Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Лариса Галкина
Страна Серебряных гор. История про большую любовь и вселенское зло

Каждая история, будь она интересная или не очень, имеет свое начало и конец. Ее или помнят всю жизнь и пересказывают из поколения в поколение, или сразу забывают.

Моя история начиналась так.

В те далекие времена, когда вся земля была опутана магией и колдовством, словно паутиной, произошли эти удивительные и страшные события.

Развелось на земле разной нечисти всех мастей. И какой только не было: от болотных кикимор и ведьм лесных до могущественных магов и колдунов. Кикиморы да ведьмы мелкие селились на топких болотах и в чащах непроходимых. Колдуют, змей да лягушек жрут да пакости мелкие творят. То корзину с грибами заколдуют: придет домой грибник, глядь, а в корзине одни мухоморы. То человека в лесу заблудят так, что он до ночи дорогу домой найти не может, страха натерпится. А если кикиморы в болото утянут, то уж никогда не отпустят.

Черти лесные были особо вредными созданиями. Маленькие, злобные, они считали себя самыми главными в лесу. Даже лесные жители старались лишний раз с ними не встречаться. А чертям скучно, тошно. Визг поднимут, и давай леших задирать да за космы дергать. Лешие гоняются за ними, а шустрые черти по деревьям скачут да шишками кидаются. Изловчится, подпрыгнет леший, схватит черта за длинный хвост да дернет что есть силы. А черт цапнет острыми зубами лешего за нос, тот орать начнет, а черта уж и след простыл.

Другое дело – черные маги и колдуны. Колдовством своим страшным могли превратить землю в камень, воду в песок, а людей – в кого угодно. Заставляли себе служить и ветры северные, и ураганы черные. Ненавидя людей и своих же собратьев-колдунов, искали уединение. Возводили замки в горах, пустынях и на безлюдных далеких островах. И каждый из них преследовал лишь одну цель: быть самым могущественным и жить вечно.

Особое место занимали белые колдуны, волшебницы и феи. Они селились ближе к людям и среди людей старались защитить и помочь.

Черные и Белые противостояли друг другу в вечной борьбе за власть. Одни желали уничтожить все доброе и погрузить землю во мрак, а людей – в страх и ненависть. Другие же стремились помочь всем и каждому и создать для людей рай на земле. А люди хотели просто жить и быть счастливыми.

И кто знает, до чего могла довести вражда Белых и Черных, если бы за ними зорко не следило Равновесие.

Равновесие

Высоко в небе, окруженный белоснежными облаками, парил хрустальный замок. Никто не смел приближаться к нему без особого на то разрешения. В замке этом царило Равновесие – высшая сила, которой подчинялись и боялись как огня все колдуны и ведьмы. И Белые, и Черные трепетали только от воспоминания о нем, потому как власть и могущество его были безграничны.

Хрустальный замок был такой огромный, что казалось, нет ему ни конца, ни края. Посреди хрустального зала на серебряном троне восседало Равновесие. Одежда с широкими рукавами, свисающими до самого пола, была наполовину белая, наполовину черная. Белые, как снег, волосы струились по спине, серебряный венец украшал голову. Лицо было бледное, тонкие губы плотно сжаты, а черные глаза смотрели решительно и беспощадно. Рука с длинными пальцами, украшенная множеством колец диковинной формы, крепко сжимала серебряный посох. Рядом с троном, на хрустальном столе стояли весы. Одна чаша была черная, другая белая. Весы всегда должны были показывать равновесие. Это значило, что на земле порядок. Если же черная или белая чаша весов начинала опускаться, это было предупреждением, что кто-то из сильных колдунов нарушил границы дозволенного. И Равновесие, призвав свою верную помощницу сферу Вальмону, начинало расследование.

Хрустальная сфера Вальмона с закрытыми глазами медленно плыла по воздуху из глубины зала к трону. Перед троном она останавливалась и замирала. Как только Равновесие касалось ее серебряным посохом, сфера открывала глаза и готова была рассказать и показать, что происходит на земле. Как ни могущественно было Равновесие, помешать колдовству оно не могло, а вот наказать могло, как ему было угодно: на долгое время запретить колдовать, заточить в собственном замке на долгие годы или погрузить в сон на столетие, все было в его власти! Но это было не самое страшное. А самое страшное было вот что.

За приговоренным оправлялись слуги Равновесия, воины Тьмы и Света на черном, как ночь, смерче. Черный смерч воронкой спускался на землю и находил виновного. Подхватывал, бешено кружил в последнем смертельном танце и уносил во вселенную. И никто никогда больше его не видел…

Зная о суровых наказаниях и что можно поплатиться за свои деяния даже жизнью, ведьмы и колдуны продолжали свои черные дела, надеясь наудачу. Пытаясь обмануть Равновесие, они ловко заметали следы, скрывались под разными обличьями или сваливали свою вину на кого-то другого. Но рано или поздно Равновесие все равно находило их и наказывало. Если все же колдуну удавалось избежать наказания, то он становился в два раза сильнее и жизнь его, и без того длинная, становилась еще длиннее. И не было на свете Черного колдуна, который не мечтал бы уничтожить Равновесие.

С Белыми, напротив, хлопот почти не было. Но случалось, что за безмерную любовь к людям тоже можно было поплатиться жизнью.

Фиона

На берегу Синего моря, в стране Лигирии жили добрые и трудолюбивые люди. Они растили хлеб, ловили рыбу, строили дома, и времени на развлечения у них было очень мало. И случилось так, что поселилась в тех местах добрая волшебница Фиона. Недалеко от столицы, на берегу озера построила она себе особнячок. Красивый, резной, словно кружевной. Вокруг особнячка деревьев диковинных насажала да цветов. В озеро белых лебедей запустила. Одним словом, красота.

Да и сама она была хороша собой: кудри рыжие, щеки румяные, на носу конопушки веселые. Платье всеми цветами радуги переливается, а на голове венок из маков и фиалок. Сидит она на резном крылечке на труды свои любуется. Полюбовалась день, другой да заскучала. Веселья хочется, праздника. Отправилась Фиона в столицу. Весь народ работает от зари до зари. С кем веселиться? Долго думала Фиона и придумала. Дождалась она ночи и отправилась в город.

Рано утром, когда народ спешил по своим делам, вдруг отовсюду стали раздаваться изумленные возгласы. Рыбаки, придя на берег, увидели, что лодки полны рыбы. Пекари – что хлеб напечен и калачи, и булки. Сапожник увидел, что обувь, которую принесли чинить, как новая. И так было повсюду. У хозяек обед сам собой варится, у швей одежда сама шьется. Вот так чудеса! А Фиона тут как тут. Качели-карусели на главной площади поставила. Музыканты играют, клумбы с цветами благоухают. Конфеты да пряники на лотках разложены – ешь не хочу и денег не плачу.

Доложили королю о чудесах, что в столице происходят. Разгневался король. Отправился он со своей свитой узнать, кто в его королевстве осмелился хозяйничать. Выгнать вон смутьянку! Ишь что удумала! Народ от работы глупостями отвлекать. Хитрая Фиона не дала ему и слова сказать, лисой закрутилась.

– Ах, Ваше Величество. Я Фиона, добрая волшебница. Страна-то какая красивая, а люди какие хорошие! Да все в делах и заботах. Вот и решила помочь, чтобы время на отдых и веселье было, – сладким голосом щебетала Фиона. – А сама в глаза королю смотрит, колдует и говорит, говорит.

…Голова короля как в тумане, мысли путаются:

«Зачем я здесь? Что хотел сделать? А, вспомнил! Я пришел, чтобы поблагодарить Фиону».

Околдованный король посмотрел на Фиону и сказал:

– Благодарю тебя за помощь, прекрасная Фиона! И правда, что за беда, если народ отдохнет и повеселится сегодня? – пожал плечами король, и свита согласно закивала. Король громко объявил свое решение народу и, довольный, удалился во дворец.

Прошел день, другой, третий, работа сама собой делалась. А к безделью долго ли привыкать? Вот тут и началось в Лигирии настоящее веселье. Рыбаки и дровосеки вино хмельное пьют, пекари да плотники в карты играют. А хозяйки в гости друг к другу ходят, чай пьют, нарядами хвастаются. На площади народу полным-полно. На каруселях катаются, танцуют, сладкие пряники жуют. Не простые пряники, заколдованные. Чем больше едят, тем беззаботнее становятся. Так и прошел в празднике целый год, никто и не заметил. А Фиона от счастья и веселья сама себя не помнит. Зато вспомнило ее Равновесие.

Как-то раз, войдя утром в зал, Равновесие увидело, что белая чаша весов опустилась. Удивилось Равновесие. Коснувшись серебряным посохом сферы, Равновесие увидело страну Лигирию и веселящуюся Фиону.

– Ах, Фиона! Знало я, что глупость твоя и нрав веселый не доведут до добра! Ишь что удумала, бездельница! А люди-то тоже хороши! Работать перестали, совсем обленились и в вечном празднике живут!

– Люди не виноваты, – лениво сказала Вальмона, – это Фиона их заколдовала, и короля тоже.

– Как заколдовала? – с любопытством спросило Равновесие.

– Каждый день угощает людей пряничками своими, они и не ведают, что творят…и ведь до какой степени страх потеряла, колдует открыто, – Вальмона слегка возмущалась.

Нахмурив брови, Равновесие ударило посохом об пол, и тут же перед ним появились воины в серебряных доспехах, с серебряными щитами и копьями. Это были воины Тьмы и Света. На одном был черный плащ, на другом – белый.

– Отправляйтесь в Лигирию к волшебнице Фионе. Пока не поздно, пусть прекратит колдовство и свое безудержное веселье. Иначе не сносить ей головы, – Равновесие

все же решило дать ей последний шанс. Воины поклонились и тотчас исчезли.

Ранним утром Фиона в прекрасном расположении духа и в новом пышном, как роза, платье собиралась колдовать. Она уже спускалась по ступенькам, ведущим в сад, как вдруг стало темно. Подняв голову, Фиона увидела черную тучу, зависшую прямо над кружевным особнячком.

«Странная туча, откуда она взялась?» – только и успела подумать Фиона, и в следующий миг открыла рот от изумления. Перед ней стояли воины в серебряных доспехах. Подняв руку, Белый воин начал свою речь:

 

– Волшебница Фиона. Равновесие очень недовольно тобой. Ты нарушила уклад жизни целой страны.

Черный воин продолжил:

– Ты слишком увлеклась помощью людям. Перестань колдовать и освободи людей от своих чар, пока еще не поздно. Иначе ты будешь наказана, и кто знает, каким будет твое наказание…

С этими словами воины отступили на шаг и растворились в воздухе. Через мгновение исчезла и туча. Фиона стояла с открытым ртом, обомлев от страха. Немного придя в себя, она уселась прямо на крыльцо и стала рассуждать вслух:

– И что я сделала не так? Бороться со злом и помогать людям – не это ли предназначение Белых волшебников? Ну, поколдовала немного для их же блага, зато они веселы и счастливы. Нет! Тут явно какая-то ошибка! За что меня наказывать? За добрые дела?

Фиона слышала, что Равновесие нещадно карает Черных колдунов. Ну, их-то было за что – за злодейства страшные.

– Не может того быть, чтобы за добро наказывали! Равновесие что-то напутало…

Так успокоив себя, глупая Фиона чуть ли не бегом припустилась в столицу. Она жутко опаздывала.

На следующее утро белая чаша весов упала вниз. Равновесие было в бешенстве:

– Ах вот ты как? – в одно мгновение участь Фионы была решена.

Веселье на городской площади было в самом разгаре, когда черный смерч со страшным воем спустился с голубого неба. Люди в ужасе бросились в разные стороны. Смерч длинным хвостом подхватил визжащую от ужаса Фиону. Покружив над площадью, смерч затянул ее в смертельную воронку и навсегда унес во вселенную. Так и не стало Фионы.

Пряники закончились, а с ними и колдовство. Когда же пелена веселья упала с глаз, увидели жители Лигирии страшную картину: лодки, брошенные на берегу, рассохлись на палящем солнце, сети гнилые да рваные, поля не паханы, хлеб не сеян и все хозяйство в упадок пришло. Голодный год выдался в стране. Люди трудились от зари до зари и еле сводили концы с концами. Долго еще они помнили свою глупость и беспечность. Сами виноваты! Король издал указ: под страхом самого сурового наказания никогда не вспоминать Фиону.

*****

Равновесие, наделенное властью над колдунами, карало или миловало, сохраняя порядок в мире колдовства. До людей Равновесию дела не было.

Что люди? Рождаются, живут, умирают. Так было и будет всегда. Но когда шла речь о гибели целого народа, это было недопустимо. Неровен час, как само Равновесие к ответу призовут и накажут. Была во вселенной такая сила, перед которой само могущественное Равновесие трепетало, как лист на ветру. Так что было кому и за людей заступиться! Никогда люди не видели своего заступника, но знали, что миром правит Небесный Владыка.

И люди поклонялись и чтили его. В каждой стране, будь она большая или маленькая, в его честь строили дворец Небесного Владыки, святилище, в котором день и ночь горел священный огонь. Так люди показывали, что дворец всегда ждет своего хозяина. Каждый день люди приходили в святилище со своими радостями и печалями. Они благодарили Небесного Владыку, приносили дары и просили:

– Не оставь, Владыка Небесный, милостью своей…

За их веру и любовь Небесный Владыка каждый день являл солнце, которое согревало своими лучами землю и давало жизнь. На смену солнцу выходила крутобокая луна со своей звездной свитой и оберегала спящую землю, теплые дожди поливали поля и наполняли реки.

Гера Кравская

Три больших корабля бороздили океан в поисках пристанища. Измотанные и уставшие люди держались из последних сил, но присутствия духа не теряли. С ними была их королева, а значит, и надежда на спасение.

На палубе главного корабля с суровым лицом и крепко сжатыми губами стояла женщина и вглядывалась вдаль:

«Пятый месяц между небом и океаном, и не видно конца скитаниям. Должна, должна же где-то быть земля, которая примет мой народ!» – думала королева. От отчаяния и бессилия хотелось упасть лицом в подушку и выть.

«Нельзя! Я должна быть спокойной и уверенной, никто не должен видеть хоть малейшую слабость. Люди верят мне и надеются, что я приведу их к новой жизни. Иначе какая же я королева? Королева без королевства», – женщина горько усмехнулась по себя.

То была королева Гера Кравская. Страшным сном казалось все происходящее. Еще вчера она была правительницей процветающей страны, а сегодня бездомная скиталица. Ком стоял в горле, и вот-вот готовы брызнуть слезы. Гера закрыла глаза и подняла повыше голову. Слезы отступили, а воспоминания в который раз вернулись…

*****

Гера была правительницей острова Кравт. Это был большой, зеленый и очень красивый остров. Испокон веков принадлежал он династии Кравтов. Королева Гера была двенадцатой наследницей. Так случилось, что еще ребенком она осталась без родителей.

Король и королева Кравские отправились в путешествие. Океан лениво перекатывал волны, свежий ветер наполнял паруса, и корабль уверенно шел вперед. К вечеру ветер усилился, волны становились все больше, небо затягивало черными тучами. Гром сотрясал небо, пошел проливной дождь, и разразилась страшная буря. Корабль кидало из стороны в сторону, как ореховую скорлупу. С разодранными в клочья парусами, сломанными мачтами он трещал и сопротивлялся, но был бессилен против разбушевавшейся стихии. Огромная волна накрыла, перевернула, и разбитый корабль вместе с людьми пошел ко дну.

Несколько дней бушующий океан, как ненасытный зверь, затягивал на дно торговые корабли и рыбацкие лодки. Это лютовал морской царь Камус. В ярости он и не заметил, что погубил столько безвинных людей. Ни земные люди, ни морские жители не могли понять, что довело царя до такого бешенства. Только морская ведьма Труда знала истинную причину царского гнева, но остановить его не могла. Морской царь никого не боялся и никому не подчинялся.

Долго горевали жители острова, оплакивая своих правителей, и жалели бедную принцессу. Но годы шли, принцесса росла, и боль утраты постепенно утихла. Со светлой печалью вспоминала Гера родителей и подолгу смотрела на их портреты.

Когда принцессе исполнилось восемнадцать лет, пришло время взойти на престол. Был назначен день коронации, и страна готовилась к празднику. Для принцессы было сшито ее первое великолепное королевское платье, а вот короны, которая должна была передаваться по наследству, не было. Она, как и королева, навсегда исчезла в водах океана. Королевский ювелир торжественно представил Гере эскиз ее новой короны. Но Гера сочла, что корона чересчур шикарная, и попросила поскромнее. Ювелир предлагал принцессе множество вариантов – с рубинами и алмазами, с сапфирами и изумрудами, – но Гера только качала, головой, все отвергая. Ювелир был уже на грани отчаяния, когда однажды зашла сияющая Гера и протянула ему маленькую коробочку.

Разглядывая содержимое шкатулок матери, среди изысканных дорогих украшений увидела она серый невзрачный камень.

– Интересно, что он здесь делает? – вслух сказала Гера и взяла его в руку. Оказавшись в руке Геры, камень как будто ожил. Он блеснул голубой искрой и начал переливаться голубым цветом. Голубой сменил синий, за ним фиолетовый, потом розовый, изумрудный…

– Какое чудо! – в восторге прошептала Гера. – Положив камень в коробочку, она поспешила к ювелиру. Ювелир взял коробочку, открыл, достал камень, повертел его в руках и удивленно посмотрел на принцессу:

– Ваше Высочество, что это?

– Это камень, который украсит мою корону, – неуверенно ответила принцесса. Она удивилась не меньше, что камень в руках ювелира не заблестел.

«Не приснилось же мне?» – подумала принцесса. – Она взяла камень из рук ювелира, и камень опять засветился и заиграл всеми цветами.

Теперь уже ювелир открыл рот от восторга:

– Сколько живу, никогда не видел ничего подобного! Вы позволите? – он протянул руку. Но как только камень оказался в руках ювелира, он потух.

Они снова и снова передавали камень друг другу, но светился он только в руках у принцессы. Ювелиру ничего не оставалось, как согласиться и, обсудив все тонкости, принцесса собралась уходить. У дверей она повернулась и еще раз предупредила:

– Корона должна быть простая и скромная.

«Куда уж скромней», – уныло подумал ювелир, глядя на серый камень.

– Позвольте хоть бриллиантов добавить, чуть-чуть, самых маленьких… – попросил он жалобно.

Принцесса посмотрела на несчастного ювелира и, махнув рукой, милостиво согласилась. «Корону принцессе покажу прямо перед коронацией», – подумал ювелир, хитро улыбаясь, и принялся за работу. Всю ночь ювелир выбирал самые крупные и чистые бриллианты.

Сказано— сделано. Ювелир представил корону только накануне коронации. На красной бархатной подушке, корону, покрытую легким покрывалом, торжественно внесли в покои принцессы. Принцесса сдернула покрывало и удивленно подняла брови. В середине золотой резной короны – серый невзрачный камень, окруженный россыпью сверкающих крупных бриллиантов.

– Это, по-вашему, немного мелких бриллиантов? – спросила Гера.

– Небом клянусь, это самые маленькие из тех, что были, – не моргнув глазом соврал ювелир.

– Что толку сейчас выяснять, – сказала Гера, надела корону и посмотрела на себя в зеркало. Камень блеснул, словно приветствуя Геру, засиял и, переливаясь, отражался в каждой грани бриллиантов. Вот почему ювелир и выбирал самые крупные камни. Это было не просто красиво, это было волшебно. Ювелир открыв рот смотрел на принцессу.

– Благодарю, – сказала Гера, – хоть вы и ослушались меня, вы создали шедевр. У вас золотые руки, господин ювелир.

Ювелир поклонился и крепко сжал губы, еле сдерживаясь, чтобы не завизжать от распираемой его гордости и восторга.

В день коронации народ приветствовал Геру радостными криками. Принцесса Гера в платье из голубого шелка с длинным шлейфом медленно шла к трону. Поднявшись по ступеням, она повернулась и опустилась на трон. Началась церемония коронации…

Старейший из министров закончил свою торжественную речь и возложил корону на голову Геры.

– Да здравствует Ее Величество Королева Гера Кравская! – Гера поднялась, корона переливалась, и восторженные жители видели в этом добрый знак. И не ошиблись. Несмотря на молодость, королева Гера начала свое правление справедливо, мудро, и народ ее любил.

Не сказать, что страна была очень богата, но жили все в достатке. Земля была плодородная, а люди работящие. Да и сама королева жила довольно скромно. Наряды дорогие да вычурные не жаловала, балов и приемов светских не любила. А вот для людей праздники устраивала с удовольствием, и сама же с ними веселилась. Было у Геры два корабля. Один ее, королевский, а другой торговый. А как же на острове без кораблей? Торговый корабль на Восток ходил. Свой товар продавали, а оттуда всякий другой товар везли. Королева тоже не раз отправлялась в путешествие и всегда возвращалась веселая, с какой-нибудь диковинкой.

Пошел шестой год правления Геры. Люди жили счастливой размеренной жизнью, и казалось, что так будет всегда.

Никто и представить не мог, какие страшные события ждут жителей острова совсем скоро.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru