Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Лариса Галкина
Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Княжество Бухран

Вернувшись в Бухран и едва переступив порог дворца, князь Рамир удалился в свои покои и приказал никого к себе не впускать, кроме Ману. Придворные шептались в каждом углу:

– Что же случилось?

– Почему князь вернулся такой мрачный?

– Где новый корабль?

– А будет ли свадьба?

Ману ходил хмурый, и никто не осмеливался ни о чем его спросить. Не ровен час от княжеского гнева головы лишишься. Придет время, и все станет известно!

Лала несколько раз хотела навестить князя, но охранники ее не пускали. Но она не унималась и приходила опять, в который раз повторяя одно и то же:

– Вы что, балбесы, не знаете, кто я? Я невеста князя! А ну, пустите меня немедленно, иначе пожалеете!

Охранники, скрестив перед Лалой копья, стояли с каменными лицами.

– Вы оглохли, что ли? Если вы меня сейчас не пустите, я скажу князю, и он отрубит вам головы! Вы что, не слышите меня, остолопы? – шипела Лала, но охранники были невозмутимы.

Растратив весь запас красноречия, топнув ногой, она ушла. Охранники переглянулись.

– Дура, – сказал один.

– Дура, – согласился с ним другой.

– Жалко князя!

– Жалко!

– Как думаешь, скоро она опять придет?

– Думаю, скоро.

Через час Лала вернулась. Увидев ее, охранники переглянулись, тяжело вздохнули и скрестили копья.

Прошло несколько дней. Князь Рамир грустил, а дядя Ману думал, как с честью выйти из щекотливого положения. Конечно, князь волен поступать как хочет, но он обручился с Лалой и дал княжеское слово. И теперь, чтобы отказаться от свадьбы, должны быть веские основания. И таким веским основанием должно было стать отсутствие корабля.

«Нет корабля, и свадьбы нет!» – подумал дядюшка, довольно потирая руки.

Ману решил не торопиться с объяснениями и подождать, когда у министра лопнет терпение и он сам придет к нему. А пока хитрый Ману продолжал ходить хмурый, мало с кем разговаривал и изображал вселенскую скорбь.

Министр терялся в догадках.

«Что же все-таки происходит? Князь после возвращения не показывается, Лалу к себе не пускает, корабля нет, и никто ничего не знает! Ману молчит как рыба. Ведь явно же что-то случилось…» Он весь извелся от неизвестности и решил сам пойти к Ману.

Ману доложили о визите министра, и он велел его впустить.

– Приветствую вас, уважаемый господин Ману! Как ваше драгоценное здоровье? – министр склонил голову.

– Хвала Небесному Владыке, со мной все хорошо, – ответил Ману, жестом руки приглашая министра присесть рядом с ним на диван. Усевшись, тот спросил:

– А что происходит со Светлым князем? Он чем-то сильно расстроен или заболел?

– Он очень расстроен, – Ману печально покачал головой, – я расскажу вам…

Министр весь обратился в одно большое ухо, стараясь не пропустить ни единого слова.

– Как вы знаете, господин министр, мы должны были вернуться еще с одним кораблем, – начал свой рассказ Ману.

Министр закивал.

– Так вот, – продолжал Ману. – Когда мы прибыли за кораблем, он оказался не готов. Более того, его даже не начали строить. Они, видите ли, не нашли достойного леса и отложили строительство! – Ману изобразил крайнее возмущение. – Князь был в гневе.

«Нет корабля, нет свадьбы!» – сказал князь.

– Как нет свадьбы? – министр удивленно смотрел на Ману. – Не вы ли мне дали обещание, что Лала станет княгиней?

– Обещание я дал, – кивнул Ману. – Разве князь не обручился с Лалой? Разве не заказал корабль к свадьбе? Так что все шло по плану, – Ману смотрел на министра честными глазами. – Не так ли?

– Все верно, – кивнул министр, чувствуя подвох.

– Но корабля нет, и князь счел это дурным знаком, – тяжело вздохнул Ману. —

«Раз не складывается, как задумано, значит, Небо не хочет этого брака, – сказал мне князь. – Если ослушаемся, будем несчастны всю жизнь. А я не хочу, чтобы прекрасная Лала была несчастна! Я освобождаю ее от данного мне обещания!»

– Если бы вы знали, господин министр, как мне прискорбно рассказывать вам об этом, сердце мое рвется на части…

Министр слушал, верил и не верил. С одной стороны, корабля и правда нет, а с другой… Давно ли князь Рамир стал таким суеверным? Все знали, если он чего-то хотел, ничто не могло его остановить. А вот если не хотел…

«Что-то здесь не так, – министра одолевали сомнения, – может, я Ману мало денег предложил?» – вдруг осенило его.

Но сколько министр ни убеждал Ману, сколько денег ни предлагал, дядюшка был непреклонен – Небо против этого брака! – твердил он.

Министр выбился из сил:

«Может и правда Небо против, если жадный Ману отказывается от таких денег?» —

подумал он и со всем согласился.

Ману поспешил рассказать князю о разговоре с министром.

– Ты молодец, дядюшка! Похоже на правду! – сказал повеселевший Рамир.

Дядюшка же думал:

«Я тебя втянул в эту скверную историю, я же должен тебя из нее вызволить».

– Осталось сказать Лале, – Рамир подмигнул дяде Ману.

Вечером Лале сообщили, что князь желает ее видеть. Лала, словно горная коза, поскакала в покои князя. Она остановилась у дверей, посмотрела на охранников испепеляющим взглядом и, погрозив пальцем, прошипела:

– Вам конец!

Когда дверь за Лалой закрылась, один охранник сказал:

– Жалко князя.

– Жалко, – согласился другой.

С печальным лицом встретил князь Лалу и стал рассказывать душераздирающую историю, придуманную дядюшкой Ману. Лала слушала и верила. Когда князь сказал «дурной знак» и «не судьба быть вместе», Лала начала плакать. Рамир гладил ее по голове, успокаивал и говорил, что найдет она еще свое счастье, а сам потихоньку подталкивал ее к дверям.

Проводив Лалу, Рамир опустился на подушки и глубоко вздохнул. На душе стало легче.

Лала долго жаловалась отцу-министру, повторяя, что «само небо сказало, что оно против их брака».

Министр смотрел на дочь и думал:

«А князь-то вовремя одумался! Ну, какая из тебя княгиня? «Небо сказало!» Дура и есть дура. Пожалуй, выдам я тебя замуж за сына военачальника, он тоже со странностями. Вот парочка-то будет! Не знаешь, кто дурней!»

Но дочь есть дочь, и он очень любил ее. Министр обнял Лалу, погладил по голове и сказал:

– Не расстраивайся, моя красавица. Мы найдем тебе жениха еще лучше.

– Лучше князя? – Лала удивилась.

– Намного! – утвердительно кивнул отец. – А завтра я куплю тебе самую красивую ткань на новый наряд.

– Ты самый лучший, – Лала поцеловала отца и, напевая, побежала за сладостями.

«Завтра же пойду к военачальнику, нечего тянуть…может, все и к лучшему»… – думал министр, засыпая на мягком бархатном диване.

Князь Рамир был свободен от данного Лале слова и немного повеселел. Пора было возвращаться к привычной жизни.

В один из вечеров Рамир лежал на груде подушек и пил ароматный чай из маленькой золотой чашки. Играли музыканты. Красивые танцовщицы звенели своими многочисленными браслетами. Тела их в полупрозрачных нарядах извивались, глаза горели… Но князь смотрел мимо танцовщиц и не слышал музыки. В мыслях была только Гера…

Утром, на совете принимая важное решение, он думал:

«А как бы поступила она?»

После обеда он охотился в своих угодьях и подстрелил косулю.

«Может быть, ты сегодня тоже охотилась? Кто стал твоей добычей, Гера?

Я стал твоей добычей! Это твоя стрела рвет мое сердце!» – кровожадная лапа крепко сжимала сердце и запускала в него железные когти.

Князь поднялся и вышел из зала. Он отправился к Ману.

– Все, дядюшка! Не могу больше! Видеть не хочу никого, – с тоской сказал Рамир.

– Так уж и никого? – дядюшка прищурился.

Рамир посмотрел на дядю и сказал:

– Хоть бы одним глазом взглянуть на нее.

– Зачем одним, можно и двумя. И увидеть можно, и поговорить.

Рамир посмотрел на дядю непонимающе.

– Скажи, дорогой племянник, что тебе мешает отправиться на остров Кравт с визитом вежливости?

– Ничего не мешает, – Рамир начал понимать, куда клонит дядя.

– Ну, в таком случае на корабль – и вперед! – весело сказал дядя.

– Как я сам не догадался! – Рамир чуть не прыгал от радости.

– Любовь делает людей чуть-чуть глупее, – усмехнувшись, сказал дядя, но Рамир пропустил его слова мимо ушей.

– Только есть один важный момент, к которому ты должен быть готов, – уже серьезно сказал дядя Ману. Рамир внимательно слушал.

– Ты ничего не знаешь о жизни королевы. Что она сейчас свободна, ты знаешь. Но это ничего не значит. Может быть, она влюблена или обручена и скоро выходит замуж? В отличие от тебя, по-настоящему. Готов ли ты будешь пережить новое потрясение, если твоя любовь останется без ответа? – Ману знал, о чем говорит.

– Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть, – сказал Рамир. – Если я ей не нужен, я хотя бы буду знать об этом и перестану мечтать. А пока есть надежда…Ты поедешь со мной? – спросил он дядю Ману.

– А то как же! Неужели упущу такой шанс! Вдруг сердце королевы свободно, а чем я не жених? – Ману развел в стороны руки, закатил глаза и прошелся походкой гордого павлина. Рамир посмотрел на дядю и захохотал.

Рамиру не спалось, он думал о Гере. Дядюшке тоже не спалось, и он думал о Рамире:

«Надо же, как одна короткая случайная встреча изменила Рамира. Совсем другим стал. Ведет себя мудро, говорит уважительно. И не потому, что я ему помогаю, я ведь и раньше ему помогал. Уже второй месяц пошел, а он не только не забыл Геру, а думает о ней день и ночь. Королева, бесспорно, женщина умная и много чего умеет, и уж от поклонников, наверно, отбоя нет. Вот только нужен ли ей Рамир? Такую женщину красотой не возьмешь. Откажет ему, и разлетится его бедное сердце на куски, как мое когда-то. А может, и не откажет. Может быть, встреча была не случайной? Пока есть надежда…»

Сборы были недолгие, и через два дня корабль князя направился к берегам острова Кравт. Капитан Сандер был человеком опытным и умелым.

 

– Недели через три будем на месте, Ваша Светлость.

И опять князь Рамир и дядя Ману стояли на палубе плечом к плечу.

– Про подарок не забыл? – хитро спросил дядюшка.

– Не забыл, – ответил Рамир.

Каменный остров

Как и обещал капитан, через три недели корабль Рамира подошел к берегам острова Кравт. Но что это был за остров? Куда ни глянь, только серые острые камни.

– Скажи, Сандер, ты уверен, что это Кравт? – спросил Рамир.

– Да, Ваша Светлость! Это точно он, Небом клянусь! – уверенно ответил капитан.

Корабль медленно плыл вдоль острова, но ничего, кроме серых камней, не было. Рамир смотрел по сторонам и не видел ни деревьев, ни домов, ни людей. Только совсем далеко виднелось какое-то высокое полуразрушенное строение. Это было то, что осталось от дворца Геры. Казалось, что остров необитаем. В пугающей тишине было слышно только, как волны океана лениво накатываются на камни и так же лениво уходят обратно.

– Дядя, здесь не может жить Гера, – Рамир был в растерянности.

– Судя по всему, здесь вообще никто не может жить, – дядя тревожно озирался по сторонам.

– Гера обманула меня? – Рамир нахмурил брови.

– Нет, – ответил дядюшка, – тут что-то другое…

Рамир, ни слова не говоря, вскочил на своего крылатого Раджа, взлетел в небо и направился к острову.

– Будь осторожен! – крикнул дядя Ману и приказал спускать лодку на воду.

С дюжиной охранников дядя Ману тоже направился к острову. Сойдя на берег, Ману приказал внимательно осмотреть окрестности. Сам он залез на самый высокий камень и смотрел во все стороны, не выпуская из вида Рамира.

– Странные камни. Видел я каменный остров, так там камни были круглые да гладкие. А здесь? Будто скалы крушили и осколками землю засыпали.

Охранники бродили по камням, спотыкались и ругались.

То, что увидел сверху Рамир, заставило его сердце вздрогнуть. Среди серых каменных глыб виднелись остатки домов, раздавленные, словно тисками. Ни клочка земли, ни дерева. Высокие полуразрушенные башни были когда-то дворцовыми.

– Да что же здесь произошло? – Рамир спустился на то, что было когда-то дворцовой площадью.

Среди камней он увидел сломанную мебель, одежду, битую посуду и много чего еще, что бросают люди, когда им грозит опасность. Осторожно переступая с глыбы на глыбу, он добрался до огромных, наполовину заваленных камнями ворот.

Тяжелые дубовые ворота были когда-то украшены изысканной ковкой, и на самом верху было высечено «Королевство Кравт».

– Это то, что осталось от ее дворца, – Рамир побледнел. Когти с удовольствием впились в сердце.

– Гера! – в отчаянии крикнул Рамир.

Звенящая, страшная тишина была ему ответом. Рамир вскочил на коня и полетел к берегу.

Тем временем охранники вернулись и доложили Ману, что не увидели на острове ни одной живой души.

Вернулся Рамир и дрожащими губами рассказывал, что увидел:

– Все разрушено! Весь город погребен под камнями! Дома все под камнями! Может быть, и люди, и Гера?

– Нет, – дядюшка покачал головой, – люди не погибли. Иначе над островом кружили бы сотни стервятников и все было бы усыпано человеческими костями. Людей увела королева Гера. Вот зачем ей срочно нужен был корабль! Чтобы уйти с проклятого острова! Мы тоже уходим! – Ману первый шагнул в лодку.

– Где же ее теперь искать? – Рамир смотрел на дядю.

– Не знаю. Но если Гера жива, мы найдем ее, – дядюшка Ману так уверенно сказал, что Рамир поверил ему.

Всю дорогу домой Рамир не находил себе места.

– Скажи, дядя, что же произошло на острове?

– Обещаю тебе, мы обязательно все узнаем.

– Как узнаем? Откуда?

– Видишь ли, дорогой мой, есть такие люди, которые знают и умеют больше, чем другие…

– Колдуны?

– Можно и так сказать…

– Ты знаешь колдунов? – от удивления глаза Рамира стали круглые, как у совы.

– Приходилось с парочкой встречаться, – в голосе Ману послышалась горечь.

Ману не сомневался, что остров превратили в груду камней при помощи черного колдовства и выжили королеву и ее народ. В том, что королева жива, Ману тоже не сомневался. Королеву так просто не возьмешь, она сумеет за себя постоять. Но Рамиру он решил пока ничего не говорить. Ему и так тяжело, и Ману очень его жалел.

«Бедный мальчик! – думал Ману. – Сколько неприятностей сразу навалилось на его голову, и это после стольких лет беспечной жизни! А с другой стороны, жизнь показывает ему и другую, малоприятную сторону. Иначе он никогда бы не начал ценить то, что действительно надо ценить!»

В круговороте последних событий Ману не заметил, что и сам изменился. Теперь ему хотелось жить не только ради мести. Еще недавно он думал, что не нужен Рамиру, и уже почти смирился с этим. И вот теперь все изменилось. Рамир нуждался в его помощи, и Ману был готов на все, лишь бы его мальчик был счастлив.

Новая земля

Под присмотром Греты королеве все же пришлось поесть. Грета была довольна и, скрывая улыбку, строгим голосом сказала:

– А теперь, Ваше Величество, извольте отправляться в свои покои и как следует выспаться.

И здесь королева перечить не стала, сил не было совсем. А с Гретой спорить…только время терять.

Несмотря на страшную усталость, королева долго не могла уснуть. Но когда она наконец уснула, ей приснился странный сон.

В пустом незнакомом зале Гера стояла возле королевского трона. Трон был из золота и сиял, как солнце. Кто-то разговаривал, и голоса гулким эхом отражались от сводчатого высокого потолка.

Гера огляделась – никого.

– Так вот она какая, Гера Кравская! Не красавица, но посмотри, какое благородное лицо, сколько в ней достоинства! Сразу видно, настоящая королева! – сказал женский голос.

– Не очень-то любезно обсуждать меня при мне, – вслух возмутилась Гера.

Голоса продолжали говорить, будто ее – Геры – здесь не было.

– Сильная женщина, – сказал мужской голос.

– Сильная? Да она даже не догадывается, какой силой будет обладать! – сказал женский голос.

– Скоро ли ждать? – спросил мужской голос.

– Как только минует Седьмой туман, если только не побоится. Хотя после случившегося чего уж ей бояться, – с усмешкой сказал женский голос.

– Эй, кто здесь? – громко крикнула Гера.

Гера крутила головой, пытаясь увидеть говоривших, но никого не было. Потом вдруг сверху полетели сверкающие хрустальные капли, закружились вокруг Геры, зазвенели. И так легко и хорошо ей стало, что она сама, смеясь, закружилась в странном танце.

Проснувшись утром, королева крикнула Грету.

– Доброе утро, Ваше Величество! Наконец-то хоть выспались как следует! Даже я не припомню, когда такое было, чтобы вы – и до обеда проспали! – сказала весело Грета.

– Как до обеда? Разве не утро? – Гера смотрела удивленно.

– Полдень уже, – Грета улыбалась.

– А чего это ты такая веселая? – спросила Гера с подозрением.

– С вечера сети поставили, а утром такой богатый улов оказался! На несколько дней всем хватит! Вот уж расщедрился морской царь! Рыбки послал отборной!

Королева вышла на палубу, щурясь от яркого солнца. Люди занимались своими повседневными делами: мыли, чистили, готовили еду, штопали одежду.

Дочка кузнеца, хорошенькая и озорная девица лет двадцати, стирала в бочке отцовскую рубаху.

– А что, Маха! И в море жить можно! – весело сказал ей сын булочника Никола.

– А то! Везде люди живут! – смеялась Маха в ответ.

– Тогда чего ждать? Замуж за меня пойдешь? – он подмигнул и игриво толкнул Маху.

– Нет! – Маха захохотала. – За тебя не пойду, уж больно ты толстый! – она опять захохотала и тут же была облита холодной водой.

– Ах, ты так! – злая и мокрая Маха погналась за Николой, ругаясь и охаживая его мокрой рубахой. Он визжал как поросенок, а люди смеялись до слез. Гера тоже смеялась. Глядя на людей, она поражалась их мужеству и жизнелюбию. Тогда и у нее появлялась надежда, и на сердце становилось легче.

На рассвете королеву разбудил тревожный голос капитана:

– Туман! Смотрите, какой туман!

«Он что, тумана никогда не видел?» – спросонья подумала королева.

Но когда вышла на палубу, была удивлена не меньше. Она тоже никогда не видела такого тумана. Как будто миллионы тончайших нитей перепутались между собой. Казалось, что его можно взять в руки. Гера дотронулась до тумана рукой: он был плотный, как вата. Она сжала пальцы, туман заскрипел.

«Вот так туман, рукой можно потрогать!» – изумилась Гера.

Туман окутывал корабли, словно одеялом.

– Ваше Величество, нельзя плыть в такой туман! Что там впереди, вдруг скалы или еще что похуже? – сказал капитан.

– Что может быть похуже? – задумалась Гера.

– Вдруг ловушка какая! Надо подождать, пусть туман хоть немного рассеется, – настаивал капитан.

Королева согласилась. Время шло, туман не рассеивался, а напротив, становился плотнее. Пальцы королевы сжимали его уже с трудом, тут-то Гера и вспомнила слова из своего чудесного сна:

«как только минует Седьмой туман, если только не побоится»,

«Ловушка не за туманом, ловушка сам туман! И если я побоюсь, тогда мы все погибнем!» – осенила королеву страшная догадка.

– Вперед! – властно приказала королева и сама встала к штурвалу.

Двум другим кораблям был передан сигнал идти вперед во что бы то ни стало. Корабли медленно, со странным скрежетом продвигались вглубь тумана. Казалось, что время остановилось, и непонятно было, день или ночь. А туман все не заканчивался.

Вдруг нос главного корабля вынырнул из тумана на яркое солнце. Гера повернулась назад и увидела, что корабль вышел из тумана. Она бегом бежала на корму. Два других корабля шли друг за другом, а тумана как не бывало.

– Ваше Величество! Посмотрите на воду! – крикнул капитан. – Она стала другого цвета! Это уже не океан!

Вода вместо голубой со свинцовым отливом вдруг стала зеленой, как изумруд. Тут же на глазах стала синеть, а став синей, светлела, и вот уже она голубая, а потом опять зеленая…

– Какая красота! Как будто морская радуга! – восхитилась Гера.

Попутный ветер подгонял корабли вперед. Прошло пять дней, и ранним утром на горизонте показалась земля. На следующее утро королева посмотрела вперед, и сердце радостно застучало. Земля была совсем рядом! И какая земля! Зеленые леса, горы снежными вершинами подпирают небо, и не видно ей ни конца ни края!

Еще через день корабли медленно подошли к песчаному берегу. Радость сменила тревога. Королева смотрела на новую землю и думала, что же здесь ее ждет.

«А вдруг опять народ воинствующий или король какой-нибудь безумный? Ладно, гадать нечего. В конце концов, чему быть, того не миновать», – подумала Гера, и тревога отступила. Она приказала спускать лодки на воду и привести Гая.

Стоя на берегу в окружении воинов, Гера разговаривала с Бартом:

– Странное чувство, Барт. Место незнакомое, но будто ничего не угрожает, спокойно как-то.

– То и странно, – сказал Барт. – Настораживает меня такая тишина. Надо осмотреть окрестности. А вы, Ваше Величество, ни в коем случае не сходите с коня. Летайте и смотрите сверху, но на землю не опускайтесь, мало ли что, – поклонился Барт и скрылся с отрядом в лесу.

Гера, вскочив верхом на коня, крикнула:

– Вперед, Гай! Пока они оглядывают окрестности, мы с тобой сверху все увидим!

Гера всегда считала, что остров Кравт был очень красив. Но то, что она видела сейчас, не шло с ним в никакое сравнение. Она пролетала над землей и не могла поверить, что это не сон. Совсем рядом от места, где стояли корабли, была чудесная бухта. Тихая и уютная, она была окружена небольшими горами, поросшими соснами, с пологим песчаным берегом и удивительной изумрудного цвета водой. Густые зеленые леса, поля и луга, долина, залитая солнечным светом, словно золотом, широкая река голубой лентой тянется, петляет, и нет ей конца и края. А горы! Огромные и величественные! И водопад! Водопад переливался в лучах солнечного света. И будто не вода, а расплавленное серебро падало с огромной высоты непрерывным потоком прямо в озеро у подножия гор. И от миллиона брызг горы казались тоже серебряными!

«Страна Серебряных гор», – с восторгом думала Гера и летела к водопаду.

Забыв про осторожность, они приземлился прямо на берегу озера. Гера села на мягкую траву и завороженно смотрела на водопад.

– Я даже представить не могла, что есть такая удивительная земля, но почему здесь никто не живет? – сказала Гера.

Пролетая над землей, она не увидела ни дома, ни хижины.

– И людей тоже нет. А может быть, здесь живут не люди? А кто-то другой? И выскочит сейчас этот другой из леса и сожрет меня и тебя, – Гера посмотрела на Гая.

 

Гай, поедая сочную траву, был несказанно счастлив, и горе тому, кто посмеет прервать его трапезу.

– Нет. Сейчас ты сам кого хочешь съешь, – Гера улыбнулась, легла на траву, закинув руки за голову, и закрыла глаза.

«Давно мне не было так хорошо и спокойно», – думала она, засыпая.

Сквозь чуткий сон послышался странный шепот:

– Это она! Она здесь!

Гера открыла глаза, резко поднялась и огляделась.

«Опять приснилось, что кто-то говорит», – не успела подумать Гера, как снова услышала:

– Это она! Это она!!

– Гай! Ты слышишь, кто-то говорит? – Гера посмотрела на коня.

Гай перестал жевать, вытянул вперед морду и навострил уши. Поводив глазами туда-сюда, он помотал головой и продолжил жевать.

– Конечно, жуешь, только хруст стоит! Разве тут что услышишь! – рассмеялась Гера.

И тут за спиной она услышала смех, как звон колокольчика. Гера повернулась. Совсем рядом росло небольшое деревце с белыми цветами. На самой верхушке сидели две белые птички и черными блестящими глазками смотрели на Геру.

– Это вы разговариваете? – спросила Гера.

Птички переглянулись, взмахнули крыльями и улетели. Гера посмотрела им вслед и с досадой сказала:

– Улетели, плутовки. А ведь это они говорили. Больше некому.

Потом, спохватившись, осторожно покосилась на все еще жующего коня.

«Хорошо, что он меня не слышит, а то бы подумал, что я сошла с ума».

– Ну что, Гай! Нам пора! – громко сказала Гера.

Гай, тяжело поднявшись в небо, медленно полетел.

– Давай быстрее, дружок, а то нас, наверное, уже потеряли! – крикнула Гера.

Гай сделал над собой неимоверное усилие, летел как ветер и думал:

«Ну, зачем я так наелся?»

Гера была права.

Барт долгое время, не видя королеву в небе, и, вернувшись, не увидев ее на берегу, очень заволновался. Начинало темнеть, и Барт уже был готов отправиться на поиски королевы, но, подняв голову, увидел ее летящей к берегу.

Барт, как обычно, начал возмущаться:

– Ваше Величество! Ну, нельзя же так беспечно вести себя в незнакомом месте! Кто знает, что за земля?

– Хорошая земля. Я чувствую. – ответила королева.

– Земля-то, может, и хорошая, но, сколько мы ни искали, что-то не видели ни людей, ни домов! Может быть, вы сверху чего разглядели? – спросил Барт.

– Нет. Я тоже ничего не увидела, – ответила королева, а про себя подумала:

«Ничего, кроме говорящих птиц…»

– Вот то-то и оно! – продолжал Барт. – Как на такой земле никто не живет? Почему?

– Нас ждали, – посмотрев Барту в глаза, серьезно сказала королева. Уверенность в том, что она оказалась здесь не случайно, что эта земля ждала ее, крепла с каждой минутой. Стоя у озера, она совсем перестала бояться. И опять всплыли слова из странного сна:

«После случившегося чего уж ей бояться!»

Она прошла Седьмой туман и этим выполнила какое-то известное только тем двоим условие. Было ясно, что ее здесь ждали. Но кто и зачем? Наступит время, и все тайное станет явным.

– Мы остаемся! – властным голосом сказала Гера. – Сейчас возвращаемся на корабль. Совсем недалеко я видела тихую бухту. Завтра утром мы заведем в нее корабли и начнем перевозить людей на землю.

– Ваше Величество! – сказал Барт. – Может быть, не стоит торопиться? Страна огромная, а мы увидели только малую часть. Может быть, подождать еще, осмотреться? Осторожность не помешает.

– Мы остаемся! – твердо сказала королева, и Барт понял, что королева приняла окончательное решение.

Что в этой огромной стране есть свои тайны, Гера не сомневалась. Но сейчас она видела только прекрасную, солнечную сторону удивительной земли, и надежда на спасение стала уже не мечтой.

«А что нет людей, оно и к лучшему, – подумала Гера, – никто не прогонит».

Королева вернулась на корабль. Все люди собрались на палубе и, затаив дыхание, ждали, что она скажет. На других кораблях было то же самое. Сотни глаз устремились на королеву.

«Как когда-то на дворцовой площади», – подумала Гера.

К королеве подошел главный советник, уважаемый и мудрый вельможа. С поклоном он сказал тихо:

– Ваше Величество. Вам необходимо надеть корону.

– Не сейчас, – также тихо ответила королева.

Советник поклонился еще раз и отошел в сторону. Гера высоко подняла голову. Решительная и мужественная, она и без короны была настоящей королевой.

– Мы остаемся! – громко крикнула королева, в третий раз произнеся эти слова. В туже секунду кто-то невидимый шепнул ей прямо на ухо:

– Давно ждем.

Радостные крики разорвали вечернюю тишину:

– Да здравствует королева!

– Слава королеве Гере!

– Мы верили! Мы верили!

– Она спасла нас!

– Да здравствует королева!

Услышав новость, люди, не помня себя от радости, начали обниматься и подкидывать в воздух, все, что попадалось под руку. Долго еще люди славили королеву и поздравляли друг друга. Многие не смогли уснуть, так и просидели до утра, в мечтах и разговорах о новой жизни на новой земле.

Под утро Гере снился сон: будто она опять в том же зале, но уже не стоит у золотого, солнечного трона, а сидит на нем.

– Ну что, королева Гера, удобно ли на троне? Золото не ослепляет? – спросил женский голос весело.

Гера огляделась и опять никого не увидела.

– Удобно! – смело ответила Гера. – А золото или нет, мне все равно.

– Тебе только бы насмешничать, – с досадой сказал мужской голос.

– Такой уж у меня веселый нрав, – ответил женский голос.

«Голоса те же!» – подумала Гера.

– Кто вы? И зачем я здесь? – спросила Гера.

– Скоро узнаешь! А сейчас слушай и запоминай! Завтра в полдень придешь на берег озера, что у водопада. Ты знаешь, где это. Там тебя встретят.

– Кто встретит? – спросила Гера.

– Тот, кто давно ждет, – ответил женский голос.

– Зачем ждет? – снова спросила Гера.

– Вот завтра все и узнаешь! Да корону не забудь! Великой королеве без короны нельзя, – нравоучительно сказал женский голос.

Только Гера хотела спросить, что за великая королева и зачем ей ее корона… и проснулась.

Уже рассвело. Впереди был день, полный забот и тайн.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru