от яда, о котором ничего не знаешь. Ну ладно! Сначала я уничтожу тебя, моя дорогая, а потом подумаю, как спасти себя, – и он принялся за дело.

Он уже закончил колдовать, когда Нагана тихо вошла, опустилась в кресло и внимательно посмотрела на Алвиса.

– Что ты делаешь, дорогой? – спросила она ласково.

– Уже сделал, дорогая! Осталось попробовать, – он многозначительно посмотрел на жену, сливая золотистую жидкость в стеклянный пузырек.

Они вышли из пещеры, прошли по узкому коридору и по винтовой лестнице поднялись прямо в гостиную. Там все было накрыто к ужину. Они сели за стол друг напротив друга.

– Ты бледен, дорогой, ты часом не заболел? – спросила Нагана, впиваясь зубами в сочную утиную ножку.

«Здоровьем она моим интересуется, змея», – подумал Алвис и подвинул ближе канделябр со свечами, чтобы лучше видеть лицо Наганы.

– Да, я что-то неважно себя чувствую, – ответил Алвис.

– Ты просто устал. Может быть, тебе приготовить целебного отвара? – заботливо спросила Нагана.

– Я уже приготовил, – Алвис достал пузырек с жидкостью.

Нагана внимательно посмотрела на мужа. Его ответ ей не понравился.

– Что это? – спросила она настороженно.

– Это лекарство. Выпьешь – и все пройдет, – ответил Алвис и открыл пузырек.

Она наклонилась вперед, разглядывая золотистое зелье, и думала:

«Врешь! Ничего тебе уже не поможет!»

В этот момент Алвис плеснул содержимое пузырька прямо в лицо Нагане и начал шептать заклинания. Нагана вскрикнула, вскочила и закрыла лицо руками. Глаза нестерпимо жгло. Натыкаясь на все подряд, она побежала к двери, ведущей в сад. Споткнувшись на пороге, она упала. Поднялась, сделала несколько шагов, запуталась в платье и опять упала. До нее долетели последние грозные слова Алвиса:

– Шелестеть тебе до конца дней своих, потому как не найдется больше глупца, который будет тобой очарован, и не сможешь ты больше никого убить! Тебя больше нет! Пропади, ведьма!

Черный дым поднялся в черное небо. Когда же дым развеялся, в саду, недалеко от двери, лежала книга в золотом переплете с тиснеными золотыми цветами, а в каждом цветке изумруд. Душа и тело Наганы были навсегда заключены в книгу.

Алвис из последних сил держался на ногах. Падая, он ухватился за скатерть. Посуда полетела на пол, упали канделябры, и горящие свечи покатились в разные стороны. Загорелись портьеры, мебель, и вот уже вся гостиная была охвачена огнем. Но Алвис этого не видел, он был мертв.

Пролетая на туче, колдун Варак издалека увидел огненное зарево. Ему стало интересно, и он приказал туче подлететь поближе и спуститься. Он стоял недалеко и смотрел, как полыхает дворец.

«Очень странно. Горит дворец, вокруг никого. Интересно, чей он?» – думал Варак.

Он подошел поближе и увидел золотую книгу, она лежала всего в нескольких шагах.

Он быстро подбежал, схватил книгу и удалился на безопасное расстояние. Еще немного посмотрев на огонь, Варак запрыгнул на тучу и улетел. К утру от дворца остался только обгорелый остов.

Вернувшись в свою пещеру, Варак первым делом стал разглядывать свою находку.

Он положил книгу перед собой и, любуясь, сказал:

– Какая ты красивая! Может быть, ты волшебная?

Он положил на нее руки, погладил. Что-то щелкнуло, и книга открылась, зашелестев рыжими листами.

– Волшебная! – в восторге взвизгнул Варак.

– Кто ты? – раздался изумленный женский голос.

– Это ты со мной разговариваешь? – Варак уставился на книгу.

– А кто же еще, – ответила книга. – Так кто ты?

– Я Варак, Черный колдун-стихийник! – сказал он гордо.

– Как я у тебя оказалась? – спросила она.

Варак рассказал ей о пожаре и о том, как он спас ее. Нагана слушала, проклинала Алвиса и ругала себя за свою алчность и легкомыслие.

– А как случился пожар? – спросила Нагана.

– Этого я не знаю, – отвечал Варак. – Я появился, когда дворец вовсю пылал. Вокруг ни души, только ты. А ты разве не знаешь, что произошло? Ты же была там? – Варак удивленно смотрел на книгу.

– Да, была, но когда я закрыта, я ничего не вижу, – Нагана сказала правду.

– А куда делся твой хозяин? – спросил Варак.

– Хозяин? – Нагана готова была взорваться от возмущения, но вовремя остановилась.

«Никогда у меня не было хозяина и не будет! Но не в том я сейчас положении, чтобы возмущаться», – думала Нагана с досадой.

– А хозяин мой, наверное, сгорел, – не без удовольствия сказала Нагана. – Пусть другие думают, что я тоже сгорела. Никто не должен знать, что я у тебя. Много охотников найдется, чтобы завладеть мной, потому что я волшебная книга Нагана! За то, что ты спас меня, я буду тебе во всем помогать. Береги меня!

– Буду беречь! Буду! – Варак был очень доволен, что ему в руки попало такое сокровище.

Очень скоро Нагана поняла, что Варак глупый и никчемный колдун, и начала им управлять. Долгие семь лет она томилась в плену и ждала удобного случая. И вот она опять свободна. Нагана посмотрела по сторонам: сплошные камни!

– Неприятное место, – сказала она вслух. – Надо поскорее убираться отсюда. Интересно, туча здесь или улетела и тоже радуется свободе? – Нагана подняла голову вверх, вглядываясь в небо. Но небо было черное, и туча была черная, и Нагана ничего не увидела. – Ладно, если туча здесь, попробую с ней договориться, а если нет… – Нагана нахмурилась. Об этом она не подумала. Потом, будто о чем-то вспомнив, быстро сунула руку в потайной карман платья и просияла. В кармане был спрятан маленький мешочек с волшебным порошком.

«И туча мне не нужна, сама обернусь птицей и улечу», – подумала довольная Нагана, но на всякий случай решила проверить действие порошка. Она достала щепотку, щелкнула пальцами, сложила руки на груди и завертелась волчком. Через минуту золотистая ящерка с зелеными глазами юркнула в камни.

Последний день Наганы

Наступило утро. Нагана сладко выспалась и была в прекрасном расположении духа.

Посмотрев на небо, она увидела тучу.

– Эй! Слышишь меня? Твоего хозяина больше нет! – крикнула весело Нагана. – Может быть, мне послужишь? – она хитро прищурилась. – Спускайся да отнеси меня, куда скажу.

Туча не шелохнулась. Как ни уговаривала ее Нагана, что ни сулила, туча, не двигаясь, висела над ее головой.

– Ну и не надо! Без тебя обойдусь! Сама птицей полечу! – Нагану взяла злость.

Уж очень не хотелось ей самой крыльями махать. На туче куда приятнее, сидишь себе, а она тебя несет куда надо.

И вдруг туча начала спускаться и зависла прямо перед Наганой. Та победоносно посмотрела на тучу:

– Что? Передумала? Так-то лучше!

Запрыгнув на тучу и устроившись поудобнее, она приказала:

– Вперед! В страну Саргинию!

Туча поднялась высоко в небо и полетела над островом. Нагана посмотрела вниз и крикнула:

– Попрощаться решила? Давай быстрее! Видеть не могу больше эти серые камни!

Но туча кружила над островом все быстрее и быстрее. Нагана, почуяв неладное, грозно крикнула:

– Хватит! А ну, давай лети вперед!

Ну не тут-то было! Небо потемнело. Черный ураган, подхватив тучу, с бешеной скоростью кружил ее над островом. Обезумевшая от страха Нагана поняла, что она допустила еще одну смертельную ошибку. Из последних сил она пыталась удержаться, но ураган разодрал тучу в клочья, и Нагана с огромной высоты рухнула вниз. Бездыханное тело хитрой рыжей ведьмы лежало на камнях, рядом с тем местом, где был погребен Варак. В ее глазах застыло недоумение, а изо рта стекала струйка черной крови.

Варак, конечно, был колдуном никчемным, но слуги у него были верные. Отомстили они за гибель хозяина.

Те, кто погубил цветущий остров, сами нашли на нем смерть.

*****

Равновесие, узнав о случившемся на острове, было весьма довольно.

– А хитрая бестия эта Нагана. Все считали, что она погибла в пожаре. А она жива-здорова!

– Была! – сказала Вальмона. – Была жива-здорова! А теперь ее нет! И Варака тоже нет!

– Что за народ! Сначала натворили гадостей, потом поубивали друг друга! – сказало возмущенно Равновесие.

– Ну и хорошо. Зло наказано, а нам хлопот меньше, – невозмутимо сказала сфера.

Грозно и раскатисто прозвучал голос Равновесия:

– Так будет всегда! Зло всегда будет наказано! Бойтесь меня и трепещите передо мной, ибо кара настигнет и уничтожит всякого, кто осмелится меня ослушаться!

Колдун Харам

Князь Рамир и дядя Ману вернулись домой в скверном расположении духа. Князь закрылся в своих покоях и велел пускать только дядю. Прошло две недели, и придворные опять стали шептаться, что с князем что-то не так.

В очередной раз зайдя в покои племянника, Ману увидел все ту же картину: Рамир лежал на диване и пустыми глазами смотрел в потолок. Сев напротив, дядя молча смотрел на племянника.

– Рамир, свет мой, так нельзя! – строго сказал Ману. – Руки опустил и раскис совсем, как гнилой гранат. Ты прежде всего князь! И ты в ответе за свою страну и свой народ! Ты подумай, как бы поступила Гера? Она бы не сдалась!

– Что мне делать, дядя? – Рамир смотрел глазами раненого зверя.

– Прежде всего, возьми себя в руки! Сохраняй спокойствие и величие, подобающее великому князю. И запомни: чтобы быть с такой женщиной, надо быть достойным ее! – жестко сказал Ману, кивнул головой и вышел.

На следующий день князь как ни в чем не бывало появился на Совете. Он с большим вниманием слушал доклады министров и обсуждал государственные дела. Увидев, что князь спокоен и полон достоинства, придворные облегченно вздохнули. Никому и в голову не могло прийти, что под маской спокойствия и величия была измученная душа и сердце, которое терзала лапа с железными когтями.

Как-то вечером князь Рамир и дядя Ману прогуливались по саду. После жаркого дня приятно было пройтись в тени деревьев и подышать свежим вечерним воздухом. Они дошли до фонтана. Крепкие струи воды устремлялись в небо, ломались и беспомощно падали вниз, рассыпаясь вдребезги. Рамир опустил руку в прохладную воду, зачерпнул пригоршню и плеснул в лицо. Фыркнув от удовольствия, плеснул еще и еще и не заметил, как легкий ветерок пробежал по листьям. Зато непростой ветерок заметил дядюшка Ману, он давно ждал его.

– Ну наконец-то, – подумал Ману и услышал толи шепот, толи шелест:

– В первый день полнолуния ждут тебя у трех камней.

Ману с опаской покосился на Рамира: не слышал ли чего? Рамир продолжал с удовольствием плескаться.

«Чем бы дитя ни тешилось…» – подумал Ману, с любовью глядя на мокрого, довольного Рамира, и решил ничего не говорить, пока не придет время.

И вот как-то ранним утром дядюшка сам разбудил Рамира. Открыв глаза и увидев дядюшку в дорожном плаще, он все понял.

– Едем? – спросил Рамир, и сердце его часто забилось.

– Да. Пора, – ответил Ману.

– Почему заранее не сказал? – Рамир сердился.

– Зачем? Чтобы ты всю ночь не спал? Знаю я тебя! – ответил Ману.

Через час неприметная крытая повозка в сопровождении шести конных охранников выехала из тайных ворот княжеского дворца.

Полная луна сияла на небе, когда маленький отряд остановился у кромки леса.

– Ждите здесь! – приказал Ману.

– Пойдемте, князь Рамир, – сказал Ману и последовал вперед. Князь пошел за ним следом. Они углубились в лес, пошли по узкой тропинке. Тропинка привела их к трем большим поросшим мхом камням. Дядя Ману остановился, огляделся и каркнул вороном. Рамир вздрогнул. Из-за камней вышел невысокий человек в темном плаще, с низко опущенным капюшоном, скрывавшим его лицо. Поклонившись, он негромко сказал:

 

– Следуйте за мной.

Медленно, друг за другом они пошли вперед. Долго они шли, пока наконец не раздался хриплый голос проводника:

– Мы почти на месте.

Он раздвинул руками заросли, пропуская вперед Ману и Рамира, а потом и сам юркнул вслед за ними.

Проводник, протянув руку вперед, указал на вход в пещеру. Ману дал проводнику две золотые монеты и, кивнув Рамиру, направился ко входу. Только гости переступили порог и дверь за ними закрылась, проводник обернулся черным вороном и улетел.

Ману уверенно шел по длинному коридору. Позади оставались многочисленные двери и арки, Рамир крутил головой, а Ману, не сворачивая, шел вперед. Рамир понял, что дядюшка здесь не в первый раз.

Они дошли до железной кованой двери.

– Как бы тебе ни хотелось, постарайся сразу не задавать вопросов, – сказал Ману Рамиру и толкнул дверь. Они друг за другом вошли в пещеру с низким сводчатым потолком. Вдоль стен стояли дубовые резные шкафы с книгами.

За большим дубовым столом сидел человек. Бронзовый канделябр с дюжиной свечей освещал его смуглое красивое лицо с умными, проницательными глазами. На нем была темно-синяя шелковая мантия и меховая накидка. Длинные волосы до самого пояса были черны как вороново крыло.

Он внимательно смотрел на вошедших гостей, сложив руки ладонь к ладони. На указательном пальце был перстень с огромным сапфиром. На столе перед ним лежала книга в сафьяновом переплете.

– Здравствуй, Ману! – произнес человек. – Давно ты меня не навещал!

– Нужды не было, – спокойно ответил Ману, подойдя к столу.

Человек поднялся и, выйдя из-за стола, протянул ему обе руки. Ману в ответ протянул свои.

– Ну, здравствуй, Харам, – они дружески пожали друг другу руки, а затем крепко обнялись.

– Знаю я, что ты никогда зря не потревожишь. Раз пришел, значит, тебе нужна моя помощь. Но ты, как я вижу, пришел не один. – Харам с любопытством разглядывал Рамира.

– Это мой племянник, князь Рамир, – сказал Ману.

Рамир склонил голову в знак приветствия.

– Здравствуй, князь, – сказал Харам, пожав руку Рамира. – Я и сам вижу, что это Рамир, он как две капли воды похож на Шанти, – Харам посмотрел на Ману. – Такой же красавец!

«Колдун знал мою мать! А дядюшка давно знает колдуна!» – изумился Рамир.

Указав на два резных кресла, Харам произнес:

– Располагайтесь удобнее, я так понимаю, разговор будет долгий…

И Ману рассказал всю историю от начала до конца, со всеми подробностями.

Выслушав, Харам сказал:

– Слышал я про каменный остров и про королеву Геру. Это, без сомнения, черное колдовство. Кто-то из черных облюбовал остров Кравт и вынудил королеву уйти. И колдун этот очень ловок и хитер, до сих пор никто не знает, кто он. А уж Равновесие-то с ног сбилось, ищет его и день и ночь…

– Можно ли узнать, куда отправилась королева Гера? Жива ли? – осторожно спросил Ману и скосил глаза на Рамира. Рамир замер, словно зверь перед прыжком, напрягся всем телом и плотно сжал губы.

Харам смотрел в книгу, перелистывал страницы, что-то чертил на листе бумаги, шептал какие-то заклинания. Он закрыл глаза, положил руки перед собой на книгу и замер. Не открывая глаз, он начал говорить:

– Королева Гера Кравская ушла с острова на трех кораблях. Она спасала свой народ.

Корабли взяли курс на юг. Больше я ничего не вижу. Путь прервался…

Рамир дернулся, Ману схватил его за руку и поднес палец к губам. Рамир побледнел и вцепился руками в подлокотники кресла.

– Неужели это все, что ты можешь сказать? – тихо спросил Ману.

Харам молчал. Он закрыл глаза и погрузился в свои мысли, он был далеко. Вдруг он резко открыл глаза, в них было удивление и недоумение.

– Сколько живу и колдую, никогда такого не видел! – Харам смотрел на Ману.

– Что ты не видел? Не томи, Харам, – взмолился Ману, косясь на Рамира.

– Королева Гера жива. Ее жизненный путь не прерван, а спрятан!

– Кем спрятан? Зачем? – Ману тоже был удивлен.

– Белыми магами, они скрывают, где она находится! – продолжал удивляться Харам.

– Зачем она им? Она простая земная женщина, – сказал Ману.

– Выходит, непростая! Не все вы про нее знаете! – сказал Харам.

– Да и ты, судя по всему, ничего не знаешь, – язвительно сказал Ману. – А надо узнать! И не говори мне, что не можешь! – он замахал руками, – есть у тебя свои ходы да выходы!

– Все, и Черные, и Белые, держат свои тайны в секрете, – сказал Харам. – И чем сильней колдун, тем строже он охраняет свои знания. Порой у них такая защита, что пробить невозможно. Но есть все-таки лазейка, – Харам хитро прищурился. – Каждый колдун обладает своими особыми способностями, есть у него что-то такое, чего нет у других. Все мы разные! И благодаря этим особым способностям каждый может хоть немного знать, что происходит. Вот и получается, один знает одно, другой другое. А собрав все знания воедино, можно много чего узнать. – Харам говорил все это для Рамира, чтобы тот понимал, что не все так просто даже у колдунов. Ману давно уже знал об этом.

– Вот ты и должен узнать, где королева Гера и как ее найти, – сказал Ману.

– Я постараюсь помочь, и все же я ничего не обещаю… – сомнение прозвучало в голосе Харама.

– У тебя все получится. В прошлый раз получилось, и теперь получится. Тем более столько времени прошло, ты стал еще мудрее и могущественнее, – Ману явно льстил Хараму.

– И потом, может быть, с Белыми будет проще договориться?

– Может быть, и проще, а может, и нет, – усмехнулся Харам. – Но ты не оставляешь мне выбора!

Харам долгим внимательным взглядом посмотрел на Ману. Решение было принято.

– Мне нужно время, – сказал он.

– У тебя есть время, – Ману поднялся, подошел и, отстегнув от пояса увесистый мешок с золотом, положил на стол.

– И деньги!

– Забери, – отмахнулся Харам, – свои девать некуда…

Ману будто не слышал его.

– Если нужно будет еще, только скажи.

Он загадочно посмотрел на Харама.

– Нет ли каких новостей про Маруха? Жив или, может, сдох шакал? – Ману еле сдерживал гнев.

Рамир с удивлением смотрел на дядю, первый раз он видел его таким.

Харам встал, глаза его потемнели, и хриплым голосом он ответил:

– Жив и силен как никогда. Колдует хитро, следов не оставляет. Очередную красавицу ищет, чтоб ему провалиться. Но поверь, наступит момент, он за все ответит. Мы с тобой еще попляшем на его костях….

Рамир слушал и не верил своим ушам. Его достопочтенного дядюшку и колдуна Харама много лет связывала какая-то тайна, и оба они желали смерти какому-то Маруху.

«Вот это да! – думал Рамир. – В прошлый раз у них получилось! Сколько лет живем вместе, а я, оказывается, ничего и не знаю о тебе, дядюшка! И почему-то мне кажется, что эта тайна касается и меня. Надо как-то заставить тебя все рассказать».

Харам и Ману многозначительно посмотрели друг на друга. И уже совершенно спокойно и гостеприимно Харам сказал:

– А теперь, дорогие гости, прошу разделить со мной трапезу. И никаких возражений.

В великолепной гостиной хозяин и гости сели за богато накрытый стол, с удовольствием ели и неспешно вели беседу о жизни и делах в княжестве. Ни о королеве Гере, ни о загадочном Марухе больше не было сказано ни слова.

Провожая гостей, Харам сказал:

– Как только я что-то узнаю о королеве, я пришлю весточку. А до тех пор надо набраться терпения и ждать.

Они попрощались, пожали друг другу руки и отправились к выходу. У пещеры их ждал проводник-ворон…

Князь Рамир и дядя Ману сели в повозку, и маленький отряд отправился во дворец. Дядюшка устало откинулся на подушки и закрыл глаза.

– Дядя? – спросил Рамир. – Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Ману открыл глаза, внимательно посмотрел на Рамира и ответил:

– После, сынок, после. Вернемся во дворец, я отвечу на все твои вопросы. А сейчас давай отдохнем, я очень устал, – и дядюшка опять закрыл глаза.

Рамир кивнул и тоже закрыл глаза. Через мгновение он уже спал.

Оба проснулись лишь тогда, когда повозка остановилась у ворот дворца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru