Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Лариса Галкина
Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Фрида

Сам не зная того, Барт был прав. Западная часть страны была совсем другая.

Бурное Ведьмино море разбивало свои волны о Черные скалы. За ними начинался непроходимый лес и топкое болото, излюбленные места всякой нечисти.

Случилось так, что в ту же ночь ведьма Фрида принеслась к Черным скалам, как стрела. Большая черная птица сделала круг и приземлилась на выступ скалы. Птица была на редкость отвратительная: тело покрыто чешуей, клюв крючком, костлявые лапы. Она сложила большие черные крылья, крутила головой и смотрела вокруг маленькими злобными глазками. Маленькая женщина сидела на спине у птицы и громко ругалась:

– Ненавижу эту фею Семи Туманов, чтоб ей провалиться! Возвела свои туманные стены, и пробирайся через них, как мышь слепая. Доберусь до тебя и таких гадостей наделаю, что забудешь, как колдовать! – злобно шипела Фрида.

Хоть и была она сильной ведьмой, но знала, что никогда не добраться ей до феи Семи Туманов, руки коротки. И от этого она еще больше злилась. Но помечтать-то можно! Настроение было поганое. Продолжая ругаться, она спрыгнула на землю. Теперь пришла очередь Равновесия.

– Из-за тебя, проклятое, занесло меня на край земли. Чтоб тебе пять раз провалиться, чтоб тебя разорвало в клочья и сшить было некому… – она придумывала все новые и новые кары для Равновесия.

В очередной раз натворив гадостей вместе со своей «подружкой» Медорой, Фрида попалась. На нее донесли Равновесию, и теперь Тайные шли за Фридой и Медорой по пятам.

Они прятались в маленькой лесной пещере и думали, как спастись от гнева Равновесия.

Медора оказалась настолько трусливой, что даже при упоминании о Равновесии готова была упасть в обморок. Она не переставая ныла и заламывала руки:

– Нас поймают! Нас казнят! Зачем я только согласилась тебе помогать?

– Затем, моя милая, чтобы стать сильнее и могущественнее, – с раздражением отвечала Фрида.

– Там, куда нас отправят, тебе не понадобится ни то ни другое! – язвительно говорила Медора и начинала ныть еще сильнее…

Фрида смотрела на Медору и со злостью думала:

«Э, голубушка, так дело не пойдет. Тебя еще спросить не успеют, а ты уж все расскажешь. И себя погубишь, и меня. Дернула же нечистая с тобой связаться! Теперь думай, как выкручиваться!»

Фрида была умна и решительна. И минуты не прошло, как в ее голове созрел коварный план. Она посмотрела на Медору и с сожалением сказала:

– Что же ты за ведьма-то такая! Всего боишься, трясешься, как в лихорадке!

Медору действительно трясло так, что зубы стучали.

– Ладно тебе, что заранее-то бояться? Выкрутимся, обманем Равновесие! – продолжала успокаивать ее Фрида. – Сейчас я тебе отварчика успокаивающего сделаю, а то не ровен час умрешь от страха, – усмехнулась Фрида, в душе ругая себя за то, что связалась с такой глупой и трусливой ведьмой.

Медора кивнула и продолжила лязгать зубами, а Фрида принялась за работу.

Вода кипела, и Фрида кидала в нее коренья и разные травы. Потом потихоньку достала из кармана маленькую коробочку, высыпала ее содержимое в отвар и перемешала.

– Вот и отварчик готов, он тебя успокоит, – сказала Фрида и подумала про себя: «Навсегда!»

Медора пила ароматный отвар и правда начала успокаиваться. Зубы перестали стучать, тепло разливалось по всему телу, а голова слегка затуманилась.

– Вот спасибо тебе, – сказала Медора, – а то у меня от такого стука все зубы рассыпались бы…

«А хоть бы и рассыпались, – зло подумала Фрида. Они все равно тебе больше не понадобятся. Там, где ты скоро будешь, не едят»…

– А как же все-таки мы обманем Равновесие? – спросила Медора.

– А так! Свалим вину на кого-нибудь другого, пусть его и наказывают. А мы улетим куда подальше и переждем.

– Я знаю, куда полетим, – сказала Медора слегка заплетающимся языком.

– Куда же? – спросила Фрида просто так, чтобы поддержать разговор.

– К Черным скалам, – Медора допила отвар.

– И где же такие? – Фрида внимательно посмотрела на Медору.

– Далеко на юге, за островом Драконов, за Седьмым туманом… чудесное место, скажу я тебе… там, в Черных скалах, пещеры уютные, тишина и покой. А какие там болота…и людей нет. Запретное место, не для всякого. Не зря же его фея Семи туманов охраняет…

«Бредит уже, – подумала Фрида. – Драконы, туманы…»

– Откуда знаешь про Черные скалы? – все же спросила она Медору.

– Да уж знаю, – голос Медоры стал совсем слабым. Глаза ее помутнели и стали закрываться.

– Когда полетим? – еле слышно прошептала Медора и уронила голову на грудь.

– Ты уже прилетела, – злобно сказала Фрида. – А я нашла, на кого вину свалить! – и она расхохоталась.

«Интересно, а про скалы она в бреду наплела или в самом деле есть такие?» – думала Фрида, уходя из пещеры Медоры, прихватив ее сокровища.

На следующий день Белый и Черный воины схватили трясущуюся от страха Фриду и приволокли на расправу, в замок Равновесия.

Фриду трясло так же, как Медору накануне. Ей во что бы то ни стало надо было успокоиться. Предстояла битва за жизнь.

«Не для того я рисковала. Буду стоять до последнего!» – подумала Фрида, глубоко вздохнула и перестала трястись. Сердце бешено колотилось, но внешне она выглядела почти спокойной. Она стояла, боясь пошевелиться, и смотрела на пустой трон. Время как будто остановилось…

Когда же к Фриде подплыла сфера Вальмона и уставилась на нее равнодушными глазами, Фрида перестала дышать и зажмурилась. Она подумала, что это и есть Равновесие. Мало кто знал, как оно выглядит. Обычно после встречи с ним никто не возвращался. Но все-таки у Фриды была надежда: к Равновесию попадали лишь те, чья вина была под сомнением.

– Посмотри, Вальмона, какую красавицу к нам занесло, – голос прозвучал неожиданно, и Фрида вздрогнула.

– Ничего особенного. Ведьма как ведьма, – равнодушно ответила сфера.

Фрида открыла глаза и увидела его. Это, без сомнения, было Равновесие. Оно стояло совсем рядом и молча разглядывало Фриду. От него шло такое могущество и величие, что сразу было понятно, почему его так боялись. Постукивая по хрустальному полу серебряным посохом, Равновесие медленно обошло вокруг Фриды.

«Недурна, – подумало оно между прочим, – маленькая, ладненькая…»

Остановилось напротив и посмотрело Фриде прямо в глаза: умные и злые.

Фрида опять зажмурилась.

– Боишься? – грозным голосом спросило Равновесие. – Все вы боитесь, когда оказываетесь передо мной! А когда мерзости делала, не боялась?

– Подойди! – приказало Равновесие.

Оно уже сидело на троне, рядом зависла сфера, а за троном стояли Белый и Черный воины.

На ватных ногах Фрида побрела к трону.

– Стой! – прозвенела Вальмона.

Фрида остановилась. Равновесие, опять молча, ее разглядывало.

– Ну, рассказывай! Да не ври! Все равно узнаю! – Равновесие приготовилось слушать.

Отпираться было бессмысленно, а жить хотелось как никогда. И Фрида рискнула.

Она начала рассказывать о своей замечательной подруге Медоре, как они дружили много лет и помогали друг другу. Вот и в этот раз Медора попросила ей помочь. И Фрида не могла ей отказать. Разве знала она, Фрида, что Медора втянет ее в такое отвратительное дело. Да если бы она знала, ни за что бы не согласилась…

Коварная Медора ввела ее в заблуждение, и теперь она должна отвечать за то, чего не делала. Где сама Медора? Почему не здесь, перед очами Великого Равновесия? Нет ее! Сбежала и затаилась где-то! А она, несчастная Фрида, должна отвечать за ее пакости! И некому ее защитить!

– Бедняжка! Сейчас зарыдаю! – насмешливо сказала сфера.

Равновесие не верило ни одному слову Фриды, но и доказать ее вину не могло.

Медоры нет, а Фрида все сваливает на нее. Попробуй докажи, что было не так!

– Складно врешь, – сказало Равновесие. – А вот Медора говорит, что это ты все затеяла и ты ее втянула в свои грязные дела.

«Говорит? Неужели жива? – в ужасе подумала Фрида. – Нет, быть не может! Я же сама видела! А вдруг все-таки жива? – мысли кипели. – Так или иначе, сама ни в чем не признаюсь», – решила Фрида.

– Ваше Великолепие! Медора меня обманула и теперь хочет обмануть вас! Это она все придумала! Она! – Фрида продолжала сваливать вину на Медору.

– Медора, говоришь? Да у Медоры на такое ни ума не хватило бы, ни смелости! Только на мелкие гадости и способна. Толи дело ты! – Равновесие широко развело руки. – Тебе ни ума, ни смелости не занимать, а уж подлости на десяток таких, как Медора, хватит! Вот как раз ты все и сделала, и Медору втянула, и на нее же все свалить хочешь. – Равновесие уже стояло возле Фриды.

– Сегодня Медору нашли мертвой, – грозно сказало Равновесие. – Отчего умерла твоя подруга? Не подскажешь?

– Совесть замучила! – ляпнула Фрида.

– Совесть!? – голос Равновесия звучал как гром небесный. – Нет у вас, черных, ни совести, ни чести! Так отчего!?

Фрида от страха не могла вымолвить ни слова.

– Молчишь? Тогда я скажу тебе! Это ты убила Медору!

– Нет! Я не убивала ее! Медора была моей подругой! – голосом, полным отчаяния, верещала Фрида.

– Врешь! – крикнуло Равновесие так, что хрустальные стены зазвенели. – Не бывает у вас дружбы! Используете друг друга, завидуете, козни строите и убиваете!!! Это у вас дружбой называется?

Взбешенное Равновесие размахивало посохом прямо над головой Фриды. Втянув голову в плечи, Фрида с ужасом подумала:

«Ничего себе Равновесие, того и гляди пришибет насмерть».

В тот же миг Равновесие опустило посох и спокойно, как ни в чем не бывало, вернулось на трон.

– Что будем делать, Вальмона? – тихим голосом Равновесие обратилось к сфере.

– Без сомнения, она врет, но сейчас доказать этого нельзя. Ни Медоры, ни свидетелей. Повезло мерзавке! И по всему получается, в первую очередь во всем виновата Медора, а вина Фриды не столь велика, потому как обманом втянули ее в эту грязную историю. И потому наказание должно быть справедливым. По-другому нельзя! На то ты и Равновесие! Но, поверь мне, она обязательно попадется снова, – Вальмона посмотрела на Фриду прозрачными глазами, – и тогда…

 

Равновесие разговаривало со сферой так тихо, что, сколько Фрида ни пыталась, не услышала ни слова. Равновесие, снова молча, смотрело на Фриду.

«Казнь мне придумывает», – смертельный холод пробежал по спине, ее опять начинало трясти.

– За злодейство твое приговариваю тебя к запрету на колдовство сроком на сто лет. Если найдутся свидетели и окажется, что ты соврала и оговорила Медору, тебя ждет самое страшное наказание. А сейчас, если только я услышу о тебе хоть слово, уничтожу! Вон отсюда! – Равновесие ударило посохом по хрустальному полу, и Фрида, закатив глаза, упала в обморок.

Очнулась она недалеко от своего дома. Она открыла глаза, увидела деревья вокруг и заорала от радости:

– Жива! Жива! Выкрутилась! – Фрида сама еще не верила в такую удачу и со всех ног бросилась бежать к дому. Заперев за собой дверь и отдышавшись, она стала думать, что делать дальше.

«Здесь оставаться больше нельзя! А вдруг и впрямь свидетели найдутся да Равновесию донесут? Тогда точно мне конец! Надо спрятаться, и чем дальше, тем лучше. Хотя оно везде найдет, – при воспоминании о Равновесии волосы встали дыбом. – Но ведь надо знать, где искать! Что там Медора про Черные скалы говорила? Может, и правда есть такие? Хотя в бреду чего не привидится! Черные скалы за Седьмым туманом!»

Терять было нечего, и Фрида решила рискнуть. Забрав наряды, сундук с сокровищами, колдовские книги и еще кое-что ценное, этим же вечером Фрида покинула свой дом.

Маленькая женщина на большой черной птице неслась по черному небу к неведомым Черным скалам. Ей предстоял долгий и опасный путь.

И вот, стоя на выступе скалы, Фрида ругалась, как торговка на базаре. Пришла очередь Медоры:

– Место чудесное! – противным голосом передразнила она Медору. Куда уж чудесней! – Фрида с досады махнула рукой и ударилась о камни. – Ай! – взвыла она от боли. – Что б вам провалиться! Ни зги не видно! Медоре привиделось, а я сдуру поверила! И кому? Самой никчемной ведьме на земле…

Начинало светать. Фрида замолчала и огляделась. Она стояла на выступе высокой скалы. Она подошла к самому краю и посмотрела вниз: волны накатывали, разбиваясь о скалы, отступали и опять накатывали. Фриде казалось, что на это можно смотреть бесконечно. Ее это успокаивало. Она повернулась и пошла обратно. Выступ оказался большим, и в конце него Фрида увидела вход в пещеру. Настроение стало улучшаться. А когда совсем рассвело, Фрида увидела то, о чем говорила Медора. Топкое болото, а за ним – густой непроходимый лес. Тишина и покой! Нет никого! Не бредила Медора, а проболталась под действием отвара. Она сама бы сюда отправилась, да не успела! Запретное место! Мое!

Фрида широко раскинула руки и крикнула:

– Это все мое!

Улыбаясь, она повернулась к птице и спросила:

– Ну, как тебе местечко? А, Кайра?

Птица, с любопытством следившая за переменой настроения своей хозяйки, похлопала крыльями и издала отвратительный крик.

– Знаю! Знаю! Нравится тебе! – Фрида была довольна.

Кайра была птицей умной и рассудительной, и еще она умела говорить, когда было настроение. Но сегодня настроения не было.

«Вот всегда так! – думала Кайра. – Сначала орет и ругается, а потом «местечко» осматривает, восторгается! А наоборот нельзя? Скажи спасибо Медоре! Если бы она не проболталась, не видать бы тебе этого “местечка” как своих ушей!»

– Пойдем, Кайра, посмотрим, что здесь за пещеры. Да и отдохнуть надо с дороги,

устала я, – сказала Фрида.

– Вы только посмотрите! Вот ведь нахалка! – возмущенно прохрипела Кайра. – Устала она! – А я прямо отдохнула, пока тащила тебя и твои тяжеленные сундуки!!!

– Заговорила, – засмеялась Фрида.

Было уже совсем светло, когда маленькая женщина и большая черная птица скрылись в пещере.

Серебряные горы

С рассветом корабли Геры зашли в бухту. Люди смотрели на красивую землю и плакали от счастья. Еще немного, и ноги опять почувствуют земную твердь. Лодки без остановки сновали от кораблей к берегу. Совсем рядом, за высокими деревьями, была большая зеленая поляна. Ее-то и облюбовал Барт для временного лагеря.

Первым делом Гера приказала строить причал.

– Будем жить на кораблях и строить дома, – сказала она Барту, и работа закипела.

Близился полдень. Из леса доносился стук топоров, лучники настреляли дичи, и кухарки уже готовили обед. Королева подошла к Барту.

– Спасибо тебе, Барт! – сказала Гера. – Продолжай следить за всем, а мне надо отлучиться ненадолго. И не вздумай меня останавливать!

– Будьте осторожны, Ваше Величество, – только и сказал Барт.

– Буду, – ответила Гера.

Вернувшись на корабль, Гера достала корону, надела на голову и посмотрелась в зеркало. Увидев свое отражение, Гера удивилась: на нее смотрела взрослая женщина с властным лицом и решительным взглядом. От девичьей нежности не осталось и следа.

– Горе не красит, – горько усмехнулась королева и, накинув капюшон, отправилась к выходу. Вскочив на коня, Гера полетела к водопаду.

Приземлившись на той же самой поляне, прямо на берегу озера, Гера спрыгнула на землю и огляделась: никого! Водопад сверкал и переливался на солнце, и Гера залюбовалась. Она скинула плащ, и корона засияла, как еще одно солнце. Гера легла на траву и закрыла глаза. «Все же странное чувство. Так хорошо и спокойно мне было только дома», – думала она, проводя рукой по мягкой изумрудной траве.

Гай посмотрел на траву, вспомнил, как он вчера объелся, и подумал:

«Ну уж нет! И что за трава такая? Странная трава. Вкусная такая! Ешь и не можешь остановиться! Так и лопнуть недолго! Ни за что не буду!» – твердо решил Гай и высоко поднял голову. Потом еще раз посмотрел на траву и начал есть.

Гера ждала. Легкий ветерок коснулся лица. Гера открыла глаза и поднялась. Совсем рядом, на белом гладком камне сидела большая белая птица. Птица поворачивала голову, внимательно разглядывая Геру, а Гера смотрела на птицу.

– Извольте следовать за мной, – сказала птица. – Время пришло!

Не успела Гера опомниться, птица взлетела и начала кружить над озером, призывно крича, приглашая Геру последовать за ней. Гера от изумления чуть рот не открыла, а Гай замер и перестал жевать. Как во сне Гера накинула плащ, вскочила на коня и крикнула:

– Лети за ней и ничего не бойся!

В ту же минуту Гай взвился в небо и последовал за белой птицей.

Пролетев над озером, птица подлетела к водопаду и юркнула в расщелину между стеной воды и горой. Гай последовал за ней. Расщелина была широкая, и он без труда по ней пролетел. И оказались они в большом темном гроте. Свет короны осветил грот, и Гера, спрыгнув с коня, в замешательстве смотрела по сторонам. Никого.

– И куда же дальше? – громко спросила Гера.

– Дальше…дальше… – гулкое эхо раскатилось по гроту.

– Вперед! – громко ответил веселый женский голос.

– Вперед… вперед… – вторило эхо.

«Голос из сна!» – Гера узнала его.

– Жди меня здесь, – тихо сказала Гера коню. Он в ответ кивнул.

Гера быстро шла и думала: «Куда же приведет меня эта дорога?»

Дорога привела ее к большим каменным воротам с серебряными ручками в виде львов.

Гера взялась за ручку и потянула. Куда там!

«Ее и пятерым не открыть», – только подумала Гера, и дверь со скрежетом сама начала открываться. Дверь открылась, и Гера оказалась у входа в пещеру. И она вошла…

Пещера оказалась огромной, освещенной голубоватым светом. Стены переливались, они были серебряными! Прямо в стене был высечен трон, а на троне сидел огромный человек. Одежда, волосы и длинная борода— все было белое… Он молчал и внимательно смотрел на Геру.

«Великан! Ну и чудеса!» – удивленно думала Гера.

Услышав легкий шорох, она повернулась. Недалеко от нее стояла женщина в белом платье и с белыми, пышными, как облако, кудрями. На ней было множество украшений с жемчугом. Женщина подошла ближе и произнесла с улыбкой:

– Приветствую вас, Ваше Величество! Я Тайла, фея Семи туманов.

Гера во все глаза смотрела на Тайлу, она еще ни разу в жизни не видела фей.

– Так вот ты какая, фея Семи туманов! Женщина с веселым нравом, любящая жемчуг, – Гера разглядывала Тайлу. – Это ведь твой голос звучал в моих снах, и странный туман был твой, и белой птицей тоже была ты.

– Все так, – кивнула Тайла.

– Зачем все это? – спросила Гера. – Зачем я здесь?

– Ты здесь, потому что сбылось предсказание, и настала пора все узнать! – прозвучал голос белого великана.

«А вот и мужской голос из моих снов», – подумала Гера.

– Кто ты? О каком предсказании ты говоришь? – спросила Гера.

Тайла подошла к трону и встала рядом. Великан торжественно сказал:

– Я Хранитель Серебряных гор! Тысячелетия я хранил несметные сокровища и ждал, когда сбудется предсказание. Ждал тебя, Гера Кравская! Именно тебе предначертано сделать эту страну могучей и счастливой!

– Почему мне? Я обычная земная женщина. Что я могу?

– Ты сама еще не знаешь, на что способна! Но то, что ты уже сделала, достойно уважения и вечной славы!

Гера непонимающе смотрела на Хранителя.

– Ты спасла свой народ от гибели, пожертвовав всем, чем только могла! Ты, преодолев трудности, страх и опасности, привела свой народ в Страну Серебряных гор. Ты настоящая королева с сердцем победителя!

– Страна Серебряных гор, – тихо повторила Гера и посмотрела на Хранителя. – Что же я могу сделать для этой страны, если я не смогла спасти свою? – Гера развела руками.

– Тебе это было не под силу, – сказал Хранитель. – Но ты построишь Великий город и возродишь Страну Серебряных гор. Ты станешь Великой королевой! Ты избранная!

– Кем? – удивленно спросила Гера.

– Высшими силами! – ответила Тайла. – Скажи, откуда магический камень в твоей короне?

– Магический? – Гера удивленно подняла брови. – Я нашла его в шкатулке своей матери. Он засиял в моих руках и показался мне необыкновенным. Я попросила ювелира вставить его в корону.

– То-то и оно! Только в твоих руках он и сияет! Это магический камень из Серебряных гор, а ты его хозяйка. На земле только два таких камня, и оба твои.

– Второго у меня нет. – Гера развела руками.

– Он здесь! – сказала Тайла. – Пойдем.

Она подвела Геру к серебряной двери. На ней были высечены слова предсказания. Посередине, в круге, был точно такой же камень, как в короне у Геры.

– Вот и второй, – сказала Тайла. – Такой невзрачный, в жизни бы не подумала, что он магический! Валяйся на земле, мимо пройдешь, не заметишь… – она продолжала болтать. Но Гера не слышала ее, она читала предсказание:

«Приведет свой народ на эту землю

Королева с чистой душой и храбрым сердцем.

И построит она Великий город, и будет

Править достойно и справедливо.

И будут принадлежать ей и роду ее

эти земли, леса и реки, из поколения в поколение.

И как только два сияния сольются в одно,

обретут сокровища Серебряных гор владычицу

свою, Великую королеву.

И будет она хранить тайну Серебряных гор,

а магия Серебряных гор будет оберегать

ее и ее народ во веки веков».

Гера дочитала и удивленно смотрела на Тайлу.

– Много столетий никто не живет на этой земле, – сказала Тайла. – И вот сбылось предсказание: королева с чистой душой и храбрым сердцем привела свой народ.

– Смотри, – Тайла дотронулась до камня, – ничего не происходит. А я не простая смертная женщина. Я фея, Белая колдунья, и много чего могу, но здесь я бессильна. А теперь дотронься ты.

Гера положила руку на камень, и камень ожил. Он светился и переливался всеми красками. Серебряные стены переливалась радужным светом, и это было завораживающее зрелище. Гера высоко подняла голову, и два сияния слились в одно. Щелчок – и дверь открылась.

– Заходи и посмотри, какие сокровища тебе принадлежат, – сказал Хранитель.

Гера вошла в серебряную дверь.

Гера могла поклясться, что такого великолепия никто и никогда не видел. В пещере, освещенной сотней золотых канделябров, все было золотое: потолки, стены. Гера опустила глаза…и пол тоже был золотой. По всему залу стояли огромные чаши с драгоценными камнями, слитки золота лежали прямо на золотом полу. Среди гор драгоценностей Гера увидела золотой трон, такой же, как ей снился.

«Опять сон? – Гера сильно ущипнула себя за ухо. Ухо заныло. – Не сон!»

Гера подошла к трону, села, положив руки на подлокотники. Она смотрела на несметные богатства, и от ослепительного блеска стала кружиться голова. Гера поднялась и поспешила к выходу, думая:

 

«Умом бы не тронуться от таких чудес».

Гера вышла и закрыла за собой дверь. Тайла разочаровано спросила:

– Что так быстро?

– Почему быстро? Я все увидела, даже на троне посидела, – ответила Гера.

– Увидела она! Ты теперь владеешь всей этой красотой и роскошью! Я бы часами могла на все это смотреть, – мечтательно сказала Тайла.

– Ты могла бы, а мне все это ни к чему. Дома надо строить, не жить же людям век на кораблях.

– О Небесный Владыка! Видишь ли? – Тайла подняла вверх руки и закатила глаза. – Я ей о вечном, а она мне о людях! Может быть, о себе пора подумать? Ну, нельзя быть такой бескорыстной! – возмущалась Тайла.

Хранитель тихо смеялся в бороду. Гера подошла к трону.

– Скажи, Хранитель! Что мне со всем этим делать? – спросила Гера.

– Строить Великий город, – ответил Хранитель.

– Не строить же мне город из золота и драгоценных камней? – Гера удивленно подняла брови.

– Зачем же из золота? Богаты горы гранитом, мрамором и солнечным камнем, – улыбнулся Хранитель.

– Глубоко в горах залежи каменные, добыть непросто, – разочарованно сказала Гера.

– Проще, чем думаешь. Будут тебе помощники. Даст тебе Тайла дюжину Горных братьев, сильных и могучих, как вековые дубы. Они добудут тебе любого камня, сколько пожелаешь. Выбери место и начинай строить дворец. Да не скромничай, дворец должен быть великолепным. От твоего дворца и пойдет строительство Великого города! И народ твой тоже должен знать, что непростая это земля и покровительствует ей Белая магия. Но вот о сокровищах Серебряных гор не должен знать никто. Мало найдется тех, у кого душа не дрогнет при виде такого богатства. А тебе оно ой как еще пригодится! За золото и камни драгоценные все можно купить. Тебе ли не знать? – Хранитель внимательно посмотрел на Геру.

– Да уж, – усмехнулась Тайла, – такое богатство многих бы с ума свело, – она тряхнула белыми кудрями.

– Понадобится чего, с Вестницами передашь, все исполним. Да и сама ты дорогу знаешь. В любой день и час здесь тебя всегда ждут. – Тайла говорила почтительно, без иронии. – Добро пожаловать домой, Ваше Величество королева Гера Кравская!

– Что за Вестницы? Уж не те ли две белые птички? – спросила Гера.

– Они и есть, – ответила Тайла. – Они всегда будут поблизости, только позови.

Попрощавшись с Хранителем Серебряных гор и с феей Семи Туманов, королева Гера Кравская отправилась в обратный путь. Она шла быстрым шагом, думала о том, что с ней произошло:

«Ну и чудеса со мной происходят! Избранная! Предсказание! И кто же мог такое предсказать? Вот так живешь и не знаешь, что тебе предначертано. А я все думала, про какую Великую королеву они говорят…кто бы мог подумать?»

Как всегда, вопросов было больше, чем ответов.

«Как там Гай, заждался меня, наверное, голодный», – спохватилась Гера и пошла еще быстрее.

«Голодный» Гай уплетал свою любимую траву из большой корзины.

– Откуда? – удивилась Гера.

Гай кивнул в сторону, Гера повернулась и увидела двух больших черных летучих мышей. Мыши приветственно помахали крыльями… и поклонились.

«Чудеса», – Гера удивленно покачала головой.

Вечерело. Гера Кравская летела, смотрела сверху уж на свою землю и думала, сколько всего ей предстоит сделать.

*****

– Что скажешь, Тайла? – спросил Хранитель Серебряных гор.

– Что тут скажешь! Такого благородства и бескорыстия я еще не встречала! – восхищенно ответила Тайла. – Да, такая никогда не возьмет лишнего и напрасно не растратит. Она будет достойной королевой!

– Она будет Великой королевой! Королева, которая думает о своем народе больше, чем о себе, Великая королева! – сказал Хранитель и поднялся.

Он был раз в пять выше человеческого роста. Тайла задрала голову вверх, вытаращила глаза и сказала удивленно:

– Какой ты все-таки огромный! Уж сколько столетий знаю тебя, а все никак не привыкну.

Хранитель громко рассмеялся, вслед за ним и Тайла захохотала.

– А как ты думаешь, Тайла, в каком месте Гера начнет строить дворец? – спросил Хранитель.

– У Лазурного озера, – не задумываясь ответила Тайла.

– Не то ли, вокруг которого растут диковинные деревья с розовыми цветами? – спросил Хранитель.

– Оно самое. Лучшего места и придумать нельзя, – сказала Тайла.

– Пожалуй, ты права! Вот только согласится ли с твоим мнением Гера? – Хранитель посмотрел на Тайлу.

– Хочешь пари? – Тайла смотрела на Хранителя лукавыми глазами.

– Ну уж нет! – Хранитель замахал руками. – С тобой спорить себе дороже! Я за прошлое пари только рассчитался!

И оба опять захохотали.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru